Главная Архивные документы
Исследования
КСЭ Лирика
Вернуться
Д.Л.Фри, О СУЩЕСТВОВАНИИ БОЛИДОВ НЕМЕТЕОРОИДНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ
Я.Славянов, ТУНГУССКИЙ МЕТЕОРИТ – ИТОГИ ПОИСКА ИСТИНЫ
Г.С.Быбин, ЧТО ЭТО БЫЛО ?
Д.Ф.Анфиногенов, Л.И.Будаева, ПРОБЛЕМА ТУНГУССКОГО МЕТЕОРИТА В СВЕТЕ ТАК НАЗЫВАЕМЫХ МАРСИАНСКИХ МЕТЕОРИТОВ
Д.Ф.Анфиногенов, Л.И.Будаева, О ПАДЕНИИ ТУНГУССКОГО КОСМИЧЕСКОГО ТЕЛА (ТКТ) С ПОЗИЦИЙ БОЛИДНОЙ ФЕНОМЕНОЛОГИИ, ФИЗИКИ И ХИМИИ БОЛИДОВ
Г.Д.Коваленко, ТЕХНОГЕНЕЗИС ТУНГУССКОГО СОБЫТИЯ
Ю.Д.Лавбин, ТУНГУССКИЙ МЕТЕОРИТ – ТЕХНОГЕННАЯ СИСТЕМА
Ю.Д.Лавбин, КОСМИЧЕСКАЯ КАТАСТРОФА 1908г.– НОВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ, ФАКТЫ И ВЫВОДЫ
М.Ди Мартино‚ Дж.Лонго, ЭКСПЕДИЦИЯ «ТУНГУСКА99»
Каталог
Д.Ф.Анфиногенов, Л.И.Будаева, ПРОБЛЕМА ТУНГУССКОГО МЕТЕОРИТА В СВЕТЕ ТАК НАЗЫВАЕМЫХ МАРСИАНСКИХ МЕТЕОРИТОВ
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Исследования » Конференции » 90 ЛЕТ ТУНГУССКОЙ ПРОБЛЕМЫ. 30 ИЮНЯ - 2 ИЮЛЯ 1998, Красноярск » ГИПОТЕЗЫ КОСМИЧЕСКИЕ » Д.Ф.Анфиногенов, Л.И.Будаева, ПРОБЛЕМА ТУНГУССКОГО МЕТЕОРИТА В СВЕТЕ ТАК НАЗЫВАЕМЫХ МАРСИАНСКИХ МЕТЕОРИТОВ

Сенсационное обнаружение в некоторых метеоритах следов жизнедеятельности микроорганизмов дает основание вернуться к проблеме происхождения метеоритов, в частности, к рассмотрению версии о планете Фаэтон как прародительнице большого класса астероидов и ряда метеоритов, представляющих по химическому составу и минералогическим ассоциациям как бы разные глубины планеты земного типа. Исследования Марса посадочными аппаратами подтверждают идею о возможности существования метеоритов из состава его коры. Действительно, на поверхности Марса имеют место рыхлые накопления, образовавшиеся в результате действия воды, ветра и перепада температур, и твердые осадочные породы, появившиеся из этих накоплений, метаморфизованные в результате вулканической и тектонической деятельности, порожденной как внутренними процессами в недрах планеты, так и ударами астероидов. Вероятными механизмами, путями и траекториями выброса материнских тел метеоритов может быть попадание их в так называемый султан или корону выброса при падении астроблемообразующих астероидов с разгоном их упругими силами отдачи мишени и парами-газами, образованными при испарении астероида-снаряда и вещества центральных областей мишени. Другой вариант — это выброс и разгон обломков осадочных пород, погребенных под конусом вулканов-гигантов при катаклизмических взрывных извержениях. Возможен и третий вариант, когда события по второму варианту развиваются при образовании астроблемы вблизи вулканов-гигантов. Аналогичные рассуждения применимы и для тех спутников планет-гигантов, размеры которых сравнимы с Марсом, а также для гипотетического Фаэтона, планеты-близнеца Марса в ряду планет земной группы. Ненаблюдаемость Фаэтона на орбите между Марсом и Юпитером вряд ли может быть объяснима полным разрушением планеты по внутренним и даже по внешним причинам. Но сход с орбиты в результате удара астероида, подобного самым крупным в поясе астероидов, с полной или частичной потерей планетой своей коры, а также части «внутренностей», в том числе и твердых осадочных пород, вполне допустимая мысль. И вполне вероятно, что среди спутников планет-гигантов есть пострадавший Фаэтон, а склеенный из слоеных кусков спутник Марса Фобос — обломок коры Фаэтона, среди же метеоритов на Земле могут встретиться представители этих небесных тел.

Особую остроту в разработке этого направления и неожиданный поворотв исследовании Тунгусского метеорита придает находка в 1972 г. в эпицентральной зоне Тунгусской катастрофы загадочной глыбы (Камень-загадка, Камень-олень, Камень Джона). Глыба является прокварцованным конгломерат-гравелит-песчаником, высокопрочной осадочной породой, состоящей на 98,5 % из SiO2. Имеются явные признаки высокоскоростного ее торможения в местных мерзлотных отложениях после вторжения в почву сверху с расчетной скоростью не менее 500 м/с с направления, совпадающего с вероятными азимутами проекции траектории ТКТ.

В истории изучения проблемы Тунгусского метеорита есть загадочная страница, связанная с поисками камней на местности, появившихся, по словам очевидцев, после катастрофы [4].

После падения в районе катастрофы в лесу, вдали от всяких скал, сопок и обнажений («неоткуда было взяться»), очевидцы видели камень, похожий формой и цветом на фигуру лежащего зверя (лося, оленя). До события, по словам очевидцев, этого камня не было. Даунов (Джонкоуль, Анков) видел большой блестящий камень цвета олова. Точное местоположение камня не указывалось (верховья Хушмы — И. Ак­сенов, верховья Чурги­ма — К. Д. Янковский, в распадке не­боль­шого ручья вверх по реке Хушма от Пристани — А. Пи­кунов).

Поиски камней велись неоднократно, но безуспешно. Не доверять показаниям эвенков нет оснований, поскольку несколько больших объектов (ям), ими указанных, были все же обнаружены.

Следует отметить, что еще при наземных поисках в 1965—1968 годах в эпицентральной зоне (Рис. 1) нами были обнаружены воронкообразные ямы диаметром от 1,0 до 2,5 м с характерными валиками. При раскопках двух из них были обнаружены 2 обломка сильно окварцованных песчаников. Ни в ближайших, ни в дальних окрестностях выхода такого рода пород найдено не было. Обломки были отнесены геологами экспедиции к обычным земным породам, а ямы без обследования «объявлены» старыми «муравейниками».

Обнаруженный на горе Стойкович камень необычного вида и размеров, по первому впечатлению был так называемый «камень-олень», Камень-загадка. Камень находился (Рис. 1) примерно в 5 м от восточного разреза лесотаксаторов, в 30 м от заболоченной долинки у восточного подножья западного хребтика горы Стойкович. Эта история описана в Томской молодежной областной газете в нескольких номерах (апрель — май 1973 года) и в работе [1].


Рис. 1. Схема эпицентральной зоны района Тунгусской катастрофы и местоположение Камня- загадки (Ю—С по магнитному азимуту)

Было отмечено, что в северо-восточной и восточной, южной и в верхней части купола Камня гальки были как бы срезаны, сколоты, сбиты, очень чистые. Сбиты мощным механическим скалывающим действием. С западной стороны на поверхности имелись участки типа очень прочных шлаков того же состава (кремнезем), только значительно более пористые, без сколов.

В разрытых радиальных траншейках на расстоянии 1—1,20 м от камня были найдены небольшие сколотые плас­тинки. Причем, сколы обнаруживались только в траншейках, идущих от северо-восточного угла Камня на восток.

От Камня радиусом 10 м авторами была прорыта в почве кольцевая траншея глубиной до 40 см и примерно такой же ширины. Сколы с Камня были найдены только в восточном секторе (по азимуту 85°—100°) траншеи (Рис. 2).

На половине расстояния (около 6 м от Камня) была прокопана поперечная траншея глубиной примерно 1,5 м, на разрезе которой (на ее стенках) обнаружилась V-образная борозда, заполненная относительно мягкой землей, в верхней части — почвой. По бортам борозды в траншее на разных высотах было найдено много обломков Камня как бы впечатанных в стенки борозды. Обломки Камня находились также и в дерне на поверхности земли.

По азимуту приблизительно 80° кольцевой борозды (10 м) под органикой было найдено светлое пятно песка, в котором находились стыкующиеся друг с другом пластины-обломки. Два из них имели поверхность типа остеклованной (блестящие корочки-эмали).


Рис. 2. Схема раскопок вокруг Камня (сезон 1972): 1) Камень-загадка; 2—7) траншеи глубиной 0,5...2,0 м; 8—8’) большой обломок Камня; 9) крупный обломок Камня со дна траншеи глубиной 1,7 м, прикладывающийся к днищу Камня; 10) местонахождение крупного обломка Камня (под большим обломком), прикладывающегося к «макушке» Камня-загадки; 11, 14) участки нахождения многочисленных обломков и сколов с Камня в борозде, засыпанной рыхлой темной землей; 12) место находки в дерновине оплавленных сколов с Камня; 15) участок совместного движения Камня (1) и большого обломка (8)

В восточном секторе на расстоянии 10 м примерно в 0,5 м под светлым пятном был обнаружен двухтонный обломок Камня на глубине более 1,5 м (1—1,8 м). По характерной конфигурации, расположению включений (галек) установлено, что этот кусок отломился от южного торца большого Камня.

Камень-спутник (обломок) был перевернут относительно положения (верх-низ) большого Камня. К северо-западу от камня-обломка до самой поверхности выявлен слой песка. В верхней его части (на поверхности) и были найдены куски с остеклованной поверхностью. При этом следует подчеркнуть, что только одна сторона пластин была остеклована, другие же имели свежесколотый обломочной характер.

От нижней части лежавшего камня-спутника на юго-восток от него была обнаружена в песке борозда, полого уходящая в землю. Она имела конфигурацию, соответствующую форме нижней части камня-обломка.

Раскопками была вскрыта погребенная борозда, идущая от борозды камня-обломка к большому Камню, глубиной до 1,85—1,90 м с очень четкой изломанной границей между мерзлым светлым песком и заполняющей эту борозду рыхлой почвенной массой. Вертикально по направлению к нижней части этой борозды (начиная от поверхности) она была заполнена черной землей, возможно с органикой. Это была самая легкая и мягкая часть раскопок (металлический кол углублялся на 1,20 м). С глубины около 1,85 м указанная борозда уменьшается по направлению к большому Камню. При этом в поперечных траншеях были найдены обломки Камня разной величины, прикладывающиеся к определенным участкам Камня. Найденные в северном борту борозды образцы прикладывались в разных местах к верхнему своду Камня. На расстоянии 9 м от большого Камня в южном склоне борозды был найден массивный обломок, которому позднее после раскрытия большого Камня (удаления земли и обнажения его днища) было найдено место в днище Камня.

Большинство обломков носило сколовый характер. Это были гнутые пластинчатые чешуи разного размера, выпукло-вогнутой формы. От пластинок в 3—4 см и толщиной несколько миллиметров до размеров 10´25´30 см с толщиной до нескольких сантиметров.

Под камнем-спутником с южной стороны была найдена округлая плита размером около 30 см в диаметре и толщиной до 10 см, которая точно прикладывалась к купольной части большого Камня (т. н. «красная шапочка»).

Число кусков-образцов камня гораздо более 350 (число проб, взятых в 1972—1974 годах). В основном это были маленькие пластинки. Среди сколовых пластинок были пластинки с идеально-гладкими, ровными внешними (выгнутыми) поверхностями.

Общие размеры Камня после раскопок — 2,5*1,7*1,2 м. Вес — более 10 тонн. Небезынтересно отметить, что найденный геологами экзотический валун в районе междуречья Подкаменной и Нижней Тунгусок размером 0,5 м был описан в литературе как геологическая редкость, экзотика, поскольку нет никаких признаков, что в этом районе могло быть оледенение [8].

Камень состоит из явно осадочной породы (высоко­метаморфизованный песчаник-гравелит-конгло­мерат с кремнистым цементом) с содержанием SiO2 — 98,5 % (80—85 % составляют кремнистые породы и минералы, 15—20 % — кремнистый цемент). Отличается высокой прочностью во всех направлениях, стойкостью на раскалывание и особой звонкостью. Составляющие минералы: кварц, редко анальцим, отмечен лешательерит. Химический и минералогический состав, кроме лешательерита, не дает никаких отличий от глубинных земных осадочных пород.

Петрографический анализ показал, что остеклованные поверхности представляют собой мелкокристаллическую породу того же состава, что и зерна, к которым они прилегают. Толщина этой корочки до 0,5 мм.

Результаты спектрального анализа Камня, выполненные в лаборатории ГП «Красноярскгеолсъемка», приведены в следующей таблице (n*103 %).

Следует отметить, что Камень находится на четвертичных отложениях на горе Стойкович в котловине, замкнутой трапповыми дайками, примерно на половине расстояния между рекой Хушмой и рекой Кимчу и на расстоянии менее 1 км от эпицентра-I по Кулику и от изб Кулика. Подобной осадочной породы нет в окрестности радиусом в первые сотни километров.

Обнаружены следы высокоскоростного движения в приповерхностных слоях местных отложений (в основном — в мерзлотных слоях) — дугообразная погребенная борозда, сколы с Камня, большой обломок от Камня со своей бороздой, обломки с оплавленной поверхностью, расколотые местные гальки с конусами удара.

Наблюдаемая картина разрушений в почве говорит о высокоскоростном входе и боковом рикошете основной массы Камня при движении в мерзлом грунте. Если принять объем разрушенного мерзлого грунта канала вхождения равным объему грунта в канале выхода, то в сумме это составляет около 30 м3. Прочность мерзлого грунта на сжатие можно приравнять к прочности среднепрочных бетонов (предел прочности 50 Мн/м2). Такое допущение принято на основании сравнения замерзших цементных растворов с цементными растворами, затвердевших в нормальных технологических условиях.

Входная энергия Камня принята равной работе по разрушению базового грунта, то есть

Eвхода прочн.  Vгрунта    [3].

Поскольку масса Камня известна и равна приблизительно 10 тонн, то из уравнения кинетической энергии тела на входе в почву, приравненной к работе по разрушению грунта, рассчитывается скорость входа Камня, которая оказалась равной » 550 м/с. Заметим, что И. С. Астапович подсчитал, что конечная скорость свободногопадения метеоритов у поверхности Земли для сферического метеорита массой 10 тонн равна 521 м/с [2].

Магнитный азимут входа Камня в местные отложения 280°—320° или проекция его траектории — 100°—140°. Следует отметить, что по материалам дешифрирования аэрофотоснимков на расстоянии до 40 км, а также по опросам местных охотников и лесоводов в этом секторе нет (или неизвестны) никаких геологических образований типа свежих трубок взрыва.

Сколы с Камня в приповерхностных слоях и в дерне группируются только вдоль траншеи и в других направлениях от Камня не обнаружены.

Для целей контроля и для окончательных раскопок оставлены нераскопанными вокруг Камня участки борозды и место входа Камня в почву.

Сделаем предположение: если Камень-загадка имеет отношение к событию 30 июня 1908 года, то возможная причина безуспешных поисков вещества Тунгусского метеорита кроется в его тождественности земным породам.

Версия о возможности неземного происхождения Камня-загадки, как и следовало ожидать, встретила устойчивое сопротивление-неприятие в умах подавляющего большинства исследователей Проблемы, а в последнее время и исследователей самого Камня [5, 9].

Тщательные минералого-петрографические исследования породы Камня достаточно убедительно показали, что это сильно метаморфизованная вулканогено-осадочная порода с включениями органических веществ неустановленного состава и неустановленного происхождения, испытавшая несколько стадий динамического метаморфизма [5] или шок-метаморфизма [9] и несколько стадий сопутствующего или последующего химико-минералогического метаморфизма, что с большой вероятностью указывает на участие Камня в процессах взрывного вулканизма и тектонизма. Аналогичные выводы были получены в разные годы по результатам экспертиз в лабораториях ГП «Красноярскгеолсъемка».

Полученные исследователями результаты не опровергают выдвинутую авторами версию неземного происхождения Камня, а (как это ни странно!) ее утверждают, поскольку указанные взрывные вулканические и тектонические процессы даже с большим основанием характерны для того же Марса.

Суть загадочности кроется не столько в его определенной геологической экзотичности и даже не столько в подтверждении показаний местных жителей, что само по себе занимательно и примечательно, сколько в факте высокоскоростного торможения Камня в новейших рыхлых мерзлотных отложениях и в почве при падении сверху со скоростью около 550 м/с. Об этом свидетельствуют и конфигурация и ориентация погребенной борозды, засыпанной рыхлой землей (почвой), и разнокалиберные обломки (сколы) от Камня вдоль борозды на разных глубинах, включая световую поверхность, и на разных расстояниях от Камня, и наличие зеркал скольжения на некоторых обломках-сколах. Но как уже указывалось, ни на территории падения Тунгусского космического тела, ни на смежных с ней территориях структур типа новообразованной «трубки взрыва» не обнаружено. В этих фактах — суть загадки. В этом главный предмет будущих исследований геологов, механиков-балистиков и криминалистов.

Вполне сенсационными являются результаты Камня-загадки. на термолюминесцентность [7]. Авторы, исследовав образцы Камня методами радиационной минералогии, утверждают, что поверхность Камень была облучена мощным потоком гамма-лучей, что укрепляет, по мнению некоторых исследователей, версию термоядерного взрыва ТКТ. Однако, это исследование проведено по одной пробе, без сравнения с эффектами у пробы-«антипода» и у обломков-сколов, обнаруженных глубоко в погребенной борозде, т. е. изолированных от внешнего облучения в 1908 г. Мы считаем, что в данном случае возможно проявление эффекта облучения, открытого при изучении ударных сколовых нагрузок на лабораторный образец, приводящих к реологическому взрыву [6]. Дополнительные и более тщательные исследования этого эффекта могли бы прояснить и уточнить некоторые обстоятельства в позднейшей истории Камня.

В свете ажиотажного изучения в лабораториях США, России и других стран так называемых марсианских метеоритах версия о неземном происхождении Камня-загадки является не такой уж экзотичной. Считаем необходимым продолжить исследования связи Камня с Тунгусским феноменом, в частности, с проблемой так называемой «остроугольной» силикатной фракции» в почвах и торфах в районе падения; а в плане более общей постановки — продолжить разработку гипотезы о метеоритах из инопланетных твердых осадочных пород, внешне слабоотличающихся от земных, и разработку подходов к их идентификации.

Литература

1. Анфиногенов Д. Ф., Будаева Л. И. Тунгусские этюды: Опыт комплексной разработки научного подхода к решению проблемы Тунгусского метеорита — Томск: Изд-во ТРОЦа, 1998. — 108 с.
2. Астапович И. С. Скорости падения метеоритов на земную поверхность // Изв. Туркмен. филиала АН СССР. — 1945. — № 5—6. — С. 167—170.
3. Бялко А. В. Наша планета — Земля. — М.: Наука, 1980. — 82 с.
4. Васильев Н. В., Ковалевский А. Ф., Разин С. А., Эпиклетова Л. Е. Показания очевидцев Тунгусского метеорита. — Деп. 24.11.1981. — № Б 350 — 81 д.
5. Голубов Б. Н., Фадеева Н. П., Щербакова М. Н., Покровская Е. В. Камень Джона: геология и петрография // Тунгусский вестник КСЭ. Томск: Изд-во ТГУ, 1997, № 8. — С. 37—44.
6. Гораздовский Т. Я. Динамика взрыва Тунгусского метеорита в свете эффектов лабораторного реологического взрыва // Вопросы метеоритики (Проблема Тунгусского метеорита) — Томск: Изд-во ТГУ, 1976. — С. 74—83.
7. Коровкин М. В., Рерих Л. Ю., Лебедева Н. А., Барский А. М. Оценка радиационной обстановки в природных и техногенных районах экологической нестабильности методами радиационной минералогии // Тунгусский вестник КСЭ. — Томск: Изд-во ТГУ, 1997, № 7. — С. 12—14.
9. Хрянина Л. П. О метеоритном генезисе «Великой депрессии» (в эпицентре Тунгусского взрыва 1908 г.). //Тезисы докладов Юбилейной международной научной конференции «90 лет Тунгусской проблемы». — Красноярск, 1998. — С. 52.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт