Главная Архивные документы
Исследования
КСЭ Лирика
Вернуться
Титул
СОДЕРЖАНИЕ
К НАШИМ ЧИТАТЕЛЯМ
РЕШЕНИЕ Международной научной конференции
Н.В.Васильев Меморандум. Часть 1
Семинар
Д.В.Дёмин, О возможной интерпретации структуры энергоактивной зоны Тунгусского взрыва
А.В.Лысковский, Компьютерная программа анализа разрушений леса в районе Тунгусского взрыва
Л.Е.Эпиктетова, О возможной природе энергоактивной зоны Тунгусского феномена, рассчитанной Д.В.Деминым
Г.Н.Ерохин, Д.В.Демин, В.Ю.Барулин, Д.В.Никулин, В.К.Журавлев, Применение новых сетевых ГИС-технологий в информационном обеспечении решения задач по проблеме Тунгусской катастрофы
A.Ероховец, На тропе Кулика
А.Бояркина, Олег Максимов
B.Новиков, Он мечтал снять фильм о летающих тарелках
Д.Демин, Оператор (стихи)
Дж.Анфиногенов, Памяти Николая Леонидовича Сапронова
В.Кожемякин, Молчанье поэтов (стихи)
Н.Васильев, О Демине (к годовщине ухода)
A.Бояркина, Незаполненные страницы биографии Д. Демина
B.Новиков, Памяти Дмитрия Демина, Д. Демин. Любаше Д.
Джон Сталкер, Вспоминая Геннадия Карпунина (стихи)
В.Папэ, Последняя экспедиция
Г.Ф.Карпунин, В.М.Черников, Литературно-этический аспект Тунгусских исследований. Фольклор и мифология КСЭ
А. Бояркина «Мир проходящему!»
Списки экспедиций (1968 г.)
КСЭ: тематическая программа - 1968 г.
А.П.Андреев, К вопросу о природе «Камня Джона»
Б.Ф.Бидюков, «Молниевые дупла» или пожарные прогары
Л.Е.Эпиктетова, Набор частных решений не является полным
ВПЕЧАТЛЕНИЯ УЧАСТНИКОВ О КРАСНОЯРСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ И ЭКСКУРСИИ К МЕСТУ ТУНГУССКОЙ КАТАСТРОФЫ
Б.Ф.БИДЮКОВ, ЮБИЛЕЙНАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ КСЭ-40
АВТОРЫ ВЫПУСКА
Каталог
А.Бояркина, Олег Максимов
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Исследования » Тунгусский Вестник » Тунгусский Вестник КСЭ №10 » А.Бояркина, Олег Максимов

ОЛЕГ МАКСИМОВ
(1938-1971)
(Памяти друга - личные воспоминания)

13 июля 1998 г. ему могло исполниться 60 лет, но он ушел из жизни со­всем молодым, в 33 года. Вырастила его, в основном, мать - учительница Надежда Михайловна (отец был репрессирован). Хотел быть геологом, учился в Томском университете. Учеба и стала для него роковой - во время очередных сельскохозяйственных работ он застудил почки. Эта болезнь стала препятствием на его буду­щем геологическом пути и, в конце концов, привела его к последней черте. И уже заболев, он мог прожить спокойную и долгую жизнь при ее бережном расходова­нии. Но это не для Олега, и на смену геологии пришла фотография и киносъемка, и не городских пейзажей, а непременно, чтоб экзотика диких мест с ледяными река­ми, топкими болотами и другими прелестями суровой жизни.

Моя первая встреча с Олегом Максимовым произошла на Куликовской тропе в тот самый памятный для меня день, когда я, проводив группу Юрия Львова в тайгу, возвращалась в Ванавару. Навстречу мне бежала группа ребят, которая была послана догнать Львова и узнать, куда он меня подевал, т.к. по предположе­нию Геннадия Плеханова я должна была уже вернуться. Среди них был и Олег. Убедившись, что со мной все в порядке, ребята побежали дальше по тропе на север - их путь лежал на Лакуру, а я пошла на юг, но мимо тропы, вскоре же основательно ее потеряв.

В КСЭ, как мне помнится, он попал через свою однокурсницу Галину Иванову. Состав экспедиции 1960 г. был почти укомплектован, когда он, уже работающий на Томском телевидении, встретил Галю и она рассказала ему о предстоящей поездке на Место падения Тунгусского метеорита. Я думаю, что разговор был коротким, т.к. нужно еще было доказать Геннадию Плеханову (начальнику экспедиции), что представитель телевидения на Тунгуске просто необходим. Долго хмурился Геннадий, уже не раз имевший горький опыт общения с «киношниками», которые только и делают, что мешают работать, но обаяние Олега было велико. Правда и условия были суровы: ехать и работать на общих основаниях, снимать только в свободное от общих работ время, работе не мешать. Олег был согласен на все. Только сам же Плеханов вскоре освободил его от всех дел, не связанных со съемками, а остальные участники, тоже недовольно хмурившиеся поначалу, готовы были ему помогать во всем. Он очень быстро стал общим любимцем.

Снимал он свой фильм не назойливо. Вместо того, чтобы создавать искусственные ситуации для съемки, он, наоборот, долго, иногда не один день, крутился вокруг работающих, чтобы уловить подходящий момент. Легкий, длинноногий, со своей увесистой камерой, он мог за день отснять несколько сюжетов, в разных местах. Он часами сидел на торфяннике, чтобы поймать последний луч заходящего солнца, или, наоборот, на продуваемой холодным ветром вершине Фаррингтона, чтобы поймать его первый луч. Сидя на чердаке Куликовской избы, и усыпив своим незаинтересованным видом всеобщую бдительность, он создавал свои фотошедевры -выразительные портреты участников экспедиции.

Всегда готовый не идти, а мчатся куда-то, однажды он попал впросак. Прилетевший утром вертолет принес тревожную весть - совсем рядом с избами, на Г.Стойковича горит тайга. Через минуту к месту пожара уже бежал, на ходу перепрыгивая через бревна и другие препятствия, весь наличный мужской состав экспедиции. В лагере остались только женщины и Олег Максимов. Не предвидя ничего подобного, он с вечера не приготовил пленку и теперь срочно перематывал ее, умоляя всех, пробегающих мимо, не торопиться с тушением пожара. Но беспокоился зря, он успел, и кадры получились отличные.

Элемент игры в его документальных съемках случался, конечно, но очень редко. Например, последний таксационный столб на Восточном разрезе действительно был, а вот сцена с Дмитрием Деминым, где он наливает драгоценную влагу из фляжки и с удовольствием ее выпивает, создана уже для кадра. Да и во фляжке был не спирт вовсе, а подсолнечное масло.

Интересного было так много, что пленки у Олега, естественно, не хватило. А в группе, прилетевшей по заданию Королева, было два кинооператора, которые имели этой пленки огромный запас. Они довольно легко согласились поделиться ей с Олегом и съемки продолжались. Но Владимир Григорьев, узнав об этом, усмотрел возможность улучшить фильм, за который он отвечал, и задумал изъять уже отснятые Олегом кадры в свою пользу. И сделал это так. В вертолет, которым должен был улетать Олег, и в который уже погрузили вещи, Григорьев сел сам, и Олегу не хватило места. Сделал он все это в последний момент перед взлетом. Единственное, что удалось Олегу - это передать записку улетавшему Валере Кувшинникову со словами: «Береги пленку». И хорошо, что полетел не он сам, вдруг бы ему не удалось отстоять свою работу. А так, когда он прилетел в Ванавару следующим рейсом, то увидел, что на банке с пленками сидит Валерий с зажатым между ног охотничьим ружьем, вокруг которого кругами ходит мрачный Григорьев.

Олег очень переживал эту ситуацию. Помню, как мы мыли с ним посуду на ручье и я, как могла убеждала его, что никому из ребят и в голову не приходит усомниться в его порядочности. А чистую пленку он отослал в Москву сразу же, как приехал в Томск.

Фильм «КСЭ продолжает поиски» мы ждали с нетерпением, ведь он возвращал нас в удивительный мир тунгусской тайги, такой суровой, таинственной и родной. Его фильмы возвращают нас в этот мир и сейчас.

Экспедиция закончилась. Моя жизнь в те годы была не отделима от КСЭ, Олега тоже, мы долгое время жили в одном городе, наши пути постоянно пересекались и все связанное с Олегом, как длинная кинолента проходит передо мной отдельными кадрами - яркими и незабываемыми.

В 1964 г. Олега пригласили работать в Новосибирскую студию телевидения, дали квартиру, он перевез свою семью - родителей, жену Дину и сына Андрея. Но истинным домом его была вся Россия.

В 1966 г. «заговорил» Ключевской вулкан на Камчатке. Когда появились первые сообщения об этом, Олег с газетой в руках прибежал к начальнику и, как всегда, сумел уговорить его. Дальше я приведу некоторые отрывки из газеты «Вечерний Новосибирск» от 13.01.67:»Тучи дыма и пепла стоят над кратером, летят высоко вверх куски горных пород, раскаленные вулканические бомбы - застывающие на лету куски лавы. Над кратером вырос огромный конус высотой в 100 метров. Произошло довольно редкое явление при извержении - лавовый фонтан высотой в несколько десятков метров. И это осталось запечатленным на пленку. Весь материал, снятый на Ключевском вулкане представляет не только познавательный интерес, он является вкладом в науку, как сказали ученые. Особенно - фонтанирование лавы. Снял все это Олег Максимов».

Камчатка... Курилы... О, это целая эпопея! Он пропал очень надолго. Начальство бушевало. Известия приходили из самых разных мест Дальнего Востока, редкие и неожиданные. Вдруг на экранах телевизора появляется репортаж о прибытии на Камчатку известных путешественников Ганзелки и Зигмунта, причем на другой же день после этого события. Оказывается, Олег, отсняв свои кадры, тут же побежал в аэропорт, и уговорил пилотов поскорее доставить кинопленку в студию. То вдруг я получаю телеграмму: «Сижу без денег. Вышли хоть пятерочку». Шапка по кругу и деньги летят адресату. И в память об этом у меня его записка, наспех напи­санная на телеграфном бланке: «... За час до отплытия успел получить твой перевод. Ничего ни про кого не знаю. Не знаю даже, в штате я или уволен. Скандалы всякие. Если у тебя остались еще копейки после разорения, пошли мне письмо-телеграмму: остров Симушир, Сахалинской области. Любая другая корреспонденция будет туда ехать больше месяца. На Симушире буду до 25 июля. Потом: с группой на о. Итуруп до 11 августа, с группой на о. Парамушир до 30 августа. Около месяца на Камчатке с разными группами вулканологов. Твои планы? Плеханов? Компания? Всего Олег». Значит опять долго не жди.

И еще одна память от этой поездки - огромный позвонок кита, который он нашел где-то на берегу Тихого океана, приклеил с одной его стороны Новосибирский адрес, а с другой бумажку с надписью: «Музейный экспонат», и без всякой упаковки отправил, И не один, а два - сыну и мне.

Уже в Новосибирске Олег заочно и успешно закончил ВГИК. Очень увлекался коллекционированием значков, икон, старинной кино и фото аппаратуры, всегда хорошо зная их историю. Был инициатором создания музея сибирского кино. И в этой кипучей деятельности только самые близкие знали, как она ему дается.

В 1968 г. Олег опять с нами на Тунгуске. На этот раз он не один, а с целой киногруппой - режиссером Виктором Ватолиным и рабочим Анатолием Косолаповым. Замысел нового фильма уже шире. На фоне трудовых будней этой экспедиции перед зрителями раскрывается вся история Тунгусского метеорита. И все это мастерски. Кажется ни в одном из последующих фильмов, снятых по этому поводу, не обнаруживается столько интересных документальных и художественных приемов, с привлечением архивных материалов, как здесь.

И опять отдельные кадры. Три дня ждем вертолет. Он должен что-то привезти, а потом попутно, как мы рассчитываем, забросить мою группу в низовье р. Хушмы для работы по вывалу, и киногруппу на р. Ямоко в отряд Плеханова. Устав собирать вещи утром и разбирать их вечером, мы дружно решаем, что успеем сделать это, услышав далекий гул. Мы с Витей Горшковым как-то ухватили палатку со всем ее содержимым и запрыгнули в негасящий винты вертолет, и когда он, уже улетая, делал круг над торфянником, появились наши киношники, все обвешанные вещами и аппаратурой, с величайшим изумлением на лицах. Пшют был неумолим, да и как докричишься до него при таком грохоте винтов. Пришлось им идти пешком, форсируя почти по пояс в воде Южное болото. К вечеру они были на месте.

Экспедиция заканчивалась. Большинство ее участников, невзирая на ненастье, ушло в Ванавару пешком. В Ванаваре оказался и Олег (точно не помню, но возможно, что он тоже пошел пешком), но в Центре осталась остальная киногруппа, которую нужно было вывозить вертолетом. Олег делал все. Среди моих бумаг сохранилась маленькая записка Ватолину, которую Олегу удалось сбросить в Центр пожарным самолетом, и мне хочется именно ей закончить свои очень фрагментарные воспоминания об Олеге Максимове, человеке, который одарил нас радостью общения с ним и который так и остался жить среди нас, но не 60-летним, а таким молодым и красивым.

«Витя! Заказан санитарный рейс. Врач должен осмотреть Галкин зуб, если он прошел, рейс за твой счет. Был еще вариант вывозить тебя самолетом по снегу с Южного болота. Обнимаю, Олег».

Фильмы, отснятые кинооператором Олегом Максимовым

«КСЭ продолжает поиски»
«Урок географии»
«Навеянное Обью»
«Кроманьонец о себе»
«Века открытые для нас»
«По следам Тунгусской катастрофы»
«У истоков искусства»
«Дорогами поиска»
«Прорыв»
«Встречи с древней Монголией»

и другие фильмы, и множество телевизионных очерков.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт