Главная Архивные документы
Исследования
КСЭ Лирика
Вернуться
Приложение
Каталог
Е.М.КОЛЕСНИКОВ, Г.И.ШЕСТАКОВ, ИЗОТОПНЫЙ СОСТАВ СВИНЦА ИЗ ТОРФОВ РАЙОНА ТУНГУССКОГО ВЗРЫВА 1908 г., Геохимия, 1979, №8, с.1202-1211.
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Исследования » Библиография » 1970-79 » 1979 » Е.М.КОЛЕСНИКОВ, Г.И.ШЕСТАКОВ, ИЗОТОПНЫЙ СОСТАВ СВИНЦА ИЗ ТОРФОВ РАЙОНА ТУНГУССКОГО ВЗРЫВА 1908 г.

ИЗОТОПНЫЙ СОСТАВ СВИНЦА ИЗ ТОРФОВ РАЙОНА ТУНГУССКОГО ВЗРЫВА 1908 г.

Е. М. КОЛЕСНИКОВ, Г. И. ШЕСТАКОВ

Всесоюзный научно-исследовательский институт минерального сыPbя,
Москва; Геологический институт Кольского филиала АН СССР, Апатиты

Получено экспериментальное доказательство, подтверждающее, что ранее обнаруженная аномалия в содержании ряда химических элементов в торфе на месте Тунгусской катастрофы 1908 г. была вызвана консервацией в торфе вещества Тунгусского космического тела (ТКТ). Изотопный состав свинца из «катастрофного» слоя торфа за пределами ошибок измерения оказался отличным от свинца нижних и верхних слоев торфа, от обыкновенного свинца этого района (траппы, почвы) и свинца золы сгоревших деревьев, а также от среднеземного современного свинца океанических илов. Ближе всего к нему по составу находится Pb железных метеоритов II группы, причем, как и в этих метеоритах, Рb в веществе ТКТ не был поддержан соответствующими количествами U и Th, содержание которых было по крайней мере на 4 порядка ниже.

В статье [1] была описана обнаруженная аномалия в содержании ряда элементов в торфе на месте Тунгусской катастрофы 1908 г. В одной из колонок торфа, отобранной в эпицентральном районе взрыва в «ка-тастрофном» слое, включающем прирост 1908 г., а также в близких к нему слоях торфа, наблюдалось резкое увеличение содержания ряда химических элементов: Na, Al, Si, Pb, Fe, Co, Zn, Br, Rb, Mo, Sn, Аи и Hg. Сравнение состава «законсервированного» в торфе вещества с исследованными в той же работе составами окружающих коренных пород-траппов, минеральной составляющей почв и золы деревьев показало, что увеличение содержаний элементов не могло быть вызвано выпадением поднятой взрывом 1908 г. земной терригенной пыли или привносом сгоревшего материала деревьев. Экстремальный характер состава и явная приуроченность аномалии к слоям 1908 г. позволяют предполагать, что она обусловлена консервацией в толще моховой залежи вещества Тунгусского космического тела (ТКТ).

Определенный в той же работе [1] примерный химический состав выпавшего вещества оказался резко отличным от состава обычных метеоритов и ближе всего соответствует углистым хондритам I типа. Но даже по сравнению с последними минеральная часть предполагаемого вещества (ТКТ) была сильно обогащена многими наиболее летучими литофиль-ными и халькофильными элементами и, напротив, заметно обеднена некоторыми сидерофильными. Та же особенность характерна для исследованных в работе [2] силикатных микросферул из «катастрофного» слоя торфа, которые, по всей вероятности, являются продуктами высокотемпературной дифференциации вещества ТКТ при взрыве.

В данной статье мы приводим новое доказательство космохимической природы обнаруженной элементной аномалии, полученное на изотопном уровне. Важно было установить, отличается ли изотопный состав законсервированного в торфе вещества от обычных аэрозольных выпадений, которые являются основным источником минерального питания верховых торфяников сфагнум-фускум [3]. Для этого необходимо сравнить изотопный состав элементов в «катастрофном» слое с их изотопным составом в нижних и верхних слоях колонки торфа. Так как нельзя исключить частичного перераспределения элементов, имевшего место по высоте колонки торфа, то для такой работы необходимо выбирать только элементы, имеющие максимальный выброс содержания в «катастрофном» слое по сравнению с соседними слоями. Наиболее четкие скачки концентрации наблюдались для брома, молибдена, цинка, железа, олова и свинца [1].

В настоящей работе изучен изотопный состав свинца. Его содержание в биомассе «катастрофного» и «подкатастрофного» слоев основной колонки В (слои 67 и 68 в работе [1]) более чем на порядок выше, чем в соседних с ними слоях. Для выяснения, насколько изотопный состав «катастрофного» свинца отличается от «обыкновенного» свинца данного района, мы исследовали также свинцы, выделенные из траппов — наиболее распространенных пород этого района, из минеральной составляющей почв и из золы деревьев того же эпицентрального района взрыва.

ТЕХНИКА ЭКСПЕРИМЕНТА

Образцы торфа, места их взятия, методика отбора колонок торфа на местности и способ их послойного озоления описаны в [1]. Подготовка образцов в общем сходна с методикой, предложенной в [3], хотя имеются и сеPbезные отличия, заключающиеся в сжигании целиком торфа, а не отмытого осадка, и в более низкой температуре озоления — 450° С — в данной работе вместо 600—700° у авторов работы [3]. Последнее позволило более полно сохранить в золе торфа многие легколетучие компоненты, которыми, по полученным данным, было очень богато вещество ТКТ.

Применявшаяся методика выделения свинца из золы торфа, а также из других материалов (горная порода, минералы) основана на свойстве среднеосновного анионита ЭДЭ-10п (Сl-) избирательно поглощать этот элемент в виде комплексного аниона PbС13- из солянокислого раствора [4].

Для выделения свинца навески золы (100—200 мг) разлагали в платиновой чашке в смеси кислот: 1—2 мл 40%-ной HF; 1—2 мл H2SO4 (1:1)*; 1 мл HNO3 (1 : 1). Азотную кислоту добавляли для окисления органических веществ. К влажному остатку добавляли 1 мл насыщенного раствора борной кислоты для более полного удаления фтора BF3. Сухой остаток после отделения серной кислоты смачивали соляной кислотой и выпаривали до образования липкой вязкой массы. К ней добавляли 2 мл концентрированной НСl и 10 мл воды. Суспензию нагревали до получения прозрачного раствора, последний разбавляли водой до 20 мл. Полученный таким образом примерно одномолярный по соляной кислоте раствор пропускали через полиэтиленовую колонку с 0,5 мл ЭДЭ-10п (Сl-) (фракция 0,16 мм, отмученная от устойчиво взвешенных частиц). Затем колонки промывали 5—10 мл 1 М НСl и 5 мл 0,5 М НСl для удаления посторонних элементов. Свинец элюировали водой в колбочку емкостью 15 мл (до метки), в нее предварительно вводили 0,5 мл 3 н. НСl, В этом растворе (в аликвоте ~ 1 мл) определяли содержание свинца методом осциллографической полярографии на приборе ОП-5122 (модель 03). При концентрации свинца 0,5 мкг/мл ошибка анализа не превышает ±2 отн.%. Остаток раствора подкисляли до 1 М по НСl * и подвергали дополнительной очистке на 0,25 мл анионита, остающегося в колонке после вымывания струей воды грязного верхнего слоя.

Колонку промывали примерно 10 мл 0,5 М НС1, свинец вымывали из нее 10 мл воды. Элюат выпаривали досуха, хлорид свинца переводили в нитрат выпариванием с каплей азотной кислоты. Водный раствор нитрата свинца выпаривали досуха в сушильном шкафу при 80—85° в кварцевой пробирке (емкостью 2 мл) с конусообразным дном. Полученный препарат использовали для изотопного анализа.

Полнота выделения свинца данным методом в пределах ошибки определения методом полярографии (около 2 отн.%) составляет 100% даже в случае выделения свинца из 2 г горной породы. «Холостая проба» на свинец — около 0,05 мкг. Это вполне удовлетворительная для наших опытов величина. При минимальном количестве выделенного из образцов свинца — 4 мкг (для золы деревьев) — примесь от реактивов для этого образца составляет величину всего 1,2%. С учетом относительно близкого к современному земному изотопному составу исследованного свинца (см. таблицу) эффект от этой примеси будет мал. Действительно, добавление к этому образцу указанного количества фонового современного свинца дает сдвиг в изотопном составе для 204Pb всего в 0,02% (при наблюдаемом в данном образце сдвиге относительно современного свинца океанических илов в 1,6%), что много меньше ошибки измерения для этого изотопа — 0,15%. Для остальных изотопов влияние фонового свинца от реактивов еще меньше, а для других образцов, в которых количество выделенного свинца много больше, этим влиянием вообще можно пренебречь.

Масс-спектрометрический анализ выделенного свинца проводился Л. В. Суминым на масс-спектрометре типа TSN-206SA фирмы «Камека» (Франция) с применением эмиттера типа Б. Амова. Чувствительность масс-спектрометра позволяла надежно анализировать 1 мкг свинца.

Масс-спектрометр TSN-206SA имеет очень малые систематические и случайные погрешности измерений. Проведенные Л. В. Суминым многократные измерения изотопного состава советских стандартов и стандартов Национального Бюро стандартов США, а также внутрилабораторных стандартов показали, что стандартное отклонение отдельного измерения от среднего значения составляет от 0,02 до 0,05%, что близко к паспортным погрешностям проанализированных эталонов [5].

Ошибки измерений изотопного состава рабочих проб на приборах такого класса определяются главным образом не точностью самого прибора, а различиями во фракционировании разных изотопов в процессе испарения образца,  вызванными посторонними примесями к изучаемому элементу. Однако и в случае рабочих образцов, как показывают данные таблицы, точность измерений довольно высока. Относительные ошибки измерений, рассчитанные для 90%-ного уровня значимости из нескольких параллельных серий измерений изотопного состава одного выделенного препарата свинца, для изотопа 204Pb находятся в пределах от 0,1 до 0,7% (в среднем 0,3%), а для остальных изотопов — от 0,02 до 0,24%  (в среднем 0,08%).

РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Результаты масс-спектрального анализа представлены в таблице и на рис. 1—4. Приведенные в таблице содержания свинца определяли методом осциллографической полярографии. Две верхние строки таблицы — данные анализа свинца, выделенного из двух отдельных навесок (обрабатывались с интервалом примерно в полгода) из 2,5-сантиметрового «катастрофного» слоя с глубины 35 см колонки торфа В (отобрана в районе «Сусловской» воронки [1]). «Верх» и «низ» колонки В — слои торфа с глубины 0—5 см и 65 см соответственно. Для сравнения взят также верхний, 2,5-сантиметровый слой колонки А (отобрана на расстоянии ~4 км к западу от В). Кроме того, исследованы также средняя проба золы 17 деревьев из того же района, средняя проба из 9 образцов траппов с окружающих высоток и средняя проба из 5 образцов минеральной составляющей почв из того же района (последние образцы были представлены нам КМЕТ АН СССР).

Как видно из таблицы, содержание свинца в золе «катастрофного» слоя колонки В (свинец ТКТ) примерно в 7 раз выше, чем в золе верхних, и в 11 раз больше, чем в золе нижних слоев этой колонки, и в 6 раз больше, чем в золе верхних слоев колонки А. Имеется различие и в изотопном составе в сторону заметного обогащения свинца ТКТ, по сравнению с другими объектами, изотопами 204Рb и 208Рb и обеднения изотопом 206Рb. Это различие наиболее хорошо видно, если данные представить графически в координатах 208Pb/206Рb и 206Рb/204Рb (рис. 1). Изотопный состав свинца ТКТ за пределами ошибок измерения отличается от свинца других слоев той же колонки В и верхнего слоя контрольной колонки А.

Свинец из «катастрофного» слоя за пределами ошибок измерения отличается и от свинца золы деревьев, что еще раз подтверждает наше прежнее заключение, основанное на большой разнице в химических составах, о невозможности объяснения обнаруженной элементной аномалии привносом золы сгоревших в 1908 г. деревьев [1].

Еще более высокое отличие по изотопному составу имеет свинец ТКТ от «обыкновенного» земного свинца данного района, представленного свинцом траппов и почв. Особенно велико различие для свинца почв, что исключает предположение о наличии в свинце верхних слоев торфа большой примеси свинца современных техногенных выпадений. Значительной примеси «техногенного» свинца в торфах района падения ТКТ нет (или по крайней мере не она определяет изотопный состав свинца), так как в противном случае та же «техногенная» компонента должна была присутствовать и в исследованном верхнем (современном) слое почвы, и изотопные составы свинца из почв и верхних (современных) слоев торфа должны быть близки.

В таблице и на рисунках для сравнения приведены также данные по среднему современному земному свинцу, за который принимается свинец океанических илов [6—8]. Приведены также данные по свинцу железных метеоритов второй, так называемой стариковской группы [9], а также свинцу молдавита — образец № 932 [10], изотопный состав которого наиболее сходен с полученным изотопным составом свинца ТКТ.

Свинец из почв изученного района оказался очень близок к свинцу океанических илов. Напротив, свинец железных метеоритов II группы ближе всего находится к свинцу ТКТ и расположен как бы на продолжении линии свинец почвы — свинец ТКТ, физический смысл которой можно представить как линию смешения различных количеств земного свинца и выпавшего на местность свинца ТКТ. Так как в свинце «катастрофного» слоя торфа обязательно присутствует примесь земного свинца, то «первичный» изотопный состав свинца ТКТ должен быть еще более близок к изотопному составу свинца железных метеоритов II группы. Оба образца из верхних слоев обеих колонок торфа оказались несколько ближе к свинцу ТКТ, чем свинец нижних слоев. Мы это объясняем частичным перераспределением свинца вместе с другими элементами из отмирающих нижних в верхние растущие слои торфа. Это подтверждается более высоким содержанием свинца и многих других явно биогенных элементов (К, Cs и др. [1]) в верхних слоях колонок торфа по сравнению с нижними слоями. Таким образом, верхние слои торфа оказались сильнее «заражены» выпавшим и частично «законсервированным» в слоях 1908 г. свинцом ТКТ, чем нижние слои, хотя и в нижних слоях, как видно из рисунков, также, по всей вероятности, частично присутствует вещество ТКТ (точка «низ В» ближе к ТКТ, чем обыкновенный свинец этого района — траппы и почвы).

Удивительным оказалось довольно большое различие в изотопном составе свинца траппов и минеральной составляющей почв, хотя по содержанию большинства элементов эти объекты близки [1]. Возможно что и материал траппов оказался «заражен» свинцом ТКТ. Выпавшее на местность вещество ТКТ могло частично сохраниться в микротрещинах на поверхности пород. На анализ в лабораторию попали главным образом верхние сколы траппов. Материал траппов в дальнейшем, перед выделением из него свинца, никак не обрабатывался (за исключением дробления). Ежегодная многократная промывка дождевыми водами могла привести к постепенному удалению сорбированной компоненты свинца ТКТ из мелкодисперсного материала почвы в ее нижние горизонты, но не удалить ее из траппов. Возможно, что таким образом свинец минеральной составляющей верхнего горизонта почв оказался более близок к первоначальному («докатастрофному») свинцу этого района, чем траппы.

Если полученные данные нанести на график в координатах 208Pb/204Pb и (206Pb + 207Pb)/204Pb, характеризующий относительные содержания радиогенных изотопов свинца, образовавшихся из Th и U (рис. 2), то окажется, что изотопный состав свинца ТКТ носит, по всей вероятности, более примитивный характер, чем другие изученные объекты, и по этому параметру также приближается к свинцу железных метеоритов II группы. Свинец океанических илов снова оказывается расположен на другом конце линии смещения земного свинца и свинца ТКТ. Свинец мол-давита во всех случаях располагается близко к этой линии, где-то посередине между свинцом океанических илов и железных метеоритов II группы.

На рис. 3 показано, что имеется небольшое отличие свинца ТКТ от других объектов и в составе только урановых изотопов свинца. Наблюдаемое обогащение изотопом 207Pb по сравнению с 206Pb (на 4,6% относительно свинца почв) можно объяснить либо сдвигом в изотопном составе урана ТКТ относительно земного урана, либо более молодым возрастом (временем отделения от урана) этого свинца.

Изотопный анализ урана, выделенного нами из того же «катастрофного» слоя колонки В, показал значение отношения 235U/238U, равное 0,007217 + 0,000019, что в пределах ошибки измерений (рассчитанной по серии измерений одного препарата) совпадает с табличной величиной для этого отношения 0,007202. (Сравнительно большая ошибка измерения — 0,26% — вызвана недостаточно полной очисткой выделенного урана.) Недостаток материала не позволил нам проверить наметившийся небольшой сдвиг в 0,21% в сторону обогащения 235U относительно табличного значения. Следует особо отметить резкое несоответствие содержания свинца в золе «катастрофного» слоя торфа ( ~ 0,1%) содержанию там же урана и тория (по нашим данным <10-5%). Та же ситуация характерна и для железных метеоритов, где радиогенный свинец оказывается не поддержан ураном, содержание которого на 3—6 порядков меньше, чем свинца [11].

На рис. 4 в координатах (207Рb/204Рb)-(206Рb/204Рb) показано расположение точек, соответствующих изотопным составам свинца исследованных объектов относительно геохроны (сплошная линия). На том же рисунке нанесены значения изотопных отношений свинца «стариковского» типа для некоторых метеоритов, заимствованные из подобных построений в работах Марта [12] и Э. В. Соботовича [6]. Хорошо видно, что-изотопный состав свинца ТКТ, как и свинца верхних слоев колонок торфа, расположен слева от геохроны за пределами ошибок её построения (пунктирные линии) в области метеоритных свинцов.

В соответствии с предыдущими авторами [12, 6] можно утверждать, что полученные расположения точек свинца ТКТ свидетельствуют о его неземном происхождении, так как только 1% обыкновенных земных свинцов попадает в область слева от геохроны, а остальные 99% расположены чаще всего справа от геохроны в области обогащения изотопом 206Рb, либо непосредственно на геохроне. Любые загрязнения земным свинцом смещают расположение точек вправо, что мы и имеем для свинца нижнего слоя колонки В. Близок к геохроне оказывается также свинец траппов, а точка для почв (вместе со свинцом океанических илов) попадает в область обычных земных свинцов справа от геохроны. Изохрона для точек свинца ТКТ (штрихпунктирная линия) соответствует примерно на 300 млн. лет более молодому возрасту накопления этого свинца, чем современный свинец геохроны.

Полученные результаты являются сеPbезным доказательством справедливости заключения о том, что элементная аномалия в колонке В [1] была вызвана консервацией в торфе выпавшего вещества Тунгусского космического тела. Близость изотопного состава свинца верхнего слоя колонки торфа А к свинцу ТКТ заставляет нас изменить свое первоначальное мнение об очень острой локализации выпадения вещества ТКТ на местности в месте отбора колонки торфа В [1]. По всей вероятности, и на расстоянии 4 км от первой колонки также имело место значительное выпадение этого вещества, однако условия его консервации в «катастрофных» слоях оказались хуже, чем в колонке В, и выпавшее вещество было сильнее «размазано» по глубине торфа. Большая средняя зольность колонки А также сильно маскирует эффекты добавления вещества ТКТ в торф. Однако новые данные не отрицают полностью возможности «пятнистого» характера выпадения вещества на местности, что, по нашему мнению, следует ожидать при многократности взрывных явлений в этом районе [1].

Так как свинец ТКТ оказался близок по изотопному составу (и но различию в содержаниях Рb и U) к свинцу железных метеоритов II группы, интересно рассмотреть, какие гипотезы имеются в настоящее время о процессах, приводящих к образованию метеоритов с такого типа свинцом. Это может пролить свет и на источник происхождения ТКТ. Э. В. Соботович рассматривает три возможных пути образования этого типа свинца.

1.  Образование железных метеоритов II группы всего  около 300—500 млн. лет назад (что, по его мнению, не согласуется с другими данными радиологического датирования) в  процессе,  сопровождающемся дифференциацией свинца от урана [6]. В этом случае свинец «стариковского» типа образовался путем добавления радиогенного свинца к первичному свинцу «паттерсоновского» типа по схеме, аналогичной образованию современного обыкновенного земного свинца,

2.  «Досолнечное» происхождение железных метеоритов II группы [6], т. е. накопление радиогенного «стариковского» свинца еще до последней вспышки сверхновой 5,0—4,7 млрд. лет назад, которая, вероятно, инициировала образование Солнечной системы [13]. Этот способ нам кажется маловероятным, так как трудно  объяснить, почему  «досолнечный» свинец оказался близок по изотопному составу к обыкновенному земному свинцу, накопленному за последние  4,7 млрд. лет. Скорее  свинец «паттерсоновского»  типа  может  представлять  этот  «досолнечный» свинец.

3.  Привнос радиогенного свинца в железные метеориты с помощью какого-то коллизионного механизма [12], например в процессе столкновения каменных и железных метеоритов, что нам кажется  еще менее вероятным  (так как тогда необходимо предположить, что большинство железных метеоритов претерпело этот коллизионный процесс либо одновременно, либо в близкое время, иначе нельзя объяснить большую однородность изотопного состава  свинца  во всех  железных  метеоритах II группы).

Наиболее вероятной, с нашей точки зрения, является возможность образования такого типа свинца в ТКТ путем его накопления в газовой (фазе из мелкодисперсного твердого материала, содержавшего U и Th (при размере частиц 10-3 мм образующийся радиогенный свинец теряется твердым веществом и обогащает газовую фазу [6]). Последовавшая затем (в сравнительно недавнее время — несколько сот миллионов лет назад) дифференциация газовой фазы от твердой пылевой (возможно неполная) привела к дифференциации свинца от урана и могла привести к образованию ТКТ с характерным «легколетучим» составом. Надо иметь в виду возможность образования и вещества железных метеоритов непосредственно из газовой фазы в результате разложения карбонилов металлов [14, 15]. В рамках этой гипотезы легко объясняется и полученный «сверхдревний» калий-аргоновый возраст для некоторых железных метеоритов (до 6—8 млрд. лет [16, 17]), который мог получиться, если 40Аr находился в избытке в газовой фазе. Результаты этой работы не противоречат, таким образом, гипотезе о кометной природе ТКТ

Авторы благодарят Н. В. Васильева и В. И. Малышева за содействие в выполнении этой работы, С. П. Голенецкого и В. В. Степанка за предоставление образцов золы торфа, Л. В. Сумина за помощь в изотопном анализе выделенного свинца, а также В. А. Алексеева, Ю. А. Шуколюкова, Л. К. Левского и Г. В. Овчинникову за полезное обсуждение результатов.

ВЫВОДЫ

1.  Получено новое доказательство, подтверждающее  на изотопном уровне, что ранее обнаруженная элементная аномалия в торфе на месте Тунгусской катастрофы 1908 г. [1] имеет, вероятнее всего, космохимическое происхождение и обусловлена консервацией в торфе вещества Тунгусского космического тела (ТКТ).

2.  Изотопный состав свинца из «катастрофного» слоя торфа, включающего прирост 1908 г., отличается от свинца в нижних и верхних слоях и ближе к верхним, что, возможно, вызвано частичным перераспределением свинца ТКТ из отмирающих нижних в верхние растущие слои торфа.

3.  Свинец ТКТ отличается по изотопному составу от обыкновенного свинца района катастрофы  (траппы, почвы)  и свинца золы сгоревших деревьев в сторону обогащения изотопами 204Рb, 207Рb и 208Рb и обеднения 206Рb. Свинец ТКТ имеет более примитивный  (менее радиогенный) характер, чем свинец района катастрофы и среднеземной современный:
свинец океанических илов.

4.  Из известных природных объектов ближе всего по изотопному со ставу к свинцу ТКТ находится свинец железных метеоритов II, «стариковской» группы, причем имеет место последовательность:  железные метеориты II группы — ТКТ — верхние слои колонок торфа  (молдавит?) — деревья, нижние слои торфа — траппы — почвы, океанические илы. Так же как и в железных метеоритах II группы, свинец в веществе ТКТ оказался не поддержан соответствующими количествами урана и тория, содержание которых по крайней мере на четыре порядка ниже.

Поступила в редакцию 14 октября 1977 г.

ЛИТЕРАТУРА

1. Голенецкий С. П., Степанок В. В., Колесников Е. М. Геохимия, № 11, 1977.
2. Колесников Е. М., Люль А. Ю., Иванова Г. М. В сб.: Космическое вещество на Земле, «Наука», Новосибирск, 1976.
3. Львов Ю. А., Васильев Н. В., Антонов А. В, и др. В сб.: Материалы к совещанию «Современное состояние проблемы Тунгусского метеорита», 14—16 апреля  1971 г., Изд. Ин-та геологии и геофизики СО АН СССР, Новосибирск, 1971.
4. Шестаков Г. И., Обухова Л. А. В сб.: Методические исследования в области абсолютной геохронологии.  Тез.  докл.  третьего  методического сими., 14—16 декабря 1976 г. Изд. ИГЕМ АН АССР, М„ 1976.
5. Сумин Л. В., Малышев В. И. В сб.: Методические исследования в области абсолютной геохронологии. Тез. докл. третьего методического симп., 14—16 декабря 1976 г, ИГЕМ АН СССР, М, 1976.
6. Соботович Э. В. Изотопы свинца в геохимии и космохимии. Атомиздат, М., 1970.
7. Тугаринов А. И. Геологу о методах определения абсолютного возраста горных пород. Госгеолтехиздат, М., 1961.
8. Шуколюков Ю. А., Горохов И. М., Левченков О. А.  Графические методы  изотопной геологии. «Недра», М., 1974.
9. Старик И. Е., Соботович Э. В., Ловцюс Г. П. и др. Докл АН СССР т 134 № 3, 1960. 
10. Старик И. Е., Соботович Э. В., Шац М. М., Ловцюс Г.П.  Метеоритика, вып 20, 1960.
11. Соботович Э. В. Изотопная космохимия. Атомиздат, М., 1974. 208 с.
12.  Murthy V. R. In: Isotopic and cosmic chemistry. North Holland publ. со Amsterdam 1964,
13.  Фесенков В. Г., Метеоритика, вып. 24, 1964.
14.  Block M. R., Müller 0. Earth and Planet. Sci. Letts, v. 12, № 1, 1971.
15.  Block M. R., Müller O. In: Abstracts of 36-th Annual meeting Meteoritical Society,
Davos, August 26—31, 1973.
16.  Kaiser W., Zähringer J. Earth and Planet. Sci. Letts, v. 4, № 1, 1968.
17.  Rancitelli L. A., Fisher  D. E. J. Geophys. Res., v. 73, № 16, 1968.
18.  Фесенков В. Г., Астроном. ж., т. 38, вып. 4, 1961.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт