Главная Архивные документы
Исследования
КСЭ Лирика
Вернуться
Титул
СОДЕРЖАНИЕ
ПАМЯТИ Н. В. ВАСИЛЬЕВА
Реквием
Н.В. Васильев. Наука и общество в XXI веке
А.П. Бояркина. Тунгусская библиография работ Н.В. Васильева
Ушел из жизни Васильев Николай Владимирович ...
Васильев Николай Владимирович - автобиография
А.П. Бояркина. Тунгусская биография Николая Васильева
В.П. Казначеев. Ученый и гражданин
В.А. Бронштэн. Выдающийся исследователь и организатор
В.К. Журавлев. Человек коллективистского сознания
В.М. Черников. Он был мужественным человеком
Г.Ф. Плеханов. Отдельные эпизоды из жизни Н.В. Васильева
Ю.Л. Кандыба. Он очень быстро жил
А.П. Бояркина. Неотправленное письмо
А.В. Алексеев. Вспоминая Николая Владимировича
Н.П. Родионова. Васильев-макро на уступах Чургима
Е.М. Колесиков. Светлой памяти лидера
Б.Ф. Бидюков. Авторитет его был неоспорим
О.Н. Блинова. И только Тропа права...
Биография в письмах: Последнее неоконченное письмо Плеханову
Фрагменты писем разных лет, посланных электронной почтой
Состав полевых групп КСЭ-13 (1971 г.)
Сквозная тематическая программа исследований - 1971 г.
ПОЭТИЧЕСКАЯ СТРАНИЦА
НАШИ АВТОРЫ
ИЗДАТЕЛЬСКИЕ ПЛАНЫ
Каталог
В.К. Журавлев. Человек коллективистского сознания
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Исследования » Тунгусский Вестник » Тунгусский Вестник №14 » В.К. Журавлев. Человек коллективистского сознания

Сорок два года тому назад - в 1959 г. - я познакомился с молодым и обаятельным Николаем Ва­сильевым - ассистентом Томского медицинского института. Мы говорили о предстоящей нашей первой экспедиции в эвенкийскую тайгу, в район падения Тунгусского метеорита. В сентябре 1999 г. я в последний раз видел академика Николая Владимировича Васильева, прилетевшего из Харькова на ученый совет Медакадемии. Меня поразило его тяжелое дыхание - астма мучила его уже не первый год, но он считал, что это не причина уходить на отдых и лечение, и продолжал работать и ездить в командировки. Отдышавшись, Николай снова заговорил своим обычным голосом и через несколько минут беседы уже не выглядел боль­ным человеком.

Он быстрее всех его близких друзей поднимался по лестнице научной карьеры: в 1953 г. окончил Томский медицинский институт, в 1968 г. защитил докторскую диссертацию, в 1970 г. стал профессором, в 1976 г. - заведующим кафедрой микробиологии родного института. В 1978 г. Васильев — член-корреспондент Академии медицинских наук СССР, в 1980 г. - академик.

Он сумел совместить напряженный научный труд, подготовку публикаций (более 200), руководство диссертациями учеников, организаторскую работу в научно-координационном совете медицинской Акаде­мии, с еще одним видом общественной деятельности - руководством коллективом добровольных исследо­вателей проблемы Тунгусского метеорита. Ядро этого необычного «невидимого колледжа» находилось в Томске, но его сотрудники жили и работали в самых разных городах великого Советского Союза (Томске, Новосибирске, Красноярске, Омске, Москве, Ленинграде, Киеве, Харькове, Минске, Усть-Каменогорске, Ашхабаде...). В свободное от основной работы время (которого у научного работника на самом деле не бы­вает) десятки специалистов - математиков, биологов, физиков, химиков, спектроскопистов, геологов, эко­логов — по зову души безвозмездно трудились над фрагментами небывалой для науки задачи — расшифровки следов Тунгусской катастрофы, которая сначала представлялась просто падением очень большого метеори­та.

Через полвека после события странные следы катастрофы, оставленные в сибирской тайге неждан­ным гостем из космоса, на глазах исчезали, размывались потоками времени и энтропии, силами биосферы и технической деятельности человека. Выяснилось, что у мировой науки просто нет средств однозначного решения подобных проблем — на наших глазах редкое и грозное явление природы ускользало из рук ученых.

Необычная проблема потребовала и необычных методов ее научного изучения. Требовалось охва­тить разными видами геохимического, экологического, геофизического мониторинга огромную террито­рию, сравнить район катастрофы с районами, которые могли считаться фоном, организовать комплексные исследования, создать методы обобщения полученных разнородных данных. И всё это - при ничтожном финансировании, практически без денег! Потому что существовала как объективная реальность еще одна трудность - фатальная недооценка произошедшего космического катаклизма лидерами академической и прикладной науки. Грандиозность и «неподъемность» этой объективно возникшей проблемы, отталкивав­шая от неё большинство талантливых и заслуженных ученых, вызвала в среде научной интеллигенции на­шей страны и противоположную реакцию. Возник коллектив добровольцев, который начал решать нерешаемую проблему. Лидерами этого коллектива стали два друга - Геннадий Плеханов и Николай Васильев. Как ученые и как личности - это очень разные люди, но их противоположные качества счастливо дополняли друг друга. Для руководства КСЭ — Комплексной самодеятельной экспедицией — мало было иметь широ­чайшую научную эрудицию, понимание тенденций развития естествознания и чуткость к процессам у гори­зонта науки.

Только люди высоких моральных качеств, коллективистского сознания и удивительного человече­ского обаяния, как оказалось, смогли выдержать естественный отбор на роль такого лидера. Николай Ва­сильев как лидер Комплексной самодеятельной экспедиции и его ближайшие соратники, бывшие, естест­венно, и его лучшими друзьями, не возвышались над остальными участниками этой научно-социальной коммуны — они были вместе с ними, одними из них — и в то же время были ведущими, впередсмотрящими, штурманами и капитанами. И первыми начали уходить из жизни они - лучшие среди нас...

Нас потрясла смерть Юрия Львова, Александра Афримзона, Дмитрия Дёмина... «КСЭ без Дёмина -это уже другая КСЭ», — сказал Васильев в прощальном некрологе. Ещё резче мы ощущаем эту перемену с уходом Николая Васильева. Его последний обзорный труд по проблеме Тунгусского феномена - его «Ме­морандум» оказался не подведением итогов очередного этапа истории КСЭ, а завещанием. Мы должны ока­заться достойными той судьбы, которая поставила нас в ряды исследователей феномена Тунгусской катаст­рофы. И передать эстафету новым участникам — они будут продолжать дело, которому отдал так много сил Николай Васильев, - в Двадцать первом веке, веке Космоса и новых грозных событий Истории...

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт