Главная Архивные документы
Исследования
КСЭ Лирика
Вернуться
Титул
СОДЕРЖАНИЕ
К НАШИМ ЧИТАТЕЛЯМ
Е.М.КОЛЕСНИКОВ ИЗОТОПНЫЕ И ГЕОХИМИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ДОКАЗЫВАЮТ ПРИСУТСТВИЕ ...
В.К.ЖУРАВЛЕВ, ... СПЕКТРОФОТОМЕТРИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ...
А.Д. Белкин, ... Спектрофотометрические особенности растительного покрова ...
В.Д. ГОЛЬДИН, ЗАМЕЧАНИЯ К СТАТЬЕ А.Д. БЕЛКИНА, С.М. КУЗНЕЦОВА
С.М.КУЗНЕЦОВ, МАГНИТНЫЙ ЭФФЕКТ ТУНГУССКОГО «ВЗРЫВА»
В.А.БРОНШТЭН, ОБ ОДНОЙ ВОЗМОЖНОЙ ПРИЧИНЕ УСКОРЕННОГО РОСТА ...
В.И. ЗЮКОВ, ЕСЛИ ВЕЩЕСТВОМ «ТУНГУСА» БЫЛ ЛЕД, ЧТО ЖЕ ТЕПЕРЬ ИСКАТЬ?
Г.Ф.ПЛЕХАНОВ, РЕКОНСТРУКЦИЯ МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЙ ПОСТАНОВКИ ТУНГУССКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
Б.Ф.БИДЮКОВ, ПРОБЛЕМАТИЗАЦИЯ В КОНТЕКСТЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЙ ПОСТАНОВКИ
И.К.ДОРОШИН, ОБ ИНТЕРПРЕТАЦИИ ДАННЫХ ПО ИЗОТОПИИ УГЛЕРОДА В ТОРФАХ РАЙОНА ПАДЕНИЯ ТУНГУССКОГО МЕТЕОРИТА
В.М.КУВШИННИКОВ, ... ОБСЛЕДОВАНИЕ ДЕПРЕССИЙ В РАЙОНЕ ЧАВИДОКОНА И ВЕРХОВЬЕВ МАКИКТЫ
Л.Н.ЛОГУНОВА, ПЕРВЫЙ ЮБИЛЕЙ ЗАПОВЕДНИКА
В.Ю.СОПИН, ТАМ, ГДЕ УПАЛ МЕТЕОРИТ
В.М.ЧЕРНИКОВ, НЕКОТОРЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ О ПОСЕЩЕНИИ ГПЗ «ТУНГУССКИЙ»
Н.К.Рерих. Метеоры
ПИСЬМО И.А. ЕФРЕМОВА
В.А. Бронштэн. Дополнительная библиография ранних публикаций о Тунгусском метеорите
СПИСОК УЧАСТНИКОВ ЭКСПЕДИЦИИ 1972 г. (КСЭ-14)
ПРОГРАММА ИССЛЕДОВАНИЙ 1972 год
Э.Г. ХАММАТОВА, МУТАНТЫ
Неувядающему командору
ЗВЕЗДА, УПАВШАЯ В ВАНАВАРЕ
ЛОЦМАН ГРЯДУЩЕГО
В.К.Журавлев. Отчет о работе экспедиционного отряда КСЭ ...
ОН БЫЛ ИССЛЕДОВАТЕЛЕМ ПО СУТИ
СЕЗОН НА ДВОИХ
ПОСЛЕДНИЙ СЕЗОН
НЕЗАМЕНИМАЯ КОРМИЛИЦА
ОН БЫЛ ОДНИМ ИЗ ПЕРВЫХ ДВЕНАДЦАТИ
У МЕНЯ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ ПОЯВИЛАСЬ...
НАШИ АВТОРЫ
Каталог
В.И. ЗЮКОВ (Троицк, Московская область)
ЕСЛИ ВЕЩЕСТВОМ «ТУНГУСА» БЫЛ ЛЕД, ЧТО ЖЕ ТЕПЕРЬ ИСКАТЬ?
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Исследования » Тунгусский Вестник » Тунгусский Вестник №15 » В.И. ЗЮКОВ, ЕСЛИ ВЕЩЕСТВОМ «ТУНГУСА» БЫЛ ЛЕД, ЧТО ЖЕ ТЕПЕРЬ ИСКАТЬ?

Интенсификация натурного изучения проявлений Тунгусского феномена продолжает оставаться акту­альной задачей. Хотя последействие события существенно нивелировалось за давностью лет в результате эро­зивных и биологических процессов (и даже поисковых работ), сохраняется надежда на выявление отдельных следов и отдаленных последствий. Поисковая компонента должна расширяться с привлечением новых быстро развивающихся инструментальных и информационных технологий. Естественно, что для этого требуется су­щественное финансирование и масштабная кооперация ученых.

В предыдущей статье [Зеков, 2000] было высказано предположение, что веществом «Тунгуса» мог быть лед высокой модификации (плотный кристаллический).

Классическая гипотеза образования планет из роя «промежуточных тел» продолжает легко уживаться с обнаружением метеоритных веществ такой структуры и состава (например, Каманин, силикаты ахондритов), которые могли образовываться только при существенных давлениях в расплавах родительских тел, что предо­пределяет их размеры в сотни и тысячи километров. В сегодняшней Солнечной системе уже после переформи­рования ее первичного (или промежуточного) «населения» в пределах планетарной области оказались не ис­ключительными тела с мощными водяными мантиями (Европа, Каллисто - спутники Юпитера, да и сама Зем­ля), а в заплутонной области вообще царствует лед, в том числе и водяной (пояс Койпера, облако Оорта). Так что с учетом известного о тугоплавких малых телах Солнечной системы, выпадавших на Землю, предположе­ние о дроблении «промежуточных тел», но уже преимущественно ледяных, в заплутонной области не выглядит абсурдным. В результате на периферии Солнечной системы возможно появление и сохранение множества об­ломков водяного льда различных модификаций и клатратов, в зависимости от состава водяной фазы, давления и температуры. Очевидно, что лед и клатраты, в отличие от тугоплавкого вещества метеоритов, после выпаде­ния на Землю не могли сохраняться и не могут быть найдены. Что бы мы знали о метеоритах, если бы они де­зинтегрировались на Земле? Лишь при всеобщем мониторинге Земли появилась принципиальная возможность не пропустить факта выпадения на землю космического льда, однако только если своевременно сделать анализ его структуры и состава.

Карстовые явления после растаивания больших глыб космического льда внешне совершенно неотли­чимы от получаемых в результате растаивания линз земного льда. Только признаки столкновений могут навес­ти на мысль о падении глыб космического льда, если не обнаруживается доказательств взаимодействия именно с метеоритным веществом. Поэтому имеет смысл обследовать все подозрительные в этом отношении озера Земли и кратероподобные образования.

В этой связи автор может указать на Плещеево озеро, как на возможный объект изучения, поскольку господствующей гипотезой его происхождения является карстовая. В то же время, по словам известного спе­циалиста в области метеоритного импакта Л.П. Хряниной, приватно сказанным в 2000 г. автору данной статьи, для нее совершенно очевидны следы импакта в окрестностях Плещеева озера. Овальная конфигурация берегов озера и дна коррелирует с представлением об ударном его происхождении. Другим претендентом на приори­тетное изучение, исходя из новой концепции, является озеро Эльгыгытгын. Там следы импакта никем не отри­цаются, однако природа образования кратера остается проблематичной, не исключается даже модель водород-но-кислородного взрыва [Сахно, 1999].

Концепция тела, состоящего из льда высокой модификации, в том числе и клатратного типа, как пред­ставляется ее автору, является на сегодня едва ли не единственной, у которой нет очевидных проблем почти со всеми известными аспектами всего комплекса фактических материалов по «Тунгусу». Указанная концепция не привлекает для объяснения ничего неизвестного науке и достаточно эвристична, что частично видно из преды­дущего абзаца. Подтверждение же наличия в Солнечной системе льдов высоких модификаций существенно повлияет не только на космогонические теории.

Но что же в таком случае можно найти на месте Тунгусского события через столько лет? Ведь совер­шенно ясно, что сам лед давно растаял, даже если бы его кусок пробил почвенный слой до зоны вечной мерзло­ты: диапазон отрицательных температур на Земле слишком высок для консервации такого льда.

Очевидно, что при испарении ледяного тела в эпицентре взрыва и растаивании тех остатков льда, кото­рые выпали на землю, на месте события можно найти только следы распыленных и растворенных «реликто­вых» компонентов этого тела и «водный след». Поэтому именно микроаналитические элементные и изотопные исследования представляют наибольший интерес для определения характера минерализации ледяного тела.

Чтобы сделать наземный поиск более осмысленным, кроме обращения к архивам экспедиций, весьма желательна сплошная съемка местности между Леной и Енисеем в весенне-летний период в широтном диапа­зоне 57-62° СШ с разрешением 10-20 метров через три светофильтра (красный, синий, зеленый) и в поляризованном свете (в тех же диапазонах волн) с последующей детализацией съемок возможных аномальных участков.

Считая, что исследования Тунгусского феномена должны вестись широким фронтом, автор, тем не ме­нее, хотел бы акцентировать внимание на некоторых моментах, вытекающих из концепции. Почти все они, так или иначе, отмечены в предыдущей публикации. Однако можно выделить направления исследований, являю­щиеся весьма значимыми, если не решающими, для жизнеспособности новой гипотезы.

1. По новой гипотезе отдельные куски льда еще в кристаллическом состоянии должны были достиг­нуть поверхности Земли и оставить следы своего столкновения с ней (чем меньше конечная скорость, тем больше ледяных кусков, в том числе и большего размера, достигнет Земли).

В пользу достижения веществом «Тунгуса» земной поверхности есть много свидетельств, среди них автор может указать на следующие слова начальника астрономического отряда главного геодезического управ­ления С.Я. Белых, работавшего вместе с Л.А. Куликом, от которых невозможно отмахнуться ни под каким бла­говидным предлогом [Васильев Н.В. и др., 1981]: «...Великое болото... с его беспорядочным нагромождением обгорелых снаружи пластов торфа между различными по величине воронками или круглой формы или формы сочетаний нескольких кругов, перекрывающих друг друга...» (выделено мной, В.З.). Это было яв­ственно различимо через 20(!) с лишним лет после Тунгусского события.

До войны господствующей была идея железного метеорита, поэтому всякие воронки и свидетельства столкновения до поры, до времени рассматривались более адекватно. После войны идеей фикс стала идея пол­ного разрушения ТКТ в атмосфере, и все воронки «превратились» в карстовые, несмотря на признаки ударного происхождения некоторых из них, правда, не слишком очевидные в поздний момент обследований.

Наваждение идей создавало застойные области в проблеме, а она оказалась далеко не тривиальной.

Первым и наиболее простым, хотя и не бесспорным, аргументом в пользу новой гипотезы стало бы на­хождение изолированных (пересекающихся или пересекавшихся) воронок. Они должны быть округлыми по периметру и сфероподобными по профилю углубления (конечно, к настоящему времени многие из них сущест­венно заплыли). Края могут сохранить бортик. Возможно наличие под илом уплотненной прослойки дна. Во всяком случае, особенности таких ямок можно смоделировать сбросами с вертолета на месте на разные пло­щадки с различных высот шара диаметром 1-2 метров из материала плотностью желательно 1,3-1,6 г/см3. Его можно изготовить композиционным без особого труда: внутрь сваренной металлической примерно шаровой обечайки помещается подручный материал - дерево, грунт (песок), уплотняется, например заливом воды, что­бы не было пустот, горловина закручивается пробкой. Толщина обечайки должна быть достаточной, чтобы шар не лопнул при первом же сбросе. Хотя в этом случае мы имеем дело с неупругими деформациями грунта, одна­ко отдельные элементы ударного взаимодействия для тысячекратно больших масс с учетом экспериментальных данных для разных скоростей падения шара на землю могут быть рассчитаны на основе теории подобия. Полу­чение расчетного ударного углубления порядка 5-7 метров позволит приближенно определить вероятную ско­рость подлета ледяных кусков к Земле с учетом демпфирования.

Для этой роли подходят, например, как раз такие углубления, о которых сообщается в работе Д.Ф. Ан­финогенова и Л.И. Будаевой [1998]. Ямки могут быть найдены и вне площади основных разрушений, так как в конце пути от тела интенсивно отделялись целые куски льда, хотя большинство из них и разрушались еще в атмосфере.

Уверенная идентификация ударного происхождения изолированной воронки позволит перейти к ее об­стоятельному изучению, имея в виду механические, химические, биологические аспекты. Уплотнение дна, со­стояние остатков бортового валика и растительности по окраине ям, их форма, глубина, состав донного грунта - все должно стать объектом пристального внимания. Необходимо микроаналитическое исследование кернов осадочного и уплотненного слоя. Поскольку лед высокой модификации будет лежать и таять продолжительное время (от часов до нескольких дней и даже недель в зависимости от массы), все время находясь на дне, то мож­но ожидать обогащения подлежащего грунтового слоя микроэлементами, содержавшимися во льду «Тунгуса», тем больше, чем место ближе к центру воронки. Ввиду их пониженной подвижности в грунте можно ожидать, что они будут зафиксированы в соединениях. Там же необходимо произвести изучение всего живого, но в пер­вую очередь «привязанного» к месту - от бактерий до представителей флоры и фауны - на содержание в них аномальных микроэлементов и их изотопов.

Возможными претендентами на место падения больших кусков плотного льда автор считает, в числе других, яму к югу от Южного болота, округлое болото с нечетко выраженным валом к Юго-Западу от Ванава­ры [Васильев и др., 1981] и знаменитую Сусловскую воронку, которая изучалась еще в 1928 г. Л.А. Куликом и И.М. Сусловым и была ими осушена. Тогда на дне этого почти идеально круглого болота обнаружили пень с неповрежденными корнями, что и послужило одним из «доказательств» отсутствия какой-либо связи этого бо­лота с ТКТ.

Таким образом, не исключено, что первоисследователь «Тунгуса» Л.А. Кулик стоял-таки на месте па­дения одного из кусков так называемого Тунгусского метеорита. Сусловская воронка обязательно должна стать объектом микроаналитического обследования. Начинать надо с наибольших непотревоженных углублений ближе к ее центральной части. Если сохранились остатки того пня, их надо взять на анализ, поскольку он про­питался водой выпавшего льда, что не могло не сказаться на его последующем осолении.

Известен по крайней мере один человек - не местный житель, который точно видел место падения од­ного из обломков ТКТ, но не понявший этого, в чем он далеко не одинок до сих пор, - К.И. Суворов. Место ему указал эвенк Иван Песков. Речь идет о «сухой речке, о которой в свое время рассказывали и другие эвенки [Суслов, 1967]. Вот как пишет об этом В.А. Бронштэн [1997]: «На расстоянии 43 км от горы Стойковича на ЮЮЗ (азимут 225°) они нашли канаву в виде ломаной линии. Борта ее осыпались и выровнялись; изломы и крутые склоны были сглажены и заросли кустарником. Канава заканчивалась не воронкой-ямой, а блюдцепо-добным понижением диаметром 7-8 метров». И это через 26 лет после Тунгусского события. Неплохо бы было в этом «блюдцеобразном понижении» взять керн грунта для микроаналитического анализа.

2. Тяготение генетических эффектов к трассе пролета и взрыва «Тунгуса», камень преткновения для многих подходов к проблеме, в новой гипотезе становится совершенно естественным, если предполагать при­сутствие во льду Тунгусского тела микроорганизмов, генетически активных соединений и/или химических му­тагенов. Ситуация в этом отношении выглядела бы более странной, если бы мы предполагали воду такого льда дистиллированной, без богатой минерализации. Поэтому генетические исследования на месте события могут и должны стать относительно самостоятельным направлением.

В метеорите ALH 84001, найденном в Антарктиде, обнаружены следы бактериальной жизнедеятельно­сти. Источник ее относят к марсианской поверхности. Слишком уж непривычна мысль о том, что жизнь может зарождаться вне планет. Но, возможно, на Подкаменной Тунгуске уже более 90 лет находится доказатель­ство космического (внеземного и, тем более, внемарсианского) происхождения жизни.

Автор настоящей статьи убежден в том, что ответ на вопрос о происхождении жизни следует искать в тех областях космической среды, где когерентное поляризованное излучение (возможно, мазерное), длитель­ное время пронизывает массивные, относительно плотные холодные насыщенные молекулами воды облака, что единственно и может дать решающий перевес одним оптическим стереоизомерам над другими. Продолжитель­ное обеспечение существования такого сдвига в начале конденсационных процессов и есть главное для возник­новения живого. Сохранение и накапливание молекулярного усложнения вплоть до получения образующимися молекулярными цепочками свойств комплементарности должно произойти уже в воде. Понятно также, что температурный диапазон, при котором возможно возникновение молекулярных цепочек, должен быть доста­точно узким, что оказывается точно увязанным с существованием воды в жидкой фазе. Для возникновения и распространения живого, кроме самой воды и необходимых химических элементов и условий, нужны среда, в которой возможны каталитические процессы, и, конечно, время. Таким образом, вода оказывается самым подходящим химико-биологическим реактором для комбинирования соединений избыточных стереоизомеров. Сохраняться молекулярные цепочки могут в жидкой и твердой фазах воды. Интересно в связи с этим отметить, что образование льда VI происходит как раз из воды, имеющей наиболее благоприятный для образования и поддержания жизни температурный диапазон. Возможно, что прокариотная клетка, особенно хемосинтези-рующая, (или археклетка) может зарождаться и развиваться, естественно, после предварительного обеспечения в космических условиях оптического стереоизомерного сдвига в составе сложных органических молекул и их структурных реакционноспособных элементов, в планетарных объектах, имеющих мощные, относительно теп­лые водяные мантии, и в массовом количестве возникла уже с первыми взрывами сверхновых звезд, когда и начали производиться все необходимые элементы для создания живого, причем даже в необходимом сочета­нии. То есть, вполне может оказаться, что жизнь, особенно ее прокариотная ветвь, всего лишь на несколько миллионов лет моложе самой Вселенной.

Важным элементом распространения живого на формирующиеся или сформировавшиеся в иных усло­виях (в протопланетных облаках, не обеспечивающих необходимого температурного режима и стереоизомер­ного сдвига сложных молекул) планеты, но на которых возможно дальнейшее эволюционное развитие жизни в соответствии с принципом Реди «живое от живого», должно стать нахождение природой такого вещества космического транспортного «биосаркофага» для сохранения и транспортировки РНК-ового генома и/или археклеточных и клеточных организмов, которое создавало бы необходимые начальные условия для их консер­вации, было бы достаточно механически прочным, устойчивым к прогреву (т.е. иметь достаточно низкую теп­лопроводность и достаточно высокую теплоту плавления), предохраняло от поражающего воздействия корпус­кулярных и иных излучений в космических странствиях, а также удовлетворяло требованию создания самодос­таточной среды для самовоспроизводства живого при попадании его в благоприятные условия. Кроме того, веществу «биосаркофага» желательно иметь свойства, близкие к идеальному диэлектрику в широком диапазоне температур и идеальному диамагнетику вблизи температуры теплового излучения во Вселенной (основной «транспортной» температуры). В этом случае живое в «биосаркофаге» будет перемещаться по маршрутам, оп­ределяемым гравитационными, а не электромагнитными полями.

Идеальным сохраняющим и транспортным «биосаркофагом» такого рода является именно лед высоких модификаций, в том числе клатратного типа, образующийся в большой толще воды и превращающийся при своем плавлении снова в воду того же самого состава. Именно при образовании таких льдов исключаются про­цессы испарения, конденсации, сепарации и других превращений воды, губительные для сохранения предклеточной или клеточной стадии саморганизации живого. Кроме того, в плотном льду принципиально снижается возможность потери информационных достижений живого. При «разархивировании» «биосаркофага» разуп­лотняются водородные связи и воспроизводится первоначальное состояние: молекулы воды приобретают под­вижность и взаимосвязанность, характерную для водной среды, и вместе с ними в сопряженном процессе воз­вращаются к исходному состоянию и функционированию цепочки относительно устойчивых сложных молекул предживого и живого. И именно такие льды способны «пробивать» не слишком мощные атмосферы и дости­гать поверхностей не слишком массивных, приемлемых для дальнейшего совершенствования жизни планет. Именно такие льды способны более эффективно тормозиться, выбрасывая вперед, в направлении максимально­го температурного градиента, струи своего вещества, «отстреливать» целые куски льда при разрушении в поле­те, что позволяет осуществлять его достаточно мягкую посадку на поверхность планет.

В свете изложенных соображений появляются основания для предположения, что наблюдаемые мута­ционные изменения в зоне Тунгусского события могли быть вызваны доставленными на Землю в неиспарив-шихся при взрыве и впоследствии растаявших ледяных глыбах мутагенными соединениями или генетически активным (РНК-овогеномным?) материалом. Необходимы элементные и изотопные исследования наследственного материала мутантов. Нахожде­ние хотя бы в одной ДНК или РНК несвойственного химического элемента или изотопа имело бы исключи­тельное научное и мировоззренческое значение. Здесь уместно вспомнить о соображениях Нобелевского лау­реата Крика, расшифровавшего вместе с Уотсоном генетический код, который, в частности, только на основа­нии присутствия в ДНК редкого для Земли элемента молибдена высказывался в пользу панспермии.

Желательно и в этом отношении исследовать микроорганизмы и другую флору и фауну в водной среде, в частности в упоминавшихся округлых ямах с уплотненным дном, а также в «заплывающих» местах, которые могут подозреваться в качестве застойных для реликтовой воды. Возможный отрицательный результат не дол­жен обескураживать, т.к. нельзя исключить единства первоисточника живого на Земле с материалом, заклю­чавшимся в «Тунгусе».

3. Представляется очень важным для новой концепции тщательное изучение особенностей возгорания и пожара, анализ особенностей ожогового поражения деревьев в зоне разрушений на архивном и натурном ма­ териале. Можно надеяться на выделение таких особенностей, которые не присущи никакому земному пожару. Возможны и экспериментальные исследования по моделированию «парового» (условное наименование, смысл которого вытекает из скоротечности диссоциационных процессов после взрыва ледяного тела) ожога.

4. Требуют переосмысления и показания очевидцев, особенно в той их части, где, так или иначе, упо­ минается о потемнениях, «мороках», покраснениях, радугах, «столбах», движущихся полосах, т.е. всех тех оп­ тических проявлениях, которые так характерны для обогащенной капельками воды атмосферы в зависимости от направления на Солнце. Таких указаний многие десятки, имеются даже единичные указания на выпадение дождя и града. Все эти явления имели относительно кратковременный и локальный характер и привлекли вни­ мание наблюдателей из-за сухости атмосферы на большой территории Сибири в этот день.

Нужно также иметь в виду, что по трассе движения и в зоне взрывного разрушения "Тунгуса" после электронно-ионной рекомбинации при объемной концентрации водорода более 4% водородно-воздушная (так­же как и водородно-кислородная) смесь становится взрывоопасной и при охлаждении расширяющегося потока или облака до 700-550 градусов Цельсия происходит образование воды со взрывом. Нельзя исключить, что в составе ТКТ было значительное содержание метана, других углеводородов. Отсюда - "искрение", "рассыпные молнии", "огненные прутья", "огненный сноп" и т.п. в полете. А сразу после взрывного разрушения тела в эпи­центре возможна фиксация одной или нескольких дополнительных коротких вспышек близконаходящемися наблюдателями.

Здесь же автор хотел бы пояснить, что он имел в виду под внутренней энергией такого льда в преды­дущей статье. Эта энергия примерно равна работе для получения соответствующей модификации льда. Для ее высвобождения необходим прогрев льда до температуры фазового перехода. Повышение температуры до кри­тических величин для летящего в атмосфере ледяного болида может происходить за счет оптического прогрева. Даже незначительное нарушение фазовой устойчивости внутри тела приведет к форсированию его разрушения вследствие нарастания внутренних напряжений. Этим же может быть объяснена продолжительная «канонада» в месте разрушения ТКТ.

5. Особый интерес представляет тщательный анализ «предвестников» Тунгусского события. Разобрать­ ся в них - значит существенно продвинуться к пониманию всей проблемы. В этой связи, в частности, автор об­ ращает внимание на наблюдения проф. Вебера, зафиксировавшего 27-29 июня 1908 г. в Германии в дневное и сумеречное время колебания магнитной стрелки с периодичностью порядка 180 с [Плеханов, 1997]. Если свя­зать их с Тунгусским событием, то для их объяснения автор может предложить явление модуляции солнечного ветра при взаимодействии с плазмой в окрестностях ледяного объекта, скорее всего вращающегося, не исклю­ чено, что двухтельного, в котором, в нашем случае, не содержится пылевых частиц.

Ввиду малости эффекта понятно, что он не наблюдался на ночной стороне Земли. Если такое объясне­ние окажется правильным, то тангенциальная составляющая скорости движения ТКТ должна быть близка к таковой у Земли с точностью до нескольких сотен метров в секунду, чтобы «пятно» модулированного солнеч­ного ветра не вышло за пределы магнитосферы Земли за 3 дня наблюдения эффекта. Тогда ТКТ должно войти в атмосферу со скоростью, близкой к 11 км/с практически в плоскости земной орбиты. Для наблюдения эффекта взаимодействия с такой «комой» размер тела должен быть около 1 км, тогда сфера газодинамического взаимо­действия может составить до 1 млн км [Баранов, 1997]. Соответственно, ввиду такого движения ТКТ относи­тельно Земли, напрашивается объяснение нарастания оптических аномалий перед Тунгусским событием взаи­модействием с ионно-молекулярной компонентой ТКТ, подобного, конечно, не во всем, послевзрывному. Не­избежным становится и переосмысление траектории движения и особенностей разрушения ТКТ. В итоге аб­бревиатура ТКТ возможно станет расшифровываться как Тунгусское кометарное тело.

6. Наряду с вышеизложенным большой интерес вызывает проведение ряда модельных экспериментов.

Первый, моделирование возможности захвата на многовитковую орбиту вокруг Земли (с учетом воз­можностей Луны при эклиптическом прохождении траектории) массивного (в десятки и сотни миллионов тонн) ледяного тела. Обращение к работе Л.А. Катасева и Н.В. Куликовой [1967] на эту тему показывает, что для тела изо льда высокой модификации проведенный авторами анализ неприменим, и возможно расширение «зоны захвата» для превращения его в спутник Земли.

В связи с изложенным имеет смысл обратиться к наблюдениям астрономов, в том числе и любителей, не наблюдал ли, все-таки, кто-нибудь в конце июля 1908 года, пусть кратковременно, какой-либо неизвестной «звездочки» в лучах заходящего или восходящего Солнца.

Второй: моделирование возмущения атмосферы при взрывном разрушении в ней на высотах 5-10 км такого же массивного ледяного тела.

Третий: было бы весьма желательно моделирование и самого процесса разрушения огромной монолит­ной айсбергоподобной глыбы льда, обычного и высокой модификации, имеющей внутриобъемную температу­ру порядка десятков градусов Кельвина при ее вхождении с космическими скоростями в плотные слои атмо­сферы.

Было бы интересно рассчитать примерную траекторию полета ТКТ, считая за основное предположение встречу с Землей после прохождения перигелия, чтобы оценить возможное влияние на его траекторию полей тяготения внутренних планет.

Наконец, независимо от Тунгусской проблемы, хотя это очень важно для ее изучения, все большее зна­чение приобретают исследования свойств и поведения льда и воды в экстремальных условиях.

Большой интерес представляют комплексные исследования водных глубин спутника Юпитера Европы, где, как считает автор, вероятно нахождение прокариотной жизнедеятельности.

Можно предполагать, не боясь ошибиться, что изучение ледяных объектов в космическом пространст­ве окажется более информативным, чем предполагается в настоящее время астрономами, и принесет много сюрпризов.

В любом случае, как совершенно правильно написал к 90-летию Тунгусского феномена Николай Вла­димирович Васильев, решение проблемы, «чем бы в конечном итоге не оказался Тунгусский метеорит, - без всякого сомнения, дает много нового для учения о малых телах Солнечной системы, их эволюции и роли в раз­витии планетарных сфер - включая, разумеется, и биосферу» [Васильев, 1997].

В заключение автор выражает благодарность Борису Федоровичу Бидюкову за благожелательное от­ношение к нему и работе, которое вдохновляло на переработку первоначального текста. В итоге, в представ­ленных на суд читателей и исследователей Тунгусской проблемы статьях, хотя исходная идея и сохранилась в неизменном виде, но за прошедшее до публикации время ее изложение претерпело значительные изменения.

Презентацию идеи именно в «Тунгусском вестнике», который сам является частицей Тунгусского фе­номена, автор считает для себя большой честью.

Литература

Анфиногенов Д.Ф., Будаева Л.И. Тунгусские этюды. Томск: Изд. ТРОЦ, 1998. С. 56-57.
Баранов В.Б. Газодинамическое взаимодействие кометных атмосфер с солнечным ветром // Соросовский об­разовательный журнал. 1997. №1. С. 65-72.
Бронштэн В.А. Неизвестная экспедиция на Тунгуску // Тунгусский вестник КСЭ. 1997. №6. С.11.
Васильев Н.В., Ковалевский А.Ф., Разин С.А., Эпиктетова Л.Е. Показания очевидцев Тунгусского падения. Томск, 1981 (Деп. в ВИНИТИ 24.11.81, №5350-81). С. 80, 96, 271.
Васильев Н.В. К 90-летию Тунгусского метеорита // Тунгусский вестник КСЭ. 1997. №8. С. 15.
Зюков В.И. О веществе «Тунгуса» // Тунгусский вестник КСЭ. 2000. №12.
Катасев Л.А., Куликова Н.В. Астрономический вестник. 1967. Т. 1, №1. 1967.
Плеханов Г.Ф. Итоги исследования и парадоксы Тунгусской катастрофы 1908 г. // Тунгусский вестник КСЭ. 1997. №8. С. 18.
Сахно В.Г. Флюидный режим и вопросы происхождения импактогенного вулканизма кальдеры Эльгыгытгын (Чукотка, Россия) // Международный симпозиум «Физико-химические проблемы эндогенных геологических процессов». М.: Черноголовка, 1999.
Суслов И.М. Опрос очевидцев Тунгусской катастрофы в 1926 г. // Проблема Тунгусского метеорита: Сб. ста­тей. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1967. Вып.2. С. 25.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт