Главная Архивные документы
Исследования
КСЭ Лирика
Вернуться
Титул
Содержание
К нашим читателям
Показания очевидцев о моменте Тунгусского болида
Анализ тонкой структуры вывала леса Тунгусским метеоритом
К вопросу о так называемом «Светлом пятне»
Огненный шквал при Тунгусской катастрофе. (часть 1)
Огненный шквал при Тунгусской катастрофе. (часть 2)
Статистическая оценка параметров Тунгусского метеорита
Из 1963 года
КСЭ-15 (1973 г.)
Программа исследований: 1973 г.
Мемориал
О звезде по имени Геннадий Андреев
Римма Федоровна Ваулина (Кожемяк)
Возвращение на Укагиткон
Сувениры Тунгусского метеорита
Вильгельм Генрихович Фаст
СВЕТ ЧЕЛОВЕКА
Некрологи
Фаст В.Г. - Кандидат в депутаты Томской областной Думы
ФАСТ В.Г. - кандидат в депутаты Томского областного совета
Наши авторы
Каталог
Римма Федоровна Ваулина (Кожемяк)
Г. Плеханов (Томск)
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Исследования » Тунгусский Вестник » Тунгусский Вестник №16 » Римма Федоровна Ваулина (Кожемяк)

Весной 1960 г. появилась в КСЭ новая девушка Римма Кожемяк. Привел ее Леня Шикалов, охарактеризовав весьма положительно. Она в это время или еще училась, или уже закончила курс обучения на машиниста электровоза, являясь единственной особой женского пола среда всех курсантов. Однако после завершения учебы электровоз ей не дали - «не женское это дело» и назначили вначале в команду по ремонту железнодорожных подстанций, а вскорости и бригадиром этой команды. В бригаде около 40 мужчин и одна девушка, которая командует всей этой разнородной публикой. Командует умело и жестко. Как говорили знающие ее по этой деятельности, вышколила она свою бригаду так, что ни одного опоздавшего или выпившего на рабочем месте не появлялось и ни одного нецензурного слова не произносилось.

Этому способствовало и то, что за себя она умела постоять, являясь разрядником чуть не по десятку видов спорта, включая лыжи, бег, прыжки, гимнастику, туризм, велосипед и еще что-то, А по спортивному ориентированию являлась призером то ли областных, то ли региональных соревнований, Короче, мы ее включили в основной состав, хотя отборочный «конкурс» был достаточно жестким, особенно для женской половины.

Всего было включено 8 женщин; Руфина Журавлева и Галя Колобкова из предыдущей экспедиции, Алена Бояркина. Галя Иконникова и Люба Некрасова - примкнувшие к КСЭ еще до начала первой экспедиции, а из новых -только Галя Иванова, Лида Лагутская, и Римма Кожемяк, Правда, потом в женскую составляющую за счет москвичей добавилось еще пятеро. Но даже 13 из общего списка в 75 человек не перебор.

Ее предполагалось использовать как человека, хорошо ориентирующегося для руководства полевыми маршрутами. И даже первый ее выход по тропе с небольшой группой уже предполагал попутный заход в сторону истоков Чавидокона, с чем она успешно справилась.

Затем участие в одной «миниспасательной» процедуре. Когда одна из групп, двигавшихся по тропе на заимку, в срок на пристань не вышла, пришлось через 4 дня после их выхода из Ванавары на вертолете (благо он был в нашем распоряжении) обследовать ближайший отрезок пути. Римма вместе с картой и достаточным запасом продуктов подготовилась к аварийной высадке. Летим вдоль тропы, которая хоть и неявно, но сверху местами просматривается. Где-то километров в 25 от Хушмы видим палатку, из которой вылезают трое здоровых парней и, призывно подскакивая, машут руками, надеясь остаток пути преодолеть вертолетом. А время близко к обеду. Значит, идут не спеша, вразвалочку. Высаживаем с зависания поблизости от палатки Римму с необходимым запасом продуктов, предварительно договорившись, что о состоянии ребят она сообщит знаками. Пока делали круг, она ситуацию выяснила и дает знать, что могут двигаться дальше самостоятельно. Через день появились на заимке. Оправдываются.

Несколько раз мне пришлось с ней ходить для координации планов работы маршрутными группами. Ей нужно было дать только целеуказание - куда прийти. Римма брала карту, изучала ее досконально, и потом шли мы с ней в назначенный пункт строго по методам ориеитировщиков. Она с компасом идет впереди, строго сверяясь с выбранным направлением. Если по курсу попадается куст или дерево, она останавливается, делает два-три шага в сторону, проходит препятствие, снова два-три шага в обратную сторону, берет азимут и продолжает движение по тому же курсу. Точность выхода в заданный пункт была поразительной. Так, на 8-километровом пути отклонение от заданной точки составило меньше 20 м.

Затем Римма возглавила «женскую» полевую группу по обнаружению и исследованию отдельных деревьев и рощ, переживших катастрофу. Маршруты были ближние, в пределах котловины. Выполняла и завершала она их с завидной точностью.

В конце сезона Юре Львову нужно было срочно возвращаться. Вышли они, если не ошибаюсь, с Юрой Кандыбой, чтобы через сутки быть в Ванаваре, Связь была хорошая. Обеспечивали ее две армейские радиостанции, находящиеся на «боевом дежурстве», как пишется в инструкции, вместе с солдатами-радистами. Через сутки из Ванавары сообщение- пришли через 26 часов. Это был первый «рекорд тропы». А дело было уже в конце экспедиции. Свой выход Римма с двумя спутницами Любой Некрасовой и Галей Тяпкиной тоже зафиксировала. Через сутки информация из Ванавары - 23 часа. Рекорд побит. А еще через несколько дней - новый «рекорд», Игорь Зенкин, Толя Ильин и Лев Бородин прошли тропу за 17 часов! Этот рекорд, насколько в курсе, так никто и не побил!

Еще одна отличительная особенность Риммы. Певунья. В маршруте у костра, во время воскресных выходов в межэкспедиционный период (а тогда они были почти еженедельными), да и просто за столом на общих сборах Римма всегда пела. Громко, чисто. Тут же кто-то начинал подпевать, затем другой, третий и получался отличный хор.

Затем «послетунгусская» жизнь. Довольно скоро вышла замуж за нашего друга и неоднократного участника экспедиций Петю Ваулина. Родила двух дочерей. Обзавелись они магадаевской дачей, перестроенной Петей в крупный дом, который неоднократно использовался для «минисборов» и «Ксэмпозиумов», Потом болезнь. Длительная, тяжелая. Петя был постоянно рядом. Трудно об этом писать. Сейчас она ушла, но светлый образ спортсменки, певуньи, энергичного, никогда не унывающего хорошего человека останется в нашей памяти.

В Ванаварской столовой после КСЭ-2, Р. Ваулина, Г. Плеханов, Г. Тяпкина Б.И.

Б.И. Вронский, Р.Ф. Ваулина на берегу р Хушма (август 1960 г.)

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт