Главная Архивные документы
Исследования
КСЭ Лирика
Вернуться
Док. № 031
Док. № 032
Док. № 033
Док. № 034
Док. № 035
Док. № 036
Док. № 037
Док. № 038
Док. № 039
Док. № 040
Док. № 041
Док. № 042
Док. № 043
Док. № 044
Док. № 045
Док. № 046
Док. № 047
Док. № 048
Док. № 049
Док. № 050
Док. № 051
Док. № 052
Док. № 053
Док. № 054
Док. № 055
Док № 056
Док. № 057
Док. № 058
Док. № 060
Каталог
Док. № 039 (Письма Колобковой Г.П. к Плеханову Г.Ф. 1959-60 гг.)
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Исследования » Первичные материалы » Очевидцы » Документы 31-60 » Док. № 039

Док.№39 (Письмо АВИА со штампом города Красноярска, 11.19.69г.)

Наклейка на конверте

Письма Колобковой Г. П. к Плеханову Г. Ф. 1959-60 г.г.

Содержание

Письмо

Здравствуй Гена !

Поздравляю всех с праздником, тебя - с днем ангела. Желаю всех лаг. Невероятно! Бежала одна по Тайге по дурацким затесам-60км, думала, что есть известия о пробах. Но ни слова, ни звука....

И вот я праздную, если можно праздновать, когда в голове черные мысли и болят отмороженные коленки. Сижу и стараюсь вообразить, что Ванавара - это Зурбачан, Лисс и Сан-Риоль.

Сегодня 10 ноября. Через полчаса отправляюсь в Панолик. Там живут старцы  Бурмакин и Бушков, которые знают, что эвенки болели: кожа на теле и на лице была красной и покрывалась пузырями, потом они умирали в мучениях через 1, 2 и т. д. лет после катастрофы. Вернусь через неделю и напишу обо всем, что узнала в бригаде Андрея Дженкоуля и ответ на список Николая.

В Ванаваре - Настя Дженкоуль - жена убитого Ивана Макс. Дженкоуля. Я не смогла ее допросить за 5 дней жизни, хотя ходила по 3-5 раз в день к ней. Она пьет спирт и ничего не соображает.

Ямы на Чавидаконе есть, величиной с чум. Андрей водил туда Флоренского, который будто бы не придал им значение. Наверное это термокарстовые воронки. Рюкзак посылать ужасно некогда. Может, обойдетесь? Дед Ковширчин убил медведя. К Новому году он вернется в Ванавару и тогда я вышлю шкуру к Николаю. Пожалуй, и рюкзак тоже.

Галя Иванова, о которой я писала, укатила на Кавказ. она боится встретиться с легендарным Плехановым. Но как мне хочется, чтобы они участвовали в наших экспедициях.

Получила посылку от Валерия и инструкции такие же обстоятельные, как он сам. Передай ему большое спасибо, за сонеты - огромное.

Пока ямщик возится, напишу, что эвенки не имеют понятия о "сухой речке", о другом месте. Это я выяснила, когда Андрей протрезвился в лесу. Мы целыми вечерами беседовали о метеорите. Они действительно ничего не знают. Я начинаю понимать, когда они по-своему говорят. Сухих же речек - Огне, здесь много: приток Чамбы, недалеко от Куликовской тропы, приток Ванавары и т. д. Местные охотники говорят о мощных вывалах на Джелиндуконе. Больше никаких вывалов они не знают, не видели. Я прошла пешком долину Ванаварки до верховьев. Никакого намека на вывал. Научилась стряпать хлеб в золе по - эвенкийски. Быстро, просто и вкусно. Почти месяц мы жили на этом хлебе и инжире, даже поправились, так что не советую обеспечиваться сухарями. Мука, сода, немного терпения и у нас будет отличный хлеб. За мной пришли. Пишите о пробах. Галя.

 

Отдельные карточки

С. Б. Семенов и А. С. Семенова - жители Ванавары. В Ванаваре о них ничего не известно (Г. Колобкова, письмо в 10. 59 г.)

 

Василий Охчен - пострадал в чуме Акулины. Охчены живут в Стрелке (письмо Г. Колобовой 10. 59).

 

Род Падыги (75км) - дети Подыги -Чекарш, Чучанча, Налега, стояли в 40 км на юг от места падения. Давно умер (со слов эвенков, письмо Г. Колобовой 10. 59). Умер ~70 лет назад (письмо Г. Колобовой, 12. 59).

 

Эвенки Налега, Чучанча, Чекарен, стоявшие р. Аваркитте. Налега умер в 1947 г. Чучанча - в Кислокане. Чекарен - в Стрелке (письмо Г. Колобковой, 10. 59г.) Чекарен - Иван Иванович Аксенов в Стрелке (письмо Г. Колобковой, 12. 59г).

 

Павел Аксенов (окчен) -проводник А. А. Кулика. Умер. Аксеновы есть в Стрелке или в Муторае.

 

род. Мачакугырь (65 км)

 

А. С. Косолапова, жительница Ванавары. см. А. С. Семенов.

 

Настя Дженкоуль - вдова Ивана Максимовича Дженкоуля, опрошена Колобковой 11.59 г. Отец и дед, жившие в то время на реке Хушме. Хорошая погода была, вдруг дождь пошел, сильный, ветер поднялся, утащил берестяной чум. Упал большой камень, большой как чум, подскочил 2 или 3 раза, а потом утонул в болоте. Камень был блестящий, черный, падал со страшным звуком - у-у-у-у. Деревья раскидало, выворотило с корнем. Все лежали как мертвые 3 дня. Болото там все время было, только суше было, потому что в нем паслись олени. На другой год после катастрофы все заболели, тело покрывалось пятнами, чесались. Много умерло. Когда она охотилась на Чавидаконе, видела 2 ямы - маленькая одна, вторая - как чум, d=6м, вниз сужается. На краях земля заржавленная. Ржавую землю приносили в Ванавару, она в темноте светится как снег ночью блестками. Там есть также поваленные деревья. Ямы находятся на левом берегу Чавидакона в 2 км от устья и в 0,5км от берега.

 

Письмо 2

5 июля. Муторай

1. Разговаривала с Доптыной Прасковьей Григорьевной. 80 лет. Жила на речке Таймуре, тогда она была девушкой. Но случай запомнился надолго. Было это вечером, как всегда в свободные вечера, молодежь собиралась у костра и вела хороводы, сопровождаемые плясками. Легли спать поздно, и вдруг ранним утром, когда солнышко заходило, послышались странные звуки, подобные сильным выстрелам из винтовки, затем поднялся ветер неимоверной силы, снося кору с юрт. Но случаев смертности не было, хотя многие были оглушены и на долгое время, в последствии и это прошло. Пролета метеорита не видела, т. к. спала.

2. Разговаривала с Екочен Андреем Петровичем, 61 год. Жил на Северной Чуне. Тогда ему было 10 лет. И он очень хорошо помнит по рассказам родителей этот случай и передает в таком же смысле, как рассказывала тов. Доптына. Падеж оленей был, но это объясняется повалом леса и произведенным пожаром после падения метеорита. Место падения все старались объезжать, объясняется это их религией, т. е. связано с ним.

3. С Джонкоуль не имела беседы, т. к. она находилась в экспедиции. При расспросе все указывают на ее адрес, что она много знает по рассказам мужа.

 

Письмо

Показания Эвенков,

проживающих в настоящее время на фактории Стрелка Чуня

(опрос проводился 7-10 апреля 1960 года).

1. Дженкоуль Лаврентий Васильевич, 1904 года рождения. Рассказывал со слов отца Василия Ивановича Дженкоуля и дяди Дженкоуля Ивана Ильича (давно усопших). На том месте 7 богатых братьев Дженкоулей в те времена пасли стадо оленей 600-700 голов.

Братья были богатые. Отец в тот день пошел встречать оленей на Илимпо (на север). Стадо паслось между р. Кимчу и р. Полпоты (Чургим). В верховьях р. Полпоты был один лабаз. На устье Чеко был второй лабаз. Там, где первый лабаз был (на Полпоты - Чургиме) там все сгорело. От этого лабаза один пепел остался. В устье Чеко лабаз отбросило (унесло) вихрем. В вершине Хушмы их стадо погорело, олени сгорели, один пепел остался. В устье Чеко олени лежали комками, но не сгорели (их оглушило, они подохли - говорит рассказчик).

Дядя Иван Ильич Дженкоуль говорил: Огды на землю сошел. Сильный гром был. Погода была совсем чистая, даже никакого дождя не было. Утром рано гром пошел, 2 удара было: один короткий, сильный, второй - длинный. Искры летели. Пронесся вихрь в направлении СЗ-ЮВ. Такой сильный вихрь, что завалился лес. Земля тряслась. От вершины р. Пелпоты лес разбросило в разные стороны. Чумы взлетели на воздух, люди попадали без памяти, потом сознание воротилось. В этот год всех шаман Чапчю пугал: не ходите туда целый год. Кто пойдет, тот может умереть. Но люди ходили. Дядя в то же время лето искал оленей. Кусков железа, серебристого металла и необыкновенных камней не находил, не видел, этого я не могу сказать.

Дядя Иван Ильич Джонкоуль работал проводником Кулика. Он говорит, что в южной стороне надо копать, а не там где Кулик. В Южной части болота получилась яма с обвалами и деревья в нее воткнулись вершинами.

Яма находится в сосновом бору. Вот где Кулик работал, так в Южной стороне от него, там, где солнце закатывается. На том месте были после войны и видели эту яму - Афоня Доонов и Дженкоуль Иван Максимович. Сам я там не был. Это они рассказывали, что видели эту яму в самом конце болота. Дженкоуля Ивана Максимовича убил Широкоглазов (Вы эту историю знаете). Афоня Доонов живет в Ванаваре. Он глухой и мои разговоры не увенчались успехом. Но я еще поговорю.

В Муторае проживает Темнишонок Иннокентий. Он об этой яме рассказывал в прошлом году Кочени Андрею Николаевичу.

2. Аксенова Ольга. Жила в верховьях р. Муторай. Было ей 20-24 года. Утром рано хорошая погода была, потом ветер пошел, потемнело как перед дождем, земля покраснела и гром сильный пошел. На небе я ничего не видела. По слухам на Хушме сильный пожар был. После этого люди сильно болели оспой. На остальные вопросы ответить не может, т. к. ничего не знает. Жили они далеко и туда не ходили.

3. Дмитриев Николай Семенович, было лет 20. Жили на Кирбо. Кирбо - это недалеко от Стрелки. Утром рано, когда погода ясная была и первые лучи солнца упали на землю, раздался гром и сильный ветер прошел. Гром был сильный, но на небе ничего не видела. Иван Аксенов в то время был на Хушме, его оглушило, он потом рассказывал: Когда взрыв произошел, чумы улетели. 2 чума унесло, олени разбежались. Все перевернуло. Никаких кусков железа и камней не находили. Но все было выворочено, как от пушечного выстрела. Иван Аксенов умер в 30-х годах. После этого не болели. Сначала как будто уснули, а потом встали (так рассказывал дедушка Иван). Про другие места не знает. На остальные вопросы ответить не может.

4. Тарпушонок Михаил Максимович. Жил на р. Таймуре, 8 лет было. Рассказывали ему, что сильный гром был, чумы полетели, вещи полетели. Люди без сознания лежали. Про катастрофу не знает больше. Про находки и Сухую речку не слыхал.

5. Аксенов Николай Иванович, 1908 года рождения. Это ему рассказывали старики Василий Охчен и Даонов Павел (которые умерли до войны). Утром рано, все еще спали. Чумы эти стояли в устье Чамбы и вдруг чумы полетели вверх, поднялся сильный ветер и загремел гром. Повалились деревья, все чисто стало как после атомной войны, а потом загорелось на Хушме - речке. Вся тайга горела. Земля дрожала, гром стоял, как пушка стреляла. На том месте, где болото, раньше был хороший бор и хороший корм был оленям. Там были лабазы Степана Дженкоуля и семейства Дженкоулей. Жертв от взрыва не было. Люди полежали и встали. И даже не болели после этого. Ходить туда не боялись. Не ходили потому, что там была гарь и оленям есть было нечего. А те, кто ходил, не находили ничего (кусков железа и камней не находили). Бурелома такого больше не встречал нигде.

6. Аксенова Анна Ивановна, 100 лет. Жила на р. Таймуре. Рано утром, погода ясная была. Они проснулись от гула, потом пошла стрельба, а потом раскаты. На небе искры и сполохи. Потом ей рассказывали, что на Хушме пожар был. Больше ничего не может вспомнить.

7. Платонова Агрофена, было 15 лет. Рассказывали ей, что громом валило деревья, чумы на Хушме. Был сильный ветер. И больше ничего не помнит.

8. Кочени Пелагея Гавриловна, было ей лет 20. Жили в верховьях Чуни. Утром рано погода была ясная. Вдруг подул сильный ветер и гром грянул, мы испугались. Ветром подхватило чумы и повалило некоторые деревья. Мы сильно испугались. Рассказывали, что на Хушме сильно оглушило людей, разрушило лабазы, унесло чумы. После этого никто не болел. На остальные вопросы ответить не может.

9. Койначенок Максим Семенович, 1910 г. рождения. Его дядя Иван Васильевич Койначенок был тогда на Секачамбе (приток Тэтэрэ). Дядя искал оленей. Дело было утром. Сначала была ясная погода. Вдруг небо стало красное-красное с одной стороны, немного погодя красная полоса по небу протянулась (как звезда пролетела, потом темно стало, гром, землетрясение, ветер. Говорили, бог упал. На остальные вопросы ответить не может.

Говорит, что Чопорон знает, как падал метеорит. Он сам был тогда около Хушмы. Но Чопорон был тогда на охоте и я оставила инструкцию девушке - эвенке, библиотекарю, с которой мы ходили по домам. Чокорон - это прозвище - означает Одноглазый. На самом деле это Аксенов Иван Иванович. Вместе с ним еще 5 эвенков было на охоте, опрос с которых снимет моя переводчица и вышлет к 1 мая.

Кое-что я выяснила из списка Николая Васильева:

под номером 4 - Павел Аксенов - это отец Насти Дженкоуль. Он умер в 1935-7 г. Дети Павла Аксенова - Баякан и Василий Аксеновы живут сейчас в Муторае.

Вот подробности из жизни отца: Павел Аксенов был кулак. Его арестовали и увезли в Красноярск в 1937-8 годах. Там он, видимо, и умер, т. к. после того в здешних краях не появлялся.

Василий Охчен умер в войну или перед войной. Под номером 3 - С. И. Акнауль - это Степан Иванович Акнауль он очень старый, живет сейчас в Кислокане.

Иван Максимович Дженкоуль умер в 1934-36 г.

Иван Максимович Дженкоуль убит Широкоглазовым недавно.

В списке под номерами 5 и 7 значатся Иван Ильич Онкоуль и Василий Ильич Онкоуль (тоже Илюшонок).

Так тут, учтите, путаница: это не Онкоули, а Дженкоули - утверждает Лаврентий Васильевич Дженкоуль (выше упомянутый).

Он (Лаврентий) в 1923-24 годах был председателем Коневого Совета и производил перепись национального населения. Он говорит, что Илюшата - родословное прозвище Дженкоулей.

Теперь надо лететь в Муторай, поговорить с Темнушонком о яме и братьями Аксеновыми. Да и не только с этими. Но на этот раз я, кажется, твердо не полечу, т. к. финансы кончились совсем, ни рубля в кармане. На жизнь я еще заработаю, а вот на Муторай - нет. Мой полет в Стрелку финансировали родственники. Просить у них еще я не буду. Если ты, Гена, считаешь, что полет необходим, самое легкое: пустите шапку по кругу, как делают англичане. Вылет туда и обратно стоит 200 руб. Вряд ли кто из будущих и настоящих космонавтов откажется помочь нашему общему делу.

 

Листы из письма ?

Брюханова Анастасия Григорьевна, 84 года. Жила в Кежме. Где солнце всходило, прошел красный огненный столб до земли. Все только встали, печи затопили. Она пошла в подвал и там услыхала гром. она думала, что соседи переносят избу. Земля тряслась. Вылезла из погреба, а дед лежит без чувств, сбросило его воздухом. Окошки целые были. Потом ей рассказали, что встал большой яркий столб огня. Дыму не было. Когда столб упал на землю, земля тряслась. Дребезжали стекла. Вскоре после падения М., все хворали шибко, но это был тиф. На остальные вопросы ответить не может (ничего не знает больше).

Илья Потапович Лючеткан в 1931 г. рассказывал ее дочери - Зайцевой Татьяне Поликарповне - что на том месте была глухая тайга - грива, высокий хребет, который будто бы разбомбило метеоритом, и образовалось озеро и ручей - раньше этого не было. Илья Потапович умер в 1935 г., а его братья умерли раньше.

Семенов Афанасий Семенович, много знавший о катастрофе, помер в прошлом году. Его жена (65-68) и дочь Зинаида живут на Косом Быку (есть такое село, попасть в него можно через Кежму на самолете).

Все русское население заехало в Ванавару в 1934-35 г.г., так что все старики не здешние. Здесь русских было единицы, их раскулачили.

Из них на Косом Быку живут:

Косолапов Терентий Ефимович (скажет всю правду)

Косолапов Осип Ефимович (этот любит прихвастнуть) в Кежме.

 Журавлева Марфа Прокопьевна, 69 лет, жила в 43 верстах от Кежмы на заимке. Воссияло на небе, как будто северное сияние началось. И сразу гром, такая стрельба пошла, как из пушки, в которую заложили 3-4 заряда. Затряслась земля. Мы были на пашне. Кони заскакали, мы гужи перерубили и помчались на конях в деревню. Приехали в Гусевку (3 км от заимки), к избе подошли, а из нее обе двери вышибло, внешнюю и внутреннюю (ту, что в сенях), а напротив дверей 2 окна выбило. Про дым не помню. Болели после того оспой, а больше ничего не помню. Ходили с иконами по полям.

Рябцева Екатерина Константиновна, 1895г. рождения. Жила на Ангаре в д. Банщиково Нижне-Илимского района. Я боронила. Вдруг открылось небо - огромный квадрат запылал красным жарким огнем. Сначала был маленький квадрат, быстро стал большой, больше дома, больше нашей 2-этажной школы. Квадрат горел примерно полчаса (она весь участок проборонила, повернула лошадь и только тогда погас огонь). Дыма не было. Жара я не чувствовала. Светлых ночей не помню, по-моему, обычные ночи были. Звук, стрельба, гром началось примерно в 12-1час дня. Такой гром пошел, что земля тряслась, окошки дрожали. Стекла тряслись в избах по Муре (приток Ангары - очень далеко). Все думали, что началась война с японцами. Звук доносился разрывами, как стрельба. Дед Рябцев слыхал про гору, которая была на месте болота, но думают, что эвенки наврали, потому что шаманы не велели им говорить. Сам Илья Потапович был очень суеверным человеком - старик его хорошо знал. Илья Потапович рассказывал старику, что его жену подняло на воздух, леший подымал. Про болезнь они не слыхали, ее будто бы не было. Больше они ничего не знают.

Рябцев - интересный старичок, когда-то гонял чаи с С. В. Обручевым, встречался с Ошаровым (нац. писатель).

 Панов Кузьма Григорьевич, 1891 год рождения. Дело было в Паново, 40 км от Кежмы. В тот день в поле был, пахал. Часам к восьми вдруг вылетел полосой огонь, меня жаром охватило. От полосы в обе стороны дым шел - густой, черный. Люди с ума посходили, лошадей запрягать, да в деревню. Тут земля закачалась, кони повалились, конец света пришел. В деревне Паново крыши срывало, стекла вылетели. На остальные вопросы ответить не мог.

Антипин Ермолай Нефедович, 80 лет. Дело было недалеко от д. Мозговой (Кежемского района) на Ангаре. Он пахал на острове. Сначала шла гроза по небу черной страшной полосой. Он испугался и под лошадь спрятался. Черная полоса шла наискось по небу. Гром, как гроза, как стрельба. Как он упал, вся земля задрожала.

Семенов Афанасий Семенович (он помер) рассказывал ей, как все полетело: чашки с полок мануфактура. Думали светопреставление. После этого эвенки болели скарлатиной, оспой, тифом. Больше ничего сказать не может.

 

С 25 марта на факториях начинаются сугланы, на которые собираются из лесу все жители данной фактории. Мечтаю посетить Стрелку, Муторай, Оскобу, Чемдальск. Точно не знаю, на какие средства, но что-нибудь изобрету, потому что нет такого положения, из которого нельзя найти выход.

“Мы на верном пути” - это воодушевляет. Но вряд ли комитет передаст в Залп. Сгиб. Филиал. Это значит признаться в собственном бессилии. Интересно, как относится Б. И. Вронский к нам и к комете. Или он все еще настаивает на каменном метеорите? Каковы результаты масспектрометрии? Каковы же окончательные выводы?

Как проходил бой в Москве? Какие вопросы задавали? Кто и какие дельные мысли высказал? Есть ли у нас сторонники в Москве?

Сегодня была в райкоме. Просят в первых числах апреля прочитать лекцию "Новое о Тунгусской катастрофе". Интерес велик. Получила от Юры газетную вырезку. Тоня читала, меня облепили со всех сторон. И все - таки я чувствовала себя беспомощной, я не смогла ответить на вопросы.

"Хоть каплю жалости храня. Вы не оставите меня". И напишите мне эту самую лекцию, леший бы ее побрал. Физику я освою, как только найдем "метеорит".

Отвечаю на твои вопросы: живу я хорошо и, право не пойму, почему вы в этом сомневаетесь. Юра пишет восторженные письма, Леня пишет: "Не скучай", Валера исписывает 2 страницы на устройство адаптера и в конце: "Галка! Утешайся! ". Не скучаю, утешаюсь будущим летом и нынешними сугробами, в общем, настроение бодрое.

Размер одежды - 46, можно 44 и 48, если не будет 46, обувь лучше посвободнее - 37, ну а если нет такового, то вплоть до 41. И еще одно, имейте в виду: есть на свете рюкзаки с каркасами. Очень удобно. Но если лямки узкие - 3-4 см, то грош им цена. Я видела такие у башкирцев, но лямки меня разочаровали. На таких далеко не унесешь.

Работаю я в Красном Чуме здешнего колхоза. польза во всех отношениях: научилась белить, ездить верхом, ругаться с председателем. Вот моя работа! Ну, кроме того, газеты, книги, беседы, лекции. С колхозниками у меня контакт. А председатель такой пень! На Украине председатель миллионами ворочает, а этот не может звероферму дровами обеспечить. Хлеб здесь не сеют, коров - всего 20 штук, да звероферма - вот и весь колхоз.

Зарплата 750 р. Как говорят эвенки, мало-мало хватает. Мне повезло. В Ванаваре так трудно устроиться на работу. Меня приняли благодаря диплому и восторженной характеристики Толи Усольцева, с которым мы вместе и работаем. В школу я не пошла даже химичкой.

Каковы мои планы и мысли на дальнейшее?

А Атлантида, а снежный человек? Поплывем в океан и я останусь на острове, там не будет райкома комсомола. Зато там будут жить дикари и я буду читать им лекции и доклады. Пусть это шутка. Если ты можешь предложить что-нибудь серьезнее, буду слушать в оба.

Саша Мочалов очень хотел бы участвовать в экспедиции, но работа...

Он очень предан делу воспитания членов ВЛКСМ. Лето покажет секретарь РКСПСС - Чащин. Я его не знаю. Его перевели из Туры. Он меня конечно знает. Меня здесь все знают, только я мало кого знаю.

Читал ли ты у Паустовского "Блистающие облака"? Там здорово сказано о настоящих романтиках и равнодушных. И еще почитай "Золотую розу".

Вчера познакомилась с тетей Варей, которую встретили в Чамбе наши Виктор и Леня. Она там уморительно рассказывает, какие они были худенькие. Милая, хорошая тетя. Зина живет и работает. Летом собирается в институт. Недавно мы с ней побывали на именинах, славно погуляли, пили неразведенный спирт и пели протяжные русские песни:

"Нету мамы, нету папы... " и "Я милого узнала по походке... "

У нас весна! Солнечное солнце и такие глубокие тени, что хочется руками их потрогать.

До свидания. Привет всем. Галя.

 

Отдельные листочки

 

Бушков, 75 лет, эвенок, опрошен Колобковой 7. 59 г. Видел на небе большой комок величиной с дом, белого пламени, от которого летели искры. В Хатангинском районе, где он в это время жил, гром был такой, что казалось, что упало где-то в 1, 5км. Был очень сильный жар, а потом дым. В тот день стояла хорошая погода. Гром был страшный, народ весь перепугался, думали, что началось светопреставление. Сразу после того ходили туда старики: его отец, Салаткин Захар Иванович, Салаткин Степан, Черончин Илья Семенович или Павлович. Все давно померли. Рассказывал, что ничего не нашли, кроме поваленного леса и болота. Сильно болели после того эвенки, пузырьки выступали на теле, сильно маялись, потом умирали. На остальные вопросы отвечал отрицательно.

 

Старик Ковширин и его жена Татьяна.  Рассказвают, что в момент взрыва срывало чумы на Чамбе, на Панолике, на Кимчу. Земля летела вверх и засыпалась в чумы. Когда был пожар, сгорели барсуки. Подойдешь, говорят к нему - стоит совершенно целый, а рукой тронешь - рассыплется в пепел. По поводу болезней ничего не знают. (Письмо Колобковой, 12.59Г. )

 

Отдельные карточки

 

С. И. Анков Эвенок, приходил на факторию Панолик и рассказывал, что при падении метеорита у них сгорело 80 турсуков муки и теплая зимняя одежда, находившаяся в лабазах около Лакурских хребтов.

 

Василий Онкоуль. Имел лабазы и оленей в районе падения.

 

Василий Ильич Онкоуль ("Илюшонок") Сведений нет (письмо Г. Колобовой, 10. 59г. )

 

П. П. Косолапов, житель Ванавары. Погиб на фронте (письмо Г. Колобковой, 10. 59).

 

С. Овчинников из Киренска

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт