Главная Архивные документы
Исследования
КСЭ Лирика
Вернуться
Титул
СОДЕРЖАНИЕ
К НАШИМ ЧИТАТЕЛЯМ
И.К.ДОРОШИН, КОНСОЛИДИРУЮЩЕЕ ПОСЛАНИЕ ЛИДЕРА
Г.А.Сальникова. О поиске материальных частиц Тунгусского космического тела
Ю.Л.Кандыба. Такие работы проводились!
Ю.Л.Кандыба. О научном туризме на Тунгуске
В.И.Зюков. О веществе «Тунгуса». Новая концептуальная гипотеза
В.П.Горбатенко. К вопросу о «молниевых дуплах»
Б. Ф. Бидюков. Экспериментальная проверка ...
Н.Л.Сапронов. Еще одна фантастическая гипотеза о Тунгусском метеорите
Г.Ф.Плеханов. Земная природа Тунгусской катастрофы 1908 г. не соответствует действительности
Ю.Л.Кандыба. История хранит другой портрет ...
ТУНГУССКАЯ ТАЙНА
Л.Н.Логунова. Государственный природный заповедник «Тунгусский»
Дункан Стил и Ричард Фергюсон. Авроральные наблюдения в Антарктике во время Тунгусского события 30 июня 1908 г.
Л.А.Кулик. Инструкция для наблюдения молнии
Мир проходящему!
ПРОГРАММА ИССЛЕДОВАНИЙ 1970 год
Валерий Несветайло. Как узнать - где прячется солнце? (Стихи разных лет)
Б.Ф.Бидюков. Экспедиция на Попигайский метеоритный кратер
Б.Ф.Бидюков. Тунгуска зимой
В.Ю.Кожемякин. КСЭ-41.
Владимир Кожемякин. Тунгусские дневники
Д.Ф. Анфиногенов, Л.И. Будаева, И.К. Дорошин. О поисках слабоизменённого вещества Тунгусского космического тела
В.К. Журавлев. Ломая привычные каноны.
НАШИ АВТОРЫ
ИЗДАТЕЛЬСКИЕ ПЛАНЫ
Каталог
В.И.Зюков. О веществе «Тунгуса». Новая концептуальная гипотеза
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Исследования » Тунгусский Вестник » Тунгусский Вестник КСЭ №12 » В.И.Зюков. О веществе «Тунгуса». Новая концептуальная гипотеза

"В наш век, когда физики знают, что происходило в первые секунды существования Вселенной и что творится в еще не открытых черных дырах, приходится с удивлением признать, что основные стихии древности: воздух и вода, все еще остаются загадкой для нас".
И.П. Стаханов

По мере накопления материалов о Тунгусском Событии становится все более очевидной бесперспективность объяснить его феномен исходя из известного о малых телах Солнечной системы или предположения об искусственности происхождения «Тунгуса».

Наибольшим признанием в официальной научной среде до сих пор пользуется кометная гипотеза. Однако даже сочетание таких важнейших характеристик Тунгусского события, как отсутствие дымного следа при движении в атмосфере и ненахождение на земле каких-либо следов тугоплавких нелетучих веществ, свидетельствующие об их отсутствии в «Тунгусе» в заметных объемных количествах, глубокое вхождение Тунгусского тела в атмосферу, свидетельствующее о его большой механической прочности, во всяком случае, на сжатие, изменение траектории на заключительном участке движения, свидетельствующее о появлении неосевых струйных истечений и/или отрывов отдельных фрагментов «Тунгуса» на завершающей стадии полета, своеобразие взрывного процесса, свидетельствующее об отсутствии его одновременности и одноточечной пространственной локализации, местный геомагнитный эффект после взрыва, свидетельствующий о достижении значительной массы специфических продуктов взрыва ионосферных слоев, наличие ограниченных «пятен» биологических эффектов в районе эпицентра взрыва и вдоль проекции заключительной трассы полета тела, свидетельствующее либо о наличии излучения, либо о достижении земли достаточным для их появления количеством вещества Тунгусского тела в концентрированной форме (или комбинации того и другого), не говоря о других особенностях, находится в явном противоречии с современными данными и представлениями о составе, свойствах и происхождении комет, впрочем так же, как и других известных малых тел.

Автор настоящей статьи предлагает активизировать попытки подойти к проблеме с другой стороны: не от тел, а от поиска среди известных науке веществ такого, чтобы разрушение в атмосфере объекта, состоящего из него, удовлетворяло бы особенностям Тунгусского события, в связи с чем привлекает внимание научной общественности, занимающейся тунгусской проблематикой, к гипотезе ледяного тела в новом ракурсе, совершенно отличающемся от известных классических кометных интерпретаций Уиппла, Шеппли, академиков В.Г. Фесенкова, Г.И. Петрова и других.

С начала века известно о полиморфизме льда. В наше время коллекция кристаллических модификаций льда пополнилась до десяти, и только две из них легче воды. В земных условиях наблюдается только лед I модификации (поликристаллический). Наибольший интерес в связи с Тунгусским метеоритом представляют VI и VIII модификации, плотность которых при относительно сопоставимых температурах (в интервале 4-25°С) на 34 и 65% выше плотности воды [см., например, ст. «Лед» - БСЭ. 1973 Т. 14, 3-е изд.]. Далее в тексте автор называет эти льды тяжелыми, что не имеет никакого отношения к атомарному составу молекул воды. Тяжелые льды, в отличие от легких, при плавлении увеличиваются в объеме. Лед VI с тетрагональной сингонией получается непосредственно из воды при температурах от 0 до 80°С и давлениях от 6,3 до 21 т/см2 соответственно. При более высоких температурах и давлениях образуется лед VII с кубической сингонией, который при давлении 200 т/см2 имеет температуру плавления 400°С, а при отрицательных температурах переходит в лед VIII со значительным уменьшением диэлектрической проницаемости.

Обращаясь ко льду в общей постановке вопроса, мы вступаем в область terra incognita ввиду недостаточной изученности его свойств, тем более в экстремальных условиях, так что исключение его из вероятных претендентов на вещество ТКТ выглядит неоправданным, тем более, если это делается только на основании прочностных соображений.

Лед весьма распространен в Солнечной системе и, как все более выясняется, в Галактике и Вселенной. Главное заключается в фазовом состоянии льда, иными словами - в его модификации.  Здесь, конечно, сразу возникает вопрос о его возможном происхождении. При попытке ответа на него проблема неизбежно выходит на космогонический уровень, поскольку для получения таких льдов необходимы высокие давления, получающиеся только в планетарных объектах, имеющих водяные мантии мощностью в десятки и сотни километров. При разрушении в определенных условиях, например при гравитационном разрыве, подобного ледяного объек та внутри предела Роша крупной планеты, в толще образующихся глыб тяжелого льда при отсутствии объемного прогрева система водородных связей не будет трансформирована, и лед в условиях космического холода (до 50-100°К) сохранит свою модификацию неограниченно долгое время до последующих метаморфоз. При подобном варианте их происхождения предполагать наличие в толще айсбергоподобных глыб льда макроскопических тугоплавких компонент нет серьезных оснований, хотя такую возможность полностью нельзя отрицать, но можно предполагать наличие в них дислокаций и даже трещин, если некоторые из них избежали повторных столкновений.

Глыбы льда высокой модификации в Солнечной системе могли, в принципе, появиться при разрушении планетарного ледяного тела (подобного спутнику Юпитера Европе), предварительно образовавшегося в Солнечной системе. Либо источником таких глыб являлась внешняя по отношению к Солнечной системе среда, и такие глыбы существовали в протопланетном облаке еще в период планетообразования.

В любом случае при обращении к веществу ясно, что оно по своему атомарно-молекулярному составу не может быть редким. Вещество должно также обладать необходимой прочностью и внутренней энергией, способной выделиться при прогреве. Лед высокой модификации удовлетворяет этим и другим требованиям и, как представляется автору, позволяет соединить в единую последовательность казалось бы совершенно несоединимые наблюдения и обстоятельства, так или иначе связанные с Тунгусским событием.

Мы не обсуждаем здесь космогоническую проблематику, а только хотим пояснить, что, в принципе, нет никаких естественнонаучных ограничений для предположения о том, что вещество Тунгусского тела могло представлять собой лед высокой модификации. Причем образование его вне протопланетного облака представляется автору более вероятным.

Итак, автор выдвигает гипотезу, что Тунгусский метеорит представлял собой реликтовую комету, состоящую из льда высокой модификации. Отграничивая ее от тех комет, которые известны космогонии сегодня, автор прибавляет слова, характеризующие ее отличительные особенности, - «реликтовая ледяная». Эти два слова определяют время начала «кометного» существования (до образования Солнечной системы) и вещественный состав подобных тел, чем полностью их идентифицируют.

Наиболее вероятным источником «Тунгуса», по мнению автора, явилось облако Оорта, где такие объекты могут сохраняться миллиарды лет. Тогда эксцентриситет орбиты Тунгусского тела при отсутствии значительного влияния планет должен быть близок к единице. Поскольку встреча ТКТ с Землей состоялась, а Солнце является одним из фокусов его эллиптической орбиты общим с Землей, то очевидно, что «Тунгус» должен был двигаться в плоскости орбиты Земли, т.е. относительно поверхности Земли он должен войти в атмосферу под углом 23,5° к плоскости экватора. Поскольку день события пришелся на лето, а Тунгусское тело наблюдалось в северном полушарии и двигалось в этот день от Солнца навстречу вращению Земли, то азимутальный угол направления его наблюдаемого движения должен был бы составлять (в случае отсутствия внутритермосферных динамических смещений траектории) 246,5° (66,5° - угол прилета), что не совпадает с осью симметрии вывала леса в месте главного взрыва, остававшейся в конце движения части Тунгусского тела, и отличается от большинства показаний очевидцев. Но, тем не менее, автор обращает внимание на то, что имеются отдельные показания, близкие к этому значению азимута [Плеханов, Плеханова, 1977].

Долгота события (около 102° в.д.) в увязке с его временем (0 ч 14 мин по Гринвичу) принципиально не противоречит этому параметру входа «Тунгуса» в атмосферу Земли.

При отсутствии захвата тела на околоземную орбиту оказывается, что «Тунгус» столкнулся с Землей уже после прохождения им перигелия. Вместе с тем нет свидетельств, что он был замечен при его приближении к Солнцу и при его удалении от Солнца. С одной стороны, это может быть объяснено трудностями наблюдения в плоскости орбиты Земли внутренних по отношению к ней тел, с другой стороны, это свидетельствует об относительно высокой испарительной устойчивости вещества «Тунгуса». Во всяком случае при движении к Солнцу до достижения «Тунгусом» орбиты Земли никакого «хвоста» у него не было.

Ввиду примерной перпендикулярности орбит Земли и «Тунгуса» скорость его вхождения в атмосферу Земли можно оценивать на уровне параболической скорости, т.е. ненамного отличающейся от 40 км/с.

Вместе с тем, особенно при наличии слабосвязанных фрагментов, нельзя исключить вариант захвата одного из них на одновитковую или даже многовитковую эллиптически-спиралевидную орбиту вокруг Земли.

В этом случае Тунгусское тело могло лететь как от Солнца, так и к Солнцу, а девиация азимута его движения, вообще говоря, могла произойти как в одну, так и в другую сторону от первоначального в зависимости от характера предварительного динамического взаимодействия с атмосферой Земли.

Если в качестве источника энергии взрыва Тунгусского тела, которая по Масштабам последовавших разрушений оценивается ~1,5х1017 Дж, принять только кинетическую энергию, то его масса в конце пути при возможной скорости ~3 км/с может составлять -30 млн. т, а линейный размер в зависимости от плотности будет порядка 200-300 м. В начале своего пути в атмосфере ледяная глыба, естественно, была более массивной и имела «неправильную» айсбергоподобную форму. Ее продольный размер мог быть порядка 300-500 м и даже больше.

В рассматриваемом контексте принципиально, что лед высокой модификации имеет более подходящие механические и термодинамические характеристики, позволяющие ему гораздо глубже войти в атмосферу по сравнению с обычными льдами, и высвобождать внутреннюю энергию по мере разрушения.

Тунгусское тело только в тонком поверхностном слое могло быть припорошенным космической пылью и иметь намерзшие легколетучие газы. Еще при вхождении в мезосферу тело, скорее всего, переориентировалось таким образом, что его самая массивная часть оказалась впереди, а более протяженная ось - по направлению движения, при этом углы, поверхностные дефекты и неоднородности были быстро сглажены. Нельзя исключить, что такая ледяная глыба могла обладать аэродинамическим качеством, связанным как с его конфигурацией, так и с особенностями испарительного процесса.

Поверхностное плавление льда и испарение воды при движении «Тунгуса» еще в стратосфере создавало своеобразный цилиндроподобный расширяющийся, но быстро распадающийся след, который можно было принять, как говорили очевидцы, за движущуюся «трубу» или бревно. Объем водяного пара в несколько тысяч раз превышал объем растопленного и испаренного льда.

В расчете на единицу массы кинетическая энергия при возможных скоростях движения в сотни (а при влете в атмосферу в тысячи) раз больше скрытой теплоты плавления обычного льда и парообразования (без учета затрат энергии на нагрев). Но ввиду низкой теплопроводности (теплопроводность обычного льда составляет 2,34 Дж/м*с*град, а теплопроводность воды и водяных паров еще ниже), при достаточной механической прочности (в основном, на сжатие), ледяное тело может разрушаться только за счет плавления льда и испарения паров воды (сублимационный процесс здесь невероятен). При этом следует учитывать, что в расчете на единицу массы теплоты плавления и парообразования воды по сравнению с металлами и другими соединениями весьма высоки. А по достижении 1500-2000°С начинается диссоциация молекул воды, идущая также с большим потреблением тепла, так что возможный скачок температуры в приповерхностном слое должен стабилизироваться, быть может, где-то на уровне 2000-2500°С.

Кстати, даже если всю энергию взрыва затратить на плавление льда, парообразование и нагревание только пара, то при превращении в водяной пар 30 млн. т массы «Тунгуса» весь пар может нагреться всего до ~400-500°С.

Таким образом, сначала в этом паро-огненном котле будет кипеть только водо-ледяная поверхность тела. На несколько минут может установиться состояние относительно плавного торможения, при котором тело будет двигаться, не разрушаясь механически и постепенно прогреваясь в объеме от сверхнизких температур до температур фазовых переходов, а это ни много, ни мало, а не менее 200-250 град.

При этом плавящийся поверхностный слой будет как бы «стекать» с «Тунгуса», но наличие скачка температуры в ударной волне будет приводить к все большему объемному прогреву.

Возможности аэродинамического маневрирования при скоростях порядка 20-40 км/с весьма ограничены. Таким образом, неразрушающие «маневры» естественного характера большой по размеру, бурно испаряющейся (сотни, а может быть, тысячи, в зависимости от величины поверхности, тонн льда в секунду!) ледяной глыбы по азимуту и по высоте, которые представляются возможными еще в ионосфере из-за наличия градиентов давления в атмосфере и особенностей испарения по ее поверхности, могут быть только небольшими и достаточно «гладкими».

Своеобразие разрушения «Тунгуса» при приближении объемных температурных характеристик льда к критическим должно предопределяться особенностями фазовых переходов в нем, поскольку различные модификации льда имеют различные структурные упаковки молекул.

Представляется очень вероятным, что когда прогрев стал приобретать все более проникающий в глубину тела характер, возникали отдельные локальные взрывные кавернообразующие разрушения в наиболее прогревающихся участках, которые и могли вскоре предопределить окончательный разрыв Тунгусского тела на несколько кусков. С Тунгусского тела практически «сдирались» пласты прогревающегося льда, что приводило к тому, что распространение прогрева внутрь тела в конце пути носило относительно «ступенчатый характер». Струйные взрывообразные истечения массы «Тунгуса» будут происходить как раз в направлении наибольшего температурного градиента. Сброс скорости становится более эффективным.

Описываемые нами черты разрушительного процесса в целом хорошо соотносятся с известными особенностями звуковых и световых явлений, сопровождавших пролет Тунгусского тела.

Таким образом, изменение скорости продолжающей движение массы «Тунгуса» по величине и направлению в конце его пути носило, скорее всего, неравномерный характер, появлялся вращательный момент, и общее движение Тунгусского тела на заключительном этапе движения можно уподобить движению фейерверковой петарды с соответствующими струями, отрывами кусков, вращениями и зигзагами. По мере испарения и объемного прогревания тела, несмотря на снижение скорости движения, становится возможным его взрыв, причем, скорее, комбинированный с разрывом на несколько частей, чем одномоментный. Разрушение тела на крупные части стало неизбежным при достижении им критических размеров и соответствующей формы по мере его истончения и изъязвления, при которых дальнейшее «послойное» разрушение стало невозможным из-за потери способности тела сопротивляться поперечно-продольным динамическим нагрузкам.

Макроскопически траектория, как следует из показаний очевидцев в зависимости от их месторасположения, приобрела характер развернутой вокруг вертикальной оси буквы

S. Заключительный «маневр» Тунгусского тела нашел свое отражение в наземных разрушениях.

Как достаточно хорошо установлено, взрыв основной массы «Тунгуса» произошел уже в тропосфере на высоте ~6-7 км. Оценка конечной скорости неопределенна, но мы думаем, что она была не менее нескольких км/с, т.к. иначе при разрушении описываемого нами тела на землю выпал бы просто шквал ледяных кусков, а энергетика взрыва была бы значительно меньше наблюдаемой (либо надо еще увеличить объем тела). Начиная со скоростей ~3 км/с, когда кинетическая энергия и сумма скрытых теплот плавления обычного льда и парообразования, даже без учета затрат на нагревание пара, в расчете на единицу массы выравниваются, ледяные тела достаточной массы уже могут достигнуть поверхности земли без своего разрушения.

В то же время конечная скорость «Тунгуса» не могла быть слишком высокой (~8-10 км/с), т.к. тогда было бы трудно за счет внутренней энергии получить несомненно наблюдавшийся «разворот» траектории на заключительном этапе движения. Таким образом, наша, достаточно произвольная, оценка конечной скорости ~3 км/с имеет шанс не превышать ошибку в 200%. Отсюда ошибка в оценке массы на момент взрыва едва ли завышена более чем в 1,5 раза или занижена более чем в 2 раза. Оптимальной оценкой конечной скорости автору представляется величина ~4 км/с. Хотя при указанных скоростях учет выделившейся при взрыве внутренней энергии оценку массы «Тунгуса» принципиально не изменяет, но учет внутренней энергии очень важен для характеристики заключительной части траектории движения и самого взрыва.

Ряд обстоятельств, отмечаемых очевидцами явления, говорит в пользу явной пологости начальной, в день события, траектории (~10-15°). Так называемый «клевок» перед основным взрывом после разрыва тела на две или три части весьма возможен. Он вытекает из закона сохранения момента импульса: если передовая, можно полагать, более массивная часть пошла вниз, то последующая, менее массивная часть должна «подправить» свою траекторию вверх. Понятно, что части разорвавшегося тела могли разойтись не только по высоте, но и по азимуту. Тем самым может быть объяснена сложная форма источника взрыва и некоторые баллистические особенности, отразившиеся в структуре вывала леса.

Показательными являются свидетельства Т.Н. Науменко, одного из авторитетных очевидцев.

Интересно отметить сравнение им видимого размера летящего объекта с видимым размером луны, что, имея в виду возможный диапазон расстояний до него с учетом угла стояния Солнца над горизонтом в 7 ч утра по местному времени, хорошо коррелирует с предполагаемым нами размером Тунгусского тела. Форма «Тунгуса» в полете по рисунку Т.Н. Науменко также соответствует нашему представлению о возможном виде Тунгусского тела в конце пути и динамике его разрушения.

 

Вид Тунгусского тела в полете. Рисунок Т.Н. Науменко. По публикации А.Ю. Ольховатова (1997)

Например, У.А. Пешкова (в день события ей было 8 лет) вспоминала: «...летела громадная, с дом, огненная масса, за ней отдельные куски поменьше, как бочки. Куски сгорали со свистом, как будто что-то трескалось, горело... Цвет - как раскаленные угли» [Эпиктетова, 1999]. Так что рой тел в обычном смысле образовываться не мог: куски льда отрывались апериодически и могли быть только относительно крупными. При скоростях выше 8-10 км/с они быстро «сгорали».

Представляется вероятным, что достаточно многочисленные ямки с уплотненным дном, обнаруженные в районе взрыва, могли появиться от тех обломков льда, которые испарились или растаяли уже в результате или даже после столкновения с землей. Поразительно, что подозрительные ямы диаметрами от 10 и даже до 60-80 м имеют примерно одинаковую глубину ~6 м [Анфиногенов, Будаева, 1998. с. 56-57], как будто все оплавившиеся куски льда спустились на парашюте. Хотя это обстоятельство может оказаться и не таким уж удивительным: ведь те остатки льда, которые не погибли, по крайней мере вблизи земной поверхности проходили через отраженную ударную волну и демпфировали. Дело в большой интенсивности испарения такого тела и его сравнительно небольшой плотности (1,3-1,6 г/см3). Объем пара после плавления льда и испарения увеличивается тысячекратно, и процесс этот не прекращается вплоть до соприкосновения с землей. При появлении холодного экрана образуется непрерывно пополняющаяся паровая «подушка», и процесс этот будет практически одинаков для всех кусков льда. Так что скорости прямого соприкосновения с землей едва ли будут иметь слишком большой разброс.

Предполагаемый нами характер разрушения Тунгусского тела на заключительном этапе его движения коррелирует с распределением космохимических и биологических аномалий в зоне события, которое, в свою очередь, указывает на те места земной поверхности под трассой пролета «Тунгуса», куда в концентрированном виде было доставлено его вещество. Уже после взрыва (взрывов) огромный огненный шар перегретого водяного пара ударил в земную поверхность примерно под его эпицентром.

Все эти обстоятельства не могли не сказаться на особенностях лесоповала, а также возгорания тайги и хода последующего пожара. Из-за паронасыщенности воздуха пожар, тем более верховой, не получил возможного при сухой погоде чрезвычайного распространения. Ведь изо льда Тунгусского тела в зоне события образовался в переводе на чисто водяной пар при атмосферном давлении при температуре ~400-800°К шар перегретого пара диаметром -4-5 км!

На характере ожогов и других повреждений деревьев, кроме световой вспышки (вспышек), должны были сказаться воздействие высокотемпературного пара и последовавшая после взрыва электроразрядная активность. В отличие от световой составляющей «паровая» составляющая ожога должна быть более размазанной по объему, т.е., быть более «всесторонней». Видимо паровым ожогом объясняются поражения в виде известных «коготков».

Особый вопрос состоит в определении характера и динамики конденсационных процессов в зоне события, являющихся весьма важными для понимания его ближайших и более отдаленных последствий. В частности, с этими процессами могут быть связаны известные, но остающиеся таинственными лентовидные поражения коры лиственниц в зоне поражения деревьев.

Чрезвычайный интерес представляют свидетельства эвенков о черных и светлых камнях, «как олово», блестящих и других, якобы виденных ими в разных местах. Может, не стоит так уж не доверять рассказам эвенков, может, «камни» и в действительности существовали, но... растаяли? Настя Джонкоуль говорит: «Упал большой камень, большой как чум, подскочил два или три раза, а потом потонул в болоте. Камень был блестящий, черный» цит. по: [Анфиногенов и Будаева, 1998, с. 61]. Такое наблюдение, конечно, невозможно в эпицентре наземных разрушений. Если поверить, что получается? А то, что «камень» размером 4-6 м не был очень-то тяжелее болотной воды, но все-таки тяжелее, и какого-то свинцового блестящего оттенка. Но оттенок, пожалуй, вызывает меньше всего вопросов, он и у «нашего» льда бывает похожих оттенков, особенно в зависимости от его толщи, освещенности и угла зрения.

Т.е. если тело «Тунгуса» представляло собой лед, то этим свидетельством подтверждается, что это был тяжелый лед высокой модификации, можно полагать, VI или выше, и еще в иной модификации отдельные его куски долетели даже до земли. Этим сообщением также подтверждается, что взрыв имел не чисто механический характер, а был связан с фазовыми переходами при объемном прогреве ледяной массы, и прогрев тела не был объемно однородным. Подтверждается и низкая скорость подлета кусков льда к земле.

Вообще в свете новой гипотезы необходимо без всякой предвзятости «перелопатить» показания всех очевидцев, что особенно важно для установления полной картины динамики разрушения «Тунгуса», являющейся отражением вещественных и прочностных особенностей ТКТ. В целях повышения достоверности анализа сведений, сообщаемых очевидцами Тунгусского события, неплохо бы было сравнить их статистику со статистикой отклонений в показаниях очевидцев падения Сихоте-Алинского метеорита.

Оказывается, нет в этом событии таких подробностей, которыми можно было бы пренебречь по, казалось бы, очевидной несуразности. Например, более внимательное, насколько это сейчас возможно, изучение вопроса с «сухими речками», «боем воды из-под земли», «ямами», «бороздами» под новым углом зрения может приоткрыть много интересного.

Ведь даже при испарении в атмосфере 99,9% массы Тунгусской кометы на землю должно было бы выпасть несколько десятков тысяч тонн льда, что составляет соответственно десятки тысяч тонн воды. И даже это ни много, ни мало, а целая река глубиной 1 м, шириной 10 м, протяженностью несколько километров или озеро глубиной 1 м и диаметром несколько сот метров.

В рассматриваемом отношении можно упомянуть еще об одном весьма красноречивом свидетельстве. По словам Е.С. Даоновой, ее отец вскоре после катастрофы, в августе, как только оправился от послевзрывной контузии, решил осмотреть свои лабазы, т.е. пошел с конкретной целью в хорошо знакомое ему место. Придя туда, он увидел, что все сгорело, «и кругом было много воды» [Проблема Тунгусского метеорита, 1963, с. 137]]. Таким свидетельством пренебречь просто невозможно. Едва ли отец или его дочь могли что-нибудь напутать или забыть, ведь речь шла о судьбе труда, необходимого семье, и о содержании самой их жизни. Там каждое дерево и каждая кочка были неоднократно осмотрены хозяином и буквально ощупаны руками и ногами. Да и зачем устраивать лабазы там, где «много воды», если можно, в зависимости от конкретного места, где посуше.

Что касается собственно камней и всяких борозд от них, то они едва ли могли «упасть с неба» именно потому, что в Тунгусском теле их, скорее всего, не было. Изменение местоположения отдельных камней на земле может быть связано с взрывом, но это вопрос для анализа особенностей местности, выпадения ледяных глыб, самого взрыва и распространения ударной волны. Нельзя абсолютно исключить и попадание отдельного ледяного куска в какое-либо возвышенное место («раздвоило вершину знакомой сопки») с выбросом и сдвигом из него при разрушении отдельных кусков исходной породы. Потом какие-то из них могли откатиться под действием ударной волны и стекающей воды дальше, ведь гнало же «валом» воду по реке и сдвигало торфяную подстилку - почву. Могли «поползти» некоторые участки слоя вечной мерзлоты и обнажиться породы под ним. Некоторые борозды могли быть вызваны движением раскалывающегося льда.

При нашем подходе первоначальная масса «Тунгуса» была намного больше, чем в момент основного взрыва, и могла составлять величины порядка 50-100 млн. тн. В целом же оценка первоначальной массы и, соответственно, первоначальных размеров сильно зависит от оценки скорости Тунгусского тела в момент основного взрыва и параметров его захвата полем тяготения Земли. Вклад внутренней энергии в энергию взрыва при рассматриваемых скоростях едва ли превышал ~10-15%, что совсем немало и эквивалентно 10-20 хиросимским взрывам.

Магнитная буря, последовавшая за взрывом «Тунгуса», скорее всего, была вызвана изменениями электропроводности в гигантском и расширяющемся куполе возмущения состояния и состава атмосферы от поверхности земли до термосферы, т.е. до высот более 100-150 км. D и Е слои ионосферы были резко деформированы и ударно получили большое количество молекул воды, кислорода и водорода, их ионов, радикалов и кластеров. Так как взрыв "Тунгуса" произошел, когда Солнце уже стояло достаточно высоко над горизонтом, то к моменту столкновения не только Е-слой пополнил свою электронную концентрацию, но и в D-слое появились радикалы и кластеры и, естественно, эти слои при их внезапном деформировании не могли не отреагировать на столь мощное возмущение. В этой связи представляет большой интерес подобие магнитного последействия Тунгусского взрыва магнитным последействиям ядерных взрывов в атмосфере.

В связи с широкомасштабными ударно-волновыми процессами и ввиду резкого изменения состава атмосферы в условиях бывшей сухой погоды, а также кластеризации атмосферы в зоне Тунгусского взрыва, можно ожидать развития мощной электроразрядной активности, в том числе и на больших высотах, в виде линейных и шаровых молний и других низкотемпературных плазменных явлений, связанных, в том числе, с присутствием в кластерах и аэрозолях легкоионизуемых атомов, составлявших примеси во льду Тунгусского тела.

Весь этот комплекс взаимосвязанных процессов продолжался, если рассматривать его в контексте магнитной бури, свыше 4 ч.

Аномальные оптические явления в атмосфере непосредственно после Тунгусского взрыва в широкой полосе по направлению высотных ветров в западном направлении, несомненно, связаны именно с ним и, пожалуй, в первом приближении наиболее понятны. Нет оснований отрицать, что в мезосферу вместе с парами воды могли быть занесены твердые, пылевого характера микрочастички, в том числе с поверхности земли. Но еще больше в мезосферу было доставлено, причем частично еще при движении в ней Тунгусского тела, жидких аэрозолей, кластеров и коагулировавших в конгломераты кластеров, содержащих основания и другие соединения обнаруженных в его составе элементов, например тех же лантаноидов, натрия, брома, кобальта и т.д., которые существенно обогатили палитру окрасок и сам состав «серебристых» или иных облаков на высотах ~30-100 км и, возможно, выше. Продолжительность их нахождения в верхних слоях стратосферы и в мезосфере определяется их физико-химическими характеристиками и соответствующими атмосферными процессами. Поскольку известно, что оптические аномалии резко сократились через 3 дня, то в течение этих дней, по-видимому, дезинтегрировалась и рассеялась основная масса жидких аэрозолей и коагулировавших кластеров, пылевая же составляющая, значительно (на несколько порядков) меньшая по массе, продолжала существовать и глобально рассеиваться в мезосфере.

Что касается наблюдавшегося усиления выпадения осадков в июле-августе 1908 года, то здесь едва ли могут возникнуть серьезные сомнения в их связи с «Тунгусом».

В атмосфере всего земного шара содержится в переводе на жидкость примерно 14 тыс. км3 парообразной воды. Таким образом, испарение «Тунгуса» увеличило ее глобальное содержание в атмосфере на 0,2-0,3%! Только из этой воды может образоваться 10-15 тыс. км3 дождевых облаков.

Естественно, что при полном испарении Тунгусского ледяного тела в эпицентре взрыва и растаивании тех остатков льда, которые упали на землю, на месте События можно найти только следы распыленных и растворенных «реликтовых» компонентов этого тела и «водный след». Именно микроаналитические элементные и изотопные исследования представляют наибольший интерес как для разгадки природы собственно Тунгусского тела, так и для анализа, возможно, реликтового льда.

Очень важными являются результаты измерений Е.М. Колесникова и других (1995, 1996, 1998) изотопного состава водорода, углерода, азота и других элементов в торфах из сфагновых мхов в районе взрыва Тунгусского тела. Послойный масс-спектрометрический анализ показал обогащение слоя 1908 года многими элементами, особенно легколетучими, а также сдвиги в изотопном составе водорода, углерода, азота, свинца. В исследованных слоях оказалось пониженное содержание дейтерия. Отсюда также следует, что место, где образовывался(!) лед Тунгусского тела, было беднее дейтерием, чем, как предполагает автор, протопланетное облако Солнечной системы. Наблюдается повышенное содержание изотопов 13С и 15N, являющихся промежуточными в основной реакции горячего углеродного цикла, возможного в приповерхностных слоях звезд при вспышках термоядерного горения. Отклонения быстро уменьшаются при переходе к более нижним слоям торфа и отсутствуют ниже соответствующей 1908 году границы вечной мерзлоты.

В этой связи следует обратить внимание и на то, что свинец является конечным продуктом радиоактивного распада многих актиноидов. Изотопные соотношения свинца могут указывать на соотношение исходных изотопов трансурановых элементов в месте образования реликтового льда.

Авторы измерений считают причиной обнаруженных ими отклонений выпадение аэрозолей воздуха и кислотные дожди, что, на наш взгляд, является ошибочным - особенно в отношении водорода и азота.

Мы считаем, что отклонения в изотопном составе водорода и азота в слоях торфа, соответствующих 1908 году и немного ниже, служат доказательством того, что лед достиг поверхности земли, и их наличие можно рассматривать как маркер тех мест, где реликтовая вода (именно компактно доставленная вода, миновавшая атмосферные метаморфозы) задержалась на длительное время.

Элементный и изотопный состав «Тунгуса» родствен кометному, но все-таки, отличается по процентному соотношению от состава, характерного для вторичных, как их называет автор, комет, образовавшихся в Солнечной системе в процессе ее формирования.

Можно ожидать, что изотопные соотношения легких и легколетучих элементов, а также конечных продуктов радиоактивных распадов тяжелых элементов, не характерные для вещества протопланетного облака (в частности, именно уменьшенное содержание дейтерия и увеличенное содержание 13С и 15N), будут отличать ледяной компонент вещества реликтовых («инородных») комет, не затронутого процессами «переплавки» в про-топланетном облаке и при планетоообразовании, от ледяного вещества вторичных («родных») комет и льда планет Солнечной системы и их спутников.

Нужно иметь в виду, что вода в зоне Тунгусского события, естественно, просачивалась и стекала по поверхности, пластам, через пробоины. Но, во всяком случае, как установлено, места мутационных аномалий находятся вблизи центральной области, т.е., мест возможного выпадения ледяных остатков «Тунгуса».

Таким образом, к возможным причинам ускоренного восстановления леса и улучшения его бонитета может быть добавлена, и даже с большим основанием, реликтовая вода с ее элементным и молекулярным своеобразием.

Наименее понятными представляются пока термолюминесцентные особенности минералов и горных пород в месте Тунгусского события. В этой связи автор хотел бы обратить внимание на возможности воздействия излучения в оптическом диапазоне длин волн от отдельных взрывавшихся ближе к поверхности земли кусков «Тунгуса» и парового ожога. Желательно также более внимательно рассмотреть возможную связь изменения термолюминесцентных свойств с влиянием химических реагентов, а также поверхностных электротоков. Термолюминесцентные и термомагнитные исследования могут послужить ключом к раскрытию тайны вещества Тунгусского метеорита и специфики его разрушения.

Для общности рассмотрения можно упомянуть о точке зрения, что источником Тунгусского тела мог являться галактический диск, и оно прилетело из-за пределов Солнечной системы. В таком случае едва ли оно было одиночным, без соответствующего «окружения», и вся атмосфера Земли должна была «отреагировать» на его пересечение еще до вхождения в нее «Тунгуса». Тогда, скорее всего, Солнечная система догоняла некое газово-пылевое «облачко», да еще и с макрообъектами, а не наоборот, и, возможно, что разница скоростей движения Солнечной системы и движущегося практически в том же направлении локального «облачка», в состав которого входило Тунгусское тело, была невелика, что существенно для его захвата и динамики разрушения, но мало что изменяет в проблеме вещества «Тунгуса». Характеристики вещества Тунгусского тела зависят от места его происхождения и не зависят от конкретного места прибытия к нам.

Практически полностью исключить такое предположение могло бы наблюдение других подобных комет. В этой связи можно указать на комету 1948 XI, которая была обнаружена только после ее прохождения вблизи Солнца на расстоянии всего 0,135 а.е., когда на каждый квадратный сантиметр ее подсолнечной поверхности падало более 1 Вт (1 Дж/с*см2) энергии солнечного излучения. Она имела плазменный хвост и близкую к параболической траекторию, примерно параллельную плоскости земного экватора.

Литература
Стаханов И.П. О физической природе шаровой молнии. М.: Научный мир, 1996.
Плеханов Г.Ф., Плеханова Л.Г. Земная траектория движения ТКТ // Тунгусский Вестник КСЭ. 1997. №8.
Ольховатов А.Ю. Миф о Тунгусском метеорите. Тунгусский феномен 1908 года - земное явление. М.,1997.
Эпиктетова Л.Е. О возможной природе энергоактивной зоны Тунгусского феномена, рассчитанной Д.В. Дёминым // Тунгусский Вестник КСЭ. 1999. №10, С. 23.
Анфиногенов Д.Ф., Будаева Л.И. Тунгусские этюды. Томск: Изд. ТРОЦ, 1998.
Колесников Е.М. и др. // Доклады Академии наук, Т. 343, №5 (1995); т. 347, №3 (1996); т. 363, №4 (1998). Проблема Тунгусского метеорита: Сб. статей. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1963

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт