Главная Архивные документы
Исследования
КСЭ Лирика
Вернуться
Док. № 031
Док. № 032
Док. № 033
Док. № 034
Док. № 035
Док. № 036
Док. № 037
Док. № 038
Док. № 039
Док. № 040
Док. № 041
Док. № 042
Док. № 043
Док. № 044
Док. № 045
Док. № 046
Док. № 047
Док. № 048
Док. № 049
Док. № 050
Док. № 051
Док. № 052
Док. № 053
Док. № 054
Док. № 055
Док № 056
Док. № 057
Док. № 058
Док. № 060
Каталог
Док. № 041 (Письма разных лет Васильеву, в КМет и др. (8)
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Исследования » Первичные материалы » Очевидцы » Документы 31-60 » Док. № 041

(Подшивка писем и отчетов) Док.№41

Наклейка на конверте

Письма разных лет Васильеву, в КМет и др. (8)

Содержание

Лист формата А4

N 21

--------------------------

Воронов Игнатий Игнатьевич, опрошен жителем Верхней Кежмы П. М. Казаковым, выдержка из письма которого от 18. 3. 71 г. приводится ниже. Письмо переслано Н. В. Васильеву 10. 4. 71 г.

Видел полет Тунгусского метеорита. "Был на сенокосе. Метеор летел в 8 утра. На очень большой высоте. Видно было только большую полосу дыма. Курс держал - северо-восток под градусом 0, 30. Погода была тихая, без ветра, и ясная. Через несколько минут был сильный взрыв в раздробленном виде. Местные жители поселка Ванавара во время взрыва сильной волной воздуха были отброшены на 2-3 метра, никто не мог удержаться на ногах, даже животные падали. Во время полета, когда он снизился, то вершины леса были обожжены огнем. Дальше полет его продолжался до падения. Лес был повален в одну сторону. Когда взорвался, то лес был повален на все четыре стороны... "

Далее в письме про Кулика и др.

 

Письмо

Боковая надпись на письме “53 Анкеты опроса 1970 г. на р. Тасеево, приток Ангары 4-х сел Тасеево - Троицк. Колосницын Александр (из Канска) 8 анкет отправлены Демину.”

 

Здравствуй, Лиля!

Привет из Красноярска!

Ваше задание выполнил, пробыл я 5 дней. В поселке Троицк - это мой конечный маршрут от г. Канска. Сначала был в п. Тасеево. В прошлом году мы не доплыли км 80 до него, после Тасеево, я был в поселке Яковлево, Сивохино и конец с. Троицк. Ездил один, поэтому одному было трудно опрашивать, да и затрачиваешь много времени, пока один конец поселка оббежишь, уже вечер. Ну что хочу сказать насчет опросов, от железной дороги п. Тасеево стоит 150 км. Расположен он в низине, кругом п. Тасеево стоит лес на холмах. Да и далекое расстояние до взрыва. Многие говорят, что был сначала толчок, потом удар. Да немного мне не повезло, как раз был грипп, многие старики болели, жаловались на головную боль и ничего толком не мог от них добиться. Но что меня удивило по сравнению с Ангарой, здесь ничего почти не говорили про змей, которые летают по небу. Потому что в этих местах много было политссыльных, которые разъясняли еще тогда им, когда они были маленькими. В общем, я написал все в протоколах. Ну, вот и все о моей поездке. Думаю, что нынче рванусь на Подкаменную Тунгуску в эпицентр.

Ну, вот и все. До свидания.

Извиняюсь, что задержал с ответом.

Поздравляю с праздником 1 мая. Желаю отличных успехов в вашем творческом труде, с наилучшими пожеланиями Колосницын Александр. 24.4.70.

 

Письмо

Начальнику экспедиции. Кандидату геолого-минералогических наук

 тов. Флоренскому К. П.

В течение нескольких лет я слежу за работой экспедиции по изучению Тунгусского метеорита. К моему сожалению, в мои руки попадались лишь газетные и журнальные сообщения и то нерегулярно. Вопрос этот меня так интересовал еще и потому, что я был свидетелем полета этой кометы - "метлы", как ее в то время назвали наблюдавшие это явление.

Написать в Академию наук СССР о том, что я лично наблюдал "чудо метлу" я стеснялся. И только сейчас я решил сообщить Вам, что видел и где это было. Может быть, мое сообщение окажет Вам какую - либо помощь в разгадке таинственного небесного пришельца.

Родился я 7.6.1901 г. в деревне Чаушево, Саратовской губернии, ныне Ульяновская обл. Отец мой в то время был каменотесом. Более 30 лет он строил железнодорожные мосты, туннели. Вследствие этого и семья его переезжала с места на место, начиная от Кавказа до Владивостока.

В зимнюю пору 1908 г. судьба забросила моего отца с семьей, а также и других каменотесов, на строительство моста на Сибирской железной дороге на станцию "Клюквино" в 100 км от г. Красноярска. Место расположения каменного карьера от станции было в 45-60 км в глухой тайге. В тайге этой хуторами проживали охотники.

В июне 1908 года, числа не помню, ранним утром лишь только начало светать, наш временный поселок, состоявший из землянок, разбужен странным шумом и ярким светом в небе. И малые, и старые выскочили на улицу и увидели что-то летящее в небе по направлению поселка с юго-востока на северо-запад. Освещение было чрезвычайно яркое и слышен сильный гул. Верующие встали на колени, начали молиться богу, крича, что пришел конец света. Чудо это народ назвал "метлой".

Летящий метеорит действительно был похож на огромную метлу, которая к тому же была связана не крепко и ее "прутья" как бы торчали по сторонам. Нам казалось, что метеорит летел не так уж высоко. При полете от него отделялись большие светлые полосы и эти полосы продолжали свой путь вслед за метеоритом. Это было видно невооруженным глазом и как будто очень близко от земли. Полет метеорита мы наблюдали от горизонта до его полного исчезновения минут 15. На наш взгляд полет его был не с такой уж большой скоростью. Видимо, когда метеорит летел над нашими землянками, он уже в воздухе разрушался, что мы и наблюдали. Отделявшиеся от него частицы, как я уже сказал, летели вслед за ним и быстро шли на снижение, т. е. к земле.

Полет этого метеорита остался в моей памяти до сегодняшнего дня, несмотря на то, что мне тогда было 7 лет. Кроме того, покойные родители часто вели разговор о "небесном чуде". А многие очевидцы отнесли это явление в ряды "вестников войны".

С уважением пенсионер (Фирсов И. П.).

25 августа 1962 года

Владивосток, ул. Перовская д. 14 кв. 2.

Фирсов Иван Павлович.

 

Письмо

О метеорите Тунгусском.

С того исключительно небывалого явления, которое довелось мне видеть на нашем Горно - Шорском небе в 1908 году прошло 57 лет. Многое уже изгладилось из памяти, но то огненное чудовище, которое появилось после заката солнца на небе, движущееся с запада на восток, глубоко запечатлелось в клетках головного мозга. Я как сейчас вижу медленно плывущий по небу над высокими горами громадный огненный (по теперешнему времени) снаряд, тупо заостренным концом слегка наклоненный вниз, а из заднего конца растянулось немного длиннее самого снаряда дымчатое облако.

Мой отец первым увидел это необычное явление и стремглав собрал всю нашу семью посмотреть на летящую "комету", так он и назвал ее "хвостатая комета". Многие жители Калтана сбежались и по разному реагировали. Помню, соседка Афонасьевна (Татьяна Афанасьевна Осипова) с плачем причитала, что это конец жизни на земле.... Отец же сосредоточенно наблюдал за "кометой", пока она не скрылась за выступом высокой горы. Если б кто-то из нас догадался поспешить на эту высокую гору, мог бы еще долго наблюдать за "кометой". Но мы были так перепуганы и спешили скорее по домам. Мой отец сказал: если эта громадина упадет в населенный пункт - быть беде.

Село Калтан Кузнецкого уезда, Томской губернии (ныне Кемеровской области, Кузедеевского района) был разделен крутой горой надвое (верхний и нижний) а наш верхний, где была церковь и винная лавка, стоял как ласточкино гнездо, прилепившееся к высокой горе. Тоже на высоком месте, внизу были красивые луга с черемуховыми колками, озерами и рекой Кондомой, которая в половодье разливалась по лугам, образуя большое море с виднеющимися верхушками высоких деревьев. А вокруг высокие горы. Нижний Калтан также в окружении высоких гор, но его равнина доходит до самого улуса Осинники, где жили исключительно горношорцы. Теперь там город Осинники, недалеко от города Новокузнецка.

Мой отец Помпий Григорьевич Иванчиков был живописец самоучка. Был хорошо знаком с художником Гуркиным. В беседах он часто вспоминал Гуркина. Проводил частые записи мой отец о погоде, о землетрясении (которое помню и я), о провалище горы, примыкающей к реке, которая называлась Зарачной. Она осела на много метров подмытая видимо водой реки Кондомы, и другие явления природы записывал отец и все записи посылал, как корреспондент в Москву или в Томск, не помню. Только помню, что за это отец получал цветочные семена и овощные и получал журнал "Нива" хорошо иллюстрированный красочными рисунками. Хорошо помнится мне список корреспондентов, тисненый золотыми буквами, где значился Помпий Григорьевич Иванчиков среди других. Вот если б найти тех времен корреспонденции, возможно точнее было бы известно о Тунгусском метеорите.

Отец на второй же день писал об этом явлении. (Но куда писал не помню). Этот список корреспондентов у меня хранился, но исчез куда-то. По нему можно было бы найти место, куда он посылал свои наблюдения. Были и чертежи и схемы разного рода изобретений, над которыми трудился отец многие годы, изобретая какие-то машины. Но ему не хватало теоретических знаний, а вообще то он был на многое способен, исключительный талант.

Я точно не помню, когда мы видели "комету" летом или осенью, только помню, что мы были в легкой одежде. Возможно, это было в летнее время. Звуков от летящей "кометы" не слышали, только небо было какое-то сероватое, и как то жутко становилось при виде медленно летящей, почти горизонтально огненной громадины. Какой был месяц и число также не помню. Хотя мне 24 августа по старому стилю должно исполниться 15 лет, но я только умела читать и писать. Еще и потому мне запомнился 1908 год, что в нашем Калтане была осенью открыта школа. До этого же не было, а моих старших сестер и брата учили временно проживающие политические "политиканы" как их тогда называли. Помню, как брат мой Аркадий рисовал (а он хорошо очень рисовал) учителя Калинина, который недолго жил в Калтане, но говорил родителям, чтобы они учили детей грамоте. Учились только Ловчиковы, Иванчиковы, Шелковников и Ерофеев Николай сын купца. На рисунке моего брата был изображен в длинном пальто с большими заплатами учитель. А у нас в те времена носили только куртки мужчины, поэтому казалось длинное пальто смешным. А рисовал мой брат на обрывках бумаги и на обратной стороне рисунков из журнала "Нива". Нас грамоте позднее учил брат. Помнится у него был любимцем Лев Толстой. Жаль, что из большой семьи Иванчиковых осталась в живых только я, а дети моего брата, живущие в Москве, не знают, так как их еще не было на свете в те времена.

Я очень любила наблюдать красивые закаты солнца, пение птиц, вдыхать ароматы диких цветов и прохладу, веющую с реки Кондомы. Часто наблюдала за глубиной звездного неба, и всегда удивлялась, как же держится в воздухе такое огромное количество блестящих звезд?

А вот метеорита проглядела, или была занята хозяйственными делами по дому, сейчас уж не помню. И когда нас позвал отец мы смотрели и все были страшно напуганы медленно летящей огненной "кометой".

Не знаю, как ученые найдут, но мне кажется (в настоящее время), что это был не метеорит, а послан с другой планеты или из другой галактики специально изготовленный снаряд, корабль или что другое, но не учтена наша земная атмосфера, в которой он горел пролетая.

Вот пока все, что я помню о виденной громадине огненной в 1908 году.

Томск 12, Кирова 61 кв. 13, Малышкина Мария Помпиевна.

6 декабря 1965 года.

 

Нельзя умолчать той перемене, которая произошла за эти годы Советской власти в Калтане. Говорят, что Калтан теперь уже город. В царское время даже школы не было до 1908 г. А сейчас огромная Южно-Кузбасская ГРЭС, многоэтажные каменные дома, больницы, школы, театры, кинотеатры и прочее. Когда я приехала за больной, самой старшей сестрой в Калтан, я не могла без восхищения смотреть на эту чудесную перемену. Все луга в больших постройках, а на высоких горах, где мы боялись ходить, чтоб не свалиться вниз, теперь постройки жилых домов. А в вечернее время все залито золотыми огнями. Ходят поезда, река Кондома переведена в другое русло. Колхоз из Калтана переведен на западные горы. Там, где сейчас добывают уголь, а мы ходили туда за клубникой и бывали у этой горы и около нее, а уголь был прямо на виду. Мне только запомнились на тех каменных горах клубнями сплетенные змеи, от которых мы бежали без оглядки.

 

Выдержки из письма

20 марта 68 г.

Из письма Сверкунова Павла Петровича, 54 года.

Адрес: г. Мыски-5, пос. Притомский Лесной 3-1.

От своего дяди Сверкунова Бориса Илларионовича я часто слышал о пролете огненного шара в 1908 году в июне или августе, который он наблюдал. Шар летел примерно с юга на север очень быстро.

Вот, говорит, осмотрел покосы и еду домой. Летит этот шар и пересек мне дорогу. Я оторопел, остановил коня, своротил с дороги, спешился и присел на обочине дороги. Стал ждать встречного. Долго ждать не пришлось: спутник проехал, ну и я поехал домой.

Могу сообщить местность, где видел пролет этого огненного шара. Гириндак, Уленгер, Шивуртуй, мимо горы Гуляевой, между Усть-Улятуем по направлению на Боржи Шитай Жаран.

 

2-й лист письма (первого листа нет)

-2-

... передал в Минералогический музей АН СССР.

 

Сообщение 22

Кудрявцева Ивана Никаноровича

проживающего в г. Бийске,

ул. Красноармейская 41кв.22

О пролете Тунгусского метеорита.

30 июня 1908 года день был ясный, самый разгар сеноуборки. Я с рассветом пошел за лошадьми. В 6 часов привел лошадей с пастбища и мы сели завтракать. Я сидел напротив окна на северо-запад. Наша деревня Александровка протянулась по ущелью, по которому протекает горная речушка Тихая.... Рядом возвышалась гора Плешивая.

Справа по течению реки Тихой шел хребет Семинский, а слева Ануйский. Напротив деревни по Семинскому хребту высилась вершина горы Гляден. Солнце в 7 часов утра уже взошло, но из-за горы Гляден еще не показалось. И вдруг на небосклоне вдруг возник светлый шар, он быстро увеличивался в размере и яркости. Направление его полета было на северо-восток. Размер летящего тела (шара) был как луна, но только ярче, но не ослепительной яркости, можно было на него смотреть в полете не отрываясь. Полет его был не очень стремительным; по пути полета шара оставался бело-дымный след шире объема шара.

Как только возник этот летящий шар, вся местность озарилась каким-то неестественным светом и этот свет был не ровно нарастающим, а с каким-то колебанием, как волновые вспышки.

Никакого гула, шума при полете этого шара не было, но неестественный, колеблющийся свет наводил какой-то страх, беспокойство. Спустя порядочное время начался какой-то неестественный шум, земная дрожь и глухой, глухой гул, как от далекой грозы. Поднялось беспокойство среди домашних животных и птиц. Собаки кинулись в свои конуры, куры бросились в курятники, насесты. Лошади бросили есть овес, который я насыпал, и заволновались. Гуси громко загоготали.

Люди выбежали на улицу и в недоумении смотрели на небо. След полета шара медленно расходился в небе, но был виден почти до вечера в расплывшемся виде. Это необычное явление сильно взволновало народ. Выехали на покос с опозданием.

Я уже в то время имел некоторое понятие о метеоритах, болидах. В сельской школе тогда этому не учили, но я брал у учителя книгу "Астрономия", читал ее. Учитель говорил, что пролетел большой небесный камень - болид и где-то упал на севере, в тайге.

После падения этого болида настали какие-то светлые ночи. В безлуние в наших горных ущельях обычно бывают темные ночи, но почти до осени (?) светлые ночи.

В нашей деревне Александровке был молитвенный дом и мы входили в приход попа благочинного Дагаева Митрофана. Его верующие считали святым. Он обладал ангельским голосом и всегда с амвона произносил проповеди. Дня через 4 он приехал к нам и в проповеди возвестил, что с неба низошел посланец бога, чтобы предупредить народ о происках служителей дьявола "социалистах". Призывал верующих ...

(4-го листа письма нет)

 

Фотография рисунка

 

Надпись на обороте

“Рисунок на пленке помещался между писем Науменко, наблюдателя из Кежмы.”

 

Два машинописных листа.

 Перевод фотокопии, присланной из Японии Плеханову. Перевел Ю-Кон-Сю, сотрудник СФТИ.

Метеолист, Япония, Лист 2.

Метеориты.

Ниже даются основные данные о метеоритах, обнаруженных 21 мая в 7 часов после полудня на метеостанциях провинций в Тадоцу () и на острове Си-Сака-дима. С провинции Тодоцу сообщается: в тот день в 7 часов 7 минут по середине небосклона с юго-юго-востока на северо-северо-запад под углом 45", упал один предмет, тянувший за собой дымообразную линию с сильным излучением света. С данной местности, в направлении на северо-восток на высоте (составляющей 70") он взорвался - оставив после себя только плотное облако. Через 2 минуты с северо-востока послышались звуки раската грома. Согласно сообщениям присланных в данную станцию (их около 30), упомянутый метеорит летел над провинцией Кагова (), Аяка (), находящихся в центре нашего района, с юго-юго-востока на северо-северо-запад, затем взорвался в небе вблизи морского берега (в восточной части Коздима. О предметах падения вестей не имеем.

Наблюдения со станции Сисаказдима: в тот же день в 7 часов 5 мин. после полудня, точно в направлении северо-востока на высоте (составляющей 45 или 46") взметнулся вдруг огонь. Красная полоска шириной 5 м., составляла из бесчисленных мелких шариковых огоньков. Полоска разделилась на 2 половины за 2, 3 минуты. Его красный цвет изменился в белый, затем полоска погасла с обоих концов. Промежуток времени от вспышки до распада составлял около 26 мин. Метеологический журнал.

1908, V 27, N 6.

 

Наблюдения сияния. Лист.

В северной части страны с 11 часов 29/1X- после полудня до 3 часов утра 26 числа наблюдалось северное сияние. Одновременно магнитные приборы в центральной метеостанции Токио зафиксировано магнитное отклонение имело место нарушение телеграфного сообщения (середина опущена). Свечение наблюдалось СИ-КИ-КО ? () Синака? () Отомари () Саппоро ()....... Аомари () Акита () всего 12.

(Конец опущен).

Метеожурнал 1909, 28, N 10.

 

Псьмо

Уважаемый Николай Владимирович!

В конце марта был я в Красноярском музее и узнал о Вашем интересе к Тунгусской проблеме (в несколько ином аспекте).

Привожу в этом письме выдержки из письма в мой адрес жителя Верхней Кежмы П. М. Казакова (от 18.3.-1971г.)

... сходил я ко двум старичкам, которые даже видели простым глазом, когда летел этот метеор. По рассказам старичка Воронова Игнатия Игнатьевича. Таковой находился на сенокосе. В это время летел метеор в 8 часов утра на очень большой высоте. Видно было только большую полосу дыма. В это время погода была тихая, без ветра, и ясная. Полет курса держал северо-восток под градусом 0. 30. По рассказам Воронова Игнатия, через несколько минут был сильный взрыв в раздробленном виде. Местные жители поселка Ванавары во время взрыва сильной волной воздуха были отброшены на 2-3 метра, никто не мог сдержаться на ногах, даже и животные падали.

В то время жителей в Вановаре было мало - 3-4 семьи.

Его падение - 60 км от Вановары. Там протекают речки - 1-я Чамба, 2-я Ушма. Таковая впадает в Чамбу, а Чамба впадает в Ниж. Тунгуску. Расположение падения от речки Ушма 8 километров лесне (?).

Во время полета, когда он снизился, то вершины леса были обожжены огнем, а дальше продолжался полет его до падения. Лес был повален в одну сторону. Когда взорвался, то лес был повален на все 4 стороны. Было много воронок.

Далее в письме про Кулика и др.

Вас, как микробиолога, могут заинтересовать сведения о таинственном серо-синем "студне" (или "густом холодце"), появляющемся из космоса?

Об этом веществе имеются сведения от различных лиц, падало или находили:

1. Воронежская губерния, до революции, ясно.

2. Балахта (Красн. край) 1912 г., лето.

3. Новоселовский р-н

4. Шуменск. р-н

5. Кузнецк. Алатау осень

6. Кемеров. обл. (до 1917г.)

7. Балахит. р-н 1943 г (1944?) лето, ясно.

Сведения о падении в Балахте в 1912 г. любезно представила М. Т. Мурзаева (г. Минусинск, музей).

И. С. Астанович пишет:... сообщение Мурзаевой интересно: таких случаев известно за последнее столетие несколько десятков у нас, в Англии и в др. Собирайте описания, науке они не ясны.

С искренним приветом!

10 апреля 1971г. В. Малаха (н) тов (подпись)

 

Печатные листы, по-видимому – это черновик статьи.

Ю. А. Львов и Г. М. Иванова

ОПРОСНЫЕ СВЕДЕНИЯ  ПО ТУНГУССКОМУ МЕТЕОРИТУ,

собранные летом 1964 года в Тунгусско-Чунском районе.

 

1. Дженкоуль Лаврентий Васильевич, эвенк, 61 год. Проживает в поселке Стрелка-Чуня.

Мать Нины Дооновой звали Куликан (червячок), русское имя ее, наверное, было Акулина. Она, действительно, в момент падения стояла на Делюшме. Во время взрыва у них упало два чума от сильного вихря. Пожара на Делюшме не было, был большой повал леса. Люди потери сознание. Ветер срывал с них одежду, до обеда голые ходили. Чумы потом подобрали, заново поставили.

Тропа, по которой можно было пройти с Усть-Илимпеи на Ванавару, проходила через район падения, в районе вывала она проходила так: Чургим-Кимчу-Ядуликан и Корда. Это старая известная оленная тропа.

У отца было 2 лабаза, один был между Чургимом и Хоем, этот лабаз сгорел (видимо, значительно позже падения метеорита. Ю. Л.) Было стадо голов 600. Другой лабаз был подальше, он не сгорел, сохранился. Стадо оленей было большое, брат пошел проверять лабаз, тут и приключился пожар. Долго горело - день и ночь.

В районе падения охотился с дядькой во время войны с Германией (в 1945г.). Гарь обходили до Чавидакана. На Чуваре гарь была до и после падения метеорита (прошел на Оскобу через Чувар). Полно гарей на Чуваре.

Относительно падения дядька говорил, что было сухо, потом был гром, потом получился хой (тундра - видимо подразумевает чистое, не заросшее лесом место). Дядя Иван (Ивашник?) находился к северу от места падения. Он говорил, что было три удара: 2 коротких и один длинный протяжный. Дядька, который был ближе к Кимчу, от страха чуть штаны не потерял.

Относительно Лакуры говорит следующее: Вихрь хватил Лукуру тоже. Имеется две речки Лакуры и хребет того же названия между ними. Там самые лучшие охотничьи участки Ванавары. Один человек однажды увидел странное место. "Не то ли это место, где Кулик искал?". Там была большая яма, все деревья вершинами в эту яму. Это было на Лакуре (на какой не знает). Яма находится в сосновом бору, яма с водой - небольшое озеро. Диаметр ямы - метров 50.

2. Дмитриев Василий Николаевич, эвенк, около 40 лет, проживает в пос. Стрелка-Чуня, участник Отечественной войны. О падении метеорита знает по рассказам очевидцев.

Старик, уехавший теперь на Кислокан, жил в то время на речках Бирами, Ядули и Кимчу. Поднялся вихрь, потом взрывы, взрывом оглушило людей. У Аксеновых там были пастбища и находилось человек 10.

Участки охоты и пастбища у эвенков были постоянными и сохранялись из года в год.

Недавно охотился на сохатого там, где стоят Куликовские казармы. Там хребет, который по рассказам стариков, голый был, теперь покрыт лесом. Старые деревья вывалены под корень. А иногда сломаны на 2-3 м. от земли.

Дорога из Стрелки (точнее из этих мест) на Ванавару проходила через озеро Чеко. От Илимпеи могли пойти на Стрелку. Фактории здесь тогда не было, но дорога здесь проходила. Далее на Ванавару дорога проходила через Чеко. Там же разветвление тропы на Муторай, на Оскобу, на Панолик. Самая основная караванная тропа проходила через район Куликовских изб.

Другие дороги от Илимпеи:

Аян - Ербогачен,

Аян - устье Илимпеи

Аян - Тунор и т. д.

Эти дороги проходят по другой стороне Илимпеи. Из Ванавары в место падения Кулик шел по старой оленной тропе.

Василий Николаевич предполагает, что пожара в момент взрыва не должно быть, поскольку оглушенных людей не сожгло. Пожары были в другой год.

По мнению Вас.  Ник. Шишков мог пройти только через Куликовский вывал, куда вела дорога на Ванавару с Чуни. Дороги Аян-Ербогачен, Аян-Тунор и другие были раньше и круговые, по ним обычно ходили на Ерему и Нижнюю Тунгуску. На Подкаменную Тунгуску ходили большой дорогой через Хушму. По моей просьбе он начертил схему рек района и показал, по какой тропе и как можно было пройти из Усть-Илимпеи за 20 дней, учитывая плохую дорогу и снег, до Ванавары. Мнение о том, что Шишков должен был пройти по Куликовской тропе у охотников Стрелки-Чуни совершенно определенное. В сельсовете они единогласно заявили, что это "большая дорога", по ней издавна ходили до Ванавары, Оскобы и более нижних мест на Подкаменной Тунгуске. Это один из основных караванных путей, по нему до Ангары ходили по нескольку месяцев, до года.

3. Дмитриева Мария Васильевна, эвенка, 96 лет, проживает в пос. Стрелка-Чуня (мать В. Н. Дмитриева).

Началось рано утром. Погода была пасмурноватая. Люди еще не встали. Тех, которые встали, оглушило. Те же, которые спали взрыва не слышали. Некоторые чумы разнесло ветром и их пришлось удерживать руками, некоторые чумы устояли. Стояли они в устье Кимчу, км в 70 от центра падения. Во время взрыва было как землетрясение. Олени все притихли, притаились. Краснота появилась после взрыва, небо было таким (красным) долго. После взрыва краснота двигалась в сторону запада и скрылась. Взрывы были далеко. Деревья не валило. Они были очень протяжными и не походили на гром. В устье Кимчу стояли около 50 человек, всего в 6 чумах. Сейчас из них всех жива только Мар. Вас.

Пожара поблизости не было, а взрыв был не на земле, а высоко. Прошло несколько взрывов, потом появилась краснота.

----------------------

Изложение рассказа

Стояли они на Кимчу близко от устья, но севернее самой реки. было 6-7 больших берестяных чумов, в которых находилось около 50 человек. Погода была не дождливая, но утро было серое, небо было затянуто высокими облаками. Ветра не было. Было раннее утро и многие еще спали, но некоторые уже встали и были снаружи чумов. Почти одновременно затряслась земля и сильный порыв ветра разворошил покрытия чумов. Одновременно раздалось несколько сильных звуков, отличающихся от грома, более протяжных и звонких (Бынн, Бынн, Бынн-Бынн-Бынн). Взрывов, согласно звуку, было несколько. На все вопросы: "какое из явлений отметилось первым?" - повторили более подробнее рассказ, сказав, что все было одновременно.

Олени притихли у дымокуров и стояли не шевелясь. На вопрос: "не падали ли олени от вихря или землетрясения?" - ответила, что олени притихли, как и все кругом. Воздушной волной несколько всех оглушило и сорвало бересту с нескольких чумов. Чумы были летние, покрытые сшитыми листами бересты, которая была привязана к устоям. Некоторые из спавших не проснулись и ничего не слышали. Звуки и ветер пришли с юго-востока. После этого в этом месте небо стало красным, как бывает красной заря и эта краснота постепенно ушла в сторону полуденного солнца ("на обед"). Краснота в этой стороне была еще некоторое время как зарево. В направлении места взрыва не видели никакого столба огня или дыма, но все происходило высоко в небе, оттуда шли звуки. (В этом месте и Вас. Ник. насторожился и удивленно переспросил еще раз). Старуха повторила, что все было высоко в небе и несколько раз показала рукой под притолоку, градусов на 60. "Произошло все в стороне обеденного солнца, на высоте и сразу же эта краснота несколько протянулась и скрылась". Еще раз показала рукой вверх под угол стены и потолка и подтвердила, что все было не на земле, а вверху.

 

4. Андреева Екатерина Яковлевна, 61-64 года, эвенка, жительница пос. Стрелка-Чуня. Взрыв помнит. Рано-рано утром был большой взрыв, какого она никогда в жизни не слышала. Стояли они далеко в верховьях Сев. Чуни. Земля тряслась. Гром появился ни с того, ни с сего. Ветра не было. После грома небо стало красным (отец рассказывал) в сторону от Ванавары. Красный цвет сразу же исчез с громом. Дыму никакого не было. Еще до грома был ураган. Пришел вихрь, потом гром. Вихрь не ронял ни деревьев, ни чумов.

5. Платонова Лидия Тимофеевна, 40 лет, эвенка, Стрелка-Чуня. Знает о взрыве по рассказам отца. Отец стоял на Илимпо (Илимпее). Там слышали только гром. Земля тряслась. Такое впечатление, что земля перевернулась.

6. Брюханов Александр Степанович, лет 55, русский, Ванавара. Многие годы охотился по северным притокам Тэтэрэ. Хорошо знает Сегочамбу, от нее ходил на Ерему и охотился на водораздельных хребтах и болотах. Относительно выделяющегося на лесной карте пятна молодого леса, говорит следующее: Вывала там нет. Молодой лес с кедром и березой, к которому подходит вершина ручья Чувар, возник на месте старой гари. Старых крупных лиственниц здесь он не встречал и это его удивило. В заболоченной низинке увидел старый лиственничный пень, сильно обгорелый. Подумал, что его подожгли охотники, но поскольку кругом было болото, то усомнился в этом. Примерно, через 10 км увидел другой такой же пень и понял, что здесь был большой пожар. Хвалит молодой лес на пожарище, говорит, что береза делает его зимой светлым и поэтому там легко охотиться.

7. Кайначенок Максим Семенович, лет 50 с небольшим, стрелкинский эвенк. Родился на Кулинде. Родители говорили, что был здесь метеорит, упал что ли. Красное было здесь (показал рукой на Ванавару и в сторону Хушмо). Родители стояли на Сегочамбе, там земля тряслась и гром был. Сначала появилось красное, а потом гром. Краснота была в сторону Ванавары, а они были на Сегочамбе все время. На Сегочамбе есть хребет и речка Чувар. Сам Максим Семенович и его родственники горели на Сегочамбе в 1928 году. Пожар был в районе ручья Чувар. Сгорели люди и олени. Осталось из семьи четверо. В момент падения метеорита дядя Аксенов выходил смотреть оленей и рассказывал, что сначала все над местом взрыва стало черным, а потом красным и уже после услышали гром.

8. Елкина Анна Яковлевна, эвенка, 75 лет, проживает в пос. Ванаваре. "Стояли на Северной Чуне, км. в 30-50 от Стрелки-Чуни на ручье Ананьякит. Утром, рано-рано, часов в 5, маленько выше, чем солнце гремело. Высоко-высоко вверху. Все небо было красное. И не только небо, все вокруг было красным - земля и небо. Затем сильный гром был. Звук, как колокола, как бьют по железу. Гром был с полчаса. Когда гром начался, красное исчезло. Исчезло сразу все одновременно. Земля сильно тряслась, чум шатался (показывает рукой). Ветра не было, только гром и земля тряслась. Дыма не было, утро ясное-ясное. Солнце уже немножко взошло".

Даша Елкина спрашивает у Анны Яковлевны и соседки Дооновой Екатерины Степановны, "был ли запрет ходить в то место?" "Нет, - говорят, - ходили тогда же, той же осенью."

9. Доонова Екатерина Степановна (из рода Джонкоуль), эвенка, 58-60 лет, жительница Ванавары. "Родители стояли в 1908 г. на Хушме (?). Во время падения только все порушило, а пожара не было. Недалеко от домов Кулика был лабаз, его повредило, разрушило крышу и все в лабазе погнило. И мука, и другие припасы. Мы богатые были. Где метеорит падал, наши олени были. 1000 оленей. Все они убежали от грома и не нашли их потом нигде. И костей не нашли, не было. Искать их пошли в августе. Искали месяц, и костей не нашли, и следа не нашли. Дивились, куда девались? Потом бросили искать, отступились. Лабаза оказались поломаны, продукты испортились. Отец там был и братья, что еще они там видели - не знаю. " Указывают обе старухи, что до строительства дороги на Стрелку, основной путь с севера в Ванавару и вообще на Подкаменную Тунгуску проходил через Кимчу и Хушмо. Эвенки ходили по этой тропе за продуктами.

 

Три письма в машинописи

Письмо первое

Копия Ник. Влад. Васильеву - в Тунгусскую тайгу. Д. Каргополов

 

Глубокоуважаемый Дмитрий Игнатьевич!

Внимательно я прочел Ваше письмо и с удовлетворением узнал, что три поколения потомков архангельских поморов, а в последствии коренных сибиряков - Каргополовых проявили интерес к проблеме Тунгусского метеорита и даже помогали Л. А. Кулику - другу моему.

В те годы, когда Ваш дедушка трудился на фронте народного просвещения в гор. Енисейске (до переезда в Канск), он приобрел там много друзей и оставил по себе хорошую память. Много хорошего я слышал о нем от преподавателей гимназии после переезда его в Канск, в частности от Дмитрия Васильевича Автономова, Михаила Ивановича Кондрашина, Василия Петровича Мельникова и др. Из Канска он вел переписку с рядом образованных енисейцев, продолжал интересоваться жизнью старинного патриархального города. Поэтому события, связанные с падением гигантского метеорита на территорию енисейской губернии, не могли пройти мимо него. Он, конечно, знал, как реагировали на них различные слои населения губернии.

В Канском уезде и в бассейне р. Тасеевой и тем более в гор. Енисейске и прилегающей тайге Енисейского кряжа, где были расположены многочисленные предприятия по добыче золота, формировались слухи о возобновлении войны с Японией, о подходе артиллерии японской армии к золотым приискам, к Енисейску, к Канску, будто бы с намерением перерезать сибирскую дорогу.

Газета "Молодой ленинец" и Вы лично, Дмитрий Игнатьевич, законно интересуетесь - как собирались сведения на самом первом этапе изучения падения и поисков метеорита и притом просите меня остановиться на этом поподробнее. Я вполне разделяю это желание, ибо и отсюда пытливый исследователь извлечет материалы, близкие к фактам, к рассказам очевидцев, чем может помочь дальнейшим поискам метеорита.

Перехожу к краткому описанию волнений общественности гор. Енисейска в 1908 г., вызванных слухами, рассказами, фантазиями очевидцев явления падения метеорита. Различные варианты слухов, рассказов о канонаде, о залпах японской артиллерии исходили от приискателей золотых приисков, как от рабочих, так и от их хозяев, таких как НЕРОБЕЛОВ, ВЛАСОВ, /Авенир/, ЗАБОЕВ, братья Николай и Александр МАТОНИНЫ, СОКОЛОВСКИЙ, УСКОВ, братья МУРАВЬЕВЫ и др. Центрами, где в Енисейске фокусировались и толковались такие слухи и рассказы, были обе гимназии - мужская и женская и городское училище.

В нашей мужской гимназии слухи и фантастические рассказы расценивались преимущественно как фольклорный материал, так как наряду с ним мы с увлечением слушали и уже записывали рассказы очевидцев явлений, вызванных падением метеорита, которые под свежим впечатлением передавали нам наши товарищи гимназисты и гимназистки, которые либо лично наблюдали необыкновенное небесное явление, либо передавали рассказы очевидцев, наблюдавших его. Многие из них лично слышали отдаленный грохот, непохожий на гром, видели из ангарских деревень дым на севере, где лес горел. Эти сведения юношей и девушек, проводивших каникулы у своих родителей в деревнях на Ангаре, были увлекательны и интересны. Но нас больше интересовали рассказы ангарцев - лоцманов, которые на правах "капитанов" - судоводителей водили караваны замечательных ангарских крытых лодок - "илимок" на Подкаменную Тунгуску и Нижнюю Тунгуску с грузами купцов, торговавших там в своих лавках, "подкручивавших тунгусов", как говорили тогда ангарцы о методе торговли.

Лоцманы эти были опытными исследователями рек, быта и нравов эвенков. Некоторые из них видели падение метеорита 17 июня 1908 года и с гордостью рассказывали о нем. Самым авторитетным очевидцем из них был Василий Секердонович (Соцердотович) Сизых из Ангарской деревни Дворец; наблюдал падение тоже и лоцман Александр Панов из деревни Алешкиной. Из гимназистов очевидцами падения были: в Кежме сыновья купца Фомы Брюханова и дочь его Таня: в Богучанах Павел Суздалев (сын известного тогда купца - тунгусника Суздалева), Александр Толстых и гимназистка Ольга Молчанова.

Все они во время летних каникул жили тогда у своих родителей в Ангарских деревнях. Многое из их рассказов нам, гимназистам, было непонятно и мы мучили своих педагогов бесконечными вопросами, касавшимися строения вселенной, физики атмосферы и т. д. Много правдивого и полезного мы узнали тогда от преподавателя физики Р. А. Френкеля и математика Наймушина. Френкель выписал из Москвы диапозитивы и в прекрасном (затемненном) физическом кабинете, оборудованном по типу маленькой университетской аудитории, читал нам увлекательные лекции о вселенной, солнечной системе, о принципах небесной механики и даже создал своими руками замечательный прибор, демонстрирующий смену времен года, дня и ночи, движение по орбите Земли и Луны и т. д. Прибор он назвал - "Экваториал-Теллурий".

Все это продолжало развивать наш интерес к малопонятному тогда небесному явлению - падению огромного метеорита. Но все же мы уже тогда могли различать в рассказах факты от вымыслов и фантазий. У меня уже тогда были некоторые навыки исследования природы и этнографии народов Севера. Навещая в каникулярное время своих родителей в гор. Туруханске, я проводил много времени над изучением быта кетов и эвенкийского языка, быта и музыки эвенков. У меня выработался навык ведения исследовательских экспедиционных дневников. Обилие рассказов о метеорите в Енисейске я также старался, возможно полнее, записывать в свои дневники.

Приведу один из примеров такой записи.

Записано лично со слов А. А. Власова и А. А. Неробелова. Владелец приисков, енисейский капиталист А. А. Неробелов 17-го июня 1908 года звонит по телефону хозяину "Золотой горы" (рудное золото А. А. Власову, разговор происходит в тайге, на приисках) :

-Здравствуй Анивер Александрович! Ты чего это народ православный пугаешь? Ты, однако, целый хребет сейчас взорвал?

-Здравствуй Алексей Александрович! отвечает Власов. Ты, соседушка, однако то, много выпил вчера и не выспался еще. Чую, что моя золотая гора покою тебе не дает. Ведь сейчас еще только 7 утра, прииск мой только что проснулся и люди еще не вышли на работу, чай пьют. Ни хребтов, ни гор мои не взрывали ни сегодня, ни вчера, не будем рвать и еще несколько дней, мелкой породы хватит.

В этот момент оба слышат сильный гул взрыва где-то в тайге. Удар взрыва переходит в расплывчатый грохот, похожий на обвал громадной скалы и постепенно затихает. Оба хозяина удивлены странной неожиданностью. Первым прерывает молчание Власов:

-Вот так здорово, соседушка, удивил, нечего сказать. Ты, дружище, тихоней не прикидывайся. Хребты то рвешь, оказывается ты, а не я, да еще, пока люди спят. Эка хватил, брат, не свет не заря, у меня в столовой даже стекла зазвенели. Ты бы хоть предупредил, ведь я не стану искать самородки золота в разрушенных жилах твоей горы, у меня своих достаточно.

Обменявшись "любезностями", они прекратили разговор и положили телефонные трубки.

Того и другого привлек шум на дворе и громкие голоса рабочих. Последние были сильно взволнованы непонятным явлением. Все они ясно слышали звук-удар сильного взрыва, перешедшего в расплывчатый затухающий грохот. Некоторые утверждали, что у них под ногами земля вздрогнула, а звон стекла в окнах слышали все. По направлению на востоко-северо-восток был отчетливо виден над тайгой дым странного цвета; многие определяли цвет дыма, как смесь белого со светло-коричневым.

В толпе звучали на все лады объяснения непонятного явления, но большинство их сводилось к артиллерийским залпам и канонаде японской артиллерии; как будто бы японцы нарушили мир и идут завладеть Ленскими и Енисейскими золотыми приисками.

Многие из этих рассказов были известны Вашему дедушке как из енисейских писем, так и канских рассказов. Познакомившись с Куликом, он, конечно, не мало рассказал ему о впечатлениях очевидцев падения. Кулик не раз называл мне имя Каргополова в Канске, от которого он узнал много ценных сведений о свидетельских показаниях очевидцев.

Прошло много лет. Я любил Север и не терял с ним связи, несмотря на пятилетнее активное участие в гражданской войне и выполнение различных поручений партии большевиков.

Знание Севера, его народов и навыки исследователя послужили поводом поручения мне партией выполнения ответственной задачи по созданию и развитию национальной государственности у народов Севера. В должности члена Комитета Севера при президиуме ВЦИК и председателя Красноярского Комитета Севера. Больше пятнадцати лет я выполнял эту работу, начав ее с хорошо известного мне эвенкийского народа. В связи с этим мне приходилось бывать на Ангаре в 1924, 1925, 1926 г.г.

Перед поездкой в тот или иной район Севера я всегда просматривал не только обычно скудную литературу о нем, но свои библиографические справочники и дневники с различными записями. Вот, при первой поездке на Ангару, я вспомнил про свои гимназические записи и перечитал их. Записи о метеорите вновь заинтересовали меня и показались мне актуальными. Я включил их в планы своих попутных, личных, научно-исследовательских работ.

В деревне "Дворец" я остановился у моего старого знакомого лоцмана Василия Секердоновича Сизых. Встреча была радостной, как всегда собрались соседи послушать новости от приезжего. Новости с моей стороны состояли из рассказов о текущей политике партии, о предстоящей советизации крайнего Севера, но ангарцы, по моей просьбе, занялись рассказами - воспоминаниями о том впечатлении, которое произвело на них в 1908 году падение метеорита, грохот, странный пожар в тайге и отрывочные рассказы, слышанные ими от эвенков о какой то катастрофе у них в тайге.

- Друзья, покажите мне, спросил я, в какой стороне Вы видели желтый дым над тайгой, куда огонь с неба упал?

Вот друг, гляди в окно, большой хороший дом с двумя трубами видишь? Так вот, промежду труб-то желтый дым-то и валил. Тайга горела, нады.

Я разложил на столе соответственный лист карты России, изданный главным штабом в масштабе 100 верст в дюйме (других карт у нас не было тогда), ориентировал его с учетом магнитного отклонения +11град. (для 1924 года) и провел по карте карандашом пеленг "через дом с двумя трубами" за Подкаменную Тунгуску.

Эта карандашная линия пересеклась с другой такой же линией, проведенной на той же карте раньше. Наиболее наблюдательные крестьяне спросили меня:

-А это что у тебя за черта, с которой пересеклась линия от нас?

- Это я сделал давно, давно, по указанию золотопромышленника Авенира Власова. Он еще в Енисейске рассказал мне, находился он утром 17 июня 1908 года в верховьях реки Пит, а дым после падения метеорита видел он над тайгой в направлении на юго-юго-восток.

Вот в этом направлении я и провел тогда эту линию, вот и пригодилась она теперь. И как видите Вы, две линии пересеклись к северо-востоку от фактории Понолик.

После того, как я проведу здесь несколько линий с разных сторон, и если они пересекутся в одной точке, то тут, значит, и надо искать метеорит.

Долго не расходились крестьяне. Они засыпали меня вопросами о метеорите и явлениях, связанных с падением. Любознательности их не было предела.

В том году удалось провести аналогичную встречу с крестьянами деревни Кежма. На том же листе стоверстки была проведена третья линия. Последняя пересекалась с предыдущими в той же точке. Наконец, в 1925 году я проезжал по реке Лене. остановился по делам Комитета Севера в гор. Киренске. познакомился там со старожилом товарищем Какаулиным, который в то время был зав. статистич. отделом Окрисполкома тов. Какаулин наблюдал желтоватый дым после падения метеорита. Он показал мне направление и ориентиры, которые помогли мне провести на стоверстке четвертый, последний пеленг, который пересекся в той же точке с тремя предыдущими линиями. Киренский пеленг интересен тем, что он направлен в крест простирания, как говорят геологи, пеленгу из деревни Дворец.

Теперь уже не было никаких сомнений, что падение метеорита произошло на небольшой площади где-то между реками Подкаменной Тунгуской и ее притоком - рекой Чуней.

В 1926 году мне было поручено отправиться в район наиболее густого населения эвенков и приступить к созданию у них первых низовых органов Советской власти - родовых Советов. Наиболее прямой и удобный путь лежал как раз через указанную выше загадочную и заманчивую точку. Таким образом, я получил возможность узнать от главных очевидцев катастрофы - эвенков географию микрорайона, познакомиться с пострадавшими кочевниками и, наконец, положить начало разрешению всей проблемы Тунгусского метеорита.

И, как известно теперь, мне удалось это выполнить не только в первоначальном плане, но и на протяжении более тридцати лет помогать во многом Академии наук в лице Л. А. Кулика, консультировать многих исследователей проблемы этого метеорита, в том числе и современных руководителей Метеоритной Экспедиции Академии Наук - геологов Флоренского и Вронского и, наконец, консультировать (особенно на первых порах) Сибирскую Экспедицию КСЭ - Томский отряд Метеоритной Экспедиции Академии наук СССР. Последний, составленный из молодых энтузиастов - ученых различной специальности, пользуется моей исключительной симпатией, ибо люди его, стиль работ их и неутомимое упорство исследователей напоминают мне мой стиль в научно-исследовательском труде и мою молодость, посвященную светлому будущему коммунистического общества в нашей великой стране. Желаю успеха им.

Крепко жму Вашу руку и прошу передать мой горячий привет Г. Ф. Плеханову и всем ученым следопытам-таежникам КСЭ.

М. И. Суслов.

22 июня 1961 года. Ленинград.

 

Письмо второе

Дмитрий Игнатьевич!

Мне очень приятно, что Ваша уважаемая молодежная газета так близко принимает к сердцу благородные труды КСЭ и лично ее организатора и вдохновителя и руководителя Геннадия Федоровича. Я твердо верю в успех полевых и камеральных работ этих молодых энтузиастов. Решение проблемы Тунгусского метеорита (или не метеорита) будет решена именно этой нашей сменой.

Я искренно хочу следовать Вашему призыву написать что-то в газету молодежи. Сначала я хотел написать что-то напутственное, что и вдохновило бы молодых ученых и помогло бы хоть частично успеху разгадки тайны, но этого не вышло. Ваше письмо застало меня больным: всякие сердечно-сосудистые недуги человека в 68 лет. Теперь мне стало полегче и мы с женой - моей спутницей по исследованию геологии Нижней Тунгуски с притоками - собираемся теперь побыть на воздухе и полечиться в Карпатах. В связи с этим надо завершить всякие дела, обеспечить охрану квартиры и т. д. Все это отвлекало меня от метеорита.

Поэтому я решил просто написать Вам личное письмо. Начав его, я не мог остановиться и оно постепенно перешло в материал для статьи, но за то не получилось ни статьи, ни письма. Теперь мне кажется, что если Вы опытной рукой журналиста взялись бы за мое письмо (письмо первое), из него можно было бы сделать первую часть моей о первых шагах исследования проблемы еще в 1908 году. Второй частью статьи для газеты могли бы быть выдержки из моей большой статьи "Агды", которую я на днях пошлю Вам же для передачи ее Г. Ф. Плеханову по его возвращении из экспедиции. Концовка статьи "Агды" могла бы быть третьей, заключительной частью статьи для "Молодого Ленинца". Посмотрите на этот багаж опытным взглядом и если что-либо подойдет для газеты, пускайте, если найдете полезным. Посылаемый мной материал, как увидите, оригинален. Этот материал никому не известен и нигде не публиковался. Содержание этого материала было известно Л. А. Кулику с моих слов.

Мой адрес с 2-го июля по 15 сентября таков:

Украинская СССР, Станиславская обл., гор. Косов, ул. Богатчука, 62 Петру Лукьяновичу Старожитнику для меня.

Суслов Иннокентий Михайлович-кандидат географических наук, персональный пенсионер союзного значения, почетный член экспедиции КСЭ.

Ответы на мелкие вопросы

------------------------

1. Адреса А. М. Смирнова у меня не сохранилось, жил он в Туапсе. Но искать его не рекомендую. Сам он милый человек, но перо его не наше, это никчемная халтура типа статей во "Всемирном следопыте" худших времен его истории. Такой халтуре не место в молодежной газете времен 22 съезда партии.

2. Если Вы десятки раз прочитали книгу вторую журнала "Природа и люди", 1929 года, издания Сойкина со статьей В. А. Сытина, то вы получили неправильное представление об экспедиции Кулика в 1928 году и об эпопее его спасения. Своей поездкой в Ленинград и совершенно недопустимым шумом в прессе Сытин сильно напортил Кулику в деле дальнейших работ его по метеоритной проблеме. Если будут его статьи в Вашей газете, то только после правдивой жесткой редакции и внесением духа скромности. Без этого можно сбить с толку энтузиастов КСЭ. Будьте осторожнее.

 

Горячо рекомендую Г. Ф. Плеханову подробнее обследовать указанную на моей карте - схеме правую (Восточную) "яму" и характер вывала леса в этом месте т. е. тот бурелом, который видел писатель Шишков в 1910 году. Там же следует пустить в ход миноискатели и радиометры.

Привет сердечный Плеханову Г. Ф. Желаю ему успехов и окончательной победы, в которую я верю твердо.

Крепко жму Вашу реку И. М. Суслов

26июня 1961 г. Косов.

 

Письмо третье

Дмитрий Игнатьевич!

Эти письма я пишу Вам уже из Косова, куда приехал, пока один, заарендовал комнаты для наших ленинградских, московских друзей, приезд которых и ожидаю в июле.

Как видите мои письма к Вам похожи на работу в полевых условиях. Получились какие-то фрагменты. Может быть целесообразно напечатать в "Молодом Ленинце" под заголовком примерно такого содержания "Первые шаги поисков места падения Тунгусского метеорита (фрагменты писем Иннокентия Михайловича Суслова в редакцию).

У меня сейчас нет никакой возможности напечатать письма на машинке. Если Вы, Дмитрий Игнатьевич, будете отдавать их на машинку, не откажите в любезности прислать мне в Косов одну копию.

Мне очень грустно, что Вы не найдете среди этих писем моей статьи (три печатных листа) "Агды". Моя жена, Вера Александровн, в начале этого года напечатала дома на машинке одну треть рукописи, а дальше не могла из-за рецидива приступов бронхиальной астмы. Мы с ней надеялись, что болезнь должна же ослабнуть и ей удастся кончить перепечатку, что бы отправить ее Вам, как говорилось в одном из писем. Но до отъезда моего из Ленинграда (23 июля) ничего из этого не вышло. Возможно, она печатает сейчас и тогда мы пошлем рукопись в машинописи моей правки.

В статье "Агды" изложены подробно рассказы тунгусов (эвенков), которые летали выше леса, видели под собой горящий лес, дым, пережили ужас грохота, ударов и были на грани потери рассудка. Они подробно рассказали о деталях катастрофы.

Все это было записано на устоявшемся тунгусско - русском ангарском диалекте, который способствует более яркому представлению читателя о катастрофе. Но самым интересным там, на мой взгляд, является подробное описание Мунжена (общее собрание избирателей по современной конституции), исторического собрания эвенков на стрелке реки Чуни, где в начале июня 26-го года были избраны первые низовые органы Советской власти - родовые Советы (два) и при них родовые суды. В конце этого собрания мне удалось в порядке эксперимента антирелигиозной пропаганды, поднять вопрос о месте падения метеорита.

Опыт удался. Он вызвал на откровенность эвенков на столь авторитетном собрании. В результате, здесь были подтверждены все рассказы отдельных пострадавших (летавших) и участием десятков делегатов - избирателей создана первая карта-схема района (площади) вывала тайги, опубликованная в журнале "Мироведение" за N 1 за 1927 г. и вторично напечатанная в книге КСЭ "По следам Тунгусской катастрофы".

Еще раз жму Вашу руку и желаю успеха в благородном труде

Советского журналиста.

И. М. Суслов

4 июля 1961 г. Косов.

 

копия верна подпись Коргонова

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт