Главная Архивные документы
Исследования
КСЭ Лирика
Вернуться
Титул
СОДЕРЖАНИЕ
К нашим читателям
Международная конференция "90 лет Тунгусской проблемы"
Н.В.ВАСИЛЬЕВ, К 90-ЛЕТИЮ ТУНГУССКОГО МЕТЕОРИТА
Г.Ф.ПЛЕХАНОВ, ИТОГИ ИССЛЕДОВАНИЯ И ПАРАДОКСЫ ТУНГУССКОЙ КАТАСТРОФЫ 1908 г.
Д.В.ДЕМИН, В.К.ЖУРАВЛЕВ, ТРИ ЭТАПА ИССЛЕДОВАНИЯ ТУНГУССКОГО МЕТЕОРИТА
В.А.ВОРОБЬЕВ, ТУНГУССКАЯ КАТАСТРОФА - НАЧАЛО КОНЦА?
Б.Ф.БИДЮКОВ, ТУНГУССКАЯ ПРОБЛЕМА: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
А.Е.ЗЛОБИН (Москва), ЗАБЛУЖДАЮТСЯ НЕ ПЕРВОПРОХОДЦЫ ТУНГУССКОЙ ПРОБЛЕМЫ, ...
Г.Ф.Плеханов, Л.Г.Плеханова, Земная траектория движения ТКТ
Б.Н.Голубов, Н.П.Фадеева, М.Н.Щербакова, Е. В. Покровская, Камень Джона: геология и петрография
Ю.Л.Кандыба, Основные даты жизни и деятельности Л. А. Кулика
Статья о Л. А. Кулике в "Сибирской советской энциклопедии" (1931г.)
Списки экспедиций (1964 -1965гг.)
Тематическая программа -1961 г.
Алена Бояркина, Моя бесконечная песня
НАШИ АВТОРЫ
Каталог
Н.В.ВАСИЛЬЕВ (Томск), К 90-ЛЕТИЮ ТУНГУССКОГО МЕТЕОРИТА
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Исследования » Тунгусский Вестник » Тунгусский Вестник КСЭ №8 » Н.В.ВАСИЛЬЕВ, К 90-ЛЕТИЮ ТУНГУССКОГО МЕТЕОРИТА

К 90 -летию ТУНГУССКОЙ ПРОБЛЕМЫ:
Поле зрения

30 июня 1998 г. исполняется 90 лет со дня падения знаменитого Тунгусского метеорита - одного из наиболее удивительных природных событий нашего века. О Тунгусском метеорите написано много книг, сотни научных статей, очерков и рассказов, о нем сняты фильмы - документальные и художественные, его любят поминать писатели и журналисты. В нашей стране вряд ли найдется взрослый чело­век, который хотя бы раз в своей жизни не слышал об этом событии. И в тоже время во всем мире нет никого, кто мог бы уверенно, обоснованно и ответственно сказать: я знаю, что это было.

Иногда говорят, что для объяснения природы Тунгусского метеорита выдвинуты десятки гипотез (один из знатоков проблемы поднял эти цифры до 120). Вряд ли, однако, это верно: далеко не всякая, пусть даже остроумная, выдумка либо версия имеет право называться гипотезой, ибо для этого она должна, как минимум, соответствовать фактам. Поэтому, прежде чем говорить о природе этого явления, необходимо хотя бы в контуре осветить поле фактического материала, к нему относящегося.

Явление, именуемое Тунгусским метеоритом, произошло 30 июня 1908 года в Центральной Сиби­ри, охватив значительную часть ее территории. Сценарий его выглядел следующим образом.

Примерно в 7 часов утра в ясном, безоблачном июньском небе где-то на уровне солнца, находившегося в это время почти строго на востоке, появился ярко светящийся объект, по форме напоминавший цилиндр или бревно, яркость которого была сопоставима с яркостью солнца. Оставляя за собой радужный след, производя оглушительные громовые звуки, объект пересек небосвод и исчез за горизонтом. В избах дрожали окна, качались подвешенные предметы, воду по Ангаре гнало волной. В том месте, где объект исчез за линией горизонта, небо, но свидетельству очевидцев, распахнулось, и появилось облако дыма. После этого снова раздались неимоверной силы громовые удары, и на большом удалении от места происшествия, например в селах на Ангаре, тряслась земля. Грохот от "метеорита" был такой, что на Транссибирской магистрали вблизи Канска был остановлен поезд, машинист которого, услышав хром, решил, что в его составе произошел взрыв. Пролет метеорита вызвал панику среди русского населения сел, расположенных на Нижней Тунгуске и на Ангаре. Одни, только что побывавшие на полях сражений в Манчжурии (напомним, что со времени Русско-Японской войны минуло всего 3 года), решили, что на Ангару пожаловали японцы, другие - ожидали пришествия Антихриста, большинство же жителей было просто сильно напугано.

Еще больший переполох вызвал метеорит в населенных эвенками таежных районах междуречья Подкаменной и Нижней Тунгусок, По счастью, непосредственно в районе падения в момент события людей не было - ближайшее эвенкийское стойбище находилось не менее, чем в 20 км, - но и на таком расстоянии взрывная волна поднимала в воздух чумы, расшвыривала собак, "кончала" оленей и кидала на землю людей.

Как выяснилось позднее, взрыв Тунгусского метеорита произошел на высоте около 7 км в точке земной поверхности, расположенной приблизительно в 70 км к северо-западу от фактории Аннавар (ныне пос. Ванавара, центр Тунгусско-Чунского района Эвенкийского автономного округа). Взрывная волна частично либо полностью уничтожила лесной массив на площади в 2150 кв. км, световая вспышка взрыва обожгла лес на площади не менее 200 кв. км и вызвала огромный лесной пожар, завершивший опустошение тайги.

Воздушные волны Тунгусского метеорита обошли весь земной шар и были зарегистрированы многими обсерваториями мира, а вызванное им землетрясение было отмечено не только в Иркутске, Ташкенте и Тифлисе, но и в районе Берлина. Кроме того, примерно через 5 минут после взрыва началась магнитная буря, зарегистрированная в Иркутске. Продолжалась она более 4 часов и очень напоминала по своим параметрам возмущения магнитного поля Земли, наблюдаемые после высотных ядерных взрывов.

Эхо Тунгусской катастрофы прозвучало по всему земному шару. На огромном пространстве, ограниченном с востока Енисеем, с юга - линией Ташкент-Ставрополь-Севастополь-север Италии-Бордо, с запада - западным побережьем Атлантического океана, исчезла ночь. На протяжение трех суток с 30 июня по 2 июля 1908 г. здесь стояли светлые ночи, напоминающие "белые ночи" в северных районах Ев ропы. Ночь напролет можно было читать газетный текст, считывать показания часов или компаса, при этом основное освещение исходило от чрезвычайно ярких облаков, находившихся на высоте около 80 км. Громадное поле этих облаков зависло над просторами Западной Сибири и Европы, кроме того на этой территории наблюдались и другие аномальные оптические явления - яркие "пестрые" зори, гало и венцы вокруг солнца, а. местами-понижение прозрачности атмоферы, достигшее в августе месяце Калифорнии и объясняющееся, по-видимому, запылением атмосферы продуктами Тунгусского взрыва. Есть основания думать, что падение Тунгусского метеорита затронуло даже Южное полушарие: во всяком случае, именно в этот день в Антарктиде наблюдалось необычное по форме и мощности полярное сияние, описанное участниками английской антарктической экспедиции Шеклтона.

О Тунгусском метеорите в те дни много писали сибирские газеты, "светлые ночи" всполошили не только популярную прессу России и европейских стран, но и научный мир. О полете и взрыве Тунгусско­го метеорита сообщили, как выяснилось, и полицейские власти с Ангары. К сожалению, однако, все это не привело к немедленной реакции со стороны ведущих научных учреждений России, в том числе Россий­ской академии наук, и дело о сибирском болиде довольно быстро было сдано в архив.

Следующая глава истории Тунгусского метеорита началась лишь 20 лет спустя и связана с именем основателя метеоритики в СССР Леонида Алексеевича Кулика, которому удалось в конце 20-х годов в результате нескольких героических экспедиций не только подтвердить достоверность события 1908 года, но и установить место взрыва Тунгусского метеорита.

О проходивших в чрезвычайно трудной обстановке, насыщенных драматизмом и романтикой экспедициях Л. А. Кулика написано много - и они заслуживают этого, как заслуживает восхищения и личность их организатора, человека большого таланта, неиссякаемой энергии и огромной силы воли, Л, А. Кулик не только установил место падения Тунгусского метеорита, но и начал систематическое изуче­ние этого района. К сожалению, уровень науки о метеоритах - метеоритики в то время не позволял охва­тить произошедшее событие во всей полноте его сложности. Как само собою разумеющееся предполага­лось, что пролег космического тела закончился падением на Землю крупных его обломков и образовани­ем метеоритных кратеров - как это произошло, например, в США в штате Аризона, где тысячи лет назад небольшой железный астероид врезался в поверхность Земли, образовав метеоритный кратер в 1,5 км диаметром и сотни метров глубиной. Именно на выявление таких образований, их раскопки и поиск осколков метеорита и были направлены основные усилия Л, А. Кулика и возглавляемых им экспедиций. Тогда и в голову никому не приходило, что взрыв в действительности произошел в воздухе, на высоте 7 км, что выпадения крупных обломков тела, т .е. падения метеорита в прямом смысле слова, не произо­шло, и что все это космическое явление имело весьма сложный и до настоящего времени еще не вполне понятный характер. Как бы то ни было, но героические попытки Л. А. Кулика найти метеорит успехом не увенчались. Предпринятые им раскопки и бурение местных болот дали отрицательный результат, вследствие чего дальнейшее финансирование экспедиций было прекращено. Между тем, именно получен­ный ими отрицательный результат был, по-видимому, намного важнее и интереснее предполагаемого положительного, потому что он заключал в себе элемент неожиданности, указывающий на необычность природы Тунгусского метеорита. Л. А. Кулик, вероятно, ощущал это, сосредоточив с 1938 г. свои усилия на изучении района катастрофы в ЦЕЛОМ, значительно расширив фронт работ и планируя их продол­жение в 1941-42 гг. Но судьбе было угодно распорядиться по-иному: началась Великая Отечественная война, Л. А. Кулик ушел добровольцем на фронт и погиб зимой 1941-42 гг. во время обороны Москвы. Полевые работы в районе падения Тунгусского метеорита были прекращены, а падение на Дальнем Во­стоке в конце 40-х годов Сихотэ-Алиньского метеорита отвлекло внимание ученых от событий все более уходившего в историю 1908 г. Преемник Л. А. Кулика ученый Е. Л. Кринов подвел итоги этого этапа работ в вышедшей в 1949 г. книге "Тунгусский метеорит", после чего об этой катастрофе официальная наука стала забывать.

Однако в 1946 г. история этой проблемы сделала очередной крутой поворот. К этому времени уже стали известны факты, связанные не только с атомной бомбардировкой Хиросимы и Нагасаки, но и с первыми ядерными испытаниями на полигонах. Сравнив эти данные с обстоятельствами Тунгусской ка­тастрофы, известный писатель-фантаст (и, добавим, талантливый инженер) А. П. Казанцев высказал на страницах популярной печати идею о том, что взрыв Тунгусского метеорита произошел не на поверх­ности Земли, а в атмосфере, т. е. в воздухе, и имел ядерную природу, сам же Тунгусский метеорит пред­ставлял собою вовсе не метеорит, а космический корабль - посланник инопланетной цивилизации. Вы­ступление А. П. Казанцева имело огромный резонанс - особенно у научной молодежи, вызвав, с другой стороны, резко негативную реакцию ведущих представителей советской астрономической науки. Страс­ти пылали несколько лет, и временами споры переходили всякие границы принятых в науке норм. Сейчас, полвека спустя, стало очевидно, что выступление А. П. Казанцева содержало, как минимум, два положи­тельных момента: оно не позволило забыть о Тунгусском метеорите, во-первых, а во-вторых, в нем со­держалась совершенно здравая идея о том, что взрыв Тунгусского метеорита произошел не на земле, а в воздухе, что лишний раз подчеркивало необычный характер явления.

То утихая, то разгораясь, полемика длилась почти 12 лет, и в немалой степени благодаря ей в район Тунгусского падения была послана новая экспедиция АН СССР, руководимая К. П. Флоренским, основная цель которой состояла в поисках мелкораздробленного вещества Тунгусского метеорита. При этом предполагалось учесть накопленный к тому времени опыт изучения места падения Сихотэ-Алиньского метеорита.

Проработав летом 1958 года на месте катастрофы, экспедиция, руководимая известным советским геохимиком, учеником академика Вернадского, К. П. Флоренским, во второй раз привезла в Москву судьбоносный отрицательный результат: вещество Тунгусского метеорита и на этот раз обнаружено не было. Были получены, однако, другие, принципиально важные данные: взрыв на самом деле произошел в воздухе (оказывается, в полемике с учеными правда может быть и на стороне фантастов), и в районе катастрофы отсутствуют какие-либо признаки метеоритных кратеров.

Установление в 1958 г. подлинной природы взрыва Тунгусского метеорита означало наступление нового этапа в развитии событий. Проблема оказалась интригующе загадочной, и к ее разгадке подключилась научная молодежь, независимо сосредоточившаяся вокруг Томского университета (руководитель Г. Ф. Плеханов), и коллектива, руководимого уральским геофизиком А. В. Золотовым, Обе эти группы поставили во главу угла научную проверку гипотезы А. П. Казанцева о ядерной природе Тунгусского метеорита и об искусственном, техногенном его происхождении (А. В. Золотов отстаивал эту позицию на протяжении всех последующих лет, вплоть до своей нелепой и трагической гибели в 1995 г. от руки уличного бандита).

Вследствие этого, начиная с 1959 г. и до настоящего времени экспедиционные работы по изучению Тунгусского метеорита не прерывались уже ни на один год, сочетаясь с масштабными исследованиями с использованием современных аналитических и математических методов. Интерес общественности к этим работам на протяжение всех последующих 40 лет был огромен. В числе известных научных и общественных деятелей, имевших отношение к послевоенному этапу развития проблемы, следует назвать академиков Фесенкова, Арцимовича, Тамма, Леонтовича, Королева, Келдыша, Трофимука, Соболева, Торопцева, космонавтов Гагарина и Гречко, генерал-полковника Берегового и многих, многих других, внимание и поддержка которых позволили проделать громадную работу по расшифровке этого замечательного природного явления.

Законно возникает, однако, вопрос: чем же это явление столь замечательно, почему о нем так много говорят и пишут, отчего по своей популярности оно едва ли не заслуживает внесения в книгу рекордов Гиннеса и почему оно оказывается в опасном соседстве с такими специфическими проблемами, как НЛО, "снежный человек" и поиски Атлантиды (что не всегда идет на пользу дела)?

Не будем торопиться с выводами и попытаемся ответить на эти вопросы по порядку.

Замечательно это явление, прежде всего, масштабом. На памяти человеческой цивилизации это безусловно самый крупный эпизод столкновения Земли с космическим объектом (не будем сейчас говорить, с каким именно). Достаточно сказать, что энергия Тунгусского взрыва превосходила энергию атомного взрыва в Хиросиме не менее, чем в тысячу раз. При этом ученые установили, что если бы это событие произошло на 4 часа позднее, космический удар пришелся бы по Петербургу, и в этом случае Российская академия наук вряд ли смогла бы закрыть эту проблему, не приступая к ее изучению. Вне всякого сомнения, счет человеческим жертвам пошел бы на десятки и сотни тысяч, и человечество познакомилось бы с перспективами, ожидающими его в случае ядерной войны, намного раньше, чем это произошло в действительности.

Однако этого еще мало. В геологической истории нашей планеты бывали эпизоды куда более грандиозные, чем Тунгусский метеорит. Известно, например, что вымирание динозавров и многих других видов животных и растений, населявших когда-то Землю, было вызвано именно столкновением Земли с астероидом, вызвавшем глобальную экологическую катастрофу. Тем не менее, объекты, подобные Тунгусскому метеориту, пожалуй, не менее опасны, чем эти космические монстры: если столкновения с крупными астероидами происходят раз в несколько десятков миллионов лет, то "бомбардировка" Земли кометами либо астероидами, сходными по параметрам с Тунгусским, - явления куда как более частые, происходящие, по некоторым оценкам, примерно один раз в триста лет (конечно, при условии, если Тунгусский метеорит был действительно астероидом либо кометой). В настоящее время известны тысячи малых тел Солнечной системы, орбиты которых пересекаются с орбитой Земли и в силу этого потенциально опасных. Следовательно, Тунгусская проблема - это не просто изучение интересного события в истории Зем­ли, но в то же время и оценка прогноза вероятности таких событий на будущее, их масштабов, а также ближайших и отдаленных последствий. Проблема Тунгусского метеорита имеет, таким образом, не только теоретическое, но и практическое значение, ибо проект создания "Космического щита", осуществление которого позволило бы заранее выявлять опасные космические объекты и предотвращать столкновение с ними, уже поставлен в повестку дня и обсуждался ведущими специалистами ракетно-ядерных технологий России и США на двух международных конференциях, состоявшихся в последние годы под Екатеринбургом.

Второй принципиально важной особенностью Тунгусского феномена является его комплексность, если можно так выразиться, сложность и многоэтапность сценария этого события. Мультимегатонный взрыв на Тунгуске был наиболее ярким, но далеко не единственным звеном в цепи аномальных планетарных явлений, которыми было насыщено лето 1908 г. С другой стороны, падение Тунгусского метеорита выявило целый шлейф сложных экологических и геофизических последствий, прослеживаемых до на­стоящего времени. Речь идет, следовательно, не об одиночном эпизоде, а о растянутом во времени многосерийном сюжете, и следует считать большим достижением, что сегодня, имея в руках огромный фактический материал, собранный несколькими поколениями исследователей, мы можем достоверно и подробно обрисовать предлагаемую вниманию читателя канву событий, начавшихся в июне 1908 г. и в известном смысле не завершившихся до сих пор.

Кратко этот сериал может быть изложен следующим образом. В последних числах июня 1908 года лявпшеся, в частности, в форме ярких зорь и появления ночных светящихся облаков. В ночь с 29 на 30 июня, чуть позднее полуночи (по Гринвичу) в Сибири, как уже говорилось выше, прогремел исполинской мощности взрыв космического объекта, вторгшегося в атмосферу Земли, проделавшего в ней путь, измеряемый сотнями километров, двигавшегося в общем направлении с юго-востока на северо-запад и вызвавшего исключительно мощные звуковые, световые и сейсмические эффекты. Траектория полета объекта была достаточно сложной: судя по ряду данных, он перешел со сравнительно пологой (10-15°) первоначальной траектории на весьма крутую (40° ), совершив при этом, по-видимому, "заворот" в направлении против часовой стрелки как минимум на 15°. В точке земной поверхности, расположенной в 70 км к северо-западу от пос. Ванавара на Подкаменной Тунгуске, объект взорвался, в результате чего был разрушен крупный (2150 кв. км) лесной массив.

Основному взрыву, произошедшему на высоте 5-7 км, сопутствовал, вероятно, один или несколько меньших по мощности низковысотных взрывов. Есть основания считать, что какая-то часть, какой-то фрагмент объекта, после этой, весьма жесткой, процедуры уцелел и продолжал после взрыва свой 1туть на северо-запад, оставив на земной поверхности след в структуре лесоповала, образованного воздушной волной Тунгусского метеорита. Далее, взрыв объекта породил магнитную бурю, начавшуюся через несколько минут и продолжавшуюся свыше 4 часов, отмеченную в Иркутске и удивительно похожую на аналогичные явления при надземных испытаниях термоядерных бомб.

Природа и механизм этого явления, как, впрочем, и всего феномена Тунгусского метеорита, в целом остаются пока невыясненными. Интересно, что примерно в это же время в далекой Антарктиде, в районе вулкана Эребус, англо-австралийская экспедиция, которой руководил известный полярный иссле­дователь Шеклтон, отметила необычное по ряду параметров полярное сияние.

Следующая после Тунгусского падения ночь (с 30 июня на 1 июля 1908 г.) была отмечена исключительно мощной иллюминацией ночного неба, охватившей гигантское пространство, ограниченное, как уже говорилось, с востока Енисеем, с юга - линией Ташкент-Ставрополь-Севастополь-Бордо, а на западе - побережьем Атлантики, иллюминацией, о которой мы уже упоминали выше. Спадая в интенсивности, явления эти резко ослабели в течение последующих 3 дней, однако следы их отмечались в разных точках Европы вплоть до конца августа. В начале июля в Париже, а в августе - в США, в Калифорнии, наблюдалось помутнение атмосферы, которое многие ученые объясняли переносом воздушными массами облака распыленного вещества Тунгусского метеорита. С этим связано, по-видимому, наблюдавшееся в это время в Северном полушарии резкое усиление, по сравнению с другими годами, выпадения осадков, напоминающее так называемый эффект Боуэна - провоцирующее дожди влияние метеорных потоков, связанное с проникновением в атмосферу метеорной пыли и образованием в результате этого дополнительного количества ядер конденсации.

Хотя прямые наблюдения за озоновым слоем Земли в рассматриваемый период времени не производились, ряд косвенных обстоятельств позволяет ученым высказать предположение о том, что пролет и падение Тунгусского метеорита вызвали его нарушения, которые прослеживались, возможно, на протяжение нескольких лет.

Таким образом, у Тунгусского взрыва имело место "эхо", отзвуки которого прослеживались на протяжение ближайших дней, недель, месяцев и лет. Но и это, оказывается, не все.

Сейчас уже можно считать установленным, что некоторые процессы, вызванные Тунгусским метеоритом, прослеживаются на протяжение уже не лет, а целого ряда десятилетий. Речь идет об экологических последствиях Тунгусского взрыва, которые проявились, прежде всего, в генетических нарушениях у организмов, живущих на территории Тунгусской катастрофы. Оговоримся сразу, во избежание недоразумений: речь идет не о грубых "больших" мутациях, т. е. уродствах. Речь идет о менее заметном, но для живой природы более важном явлении - об ускорении так называемого микромутационного процесса, т. е. увеличения генетического разнообразия местных популяций растений (в отношении животных этот вопрос не изучался), что чрезвычайно важно для последующей их эволюции, основанной на естественном отборе. Эффект этот сильно выражен - в отдельных точках района скорость процесса превышает контрольные значения в 12 раз - и, что особенно интересно, не совпадает с зонами действия ни ударной волны, ни лесного пожара 1908 г. Иными словами, это эффект самостоятельный, вызванный каким-то особым фактором Тунгусского взрыва, и в связи с этим представляет особый интерес то обстоятельство, что максимум его наблюдается в эпицентре катастрофы, а сам он явно тяготеет к зоне проекции траектории, образуя здесь своего рода "генетический коридор".

Другим важным экологическим следствием Тунгусского метеорита является ускоренное восстановление леса. Обычные для этих мест леса 3 и 4-й сортности (бонитета) в ряде точек района сменяются ныне лесами 2-й сортности, причем и в этом случае рассматриваемый эффект тяготеет к траектории и к эпицентру взрыва, а границы его не совпадают ни с областью лесного пожара, ни с границами вывала леса.

Имеются и другие, недостаточно изученные, но, по-видимому, связанные с событием 1908 г., биологические процессы, кроме того, не исключается, что Тунгусский метеорит оказал влияние и на некоторые генетические процессы у местного аборигенного населения.

Следовательно, феномен Тунгусского метеорита весьма сложен, и тот, кто пытается его объяснить, обязан интерпретировать не только пролет, не только взрыв самого тела, но и сложный комплекс сопутствовавших ему, либо порожденных им эффектов, имеющих различный временной масштаб.

Третья особенность Тунгусского метеорита - это отсутствие в районе катастрофы видимых следов вещества космического тела. Напомним, что энергия Тунгусского метеорита (тротиловый эквивалент) оценивается в 10-40 мегатонн, причем не менее 10% ее ушло в световую вспышку. Подобная энергетика взрыва могла быть обеспечена разрушением двигавшегося с космической скоростью астероида или коме­ты лишь в случае, если их масса составляла как минимум 100 тыс. тонн. Сто тысяч ( а по некоторым оцен­кам - несколько сотен тысяч) тонн распыленного космического материала - это не иголка, которая могла исчезнуть бесследно. В районе, например, Сихотэ-Алиньского метеоритного дождя вся местность усеяна кратерами и воронками, образовавшимися в результате падения его осколков, а в болотах и почвах района содержится огромное количество микроскопических застывших капель расплавленного метеоритного вещества.

В случае Тунгуски ничего подобного не наблюдается. Настойчиво проводившиеся со времен Кулика поиски как крупных частей метеорита, так и метеорной пыли, несмотря на все упорство исследователей (поисковыми работами была охвачена площадь свыше 10 тысяч кв. км) и высокую точность применяемых методов неизменно давало один и тот же результат: в почвах и торфах района обнаруживалось небольшое количество метеорной пыли, которое может быть найдено в любой точке земной поверхности, потому что сгорание метеоров в атмосфере Земли происходит повсеместно и постоянно, но не было обнаружено какой-то существенной добавки космического материала, связанного с Тунгусским метеоритом. Этот парадокс может быть объяснен двояко: или в районе катастрофы вообще никаких материальных остатков взорвавшегося тела не выпадало, что противоречит здравому смыслу, или этот материал отличается по своему составу от "обычных" метеоритов и метеоров. Второе объяснение более вероятно, потому что работами последних лет, проводившихся в составе тунгусских экспедиций итальянскими учеными во главе с профессором Лонго (Италия, Болонский университет), установлено, что в районе катастрофы примерно в 1908 г. выпали особого состава атмосферные аэрозоли, законсервированные затем в смоле деревьев, переживших катастрофу. Состав этих частиц, однако, весьма своеобразен - он характеризуется высоким содержанием, например, меди, цинка, золота и других малохарактерных для космического материала элементов - и требует дополнительной дифференцировки от аэрозолей земного происхождения. Напомним, что, к несчастью для исследователей, эпоха Тунгусского взрыва близка по времени с некоторыми крупными извержениями вулканов в Северном полушарии - Ксудача в 1907 и Катмая в 1912г. Состав же обнаруженных на Тунгуске частиц во многом сходен с элементарным составом вулканической пыли.

Помимо этого, в торфах катастрофы, в слоях, соответствующих 1908 г., найдены отклонения в изотопном составе углерода и водорода, в сочетании с повышенным содержанием иридия. Иридий - маркер (опознавательный признак) выпадения космического вещества, и это обстоятельство позволяет надеяться , что мы на самом деле выходим в данном случае на следы космического материала 1908 г. Однако характер этих находок не позволяет пока уверенно отнести предполагаемое вещество ни к одному виду известного космического материала - можно лишь высказать предположение о том, что оно близко по своим характеристикам к веществу так называемых углистых хондритов - метеоритов, характеризующихся большой рыхлостью, низкой прочностью и высоким содержанием углерода. Предполагают, что они близки по своим характеристикам к ядрам комет. Данное направление работ является чрезвычайно перспективным, однако полной уверенности в том, что в указанном случае речь идет именно о веществе Тунгусского метеорита, все-таки пока нет. Следует подчеркнуть, что работы по поиску мелкодисперсного вещества Тунгусского метеорита в районе катастрофы крайне осложняются непростой геохимической обстановкой. Последнее же, в свою очередь, связано с тем обстоятельством, ЧТО взрыв Тунгусского метеорита произошел над территорией, представляющей собою древний, функционировавший примерно 250 млн. лет назад, палеовулкан, выбросивший в разное время из земных недр огромное количество весь­ма Пестрого по своему составу материала. Эпицентр взрыва Тунгусского метеорита почти идеально сов­пал с центром вулканического кратера, вследствие этого понятно, что любые обнаруживаемые в данном районе геохимические аномалии - будь то аномалии элементного или изотопного состава, безразлично, -приходится в первую очередь соотносить не с метеоритом 1908 г., а с прошлой деятельностью вулкана, удаленной от нас более, чем на 200 млн. лет. Вследствие этого, соблюдая принятую в научном мире осторожность, можно сказать, что в районе Тунгусского взрыва пока не найдено сколько-нибудь значительного количества "классического" метеоритного вещества, которое можно было бы отождествить с веществом Тунгусского метеорита. Вопрос этот, как мы видим, очень непрост, и делать здесь какие-либо окончательные заключения очевидным образом рано.

Что же мы знаем сегодня о Тунгусском метеорите, 90 лет спустя после его падения и спустя 70 лет после начала научной разработки данной проблемы? И много, и мало.

Мы более или менее знаем сейчас энергетику Тунгусского взрыва. Огромная, проводившаяся на протяжение более, чем 20 лет работа по составлению карт зон разрушений, вызванных Тунгусским метео ритом, привела к созданию атласа карт, по которым специалисты в области больших взрывов могут судить об основных характеристиках Тунгусского метеорита. Определена энергия взрыва, его высота и другие его основные характеристики. Проведена оценка лучистой энергии Тунгусского взрыва. Составлены карты выпадения фонового метеорного материала в районе катастрофы. Начато изучение биологических последствий катастрофы.В районе центра катастрофы выявлена космохимическая изотопная аномалия по углероду, водороду и свинцу, являющаяся, вероятно, "следом" Тунгусской катастрофы (работы Е. М. Колесникова и С. П. Голенецкого). Собрана громадная по объему коллекция геофизиче­ских данных, относящихся к лету 1908 г., позволяющая судить о сейсмических и барических эффектах Тунгусского метеорита, о связанной с ним магнитной буре, о "светлых ночах" 1908 г.

"Классического" метеоритного вещества в районе падения Тунгусского метеорита, которое можно было бы отождествить с его материалом, не найдено. Это - негативный результат, но негативный результат огромной важности, т. к. он свидетельствует о неординарной природе данного явления. Накоплен огромный материал, позволяющий характеризовать природные объекты района, начато изучение генетических и экологических последствий катастрофы, уже сегодня давшее неожиданные и весьма важные результаты. Однако вопрос о том, что это было, остался неясным, и чтобы охарактеризовать сложившуюся в этой области ситуацию, необходимо вновь вернуться к истории вопроса.

Как уже указывалось выше, Л. А. Кулик предполагал, что в районе Тунгуски произошло нечто, подобное падению Аризонского метеорита. К 1961 г. «ало очевидно, что это не так, и что взрыв произошел в воздухе. Соответственно произошла и смена научной парадигмы: версия о Тунгусском метеорите как о железном астероиде была оставлена ( по-видимому, навсегда), и на смену ей на 30 лет пришла кометная гипотеза, основанная и детально развитая академиком В. Г, Фесенковым, имевшим своих предтеч в лице Шеппли, Астаповича и Уиппла. Ледяная модель кометного ядра, казалось бы, удовлетворительно объясняла и отсутствие большого количества выпавшего космического вещества, и воздушный характер взрыва, и "светлые ночи". По крайней мере на 40 ближайших лет именно кометная гипотеза завладела умами ученых и она послужила путеводной звездой экспедиций КМЕТ и АН СССР в 1958-62 гг., руководимых К. П. Флоренским, известным советским космохимиком (сыном знаменитого русского математика, философа и теолога, погибшего во время массовых репрессий 30-х годов). Именно благодаря экспедициям К. П. Флоренского было начато составление первой в мире карты выпадения метеорной материи на большой площади, опубликование которой послужило причиной жарких споров о дальней­шей судьбе Тунгусской проблемы на рубеже 60-х годов. К сожалению, тогда - как, впрочем, неоднократно и до, и после - некоторыми учеными была проявлена известная поспешность, и проблема была объявлена - явно преждевременно - окончательно решенной.

Положение могло стать тупиковым, если бы не наличие альтернативных подходов, сторонники которых настаивали на продолжении исследований района. Дело в том, что в интервале с 1958 по 1961 г., помимо Комитета по метеоритам АН СССР, в работу включились еще два научных коллектива, строивших свою деятельность на общественных, неформальных принципах - группа Томского университета, вокруг которого концентрировались молодые ученые Томска и Новосибирска (с 1958 г. ее руководителем являлся Г: Ф. Плеханов, а с 1962 г. - Н. В. Васильев), преобразованная впоследствии в Комиссию по метеоритам и космической пыли Сибирского отделения АН СССР, и группа геофизика А. В. Золотова, первоначально работавшая на Урале, а позднее - в Твери. Сибирская группа полагала, что проблема не решена, и что необходим дальнейший, весьма обширный, набор материалов, а А. В. Золотов изначально держался совершенно иной, неклассической точки зрения, полагая, что Тунгусский метеорит являлся инопланетным зондом, а взрыв имел ядерную природу. Перу А. В. Золотова принадлежит отличная книга "Тунгусская катастрофа 1908 г.", вышедшая в Минске в конце 60-х годов.

В результате, в 1963 г. экспедиционные работы в районе катастрофы были возобновлены. Сибиряки и группа Золотова работали самостоятельно, временами почти не стыкуясь друг с другом, однако большая часть описанного фактического материала концентрировалась в руках сибиряков, которые поставили во главу угла своей исследовательской политики именно описание, документацию, "актирование" следов явления, которые, к сожалению, с каждым годом все более затушевывались. Сибиряками были завершены начатые экспедициями К. П. Флоренского работы но картированию вывала (1961-79 гг.), программы по лучистому ожогу (В, Г. Фаст, Д. В. Демин, 1961-68 гг.), по поискам мелкодисперсного вещества Тунгусского метеорита в торфах района (с 1968 г. но настоящее время), по выявлению в районе Тунгусской катастрофы элементных и изотопных аномалий (Е. М. Колесников, С. П. Голенецкий, с 1972 г. по настоящее время), по биологическим (мутационным) последствиям Тунгусского взрыва (Г. Ф. Плеханов, В. А. Драгавцев), по изменениям палеомагнитных свойств почв (А. П. Бояркина), составлен каталог очевидцев Тунгусского падения, объемом в 304 страницы, содержащий более 700 сообщений, собранных за всю историю изучения проблемы (А. Ф. Ковалевский, С. А. Разин, Л. Е. Эпиктетова), собраны показания очевидцев лесного пожара 1908 г. (Л. Е. Эпиктетова, К. П. Курбатский, И. К. Дорошин) и ряд других.

Экспедиционные работы, начиная с 1958 г., проводились в районе катастрофы ежегодно. Кроме того, совместно с Комитетом по метеоритам (И. Т. Зоткин), при содействии ректора Томского медицинского института И. В. Торопцева была проведена работа по сбору и систематизации геофизической информации, относящейся к лету 1908 г. и рассеянной в архивах обсерваторий и других научных учреждений мира. С этой целью во все обсерватории земного шара (их было свыше 150), функционировавших в 1908 г., были разосланы письма с просьбой сообщить исходные данные о природных явлениях, отмечен ных данным наблюдательным пунктом летом 1908 г. Более чем из 100 пунктов были получены ответы. Кроме того, при содействии руководства Московского и Ленинградского университетов на базе Ленин­ской библиотеки и Государственной публичной библиотеки им. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде был организован просмотр более чем 700 комплектов российских газет, издававшихся в различных районах Российской империи. Были подняты и изучены судовые журналы кораблей Балтийского флота. Большую помощь оказали и зарубежные коллеги, содействовавшие просмотру газет, издававшихся в Латинской Америке (Колумбия, ректорат университета в Боготе), в Гренландии (ректорат университета в Копенга­гене) и т.д. В итоге был сформирован весьма представительный банк данных, которые были затем обоб­щены в монографии Н. В. Васильева и В. К. Журавлева, вышедший в Москве в 1965 г.

Полученные по всем направлениям фактические материалы систематизировались, сводились в каталоги, подвергались компьютерной обработке и публиковались. Ведущую роль в этой работе сыграли В.Г. Фаст, А.П. Бояркина, С. А.Разин, Л.Е. Эпиктетова, И.К. Дорошин, Д.Ф. Анфиногенов (Томск), Д.В. Демин, В.К. Журавлев, В.А. Воробьев (Новосибирск),

Параллельно широким фронтом велись работы по машинному (В.П. Коробейников, В.А. Бронштэн - Москва: А.П. Бояркина - Томск; Д.В. Демин - Новосибирск) и натурному (М.А. Цикулин, И.Т. Зоткин) моделированию взрыва Тунгусского метеорита. Основное направление этих работ состояло в попытках верификации кометной версии о природе Тунгусского метеорита.

С 1989 г. все шире стадо практиковаться международное сотрудничество; в частности, весьма плодотворной оказалась работа в составе экспедиции 1991 г. группы итальянских специалистов во главе с проф. Д. Лонго и М. Галли, выявившими аэрозоли 1908 г. в смоле деревьев, переживших Тунгусский взрыв.

Положительную работу по интерпретации геомагнитного эффекта Тунгусского метеорита прове­ли К. Г. Иванов (Москва), В. К. Журавлев (Новосибирск), А. Ф. Ковалевский (Томск).

Однако но мере накопления фактического материала становилось все более очевидным, что и кометная версия не в состоянии ответить на все вопросы о природе Тунгусского метеорита. Это касалось, в частности, и вещества Тунгусского метеорита - зондирование кометы Галлея показало, что кометное вещество имеет достаточно высокую плотность, приближающуюся к плотности льда, что тугоплавкая компонента кометных ядер весьма представительна - и поэтому тезис о том, что "раз это кометное ядро -значит, все растаяло и испарилось" утрачивает свое первозданное очарование, серьезные сложности воз­никли и в вопросе интерпретации "светлых ночей" 1908 г., не говоря о геомагнитном эффекте, который и по сей день является камнем преткновения для многих гипотез.

Первые признаки нового поворота в судьбе проблемы появились в начале 80-х годов с выходом в свет статьи Sekanine, известного американского исследователя малых тел Солнечной системы, подверг­шего кометную гипотезу серьезной критике. Следующим шагом явилась публикация в 90-х годах работ Chybe, автор которых приводил аргументы в пользу того, что кометное ядро не могло проникнуть столь глубоко в атмосферу Земли, что оно должно было разрушиться на высоте свыше 30 км. То же, хотя и в меньшей степени, относится к углистым хондритам. Железный астероид должен был бы врезаться в Зем­лю и вызвать образование астроблемы (огромного метеоритного кратера, подобного Аризонскому). Та­ким образом, реальным "претендентом на должность" оказывается лишь каменный астероид, разрушение которого в атмосфере Земли и должно было как раз произойти на высоте около 8 км, что удовлетвори­тельно соответствовало действительной картине.

Таким образом, в начале 90-х годов наметился явный ренессанс астероидальной гипотезы - на этот раз в варианте каменного астероида - и именно дискуссия между сторонниками данной версии и кометной гипотезы оказалась в центре внимания участников международных научных симпозиумов по Тунгусскому метеориту, состоявшихся в Москве в 1995 и в Болонье в 1996 г.

Заметим, что и принятие каменно-астероидной версии не отвечает на все вызревшие к настоящему времени вопросы. Главный из них состоит в том, что в случае принятия данного варианта "зависают в воздухе" не вызывающие сомнений данные о наличии в эпицентральной части района катастрофы эле­ментно-изотопной аномалии, описанной Е. М. Колесниковым. Она хорошо объясняется распылением углистого хондрита, не противоречит предположению о кометной природе Тунгусского метеорита, но трудно совместима с представлением о Тунгусском метеорите как обычном каменном астероиде. Это - во-первых. Во-вторых, в случае ее принятия остается непонятной судьба десятков тысяч тонн силикатного аэрозоля, который должен был в этом случае образоваться в результате разрушения Тунгусского метео­рита. Специально проводившиеся на протяжение ряда лет поиски этого материала дали в целом негатив­ный результат. В-третьих, остается открытым вопрос о механизме "светлых ночей" лета 1908 г., особенно с учетом того, что ряд световых аномалий, судя по всему, предшествовали событию. И, наконец, - впро­чем, как и другие версии - каменно-астероидная гипотеза не объясняет причины и механизмы развития экологических, в том числе и генетических, последствий Тунгусского метеорита. Иными словами, проти­воречивость и в этом случае, по-видимому, не уменьшается, а возрастает.

Неопределенность сложившейся ситуации осложняется еще рядом моментов, помимо уже описан­ных выше, которые в литературе по Тунгусскому метеориту обычно не акцентируются. Назовем еще раз эти "камни преткновения". 1. "Доворот" (или "разворот") траектории против часовой стрелки по мере движения болида в атмосфере.

2. Сходство описанной картины магнитной бури, последовавшей за взрывом Тунгусского метеорита, с геомагнитным эффектом ядерных взрывов, осуществлявшихся на сопоставимой со взрывом Тунгусского метеорита высоте.

3. Наличие в "особой точке"района резкой "пиковой" аномалии содержания в почвах редкоземельных элментов.

4. Тяготение биологических эффектов катастрофы к эпицентру взрыва и к проекциям траектории.

5. Наличие в картине площадного распределения термолюминесцентных свойств почв района особенностей, позволяющих думать о наличии в спектре Тунгусского взрыва жесткого ионизирующего излучения.

Рассмотрим все эти пункты подробно.

О первом из них ("доворот" траектории и сложный ее характер) мы уже говорили выше. Он плохо соответствует и кометной, и астероидной гипотезе.

Второй также далеко не прост, т. к. в случае ядерного взрыва па высоте 10 км данный эффект объясняется всплыванием в атмосфере огненного шара, насыщенного радиоактивными продуктами. В рассматриваемом случае радиоактивности, вроде бы, взяться неоткуда.

Что касается третьего, связанного с "содержанием" редкоземельных элементов, то нужно иметь в виду, что под "особой точкой" района подразумевается точка, в которой продолжение наклоненной под углом 40° траектории Тунгусского метеорита, как бы "протыкает" поверхность Земли. При этом увеличена не только концентрация лантаноидов, но и изменены межэлементные соотношения, что само по себе вызывает вопросы.

Нуждаются в разъяснении и биологические - особенно генетические - эффекты. Известно, что причиной мутационного процесса у любых организмов являются: а) ионизирующая радиация (чаще всего), связанная с природными либо техногенными радионуклидами; б) воздействие химических мутагенов (некоторые из них могут образовываться при лесных пожарах при сухой возгонке древесины); в) интенсивный прогрев семян ( т. н. термомутации). Первая из перечисленных причин в рассматриваемой ситуации маловероятна - естественные космические тела значительного количества природных радионуклидов не содержат. В случае справедливости второй и особенно третьей версий границы области генетических эффектов должны тяготеть к границам лесного пожара 1908 г., чего в действительности нет.

С чем могут быть связаны в этом случае мутации в зоне траектории - неясно. В последнее время появились данные, что причиной мутаций, помимо перечисленных выше моментов, может быть сильный электромагнитный импульс. Раз это так, очевидно, что в центре катастрофы электромагнитный удар мог быть достаточно мощным. В этом случае в районе катастрофы должно наблюдаться перемагничивание горных пород и почв. Специально поставленная с этой целью в 70-80-е годы программа действительно дала основания для такого рода суждений, и вопрос этот остается в настоящее время открытым.

Таким образом, мы убеждаемся в том, что ни одна из основных версий, предложенных для объяснения Тунгусского метеорита, не дает ответов на целый ряд вопросов, поставленных перед нами природой.

Не удивительно, что в такой ситуации неоднократно предпринимались попытки построения альтернативных версий о природе Тунгусской катастрофы, носивших порой достаточно экзотический характер. К ним относится, в частности, гипотеза об антивещественной природе Тунгусского метеорита, предложенная американцем Ла Пазом в конце 40-х годов, и детализированная в СССР академиком Константиновым, версия Джексона и Райана о Тунгусском метеорите как о "черной микродыре" чудовищной массы и исчезающе малого объема, пронзившей насквозь Земной шар и "выскочившей" обратно в космос где-то южнее Гренландии, и многочисленные попытки объяснения Тунгусского метеорита сейсмическими причинами, взрывом природного газа, шаровой молнией и т. д. Мы не будем останавливаться на всех гипотезах подробно, учитывая их явное несоответствие фактам, однако для двух из них сделаем исключение. Речь идет об энергофоре - сгустке солнечной плазмы, выброшенной Солнцем и попавшем в атмосферу Земли (гипотеза Дмитриева и Журавлева), и версии о Тунгусском метеорите как о техногенной конструкции, т. е., проще, о межпланетном корабле внеземной цивилизации.

Уязвимость версии об транзиенте состоит в том, что, во-первых, устойчивое существование таких "космических шаровых молний" никем не доказано, во-вторых, тем более проблематичной является их способность глубоко проникать в атмосферу Земли. Кроме того, "солнечный транзиент" оставляет за скобками объяснение изотопных аномалий в районе катастрофы, описанных Е. М. Колесниковым.

Что касается гипотезы о техногенной природе Тунгусского метеорита и о ядерном механизме Тунгусского взрыва, то главная сложность состоит здесь в исключительно низкой общей вероятности такого события. Отсутствие разумной жизни в Солнечной системе признано в настоящее время всеми учеными, а возможность прилета из других звездных систем и, тем более, галактик сводится, практически, к нулю из-за чудовищных - по крайней мере, по нашим сегодняшним меркам - расстояний между системами. Обсуждая этот вопрос, мы сознательно не стали акцентировать внимание читателей на отсутствии в районе катастрофы следов радиоактивности 1908 г.: работы по поискам радионуклидов в районе падения Тунгусского метеорита были начаты в конце 50-х годов и велись преимущественно методами, применяемыми на полигонах ядерных испытаний, ориентированных на большие дозы радиоактивности.

К 1959 г. с момента взрыва прошло более 50 лет. За такое время короткоживущие изотопы должны были распасться, количество же долгоживущих - если взрыв Тунгусского метеорита действительно был ядерным - изначально должно было быть в центре катастрофы очень небольшим, т. к. взрыв про изошел на высоте 5-8 км. Добавим, что применявшиеся позднее косвенные методы поисков радиоактивности Тунгусского метеорита, в частности метод термолюминесценции, не дали однозначно отрицательного результата, картина получилась сложная, не позволяющая пока делать категорических выводов. То же относится и к изучению мутационного фона, о чем мы уже подробно говорили выше. С принципиальной же стороны, подобного рода версии вряд ли могут отметаться "с порога" как антинаучные, т. к. жизнь на Земле вряд ли является исключительным атрибутом нашей звездной системы.

Таким образом, сегодня, в канун 90-летия Тунгусского метеорита мы имеем дело с весьма проблематичной ситуацией. С одной стороны, накоплен большой фактический материал, весьма сложный и разноплановый, сведение которого воедино является исключительно сложной задачей. С другой стороны, события последних лет заставили ученых пересмотреть свои представления о характере столкновения планет с малыми телами Солнечной системы - не в последнюю очередь благодаря зондированию кометы Галлея и падению на Юпитер кометы Шумейкера-Леви. Уточнение наших представлений о кометных ядрах позволило, в частности, исключить из рассмотрения варианты кометной гипотезы, исходившие из представлений о низкой (~0,01 г/куб. см) и сверхнизкой (<0,001 г/куб. см) плотности кометных пород. Тем самым, спектр рассматриваемых версий несколько сузился - но не настолько, как этого бы хотелось.

В настоящее время стало совершенно очевидным, что Тунгусский феномен носит планетарный характер - ибо опасность столкновения Земли с малыми телами Солнечной системы реальна для всех стран мира. В связи с этим, изучение Тунгусского метеорита должно явиться предметом заботы не отдельных стран, а мирового сообщества в целом. И по этим же причинам, учитывая относительную - по человеческим меркам - редкость подобных событий, было бы крайне целесообразно изучить не только ближайшие, но и отдаленные экологические последствия катастрофы. Не исключено при этом, что именно рассмотрение события через призму экологии позволит глубже понять те его грани, которые оказываются труднодоступными для анализа с узкоспециальных положений небесной механики, столкновительной астрономии, теории больших взрывов и космохимии. Интегративность экологии как науки и интегративность проблемы Тунгусского метеорита представляют, возможно, ту взаимную дополнительность, которая как шифр ключа способна раскрыть до конца эту загадку века.

В свете сказанного следует считать крупным успехом заповедывание территории Тунгусской катастрофы. К этой желанной цели ученые шли последовательно на протяжение более чем 25 лет - особенно наращивая усилия тогда, когда над районом нависла угроза Большой нефти. Вопрос о том, что именно здесь заповедывать, совершенно очевиден: район падения Тунгускою метеорита - это единственный на Земном шаре район, где влияние грандиозного космического события на живую природу, на биосферу может быть отслежено шаг за шагом на протяжение длительною времени. Поэтому принятие в 1985 г. решения об организации Тунгусского заповедника, а в 1995 г. - о заповедывании района, представляет собой несомненный крупный шаг вперед в определении дальнейшей судьбы Тунгусской проблемы.

Не следует забывать, что это не только район Тунгусской катастрофы, но и замечательный по многим параметрам участок северной тайги, и работы космобиологического (не побоимся употребить здесь этот термин) направления должны органически переплетаться с общими экологическими разработками, требующими длительного отслеживания ситуации на эталонных территориях. Напомним при этом, что будучи удалена от источников локальных техногенных выбросов, территория заповедника "Тунгусский" является идеальным полигоном для отслеживания отдаленных последствий глобальных выпадений радиоактивных осадков, следствия ядерных испытаний 50-60-х годов (в т. ч. на Новоземельском полигоне), а также переноса воздушными массами техногенных аэрозолей из района Норильска, Братска и КАТЭКа.

Кроме того, на территории заповедника предполагается развернуть обширную программу работ по изучению процессов восстанавления лесов после лесных пожаров, учитывая то обстоятельство, что район неоднократно за последние 100 лет подвергался огневому воздействию, в том числе - в середине 80-х годов XIX века, в 1908 году и в самое последнее время - в 1985-95 годах.

Научная программа работ в заповеднике будет состоять поэтому из трех разделов. Первый из них будет включать в себя изучение динамики естественных природных процессов в типичном лесотаежном районе севера Центральной Сибири. Второй - предполагает развертывание экологического мониторинга последствий глобального выпадения техногенных аэрозолей в условиях северной тайги. Третий будет замкнут непосредственно на исследовании отдаленных экологических - в т. ч. генетических - последствий Тунгусского метеорита. Результаты работ по первым двум разделам рассматриваются при этом как фоновые, контрольные по отношению к третьему. В рамках третьего раздела программы, помимо влияния на таежные биоценозы (т. е. на природу таежного района) космических факторов, связанных с Тунгусской катастрофой, будут исследоваться также процессы восстановления тайги после воздействия лесных пожаров, что имеет не только теоретический, но и практический интерес.

Заповедник "Тунгусский" получил в настоящее время некоторые средства на организационные работы и на освоение территории. Начато строительство его базы в районе катастрофы (базу Кулика предполагается преобразовать в дальнейшем в исторический памятник, возможно - музей), ведется разметка его границ, установление кордонов. Тяжелое положение экономики в стране не способствует, к сожалению, ускорению темпов этой работы.

Что же касается развертывания научных исследований, то их финансирование практически еще не начато - хотя, безусловно, в районе катастрофы уже проводились весьма объемные природоведческие работы, результаты которых предполагается использовать при создании кадастра заповедника.

В настоящее время работы по проблеме Тунгусского метеорита сдерживает не дефицит идей, а дефицит средств по их реализации. Высокая стоимость авиационных услуг, отсутствие командировочных расходов и средств на камеральную обработку полевых материалов привели к фактическому свертыванию экспедиционных программ, выполнение которых имеет принципиальное значение (в частности, программы по генетическим последствиям Тунгусского взрыва и по изучению изотопных аномалий в районе падения). Между тем, время безжалостно стирает следы явления, которые исчезают на наших глазах - как это произошло с повалом леса, связанным с Тунгусской катастрофой и с показаниями очевидцев, помнивших это событие.

Памятуя о том, что Тунгусский метеорит представляет собой планетарное явление, что опасность столкновений с малыми телами солнечной системы - это планетарная опасность, очевидно, что и судьба проблемы Тунгусского метеорита и судьба заповедника "Тунгусский" не может не беспокоить мировое сообщество. В последние годы мы были свидетелями высокой эффективности международной научной кооперации по ряду направлений работ по Тунгусскому метеориту, о чем свидетельствует, в частности опыт научной кооперации с Болонским Университетом в области космохимических разработок. Развитие данного направления научно-организационной работы имеет большую перспективу и способно вывести исследования по Тунгусской проблеме на качественно новый уровень.

Грядет 90-летие Тунгусского метеорита, практически совпадающее но времени с 70-летием начала экспедиционных работ в районе катастрофы. Каким же видится ближайший и отдаленный прогноз, и когда же будет поставлена точка в этой научно-детективной эпопее?

Мы ждем в ближайшие годы решения следующих вопросов:

1) о природе изотопной и элементной космохимической аномалии в районе Тунгусской катастрофы. Решение его может оказаться решающим шагом в деле поисков вещества Тунгусского метеорита, следовательно к определению его природы;
2) о судьбе силикатных обломков и облаке силикатного аэрозоля в случае, если Тунгусский метеорит был каменным астероидом. Решение его практически равносильно выбору между каменно-астероидальным и кометным вариантами гипотез;
3) о механизме геомагнитных эффектов ТМ. Он принадлежит к числу весьма трудных, скользких и таит в себе большие неожиданности. Для решения его необходимо изыскание методических подходов, которые тоже далеко не ясны;
4) о механизме формирования комплекса световых аномалий лета 1908 года, тесно связанный с получением дополнительной информации о ветровом режиме в верхних слоях стратосферы и нижней мезосфере, необходимо понять, каким образом аэрозоль, образовавшийся в момент пролета и взрыва Тунгусского метеорита мог достигнуть за сутки побережья Атлантического океана на западе и широты Ташкента на юге:
5) важен для дифференцирования между кометной и каменно -астероидальной версиями вопрос о природе и механизме генетических аномалий в районе Тунгусской катастрофы. Он принципиально важен для понимания отдаленных последствий столкновений Земли с малыми объектами солнечной системы и оценки их возможного влияния на биосферу. Имеет прямое отношение не только к проблемам столкновительной астрономии, но и к теории катастроф вообще. Полученные в свете этих работ материалы могут быть использованы при прогнозировании последствий других катастрофических влияний на биосферу - как природных, так и техногенных (например Чернобыльская катастрофа);
6) о природе редкоземельной геохимической аномалии в эпицентре катастрофы, датированной 1908 годом. Определение ее снимет тревожащие умы исследователей версии о необычном химическом составе Тунгусского метеорита.

По большинству перечисленных направлений мы знаем, что делать и как делать. Но мы не знаем как обеспечить материально-технические предпосылки работ.

И последнее по счету, но не по важности. Решение вопроса о природе Тунгусского метеорита и тем более об отдаленных экологических последствиях этой катастрофы может быть найден не на пути лихих кавалерийских наскоков, не методом придумывания экзотических и, как правило, мало обоснованных версий, а на пути дальнейшей систематической кропотливой работы, связанной с накоплением, систематизацией и анализом фактов. Поэтому крайне вредны всякого рода сенсационные, малопроизводительные заявления - особенно в популярной печати, которые способны только дискредитировать серьезную научную проблему, коей является проблема Тунгусского метеорита, и оттолкнуть от нее квалифицированную часть читательской аудитории. Что же касается принципиальной возможности решения этой проблемы, то особых сомнений она не вызывает. Проблема оказалась трудной, но вполне решаемой. Решение же ее, чем бы в конечном итоге не оказался Тунгусский метеорит - без всякого сомнения дает много нового для учения о малых телах Солнечной системы, их эволюции и роли в развитии планетарных сфер - включая, разумеется и биосферу.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт