Главная Архивные документы
Исследования
КСЭ Лирика
Вернуться
И.П.Жеребченко, Геолого-геофизические аспекты Тунгусского феномена
В.К. Журавлев, Анализ карты зольности торфа в районе вывала1908 года
В.К. Журавлев, Анализ эволюции гипотезы о техногенной природе Тунгусского метеорита
Г.Г.Кочемасов, Тектонический контроль области «светлых ночей» лета 1908г.
Г.Г.Кочемасов Электрофонные болиды отдают предпочтение отпереленным тектоническим ситуациям
В.М.Кувшинников, Новый вариант техногенной катастрофы
А.Ю.Ольховатов, Геофизические аспекты Тунгусского события
А.Ю. Ольховатов, Геофизические мини-Тунгуски
Б.У.Родионов, Подобие электрофонных болидов и комет
Б.У.Родионов, О соответствии гипотез свидетельствам очевидцев
С.И.Сухонос, Проблемы кометной гипотезы Тунгусского феномена
Каталог
В.К. Журавлев, Анализ эволюции гипотезы о техногенной природе Тунгусского метеорита
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Исследования » Конференции » Конференция “95 лет ТУНГУССКОЙ ПРОБЛЕМЕ”, 23-24 июня 2003 г., Москва » ЧАСТЬ 2 » В.К. Журавлев, Анализ эволюции гипотезы о техногенной природе Тунгусского метеорита

Анализ эволюции гипотезы о техногенной природе Тунгусского метеорита
В.К. Журавлев

Новосибирск
zhuravlevnsk@mail.ru

Идея А.П. Казанцева о техногенной природе Тунгусского феномена (авария марсианского космического корабля) существенно повлияла на ход исследования этого уникального события в истории нашей планеты. В результате усилий самого А.П. Казанцева, Ф.Ю. Зигеля, А.В. Золотова, Г.Ф. Плеханова, Н.В. Васильева и еще нескольких исследователей она в начале 60-х годов трансформировалась из сюжета научно-фантастического рассказа в научную гипотезу, которая в течение ряда лет служила маяком сложных полевых программ и архивных изысканий, а также стимулировала некоторые расчеты.

Движущей силой научно-исследовательской работы по изучению Тунгусской катастрофы в 60-70 гг. стало неявное, но вполне реальное противостояние и конкуренция двух главных гипотез - кометно-астероидной и техногенной. Последняя со временем видоизменялась как под действием результатов экспедиционных и опросных работ, так и под влиянием эволюции научной картины мира, происходившей во второй половине ХХ века. Эта эволюция, вызванная научно-технической революцией, изменила не столько сложившуюся научную парадигму, сколько внесла в общественное сознание и культуру ясное понимание ограниченности этой парадигмы, ее узости и несовместимости с целыми пластами эмпирических фактов, отторгаемых «серьезной наукой».

Проводившиеся, начиная с 1958 г., экспедиции в район падения Тунгусского метеорита не смогли обнаружить в этом районе никаких материальных следов техногенной катастрофы, которые можно было бы рассматривать как следы аварии инопланетного аппарата.

Но сам по себе этот несомненный факт еще не мог - с точки зрения строгой научной логики - быть однозначным доказательством несостоятельности гипотезы. Хотя кометная гипотеза удовлетворяла требованию «бритвы Оккама» и могла построить достаточно непротиворечивую, на первый взгляд, модель Тунгусской катастрофы, оказалось, что это можно сделать лишь отбросив часть фактического материала, добытого исследователями в послевоенный период истории изучения феномена. Этот фактический материал был в ряде случаев более богатым, чем этого требовала теоретическая модель, факты иногда оказывались «лишними» или даже «нежелательными» с точки зрения теоретической модели. Как правило, это были факты, не противоречащие (или даже необходимые) с точки зрения  конкурирующей техногенной гипотезы. Правда, они были все же недостаточными для ее однозначного подтверждения.

Возникла сложная методологическая проблема - возможно ли в рамках принятой в науке системы оценок полученных результатов однозначно решить проблему различения естественных и искусственных явлений, имея лишь косвенные свидетельства и сложные следы явления, события, процесса.

Однако эта проблема не осознавалась ни сторонниками техногенной гипотезы, ни их оппонентами. Ссылок на «бритву Оккама» оказалось явно недостаточно, потому что изучение проблемы Тунгусского метеорита происходило на фоне небывалого прежде расширения горизонтов науки и техники. Еще недавно считавшиеся делом фантастически далекого будущего космические полеты стали - неожиданно для части научного сообщества - реальностью, влияющей на весь ход научно-технического прогресса. Радиоастрономический поиск сигналов иных цивилизаций также стал признанной, вполне научной деятельностью. Правда, наука до сих пор отторгает  многочисленные, поступающие со всех континентов сообщения очевидцев или жертв контактов с «неопознанными летательными аппаратами» в атмосфере и на поверхности Земли, уступив это поле деятельности государственным службам и общественным организациям энтузиастов. В этой ситуации интерес к Тунгусскому феномену как к разновидности уфологических событий был неизбежен в силу самой логики развития идеологии о возможных вариантах взаимодействия разумных миров. Эти события (наряду, например, с развитием теории неоднородного физического вакуума как источника свободной энергии, анализом других новых источников энергии как ресурсов для уже назревших межзвездных полетов и контактов) естественно привели некоторых философов и методологов к выводу о кризисе современного естествознания, кризисе сложившейся научной картины мира и общепринятой научной парадигмы.

Эти сдвиги в научном мировоззрении привели к очень существенной трансформации техногенной гипотезы. Идея о катастрофе («кораблекрушении») аппарата внеземной цивилизации эволюционировала в гипотезу о намеренном эксперименте «хозяев Солнечной системы» на нашей планете. Возможно ли отличить результаты такого эксперимента от  следов стихийных, естественных событий? Этот вопрос встает во весь рост перед методологией науки - и не только в связи с Тунгусским феноменом - как актуальнейшая проблема нашего времени.

Но именно следы Тунгусской катастрофы дают возможность воспользоваться для решения этой проблемы не только общими философско-методологическими исследованиями, но и конкретным эмпирическим материалом. Доказательство этого утверждения требует создания, как минимум, специальной научной монографии. Поэтому здесь перечислим лишь наиболее очевидные направления предстоящей работы.

Изучение и интерпретация сложных и симметричных структур следов ударной волны, запечатленной в вывале леса, выяснение причин симметричных кумулятивных эффектов, записанных природными датчиками в виде поваленных, стоячих и живых деревьев, причин формирования «лучистой ударной волны».

«Сшивка» различных этапов энерговыделения в момент взрыва, записанных природными датчиками в виде термолюминесцентных, ожоговых, пожарных аномалий с механизмом формирования ударной волны и процессом дальнейшего ее вырождения в звуковые и инфразвуковые колебания атмосферы и грунта.

Точное определение главных параметров взрыва - энергии, концентрации энергии, мощности, высоты по эмпирическим данным и сравнение с техническими взрывами, взрывами вулканов и землетрясениями. Сравнение следов этих «эталонов» с аналогичными следами Тунгусского взрыва.

Проверка заключения академика М.А.Садовского о сложной форме источника ударной волны, повалившей лес. Решение обратной задачи (методами стереологии и томографии) - восстановление формы источника разрушений и следов по зарегистрированным эффектам.

Обобщение материалов, относящихся к геомагнитной буре Тунгусского взрыва. Расчет главных параметров источника геомагнитных возмущений во времени и на поверхности Земли. Сравнение с аналогами.

Проверка заключения профессора В.А.Драгавцева о наличии мутантов в лесном массиве, сменившем погибший лес, прямыми методами - анализом ДНК семян сосны и лиственницы в зоне «светлого пятна» и за её пределами.

Проверка «эффекта Ильиной-Дозморова», т. е. эффекта нарушения относительных содержаний редкоземельных элементов в «центре Дёмина» и «секторе Анфиногенова». Поиск источника избыточных лантаноидов геохимическими и геофизическими методами. Этот перечень можно продолжить.

После классических работ  Е.М. Колесникова и его соавторов, изучавших изотопные аномалии в центре Тунгусской катастрофы, после расчетов В.А. Бронштэна, объяснивших ряд неясных моментов связанной с Тунгусской катастрофой иллюминации над Евразией, после публикаций итогов итальянских экспедиций во главе с Дж. Лонго в научном сообществе сложилось вполне определенное представление о том, что природа Тунгусского метеорита более не вызывает каких-либо сомнений и ее анализ не требует выхода за пределы общепринятой парадигмы. С этим мнением невозможно согласиться.

Во-первых, упомянутые результаты могут быть интерпретированы не только в рамках кометной гипотезы.

Во-вторых, тот факт, что перечисленные выше актуальные направления конкретных исследований Тунгусского феномена, которые могли бы дать результаты решающей важности для проблемы защиты Земли от опасных космических объектов, остались вне поля зрения ученых, нередко декларировавших ценность изучения Тунгусской катастрофы именно с этой точки зрения. Еще не поздно исправить эту парадоксальную ситуацию.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт