Главная Архивные документы
Исследования
КСЭ Лирика
Вернуться
Вместо введения
От составителя
СОКРАТ ПАВЛОВИЧ ГОЛЕНЕЦКИЙ
Б.Ф.Бидюков, ГОЛЕНЕЦКИЙ УМЕЛ УБЕЖДАТЬ
МОСКОВСКИЙ СЕМИНАР
РЕДАКЦИОННЫЙ КОММЕНТАРИЙ
Д.В.Демин, С.А.Симонов, НОВЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ОБРАБОТКИ КАТАЛОГА ТУНГУССКОГО ВЫВАЛА
В.А.Ромейко, НЕОБЫЧНОЕ ОТКРЫТИЕ НА МЕСТЕ ТУНГУССКОЙ КАТАСТРОФЫ
А.Е.Злобин, ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ И МАТЕМАТИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ ОЖОГА ВЕТВЕЙ ДЕРЕВЬЕВ, ПЕРЕЖИВШИХ ТУНГУССКУЮ КАТАСТРОФУ
А.Е.Злобин, "Тунгусский Вестник" - время не ждет!
А.Е.Злобин, К вопросу о тонкой структуре "главного вывала"
Марина Абдульменова, "Мне вчера приснился запах самолетного салона, ..."
В.А. Ромейко (Москва), ЭКСПЕДИЦИЯ К MECTУ ПАДЕНИЯ ТУНГУССКОГО МЕТЕОРИТА (КСЭ-38)
В.А.Чернобров (Москва), ТАЙНА С БОЛЬШОЙ БУКВЫ
ВЕРНИСАЖ
ПРЕЗЕНТАЦИИ
Каталог
В.А.Чернобров (Москва), ТАЙНА С БОЛЬШОЙ БУКВЫ
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Исследования » Тунгусский Вестник » Тунгусский Вестник КСЭ №3 » В.А.Чернобров (Москва), ТАЙНА С БОЛЬШОЙ БУКВЫ

Казалось бы, что можно открыть нового в месте, где тысячи людей не за страх, а за совесть искали в течении семидесяти лет? Стоило ли нам отправляться в дикую даль лишь для того, чтобы еще раз увидеть лишь то, что видели до нас многие. Ответ скептиков можно заранее предугадать, но прежде, чем попытаться переубедить их, попробуем вспомнить, что это за место и что же там искали-таки на протяжение всех этих десятилетий. Рассказ о последней экспедиции начинается за 68 лет до нее.

ГДЕ ОНА ПРЯЧЕТСЯ. В действительности немного найдется на Земле мест, где тайна настолько цепко держится за горло человеческой самоуверенности. Таежная глухомань к северу от порожистой реки Подкаменная Тунгуска как нельзя лучше подходит к определению последней линии обороны от нашествия самых проницательных исследователей. Тайна окопалась где-то в районе Южного болота в междуречье Хушма и Кимчу между сопками и ущельями, под толстым слоем упавшего сушняка, мха, торфа. Все это до июня включительно покрыто снегом и постоянно - вечной мерзлотой. Тайну охраняют полчища комаров, легион мошкары и хозяин тайги медведь. Дороги к Тайне попросту нет, а на пути, который лишь из большого уважения можно назвать тропой, путника подстерегает непролазная грязь - осенью, жгучий мороз и метели - зимой, толстый снежный покров - весной, страшная жара в болотных испарениях - летом. Пробравшихся вплотную к Тайне, медленно, но уверено, пожирают комары и москиты. Под ногами у них буквально горит почва - на многие сотни километров вокруг нет обычной земли, такой, которая не воспламенялась бы от любой случайной искры. Потому-то в этой местности либо льют беспрерывные дожди, превращающие в болото даже небо, либо горит тайга, для которой пожары - такое же привычное состояние, как и потопы. Вот так вечно, из века в век, из одной крайности - в другую. Странный край, где привычно все непривычное. Край крайностей. Для этой тайги непривычно только одно - желание оказывать гостеприимную встречу людям. Но особенно трудно заподозрить здешние болота в желании побыстрее расстаться с Тайной.

Так что - добро пожаловать в эпицентр взрыва Тунгусского тела! Тайна с большой буквы приветствует Вас! Но не говорите, что Вас никто не предупреждал.

ЦЕЛИ. Приходилось только мечтать об экспедиции, которая проверила бы все или большинство из существующих гипотез без всякой предвзятости, да еще и попыталась сохранить для последующих исследователей исчезающие следы всемирной катастрофы. Еще несколько лет - и последние катастрофные деревья в эпицентре догниют, если не сгорят в очередном пожаре. Тайна века возникла в начале века и в конце его исчезнет. Если только...

Авторов честно предупредили - заниматься проверкой только их технического задания не будем, но максимально непредвзято сделаем все возможное. Еще до того, чтобы обратиться с открытым призывом (а вдруг авторы гипотез не захотят связываться, рисковать своим любимым детищем?), решено было учитывать гипотезы по крайней мере десятка исследователей. И все-таки – они откликнулись и прислали подробные техзадания, иногда с чертежами и схемами, с четкой последовательностью действий, всего 18 человек из Москвы, Московской области, Петербурга, Новосибирска, Томска, Волжского. Наиболее полные и в тоже время доступные задания были у Евгения Валентиновича ДМИТРИЕВА, Бориса Федоровича БИДЮКОВА, Анатолия Федоровича ЧЕРНЯЕВА, Геннадия Степановича БЕЛИМОВА.

Осталось, как поется в песне, заправить в планшеты космические карты, и отправляться в путь.

ДОРОГА. Несколько лет обсуждений, совещаний и «круглых столов». Несколько месяцев подготовки к экспедиции. Пара десятков междугородних звонков. Сколько-то часов проводов. Трое суток поездом «Москва-Владивосток» № 140. Ряд нужных встреч по пути следования на вокзалах Ярославля, Тюмени, Омска, Новосибирска, Полчаса на троллейбусе от железнодорожного вокзала в Красноярске до автовокзала. Час на автобусе до аэропорта «Черемшанка». Полчаса усиленной проверки в отстойнике аэропорта, после чего члены экспедиции расстались с ножами, баллончиками и ракетницами - всем тем, что призвано служить уравниванию шансов при встрече в тайге человека без ружья с медведем. Полтора часа полета на стареньком Як-40 (это прогресс - на Ан-2 тот же путь с пересадкой проделывался за полдня).

Под крылом самолета о чем-то поет бескрайнее море тайги... Кажется, эту фразу не я придумал. Поет-ревет конечно правый двигатель самолета, тот что прямо над ухом, а тайга молча горит. Бескрайнее море под нами все в пожарах. За весь полет я насчитал 14 крупных лесных пожаров, бесцветно-безрадостные шлейфы дыма от которых тянутся на десятки километров. Пока мы сверху - мы для огня недосягаемы. Самолет лишь слегка трясется в потоках горячего воздуха когда влетает в очередной дымный шлейф. По радио передают - по всей Сибири сухая погода, жара, в Красноярском крае - пожароопасная обстановка. Веселенькое дело!

Наконец, среди сосен и лиственниц внизу показались домики на берегу реки. Рядом с домиками - прямоугольная поляна с посадочной полосой, на которую наступает тайга.

Наш «Сороковой» успел затормозить перед стеной тайги на краю полосы и вырулил на стоянку. Со всех сторон к самолету бросились местные жители, замелькали сумки и баулы, из узкого прохода самолета в коляску мотоцикла перекочевал холодильник, в грузовик - ящик с яблоками. Все товары здесь - привозные, единственная связь с большой землей по воздуху, поэтому суета вокруг маленького самолета очень напоминает торжественный прием гонца, прорвавшегося в осажденную крепость. Добро пожаловать в Ванавару - поселок, бывшую охотничью факторию, в маленький российский форпост, со всех сторон осажденный тайгой.

Наша экспедиция не то что не первая, она далеко даже не в первом десятке. Отсчет экспедиций ведется не с довоенных куликовских, а с 1959 года, с первой Комплексной самодеятельной экспедиции (КСЭ) под руководством Геннадия Федоровича ПЛЕХАНОВА и Николая Владимировича ВАСИЛЬЕВА. Соответственно, наша, теперь уже под руководством бывалого «тунгуса» Виталия Александровича РОМЕЙКО, должна носить номер КСЭ-38. По самым скромным подсчетам, если помнить, что в лучшие годы в этот район тайги за сезон захаживало свыше полутысячи человек, то получается, что до нас там уже побывало около 5-8 тысяч человек. Ехать в такую даль и надеяться узнать что-то новое - все равно, что рассчитывать в XX веке найти кошель с золотом, оброненный на Красной площади еще Иваном Грозным.

И все-таки, можно ли найти что-либо существенное в месте, где до тебя с большим усердием искали тысячи людей? Можно. При выполнении хотя бы одного из трех условий. Во-первых, если люди ранее искали с помощью несовершенных технических средств. Во-вторых, если люди ранее искали совсем не то, что следовало искать (кстати, свыше половины всех современных открытий в биологии делается ныне в музеях и запасниках). В-третьих, если район поиска достаточно велик по размерам и в меру труднодоступен (вспомните, сколько десятков лет лежал на дне Атлантики знаменитый «Титаник»). Только при соблюдении хотя бы одного из этих условий, стоит переискивать переисканное. Весь вопрос - что искать?

ЧТО ИСКАТЬ. Разумеется, собственные гипотезы были практически у всех участников предстоящей экспедиции, а тот, кто не придумал собственную - наверняка уже присмотрел чужую, наиболее привлекательную. Может быть, отправляться с таким багажом на исследования и неплохо с точки зрения популяризаторов, но - предвзятость категорически противопоказана экспериментаторам и экспедиционным, и лабораторным. Раз нереально запретить думать только об одной гипотезе, то для чистоты эксперимента нужно иметь в виду сразу все или многие гипотезы. Потому-то через средства массовой информации и был брошен призыв к авторам самостоятельных гипотез, пусть и самых невероятных, откликнуться. Просто так игнорировать, как это уже делалось многие десятилетия, авторов гипотез нельзя. Многие из них имеют достаточную известность и авторитет (Виталий ФРОЛОВ, Александр НЕВСКИЙ и др.), но по понятным причинам большинство из них сами никогда не смогут проверить свои мысли на месте хотя бы потому, что дело это достаточно дорогое и хлопотное. Да и «тунгусников», не вылезающих из тайги и где-то недолюбливающих теоретиков, тоже можно понять - поскольку они наяву видят, что большинство пропагандируемых в прессе гипотез на месте легко опровергается. Но может быть и эти гипотезы можно подтвердить?

Надо прекратить распри, помочь теоретикам, попытаться добыть факты в пользу их гипотезы, либо, в противном случае, поставить их перед необходимостью пересмотреть или модернизировать свой сценарии Тунгусского взрыва.

ВАНАВАРА. Два часа ушло на знакомство с поселком, осмотр достопримечательностей, коих значится по списку всего три:

1) Река Подкаменная Тунгуска (именуемая также Катангой) - довольно широкая (200-300 м), но мелкая (1 м) в районе поселка, с крутыми берегами, с близлежащими заборами на которых, даже на самых дальних от воды, написаны грозные самодельные плакаты «Лодки к заборам НЕ ПРИВЯЗЫВАТЬ!», с каменными пляжами, усеянными битыми стеклами, с баржей, заржавевшей в ожидании весеннего половодья, и с неизменной ребятней на дырявых полузатопленных лодках.

2) Центральная площадь с памятным камнем, поставленным еще Куликом и буром, который он же или запамятовал выдернуть из земли, или попросту не смог выдернуть, так тот и остался торчать из земли на горе спотыкающимся пешеходам и на радость заезжим искателям экзотики.

3) Музей Тунгусского метеорита - одноэтажная изба, запираемая амбарным замком, ключ от которого хранит только основатель этой ванаварской жемчужины - Виталий Иннокентьевич ВОРОНОВ, бывший самый везучий в округе профессиональный охотник и гроза местных медведей, ныне раскаявшийся смиренный друг природы и хранитель тайны.

Еще два дня ушло на хождение по магазинам и ларькам, закупку нужных продуктов и перетаскивание оных в наше временное пристанище (в процедуре данной более всех преуспели Витя ЛЕБЕДЕВ и Данила ЧИЧМАРЬ). Количество торговых точек в маленьком поселке с 6-тысячным населением не поддается подсчету, тем более, что большая часть из них - это «таежные супермаркеты» с самыми экзотическими и непереводимыми названиями, устроенные в сенцах изб, жилые комнаты которой занимает сам продавец (в миру - какой-нибудь лесоруб) с семьей.

ДЕСАНТИРОВАНИЕ. Наконец, спустя 2 дня тронулись в путь. Сначала на вертолете закинули небольшую группу с полуторатонным продовольственным запасом на всю экспедицию. Единственное в тайге свободное от деревьев пространство - это болото, и вот вертолет, не желая завязнуть в такой «посадочной площадке» всеми своими лапами, уперся одной передней стойкой шасси в болотную кочку и надрывно заревел еще сильнее. Второго приглашения никто не ждал, в болотную жижу полетели ящики, мешки, рюкзаки и не успевшие их снять с плеч бывалые и не очень туристы. За двадцать секунд машина облегчилась на вес шести человек и всего груза, удовлетворенно с причмокиванием выдернула шасси из жижи и осторожно, чтобы не порубать винтами присевших внизу людей, ушла вверх строго вертикально. В открытый люк были видны удаляющиеся внизу шесть пар грустных глаз. Примерно такими глазами, наверное, партизаны провожали прилетевший из-за линий фронта фанерный кукурузник. Кто-то из остающихся что-то напрасно пытался нам сообщить своим криком, но за грохотом все равно разобрать ничего было нельзя. Последнее, что запомнилось - сверху хорошо было видно, как мощный ветер от несущего ротора гонит и перекатывает куда-то в сторону легкие картонные ящики кажется с лапшой и сухим молоком. Наш Ми-8 уже на минимальной высоте круто опустил нос и ринулся с низкого старта вперед.

Вертолет вернул нас обратно в Ванавару, где мы поблагодарили, как это традиционно заведено, пилотов и отправились тормошить заспавшихся попутчиков - пора было выходить на тропу Кулика. Через час, только с приборами и минимумом еды в рюкзаках, тронулись в путь пешком.

ТРОПА КУЛИКА. Все 80 км по болотам и тайге запомнятся любому, кто хоть раз прошел их. Если на первых же километрах в болоте отсосет подошвы у кроссовок или потеряется противокомариный репеллент, то запомнится вдвойне. Первые 30 км до реки Чамба - по вездеходке, затем вброд через речку, ну а далее… Назвать ту тропу, по которой идешь к эпицентру, тропой - это значит назвать проселочные дороги автострадами.

Меньшая часть тропы проходит по каменистым возвышенностям и обыкновенной родной русской грязи. Большая часть пути петляет по торфянникам и мхам, которые мягко проседают под ногами, давая возможность намочить грязную обувь в воде и одновременно ее вытереть о влажные стенки мягких ям. Накидайте у себя рядом с домом на какой-нибудь ручей поролоновые листы - и вы получите полное представление о Куликовской Тропе (с большой буквы!). Только просто от хождения по мокрой губке ощущения ваши будут далеко не полными. Для полноты надо еще выписать из зоопарка подходящего попутчика - весом эдак за центнер-полтора. На Тропе такие попутчики есть - местные медведи почти постоянно сопровождают вереницы исследователей. Пристраиваются сзади, и топают вперед до самой стоянки. В основном - только из любопытства, но вероятнее всего - в надежде, что туристы по рассеяности потеряют по пути что-нибудь вкусненькое. Собственно говоря, когда здесь кому-нибудь искренне желают добра, то говорят: «Сухой тропы и попутного медведя!»

«СЕРЕБРО». Когда-то, когда только начинались подростковые экспедиции из Московского Дворца Пионеров на Ленинских горах, ребятам очень хотелось проводить какие-то свои, особенные, отличные от «взрослых», эксперименты. Ромейко предложил им наблюдать серебристые облака, образующиеся в самых верхних слоях атмосферы. Тогда, в 70-80-х годах за странными полупрозрачными и слегка светящимися объектами наблюдали с интересом даже космонавты со станции «Салют», наблюдали самые уважаемые седовласые астрономы, но природа этих объектов до сих пор остается невыясненной. Серебристые облака - проблема глобального масштаба, и поначалу я даже удивился, зачем ехать за тридевять земель для их наблюдения, если достаточно забраться в ясную ночь накрышу соседнего дома?

Но давайте вспомним, что такой же невыясненной осталась и природа светлых ночей в момент Тунгусского взрыва. Так может, предположил Ромейко, светящееся небо и серебристые облака - это одно и тоже? Просто по какой-то неведомой нам причине после взрыва их родилось на небе в сотни раз больше обычного, настолько много, что люди в Средней полосе России и в Европе смогли по ночам читать? Если действовать строго научными методами, то следует проводить не только пассивные наблюдения, но и активные эксперименты, например, следует взорвать в атмосфере бомбу по-мощнее, а потом понаблюдать - не появятся ли в небе серебристых облаков на 2-3 штуки больше обычного. Но для эксперимента никто не санкционирует взрыв ядерного заряда, а в то время, когда атомные бомбы взрывали страху ради, никому в голову не приходило после ядерного гриба искать на небе слабосветящиеся образования. Потому-то которое уже поколение воспитанников Ромейко бомб не взрывает, а аккуратно накапливает материал наблюдений: вот пролетел метеор и после него появилось облачко, вот было слабое землетрясение - и облачков совсем не было...

А на Тунгуску ездят не только ради этих наблюдений, но и для них тоже, этого опять же требует чистота эксперимента - вдруг рождение таинственных облаков действительно может инициироваться сильнейшими атмосферными потрясениями, но… только в здешних местах. Места-то во всех отношениях уникальные. Доказано, например, что эпицентр Тунгусского взрыва точнехонько совпадает с центром гигантского древнего вулкана. Вулкан молчит уже миллионы лет и со взрывом 1908 года никакой видимой связи не имеет. Или имеет? Может такой взрыв и последующее свечение атмосферы могли произойти только здесь и нигде иначе?

Наблюдения подростков не могут оказаться напрасными. Если через много лет докажут, что серебристые облака (или «Серебро» - на сленге ребят) никакого отношения к взрыву не имеют, то возможно, многолетние наблюдения помогут раскрыть хотя бы тайну «просто» серебристых облаков. В конце концов, и просто ночное дежурство в этом таинственном районе не лишено смысла. А вдруг… еще раз прилетит кто-то или что-то, подозрительно напоминающее то, что описывали изумленные эвенки!

ПРОГРАММЫ. Всего в экспедиции помимо проверки чужих гипотез были также запланированы еще несколько программ:

  1. Измерение радиоактивного фона в эпицентре; наблюдение серебристых облаков (руководитель программы - руководитель экспедиции Виталий РОМЕЙКО).
  2. Сбор образцов почвы, мха, камней, спилов деревьев для дальнейшей консервации на срок в несколько веков в помощь исследователям будущего (руководитель программы - Дмитрий ПЕТРОВ).
  3. Изучение ареала распространения мутировавших комаров (исполнитель программы - Александр МАКАРОВ).
  4. Изучение ареала распространения катастрофных деревьев, пораженных во время взрыва 1908-го года еще и ударом молнии (исполнитель - Вера СМОРОДИНОВА).
  5. Продолжение поисков знаменитого и таинственным образом пропавшего «камня Янковского» и раскопки найденного несколько лет назад «камня Джона Анфиногенова» - камня, подозрительно напоминающего метеорит с Марса.
  6. Измерение влияния местных условий на изменение психофизического состояния людей (опыты с помощью карт Зенера и другими методами проводили сразу несколько человек, в первую очередь - Александр РЕШЕТНИКОВ).
  7. Повторение опытов Алексея ЗОЛОТОВА по измерению замедления темпа Физического Времени вблизи эпицентра с помощью более совершенных, чем у Золотова приборов и картирование хроноаномальных зон (руководителем выступал автор, этих строк).

Отработали успешно или близко к тому по всем пунктам перечня программ. Конечно, случались накладки, ломались приборы, наступили ногой на дозиметр, утонул в Чамбе хронометр - как же без этого!.. Но к научным протоколам мозоли на ногах или многократно пережеванную комарами кожу не пришьешь.

ОБЪЯВЛЯЕТСЯ РОЗЫСК БЕЗ СРОКА ДАВНОСТИ. Но что делать исследователям всего через каких-нибудь 5-10 лет с учетом того, что следы катастрофы на Тунгуске безнадежно гниют и горят? Неужели же, даже в начале XXI века ученым не останется никаких шансов изучать тайну Тунгусского явления не только по книжкам? Так и возникла идея помочь ученым - нашим потомкам не только советами, но и реальной материальной помощью. Первым себе (и нам) подобный вопрос задал Дмитрий ПЕТРОВ: что нам надо сохранить из образцов Тунгусского взрыва? Одновременно важно и то, КАК сохранить, и то, ЧТО и ДЛЯ ЧЕГО нужно хранить.

А действительно, что будет интересно ученым и простым людям через несколько веков? Вопрос совсем не праздный, хотя бы потому, что смогут ли наши далекие праправнуки удовлетворить свой научный и возможно коммерческий интерес - зависит в какой-то мере от нас. Но есть шанс помочь нашим безвестным пока потомкам. Один из способов - отправка посылок без посредников непосредственно адресатам. Представьте себе капсулу, в которую вы помешаете приветственное письмо к потомкам, которую помещают в музей или замуровывают в стену с условием открыть в 2… году. Правильно, такое уже практиковалось и у нас, и за рубежом и обычно закладка капсул приурочивалась к юбилейным датам («Вскрыть в день 100-летнего юбилея Октябрьской революции») или к закладке фундамента крупных сооружений (как при строительстве храма Христа-Спасителя). Трудно сказать, насколько интересным и что нового узнают из этих посланий будущие историки? Однако, есть вещи, которые иным способом и передать невозможно. Так, например, с помощью капсул пытаются максимально долго сохранить для потомков семена редких растений и яйцеклетки животных, которые могут быть потеряны по нашей беспечности, но восстановлены благодаря сверхвозможностям наших правнуков.

Итак, поможем правнукам?! Быть может, наши потомки, обладающие более совершенными приборами окажутся более удачливыми и разгадают то, что не сумели разгадать мы? Но для этого материал для исследования нужно законсервировать уже сегодня, иначе уже очень скоро последние следы вековой давности исчезнут с лица земли. Программа «Образ» под руководством Дмитрия ПЕТРОВА предусматривает сбор и консервацию немых свидетелей таежной тайны, срок гарантированного хранения заполненных нейтральным газом аргоном капсул - 3 века. Значит, будущие физики, экологи и историки получат в свои руки уникальнейший материал для всестороннего исследования и узнают из него наверняка не только тайну Тунгуски, но и попутно, к примеру, состояние экологии в 1996 году или еще какую-то новость, нас сейчас мало интересующую.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ. Есть шутка местного тунгусского происхождения о том, что если Тунгусский метеорит когда-нибудь откопают, то его следует немедленно закопать обратно. Обидно было бы терять такой прекрасный повод для совместных сборов лучших энтузиастов страны. Обидно было бы прекратить кээсэшные походы и кээспэшные песни у костра, обидно было бы потерять Тайну! Насколько мне известно со слов знакомых и знакомых моих знакомых, никто по-серьезному метеорит не находил (а в шутку - по десяток за сезон'), никто его и не закапывал. Сами мы тоже (клянусь!) кроме памятной капсулы ничего не закопали вглубь вечной мерзлоты. Так что Тайна, которой уже скоро 90 лет имеет все шансы стать вечной, как и окружающая ее мерзлота.

Две последние недели мы жили в эпицентре в сплошном дыму от пожара, так что возвращение домой было более чем под вопросом - при такой видимости никто не имеет права заставить вертолетчика лететь за нами. Но… утром условленного дня в дымной пелене послышался далекий рокот, показался спасительный Ми-8 (личное спасибо директору аэропорта Евгению Федоровичу КРЮЧКОВУ!), который разогнал для начала комарье с посадочного болота и подобрал нас за 40 секунд, не оставив мгновения оглянуться. Вертолет уже набрал метров двести, когда наконец я смог оглянуться вокруг. Девушки смотрели вниз на тающую в дыму заимку Кулика и плакали. Судя по тому, как некоторые мужчины прятали свои глаза, у сильной части экспедиции настроение было не намного лучше. И тогда я понял, что если когда-нибудь попробую описать всю таинственную привлекательность этого места, то закончу обязательно этой странной картиной, сильно напоминающей финальную сцену «Соляриса» Тарковского: изба, исчезающая внизу в море дыма и воды. И грустные мужские глаза. Не хватало лишь соответствующей музыки и прощальной надписи «Продолжение следует?»…

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт