Главная Архивные документы
Исследования
КСЭ Лирика
Вернуться
Кулик Л.А. КОМИТЕТ ПО МЕТЕОРИТАМ АН СССР в 1939 г.
Кулик Л.А. Прирост коллекции метеоритов Академии Наук СССР в Москве с 1934 по 1939 г.
Каталог
Кулик Л.А. Прирост коллекции метеоритов Академии Наук СССР в Москве с 1934 по 1939 г. Метеоритика 1941, вып.1, с.73-121
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Исследования » Библиография » 1940-49 » 1941 » Кулик Л.А. Прирост коллекции метеоритов Академии Наук СССР в Москве с 1934 по 1939 г.

АКАДЕМИЯ НАУК СССР

КОМИТЕТ ПО МЕТЕОРИТАМ

(Частично доложено на заседании Комиссии по метеоритам 21 апреля 1937 г. и на заседании ОМЕН АН СССР 27 февраля 1938).

Автор сообщает о приросте коллекции метеоритов Академии Наук СССР за период с 1934 по 1938 г. включительно. Приводятся общие статистические сведения о состоянии этой коллекции на 1.I.1939 г. вообще и по метеоритам СССР в частности. Даются списки 29 метеоритов в алфавитном и хронологическом порядке, а также приводятся некоторые (частью совершенно новые) материалы исторического или описательного характера по каждому из этих метеоритов в отдельности с соблюдением их алфавитного порядка. Устанавливается местонахождение главных масс двух «затерянных» в коллекциях СССР метеоритов (Бердянск и Мордвиновка) и даются некоторые сведения по неописанным еще в специальной литературе семи «падениям» или «находкам»: Бриент, Ичкала, Карагай, Николаевка, Первомайский Поселок,  Старое Песьяное, Сунгач.

ВВЕДЕНИЕ

За время пребывания Академии Наук СССР в Москве (1934—1939) ее коллекция метеоритов сильно выросла. Этот прирост определяется 29 названиями. В этом числе имеются два железных метеорита, один полужелезный и остальные каменные.

К 1 января 1939 г. эта коллекция насчитывала у себя по инвентарю 1136 экземпляров (в том числе и тектиты). Метеоритов в ней имелось 145 названий; из них с территории СССР 83 из числа 93, известных до сих пор, т. е. 89%.

Если не принимать в расчет метеоритов, поступивших в коллекцию АН СССР в порядке обмена, то новые поступления в АН СССР распределяются но годам следующим образом (табл. 1).

Таблица 1.

Год поступления

в АН СССР

Название

Год падения

или находки

1938

Жовтневый Хутор

1938

1938

Лаврентьев

1938

1938

Павлодар

1938

1937

Ерофееака

1925(?)

1937

Каинсаз

1937

1937

Карагай

XX в.(?)-

1937

Каптал-Арык

1937

1937

Новорыбинское

1927(?)

1936

Бриент

1933

1936

Ичкала

1933

1936

Хмелевка

1929

1936

Юртук

1936

1935

Николаевка

1935

1935

Сунгач

1935

1934

Первомайский поселок

1933

1933

Старое Песьяное*

1933

1933

Репеев Хутор*

1933

* Начали поступать в коллекцию еще в бытность. АН СССР

Географические пункты этих падений (и находок) см. на прилагаемой карте (фиг. 1).

Фиг. 1. Схематическая карта мест падений и находок метеоритов, поступивших в Академию Наук СССР за период 1933—1939 гг. (Нумерация рисунков—согласно перечню метеоритов, данному в тексте).

Наиболее значительными или интересными поступлениями за это время были:

1. Каменный метеорит Каинсаз (из группы хондритов), весом около 102.5 кг.
2. Собранный автором дождь (97 экз.) каменных метеоритов Первомайский поселок, весом в 48.976 кг.
3. Переданная Академии Наук СССР в 1937 г. в порядке обмена часть коллекции Одесского университета из числа непредставленных до этого академической коллекции названий метеоритов, выпавших преимущественно на территории юга УССР (Вавиловка, Гросслибенталь, Жмени, Kapaгай, Мигеи, Мордвиновка, Савченское).
4. Переданные в порядке обмена Академии Наук СССР в 1936 г. образцы h.'j коллекции метеоритов Ленинградского университета (Геолого-петрографического и Минералогического музеев: Александровский хутор, Бердянск, Велико-Николаевский Прииск, Павловка).
5. Новые падения каменных метеоритов интересной группы ахондритов: Бриент, Старое Песьяное, Юртук.
6. Ахондриты, поступившие из разных, частично упомянутых выше, коллекций; Подварнинкай, Вавиловка, Жмени, Павловка.

Таблица 2 Перечень метеоритов, поступивших в коллекцию Академии Наук СССР в г. Москве (1934 - 1939)

№ п/п

Наименование

Общий вес (округлено до грамма)

Состав

1

Александровский Хутор

9.251

Серый жилковатый хондрит

2

Поварнинкай

63

Эвкрит (шерготит)

3

Бердянск

2080

Черный кристаллический жилковатый хондрит

4

Брагин

151

Палласит

5

Бриент

223

Ахондрит

6

Вавиловка

1374

Амфотерит (родит)

7

Велико-Николаевский Прииск

24267

Грубоструктурный октаэдрит

8

Гросслибенталь

6629

Белый жилковатый гиперстеновый хондрит

9

Ерофеевка

1772

Черный кристаллический хондрит

10

Жмени

31

Говардит

11

Жовтневый Хутор

27844

Промежуточный жилковатый хондрит

12

Ичкала

4031

Серый шариковый хондрит

13

Каинсаз

102686

Серый шариковый хондрит

14

Каптал-Арык

2905

Промежуточный шариковый жилковатый хондрит

15

Карагай

115

Белый хондрит

16

Кашин

123

Серый жилковатый хондрит

17

Лаврентьевка

1045

Белый хондрит

18

Мигеи

2688

Углистый хондрит

19

Мордвиновка

29615

Белый хондрит

20

Николаевка

4020

Серый шариковый хондрит

21

Новорыбинское

3049

Грубоструктурный октаэдрит

22

Павловка

5

Говардит

23

Павлодар

37

Белый хондрит

24

Первомайский Поселок

48976

Серо-черный (бисоматический) жилковатый кристаллический энстатитовый хондрит

25

Савченское

2174

Промежуточный шариковый кристаллический хондрит

26

Старое Песьяное

3085

Энстатитовый ахондрит (обрит)

27

Сунгач

635

Серый жилковатый хондрит

28

Хмелевка

6109

Серый кристаллический хондрит

29

Юртук

1472

Амфотерит

Итого

285455

30

Ливит

152

Кварцевое стекло из Ливии

НЕКОТОРЫЕ ДАННЫЕ ПО ДВАДЦАТИ ДЕВЯТИ МЕТЕОРИТАМ, ПОСТУПИВШИМ В КОЛЛЕКЦИЮ МЕТЕОРИТОВ АН СССРВ МОСКВЕ ЗА ПЕРИОД ВРЕМЕНИ С 1934 по 1938 г. ВКЛЮЧИТЕЛЬНО

1. Александровский Хутор (№ 722)

Упал в 4 ч. дня по местному солнечному времени 7.VIII.1900 г. [у Прайора (1) и Чирвинского (2) дата «8 июля» показана неверно]. Место падения — Александровский хутор в имении Володьково-Девица в б. Нежинском уезде Черниговской губернии, ныне Черниговская область УССР (Территориальное деление по данным на 1.1.1940 г.) (50°57' с. ш., 31°49' в. д.). (Долгота всюду от Гринича).

Найден один экземпляр весом около 9.4 кг. Ориентирован по направлению полета.

Серый жилковатый хондрит с крупными пьезоглиптами на коре и «панцырными поверхностями» на обнаженной при расколе поверхности, на которой видны невооруженным глазом светлые и темные хондры и много мелких зерен никелистого железа, а в лупу — также шарики и грозди выпотов лавренсшпа. (Классификация всюду дается по Прайору (1) и его предшественникам (Розе, Черману, Брезине и др.)).

В литературу введен П. Н. Чирвинским (2). Главная масса этого метеорита, весом в 9251 г, 13.II.1936 г. была передана АН СССР, в порядке обмена, минералогическим кабинетом Ленинградского государственного университета (№ 43—10081) (табл. 1, фиг. 8).

2. Падварнинкай (№№ 787—788) [Синоним: Андропишкяй (3)]

Выпал дождем в 0 ч. 45 м. по среднему европейскому времени 9.II.1929 г. в приходе Андроgbiкяй в Литве (55°40' с. ш., 25° в. д.). На площади в 10 км2: через несколько месяцев после падения было собрано 12 экземпляров, покрытых характерной смоляно-чtрной блестящей мелкоморщинистой корой, весом от 27.81 г, а всего 5343 г. Из них проф. Кавецкис, в порядке обмена, передал АН СССР 63 г., в том числе один образец (№ 9) весом в 48 г (табл.1, фиг. 9). Длительность полета болида исчисляется для этого случая в 4-5 секунд. Длину пути в воздухе II. Н. Чирвинский определяет в 269 км, высоту кажущегося радианта — в 86 км, высоту точки остановки — в 20 км и узел — в 805.1. (При счете от 0 ч. 1.1.1801 г.  по 8.II.1929 г)

По петрографическому составу Падварнинкай определен как пироксен-маскелинитовый, богатый кальцием (10—12%) ахондрит-шерготит (группа. эвкритов), — всего лишь второе из известных до сих пор случаев падение этого типа (первое имело место 25. VIII. 1805 г. у Шерготи). Никелистого железа этот метеорит содержит мало (0.32—1.50%). П. Н. Чирвинский (3) отметил в нем наличие моно- и полисоматических хондр. (Если это так, то в таком случае этот метеорит не укладывается в принятую классификацию метеоритов, так как получается nonsens: «хондритовый ахондрит» (шариковый бесшариковый каменный метеорит))

Метеорит исследовали и описали: на литовском языке проф. К. Слежевичиус, проф. М. Кавецкис (4) и доц. В. Кодатис; на немецком — Р. Браунс (5 и 6) и на русском — П. Н. Чирвинский (3).

3. Бердянск (№ 724)

(Ныне г. Осипенко Запорожской области УССР (46°45' с. ш., 36°49' в. д.).)

Основные сведения об этом метеорите мы находим в сообщении профессора геологии С.-Петербургского университета А. А. Иностранцева (42), сделанном им 10.Х.1877 г. геологическому отделу С.-Петербургского общества естествоиспытателей. Это сообщение было переложено нa шведский язык М. Xирьяковым (43). Обе статьи относятся уже к 1878 г.

Сообщение А. А. Иностранцева, дает по этому метеориту ряд ценных фактических данных, но изобилует пробелами и недомолвками в описании этого объекта.

По сообщению А. А. Иностранцева, честь находки этого метеорита принадлежит И. М. Падейскому. Метеорит был найден в «кучах камня» на полях менионитской колонии Шенфельд в Бердянском уезде Таврической губернии (ныне Запорожская область УССР). (Имеется и иная версия: о находке его в древнем кургане (см. 19. Мордвиновка). В таком случае это будет наш самый древний метеорит).

Время падения неизвестно. (Однако же в 1863 г. о нем, по-видимому, знал уже О. Бухнер (3), давший сведения о нахождении этого метеорита в Одессе в 1843 г.)

Во время демонстрации метеорита А. А. Иностранцевым на его докладе (10.X. 1877 г.) метеорит этот весил 2256 г; кроме того, перед этим А. А. Иностранцев получил небольшой кусочек этого же метеорита, весом около 100 г, для определения природы этого тела; из этого видно, во-первых, что метеорит Бердянск разбивали и; во-вторых, что «известный его вес» равнялся 2356 г.

По утверждению А. А. Иностранцева, метеорит имел «довольно обыкновенную наружную форму».

Это определение ничего не говорит: метеориты бывают и конической и полиэдрической, и произвольно-обломочной формы, то с резко выраженной ребристостью, то с сглаженными контурами; таким образом, составить на основании этого указания представление о форме этого объекта не представляется возможным.

Метеорит был покрыт «сильно окисленной корой окиси железа».

Это последнее обстоятельство, надо думать, обусловило и то, что на месте находки его приняли первоначально «за железную руду»; следовательно, вид у него был в общем землистый, а не металлический, как, скажем, у палласитов. Это же подтверждается и шведской редакцией М. Xирьякова (43) (переложение доклада А. А. Иностранцева): Xирьяков дважды называет этот метеорит «камнем», а не железом.

Указание на наличие коры можно расценивать как противопоставление последней внутренним частям метеорита; но указаний на основные морфологические черты (например цвет) этого центрального вещества метеорита нe имеется.

Мелкие куски метеорита в опытах А. А. Иностранцева чрезвычайно быстро восстанавливали медь из раствора медного купороса, а остаток под микроскопом рядом с восстановленной медью показал крайне мелкие (0.008 мм) зерна оливина. (Странным является отсутствие указаний на видимость до протравливания, тем более под микроскопом, зерен никелистого железа.) Подобного рода картина может, конечно, иметь место и у целого ряда содержащих оливин каменных метеоритов; не это, конечно, решает вопрос о классификации метеорита, а его состав и структура. Очевидно, для выявления этой последней у данного «куска» (у Xирьякова — «камня») А. А. Иностранцевым была отшлифована и отполирована одна из сторон; одна ее половина была покрыта воском, а другая протравлена кислотой для получения видманштеттовых фигур). Обычно протравливание для получения последних производится на участках никелистого железа, так как лишь оно дает эти рисунки. Однако в своем докладе А. А. Иностранцев нигде это железо не описывает: наоборот, он создает такое впечатление, как будто речь идет oб однородной, покрытой корой массе, с которой и осуществляются им все операции; макроскопически же железо нигде им нe отмечается; поэтому осуществление им протравливания на однородной неметаллической массе с целью вызвать на ней появление видманштеттовых фигур у непредубежденного читателя вызывает недоумение. Конечно, видмапштеттовы фигуры в результате этой операции не появились (между прочим Wadsworth (38) на стр. 69 совершенно ошибочно утверждает противное); это обстоятельство прямо говорит о том, что прежде всего это был метеорит без сплошных или крупных металлических полей, т. е. не полужелезный метеорит, а каменный; это подтверждается еще и тем, что А. А. Иностранцев, отполировав одну поверхность, наличия на ней участков металла (а он должен бы быть виден) не отметил; однородная бесструктурная (макроскопически) масса — и все тут!

Не указал А. А. Иностранцев также, какой кислотой он протравливал отшлифованную поверхность, а это имеет значение для объяснения последующей картины: после протравливания получилось «своеобразное губчатое строение», протравленная поверхность стала «шероховатой, покрытой крайне мелкими углублениями, разделенными выдающимися частями, состоящими из железистой массы».

После эксперимента с осаждением меди здесь мы имеем второе указание на наличие железа. Только странным кажется, как эта «железистая масса» была просмотрена А. А. Иностранцевым на отполированной поверхности.

Шлиф, приготовленный «из этого метеорита», показал под микроскопом, что «он весь» проникнут микроскопически мелкими (0.008 мм) включениями зерен оливина. Опять создается затруднение для ясного представления о том, что же это за основная «железистая масса», такая, которая «вся» проникнута микроскопически-мелкими зернами оливина, а на отполированной поверхности сама никак не заметна, да и в свежем изломе тоже не обнаружена!

Каков был цвет метеорита в изломе? Как распределилось железо на отполированной поверхности? Образовало ли оно сплошную сеть-гцбкц или же только отдельные разрозненные дендриты? Наконец, было ли оно рассеяно в виде зерен и аггрегатов? А если оно было в последнем состояния, то не было ли заметно на полированной поверхности и других округло-зернистых образовании — хондр?

Ни на один из этих вопросов ответа А. А. Иностранцев не дал, да и давать не собирался, так как они не были ему нужны. Он «притягивал за волосы» «фактическое» обоснование для своей тенденции - показать этот метеорит как «афанитовую разность палласитов», подобно тому, как это имеет место у некоторых земных изверженных горных пород. Для подтверждения этой же мысли, т. е. для сближения данного метеорита с палласитами, дважды определявшийся им удельный вес показан в 6.63 без указания методики определения его и размеров навески, а между тем в зависимости от того, какую часть метеорита взять и как обильны будут в ней включения металла., можно и удельный вес заставить колебаться в весьма широких пределах.

Из прочих данных А. А. Иностранцева можно отметить еще указание на выделение, при обработке «кусочка» метеорита соляной кислотой, в которой он растворился нацело, сероводорода (наличие которого он объясняет разложенном троилита), а также—кремневой кислоты и никеля (из раствора). Примесью троилита и оливина к содержащей никель сплошной или связной железистой массе (находящейся к тому же в «афанитовом» состоянии!) А. А. Иностранцев объясняет и «довольно значительное уменьшение удельного веса» этого метеорита по сравнению с палласитами.

Это не имевшее еще прецедента в литературе поразительное описание «нового метеоритного вида», тоже не имевшего до сих пор места в природе, заставило покойного IIрайора (1) поставить вопросительный знак при этом «палласите», а Вюльфинга (15) — совершенно исключить его из алфавитного ряда метеоритов своего каталога и дать ему место лишь в виде примечания к метеориту Мордвиновка.

Итак, значит, метеорит Бердянск в 1877 г. исследовался и С.-Петербургском университете. Естественно было бы думать, что этот метеорит может храниться там же. Однако больше о нем никаких новых данных в литературу не поступало, и дальнейшая судьба его была неизвестна настолько, что Вюльфинг в 1897 г. поставил у себя (15) недоуменный вопрос: Wo befindet sich dasselbe jetzt?

Во времена Л. Л. Иностранцева кафедры минералогии и геологии в С.-Петербургском университете существовали раздельно; но большая коллекция метеоритов была лишь в минералогическом кабинете; естественно, что метеорит мог быть передан и туда. Однако же и 1936 г. автор описывал коллекцию метеоритов этого последнего, но метеорита Бердянск ни в натуре, ни в каталогах, ни в инвентарях там не обнаружил. С другой стороны, в геолого-петрографическом кабинете того же университета тоже имелись метеориты. На полках выставки лежал крупный железный грубо-структурный октаэдрит под этикеткой «Бирюса» и рядом два небольших куска железа под этикеткой «Метеорное железо, Тургайская область, Кустанайский уезд». В дальнейшем (см. ниже «Бuшmю6e») два экземпляра под этикетками «Тургайская область, Кустанайский уезд» оказались земным искусственным железным сплавом.

Что же касается метеорита Бердянск, то ни на выставке, ни в каталогах и инвентарях следов его не нашлось и в этом кабинете. Но зато отыскался этот след в том же кабинете среди второстепенных материалов, и указал на него автору старинный сотрудник этого кабинета Андрей Симонович Рихтер. Это был экземпляр (по первому впечатлению, записанному на месте) темного, почти черного, плотного хондрита, параллелепипедальный, несколько утюгообразной формы (очертания слабо выраженной усеченной неравносторонней пирамиды), дающей в плане контуры, показанные па табл. II, фиг. 11; другими словами, на ряду с полиэдрическими элементами ограничения здесь имеется и тенденция к переходу в коническую форму (см. табл. II, фиг. 10). Его размеры: 15 х 9 x 8.7 см. Боковые поверхности а и б справа и левая с являются поверхностями распила; из них а отполирована и показывает макроскопически вполне различимую хондритовую структуру и отдельные рассеянные мелкие зерна никелистого железа и их скопления. Почти перпендикулярная распилу в самая обширная ровная поверхность является тыловой (антинапекальной) поверхностью метеорита; она покрыта слабо выраженными пьезоглиптами и рассечена в продольном направлении почти сквозной трещиной, разветвляющейся на одном конце. Эта поверхность имеет вишнево-буро-красную матовую кору (на остальных поверхностях она красновато-бурая) с обильно проступающими мелкими блестками и зернами никелистого железа. Противоположная, передняя по направлению полета (апекальная) поверхность метеорита наполовину отбита и обнаруживает блестящий зальбанд жилки; в оставшейся своей части, подобно боковым поверхностям, эта поверхность сглажена и покрыта корой. Отбитый кусок, судя по очертаниям, мог весить примерно 300—400 г; вес же всей сохранившейся массы этого метеорита определился в 2080 г.

Наличие следов отпиливания круговой пилой с двух сторон и полировки с одной прямо указывает на то, что метеорит исследовался. На вопрос автора, кто изучал этот метеорит, А. С. Рихтер ответил: «Да наши же (т. е. сотрудники кабинета), они его и за метеорит-то нe признали!» На вопрос же о том, как попал этот метеорит в кабинет, Л. С. Рихтер сослался на запамятование и сказал, что, как будто, лет 25 тому назад этот метеорит передал ему какой-то студент-кавказец.

Между тем от обоих кавказских падений, Кульпа (21) и Грозной (24), этот метеорит резко разнится: Кульп — серий хондрит, Грозная — черный хондрит, наш образец — тоже черный хондрит, но сильно отличается от Грозной своей плотностью, обилием зерен железа, всюду проступающих нe только на трех имеющихся поверхностях распила, но и сквозь бурую кору, и—отсутствием той подчеркнутости шарикового сложения, которая характерна для метеорита Грозная. Иных поступлений с Кавказа ни в одной из известных коллекций пока не отмечено.

В виду того, что метеорит «с Кавказа» нигде в инвентарях и каталогах названного кабинета не числился, как таковой, никому, кроме А. П. Рихтера, не был известен и валялся в кабинете с второстепенным инвентарем и бросовыми материалами, 14 II. 1936 г. он был передан Л.. С. Рихтером Академии Наук СССР и временно числился в ее коллекции метеоритов под названием «Кавказ».

Повторная попытка автора найти следы этого метеорита в архивных материалах Ленинградского университета также окончилась неудачей. В ответ на обращенную в геолого-петрографический кабинет этого университета просьбу на этот предмет научный сотрудник Е. Порецкая любезно ответила 8.Ш.1936 г. следующим письмом:

«Согласно Вашей просьбе я пыталась собрать какие-нибудь сведения относительно трех метеоритов, полученных Вами в геологическом кабинете ЛГУ. Но, к сожалению, мои попытки кончились неудачей, и ничего нового сообщить Вам не могу. В кабинете имеется два инвентаря, имеющих отношение к коллекции, в которой были метеориты. Один из них — суммарный перечень всех коллекций, и в нем данная коллекция записана под своим порядковым номером и под общим заглавием „Осадочные горные породы России". Перед этим заглавием стоит слово „тоже", а предыдущий номер — коллекции С. А. Яковлева. Поэтому я предположила сначала, что вторая коллекция также принадлежит Яковлеву, и, следовательно, метеориты получены от него. Но после рассмотрения второго инвентаря, в котором коллекция записана подробно, каждый объект под особым номером. (Вы. кажется, этот инвентарь видели; из него взяты данные для акта), оказалось, что название коллекции мало соответствует ее содержанию: в нее вошли, кроме метеоритов, самородное золото из Мексики и пр. По-видимому, эта коллекция объединяет разнообразный материал, поступавший в разное время. По словам старого препарататора, который работает при "геологическом кабинете очень давно, лет 20—25 тому назад эти метеориты были привезены каким-то геологом-армянином. Подробностей он не помнит. Итак, все данные, имеющиеся о метеоритах, заключаются в указании их определения, веса и местонахождения (эти данные были в инвентаре и на этикетках). Кем метеориты были найдены и когда, — неизвестно. Инвентарь был составлен в 1928 г., но кто его составлял, выяснить также не удалось, и, по-видимому, это лицо использовало данные с этикеток». (Курсив автора).

К атому письму необходимо добавить следующее. Автором из упомянутого Е. Порецкой инвентаря были взяты данные, касающиеся лишь двух названий — «Бирюсы» и «Биштюбе»; но так как этот инвентарь составлялся по неверным этикеткам, неведомо кем писанным, то это означало вступление в порочный круг и лишало возможности прямым путем паспортизировать эти объекты.

Кроме того, и у Е. Порецкой в отношении разбираемого метеорита пути приводили опять-таки к А. С. Рихтеру. По-видимому, последний запамятовал действительно многое.

Весьма вероятно, что сотрудниками кабинета впоследствии делались попытки изучить этот метеорит; об этом говорит и А. С. Рихтер, говорят и следы отпиливания круговой пилой в двух местах, причем в одном месте сохранилась часть старинной, полированной, очевидно, еще при А. А. Иностранцеве, поверхности. Частей метеорита Бердянск в других коллекциях неизвестно; поэтому, надо думать, что отпиленные части пошли именно на анализ. Если учесть форму метеорита и направления срезов круговой пилы, то можно допустить, что таким образом было отделено около 200 г. Придав их к настоящему весу этого метеорита (2080 г), мы и получим как раз тот самый вес, который указал в своем докладе 10.Х. 1877 г. А. А. Иностранцев (2256 г). Как известно, последний для своих анализов пользовался специально для него присланным отбитым кусочком этого метеорита, весом около 100 г. это вместе с главной массой составит, как уже указывалось выше, 2356 г для «известного веса» этого метеорита; если же учесть всю отбитию от него массу и оценить ее, ориентируясь по контурам метеорита, в 300—400 г, то «первоначальный вероятный вес» метеорита Бердянск будет около 2.7 кг.

Что же касается удельного веса этого хондрита, то, хотя последний и представляет собой весьма плотное, в значительной степени, возможно, кристаллическое тело (с остатками шариковой структуры), с чрезвычайным обилием утяжеляющих его мелких и мельчайших зерен никелистого железа, тем не менее удельный вес для всей его массы ни в коем случае не мог быть равен 6.63: ведь это же — уд. вес чистого железного метеорита (см. дальше, Биштюбе)!

До детального изучения этого метеорита его можно пока отнести к черным, может быть, кристаллическим, жилковатым хондритам, с возможным сближением при дальнейшем анализе с уреилитами, а и случае наличия связной  тончайшей сети никелистого железа (что пока не подтверждается ничем) — с лондранитами.

История метеорита Бердянск не во всем еще ясна и понятна. Но зато вполне попятно теперь, почему А. А. Иностранцев, аккуратно записывавший в инвентарь и горные породы и полезные ископаемые, этот редчайший, отнесенный им к «настоящим палласитам» метеорит (огромную в его время и научную и валютную ценность) не вписал ни в инвентарь, ни в каталоги и до самой своей смерти (1912) ни разу больше не возвращался к нему.

4. Брагин (№№ 127, 128, 136, 179, 181, 571 и 1162 — 1168)

В 1823 г. Гильберт (44) высказал предположение, что те массы самородного железа с оливином, совершенно схожие с Палласовым железом, которые находятся в старинных минералогических коллекциях и относятся к эпохе, более ранней, чем то время, когда это сибирское железо стало известным и Европе, не могут быть Палласовым железом, но являются частями каких-то других масс. Поскольку это замечание было сделано им по поводу первых находок брагинских палласитов, постольку явствует, что Гильберт допускал возможность и более ранних находок этих метеоритов, относящихся к ХVIII в., а может быть, и к более древнему времени. Тем не менее первыми, все же, вполне достоверными находками этого палласита являются два экземпляра, найденные перед Отечественной войной, по-видимому, в 1809—1810 гг., или даже еще раньше. (Впрочем, имеются указания на вероятность более ранней, хорошо устанавливаемой даты, а именно 1807 год. Акад. В. И. Вернадский обратил внимание автора на то обстоятельство, что у Парча (65) имеется справка о том, что в 1807 г. некто Ситриков, агент Генри Гейланда (Лондон), обнаружил свыше двух центнеров кусков «палласова железа» в какой-то лавчонке железного лома на московской толкучке, где они продавались на вес. Это «палласово железо» оказалось настолько подозрительным, что у IIарча тоже возник вопрос: «Sollten die Moskuer Stucke etwa von einer neuen, iiicht bekannt gewordenen Localitat herrruhiren?»

Действительно, Палласово железо никак не могло дать свыше, двух центнеров кусков, да еще и в одно место, в лавку железного хлама на московской толкучке! С другой стороны, нет никаких абсолютно указаний на нахождение, в то время «у Красноярска» еще каких-либо палласитов, кроме Палласооа железа. Вероятность же поступления на московский рынок брагинских палласитов с территориально более близкого их местонахождения имеет под собой гораздо большую почву. Этот вопрос изучается.) Названную дату дает в 1821 г. проф. ботаники Виленского университета С. Юидзил (43), согласно письму от 19.VII.1821 г. первоначального владельца этих метеоритов графа Людовика Рокицкого, во владениях которого были найдены эти экземпляры. Нашли их крестьяне деревни Капоренки (на речке Брагинке) б. Иолчинской волости Речицкого уезда Минской губернии (ныне Полесская область БССР), в местности, называемой Куцовка, на песчаных холмах среди болот на расстоянии «почти ста саженей одна от другой» (фиг. 2).

Фиг. 2. Схематическая карта места находок метеоритов Брагин.

В 1818 г. проф. минералогии Виленского университета адъюнкт Городецкий, уже имел в своем распоряжении образчики этого метеорита и послал их в Париж Броньяру (46). Последний, получив, таким образом, от Городецкого из Вильны «два образца от метеоритных кKaмней (Ликсна и Заборица) и две разности метеорного железа, падения различных моментов в Польше», от имени Городецкого предложил Ложье анализировать их.

Несколько позже, в 1821 г., Л. Рокицкий подарил Виленскому университету часть одной из этих находок (теперь—в коллекции АН УССР, с весом в 17301 г), сильно сбитую и испорченную недавним обжиганием на кузнечном огне (45). В следующем 1822 г. в Виленском университете находился уже и второй неповрежденный экземпляр этого же метеорита, что видно из статей проф. А. Снядецкого (48) и проф. Джевинского (49) (этот  экземпляр находится теперь в коллекции АН УССР, с весом в 79 215 г).

Но этими двумя образцами находки брагинских метеоритов не исчерпываются. Несомненно, что в этих же местах и их окрестностях палласиты эти неоднократно находились и впоследствии местным населенном, которое зачастую пыталось использовать их для своих бытовых нужд (51).

В самом конце XIX в. в полутора десятках километров к западу от первых двух исторических находок и в 2—3 км к востоку от села Круки б. Савичской волости того же Речицкого уезда, был найден точно такой же палласит, доставленный в 1911 г. П. И. Грищинским в колекцню Киевского университета, с весом в 182000 г. (П. И. Грищинский считал его «новым падением» и полагал, что в этом случае здесь имеет место периодическое выпадение экземпляров некоего метеоритного потока (51).)

В начале XX в. в окрестностях первых двух находок, в том же урочище Куцовка, близ д. Капоренки были найдены еще два таких же палласита; один из них был затерян; другой же извлеченный при рытье колодца с глубины 90—106 см, 19.II.1924 г., пocтyпил в коллекцию АН СССР (53), с весом (вместе с двумя небольшимими обломками в 66 470 г.

В 1927 г. из д. Колыбань (приблизительно в 5 км к ЮЗ от д. Капоренки) в АН СССР поступил обломок гомологичного палласита, весом в 1376 г., и два других куска, с капоренского же метеоритного поля, весом в 543 и 340 г.

В 1937 г. в полукилометре к ЮВ от с. Круки, у хутора Зачатье, и мелкозернистых аллювиальных песках второй днепровской террасы, с глубины в 120 см был выкопан новый экземпляр брагинских палласитов, весом в 270 000 г (54).

В 1938г. в 2 км к востоку от д. Капоренки «при копании глины» на глубине 30—40 см был выкопан точно такой же метеорит, весом в 16 000 г (54).

Оба последних экземпляра поступили в Белорусскую Академию Наук. Всего известно до сих пор семь индивидуальных экземпляров, весом (с мелкими осколками) в 633 421 г.

Площадь, покрытая как вышепоименованными метеоритами, так и другими, затерянными (44 и 51), имеет около 15 км в широтном направлении и половину этого расстоянии в долготном; ее центр лежит примерно под 51°31' с. ш. и 30°23' в. д. Распределение метеоритов на этой площади (мелкие— у Капоренки, крупные — у Круков) говорит о том, что это падение имело место в направлении с ЮВ на СЗ (см. фиг. 2).

Довольно хорошая, несмотря на сырую местность, сохранность брагинских палласитов не позволяет относить их падение на тысячелетия назад. С другой стороны, еще в 1818 г. проф. Городецкий (46) полагал, что «так как через это место часто проезжают путешественники, то эта железная масса, находясь всегда там, давно должна была бы быть известной». Поэтому он склонен считать ее за метеорит нового происхождения. Действительно, помимо того, что здесь часто проезжали «путешественники», эта приднепровская зона испокон веков служила ареной передвижения людских масс во всех направлениях; к тому жe и земледельчески она освоена уже века.

По-видимому, все же эти железные массы местному населению и «путешественникам» были известны уже давно (хотя и не тысячелетия тому назад).

Об этом говорит и обоснованное Гильбертом (44) предположение о возможности находок в этой местности метеоритов в XVIII в. (во всяком случае), а может быть, и несколько раньше и многочисленные указания [как в литературе (51, 52), так и лично автору] на находки в этих же местах десятков экземпляров этого же метеорита, впоследствии затерянных. Последнее обстоятельство, на ряду с поименованными выше, находящимися уже в музеях экземплярами совершенно одинаковых палласитов приводит нас к убеждению, что в данном случае мы действительно имеем дело с разбившимся в воздухе палласитом, выпавшим на относительно ограниченной площади целым роем (дождем). Что же касается количества выпавшего материала, то по массе оно, по-видимому, превосходит обычные падения каменных метеоритов; в настоящее время вес частей его в коллекциях превышает 0.64 т; по числу же индивидуальных экземпляров оно, конечно, не исчерпывается семью образцами, поступившими в музеи СССР. Приведенные выше соображения и литературные указания (51, 52) говорят о десятках экземпляров этого метеорита, затерянных населением или же не дошедших еще до научных учреждений. Поэтому и по аналогии с американскими случаями находок палласитовых дождей и ответ на вопрос о возможности дальнейших удачных поисков в этой местности должен быть дан положительный. Автор позволит себе привести здесь выдержку из своего письма от 29.Ш.1924 г. к акад. П. А. Тутковскому как раз по этому вопросу.

«Но самую мысль о том, что в этом районе было сделано еще несколько находок и что вообще в этом районе и впредь возможны находки, я всецело разделяю и даже настаиваю на детальном обследовании всего района. Это положит конец гаданиям относительно „периодических метеоритных выпадений" здесь (Грищинский), с другой же стороны, может быть, даст ряд фактов по вопросам о площади рассеяния роя и предельных расстояниях для членов этого падения».

Проблема изучения площади находок брагинских метеоритов совместными силами AН СССР и АН БССР стоит в настоящее время в порядке дня.

В литературе брагинские метеориты впервые упоминаются в 1819 г. у Xладни (16). Ссылка Вюльфинга (16) на 1817 год и на Ложье неправильна, так как в этой своей статье (Mem. d. Mus. d'Hist. Nat., 1817, т. III, а не VI, как у Вюльфинга) Ложье говорит о Палласовом железе, а не о брагинских палласитах, да и сам Вюльфинг у этой своей ссылки поставил вопросительный знак. Ту же ошибку за Вюльфингом делает и Л. А. Кулик (63), отнеся в статье Ложье от 1824 г. (47) слова текста «dans ce for» не к Палласову железу, как это следовало бы, а к трактовавшемуся Ложье в этом месте брагинскому метеориту. И еще одно соображение подкрепляет сказанное: Ложье не мог опубликовать в 1817 г. анализа брагинских палласитов, раз он сам впервые получил их для анализа от Городецкого лишь осенью 1818 г. (45).

Из сказанного видно, что первым аналитиком брагинских метеоритов был Ложье. Действительно, в 1819 г. Хладни (46) сообщил, что Ложье нашел в этих палласитах 97—98% железа и 2% никеля с примесью кобальта. Однако свою первую работу по этому метеориту Ложье опубликовал лишь в 1823 г. (44, 50). Между тем в 1822 г. в Вильно вышла детальная работа «О Речицком железном метеорите» проф. Андрея Снядецкого. Если нe считать анализа жигайловского метеорита, выполненного в 1807 г. харьковскими профессорами Шнаубертом и Гизе, то в первой четверти XIX в. статья А. Снядецкого является одной из самых обстоятельных работ того времени по химическому анализу метеоритов. А. Снядецкий, так же как и Ложье, отмечает разницу в двух массах этого метеорита, поступивших в 1821—1822 г. в Виленский университет: первая масса (время поступления —1821 г.) была прокалена кузнецами и прокована, вторая (1822) — цельная. Накаливание уменьшило в первой общее содержание серы и изменило ее цвет. Свое исследование Снядецкий произвел, используя экземпляр от второй массы. Уд. вес этого метеорита он определил в 5.098—6.2082 для различных частей, более или менее богатых оливином. Уд. вес оливина, по Снядецкому 3.074. Из физических свойств им отмечаются мягкость железа, гибкость и ковкость на холоду, «большая белизна» и значительный блеск на распиле.

Из отдельных минералов Снядецкий отмечает в этом метеорите сернистое железо (1.89%), оливин, хромит и углерод (растворенный в железе).

Весьма возможно, что появление в печати этой статьи А. Снядецкого (1822) стимулировало, наконец, анализ этого же метеорита Ложье; по крайней мере, в 1823 г. последний выступил в Медицинской академии с предварительным сообщением о нем (50), перепечатанным и том же году Гильбертом (44) в его аналах. Два различных образца, присланных Ложье Городецким, он квалифицировал как «синеватую» и «беловатую» разности. Если учесть то обстоятельство, что метеоритных глыб было две и что одну ил них прокалили и копали, и что Снядецкий уже указывал на значительную от прокаливания потерю серы первой из переданных Виленскому университету глыб (1821), станет понятной и разница в двух присланных Ложье образцах. Прокаливание (вместе с проковкой) и образце от первой глыбы обусловило и синеватый цвет и «угар» железа, а также и относительное повышение за счет железа процентного содержания прочих элементов (за исключением серы), как это видно из выполненного Ложьe анализа.

Большое количество серы в «синеватой» разности, где она могла бы быть несколько отогнана прокаливанием, можно объяснить случайным обогащением этой навески включениями сернистого железа, вообще неравномерно распределенного в метеорите.

Более подробная записка об этом анализе была напечатана Ложье (47) лишь в 1824 г., т. е. двумя годами позже выхода в свет работы Снядецкого (1822) и через шесть лет после получения им образцов этого метеорита от Городецкого.

Анализы брагинского палласита делались не раз и в последующие годы (А. А. Иностранцев, Л. Л. Иванов, К. И. Тимофеев) (15, 53) но ни один из этих анализов не может быть назван удовлетворительным, так как все они далеки от разрешения проблемы как элементарного, так и минерального состава этого палласита, который по количеству своих образцов и массе открывает перед нами в деле изучения палласитов огромные перспективы.

5. Бриент (№ 718)

Упал примерно в 20—21 ч. 19.IV.1933 г. к западу от поселка Бриент Кваркенского района Оренбургской области РСФСР. (Ныне Челябинская область. Координаты Бриента: 52°08' с. ш. и 59°19' в. Д.)

Его падению предшествовали: явление летящего по небу «огненного клуба» и «сильный шум в воздухе с грохотом, напоминающим орудийный выстрел из горного орудия». На следующий день на поверхности земли был поднят камень весом в 5—6 кг, утолщенный к одному концу; он тут же был разбит; сохранился, лишь осколок весом в 223.6 г, переданный. 9. П. 1936 г. К. А. Петуховым в Академию Наук СССР (табл III, фиг. 12).

В этом метеорите прежде всего бросается в глаза его сильно блестящая смоляно-черная кора с характерными рубчатыми морщинками (то сетчато-волнистыми, то явно-ориентированными, параллельно-струйчатыми); такую кору имеют немногие метеориты; как правило, —это полнокристаллическме метеориты, ахондриты (Станнерн эвкрит, Падварнинкай шергоmum, Павловка — говардит, Юртук амфотерит и др.). По структуре внутренних частей Бриент также является полнокристаллическим каменным метеоритом—ахондритом.

Толщина его коры колеблется от 0.1 до 0.5 мм. Но уже при поверхностном осмотре видно, что сплошной она является лишь на отдельных участках; в остальном же производит впечатление двуслойной: на более или менее буровато-черную матовую кору налегает блестящая смоляно-черная сетчатая пленка; матовые площадки в петлях этой блестящей сети достигают 0.5 см и даже больше. Даже при слабом увеличении (х 15) картина эта меняется, так как на дне «матовых» площадок обрисовывается в общем такой же узор, но лишь в зачаточном состоянии, более связанный с микрорельефом собственно поверхности раскола. Некоторые участки этой смоляно-черной сети сплошные, и в таком случае они выглядят, как поверхность наперстка. При увеличении от 15 раз и выше такие поля напоминают рисунок такыров; только ячейки здесь блюдцеообразные, а разделяющие их гребни иногда сдвоены; это логически приводит к заключению о том, что эти пограничные гребни являются остатками стенок смежных пузырей, дном которых будут ячейки. Поперечник этих ячеек—порядка 0.5 мм. При 15-кратном и выше увеличении видны еще более мелкие (до 0.01 мм) точечные углубления от лопнувших пузырьков, аналогичные описанным П. Н. Чирвинским у эвкрита (шерготита) Падварнинкай под названием «кратерков». Количество их примерно такое же, как и у амфотерита Юртук и немногим меньше, чем у Падварнинкай. Образование этих пузырьков автор полагает одновременным с образованием коры и относит за счет газообразования в последней, т. е. относит к последним моментам полета метеорита, практически—к «точке задержки», причем образование более крупных пузырьков (0.5 мм), судя по их связи с образованием рисунка, должно было отвечать уже начавшей повышаться вязкости подвижного до этого момента расплава.

В свежем изломе наблюдается пепельно-серая масса с порфировой (до брекчиевидной) структурой, с разнокалиберными зернами, еще мелкими, но изредка (у пироксенов) доходящим до 0.5 см. Весьма многочисленны мелкие фарфорово-белые неправильной формы компоненты. Округлые хондровидные включения, а также зерна никелистого железа—редки; немногочисленны также и буро-ржаные пятна, с вишнево-красными шариками в центре, выпотов лавренсита.

6. Вавиловка (№ 780)

Упал в сопровождении обычных громовых ударов, около 2 ч. пополудни 19.Vl.1876 г. около д. Максимовки, б. Вавиловской волости Херсонского уезда и губернии (4б°09' с. ш. и 32°50' в. д.), ныне—Николаевская область УССР.

Был поднят один экземпляр весом около 1.6 кг [у Прайора (1.) ошибочно указало 16 кг].

Метеорит является амфотеритом (родитом), т. е. бесшариковым полнокристаллическим бедным кальцием каменным метеоритом, сложенным преимущественно пироксеном и оливином; уд. вес 3.51. Описан и анализирован Р. Пренделем (7) в 1877 г., а затем Меликовым (1) в 1893 г.

В коллекциях этот метеорит мало распространен. В собрание метеоритов Академии Наук СССР поступила теперь из Одесского университета, в порядке обмена, его главная масса весом в 1874 г (табл. III, фиг. 13).

7. Велико-Николаевский Прииск (№ 719)

В 1936 г. при обмене метеоритами с геолого-петрографическим кабинетом Ленинградского университета метеоритная коллекция Академии Наук СССР получила от него три железных объекта, под этикетками: «Бирюса» (грубо структурный октаэдрит весом в 24 267 г) и «Биш-Тюбе» (два индивидуальных экземпляра, оказавшихся впоследствии земным железом, весом в 2013 и 52 г).

Метеорит «Бирюса» был введен в литературу геологом Я. А.Макеровым, сделавшим в декабре 1902 г. доклад о нем С.-Петербургскому обществу естествоиспытателей. Цитируем этот доклад по трудам названного общества (56).

«Я. А. Макеров представил Собранию метеорит, найденный в площади Велико-Николаевского прииска, расположенной по рч. Хорме, впадающей справа в р. Большую Бирюсу в Нижнеудинском уезде Иркутской губернии (ныне Иркутская.область РСФСР)

Meтеорит имеет форму округленного, широкого, но короткого клина; наибольшая длина его  33 см, ширина 21.5 см и толщина 10 см. Весит он 24 267 г, или около 59 1/4 фунтов.

На двух широких плоскостях поверхности его наблюдаются характерные для метеоритов пальцевидные вдавления. Со всех сторон его покрывает корка бурого железняка, достигающая 2—3 мм толщины: только в остром крае его видно, что внутри он сложен металлом серовато-стального цвета.

Отполированная поверхность метеорита, подвергнутая действию слабой серной кислоты, дала фигуры вытравления, указывающие на кристаллическое сложение его.

Так как в состав этого метеорита не входят, видимо, никакие другие минералы, кроме железа, то его нужно отнести к тому классу метеоритов, который называется метеорным железом.

Метеорит найден на старинных галечных отвалах, получающихся при промывке золотоносного пласта при добыче золота. Судя по этому, а также и по тому, что он покрыт толстой коркой бурого железняка, нужно думать, что он находился в нижних слоях наносов, выполняющих долину рч. Хормы.

Время выпадения хорминского метеорита соответствует времени отложения наносов; последнее же нужно отнести, по имеющимся данным, к концу ледникового периода.

Метеорит весит, как сказано, около 59 1/4 фунтов, по существующим у нас узаконениям он должен быть оценен в сумму около 2500 рублей.

Метеорит этот был сохранен и доставлен в распоряжение Я. А. Макерова управляющим приисками Рязановых Александром Ефимовичем Поповичевым. От имени последнего Я. А. Макеров принес его в дар Обществу естествоиспытателей и просил выразить г. Поповичеву oт имени Общества благодарность за сохранение для науки столь ценного и редкого метеорита».

Из этого сообщения видно, что метеорит был найден, по-видимому, в 1902 г. на площади Велико-Николаевского прииска. Поэтому, согласно традициям метеоритики, этому метеориту должно быть присвоено наименование: «Велико-Николаевский Прииск». Данное этому метеориту в геологическом кабинете С.-Петербургского университета упрощенное название «Бирюса» неверно, во-первых, в том отношении, что точное наименование реки, в бассейне которой был найден этот метеорит, не «Бирюса», а «Большая Бирюса», а во-вторых, все эти речки (Хорма, Большая Бирюса, Бирюса), как справедливо отметил П. Л. Драверт (57), имеют значительное протяжение и место падения точно не ориентируют; да и сам П. Л. Драверт ориентировал место этого падения по Велико-Николаевскому прииску, дав для него координаты: 53°50' с. ш. и 97°20' в. д.

Переданный Академии Наук образец имеет сплюснутую овальную форму (33 х 21 х 10 см), что вполне отвечает данным Макерова, равно как и вес метеорита (24 267 г). Образец хорошо ориентирован по направлению падения (табл. Ш, фиг. 14). Сверху он покрыт бурой ржавчиной, толщина которой Макеровым преувеличена; во всяком случае она лишь местами несколько превышает 1 мм; обычно эти места приурочены к депрессиям и, возможно, выходам легко разлагающихся соединений металлов (например местам выпотов лавренсита); в таких случаях здесь образуются наслаивающиеся одна на другую чешуйки, слагающие собой бугорчатые выступы, напоминающие «струпья». В этом отношении данный метеорит нескоглько сближается с атакситом Чинге, с его «оспенной ржавчиной». Местами на метеорите четко видны крупные плоские пьезоглипты. Во всяком случае наружный вид метеорита, наличие на нем, несмотря на поверхностный процесс ржавления, остатков коры, нормально оконтуренных пьезоглиптов и выступающих участков серебристо-белого никелистого железа ни в коем случае не говорят о тысячелетней древности этого метеорита. С другой стороны, необходимо учесть еще следующее:

1.         Метеорит был найден на «отвалах», куда он мог попасть из любой точки профиля карьера.
2.         Интенсивное ржавление, если бы оно действительно имело здесь место, отнюдь не говорит о том, что заглубление здесь было значительным, так как интенсивнее всего выветривание идет не в глубине почвы, а на ее периферии, на границе с атмосферой (процесс выветривания под водой идет еще медленнее).
3.         Железные метеориты могут пробить при падении довольно толстые слои почвы; например, метеорит Богуславка (меньший кусок) пробил 2 м кремнистых сланцев, а Августиновка — 3.5 м лёссовидных суглинков. Таким образом, метеориты этого типа могут оказаться не в современных их падению отложениях, а в слоях весьма солидного возраста.

Таким образом, отнесение Макеровым этого метеорита по местоположению к нижним слоям речных наносов р. Хормы и по времени падения — к концу ледникового периода ничем не обосновано.

Отполированная пластинка этого метеорита, размерами примерно 15 х 18 см, еще до травления показала октаэдрическую структуру; протравленная же на протяжении одной минуты разведенной в алкоголе 10% азотной кислотой дала видманштеттовы фигуры с толщиной балок камаснта от 0.2 до 1.8 мм (табл. Ш, фиг. 15). В отдельных случаях, а также в узлах, они толще и доходит до 4.0 мм. Таким образом, этот метеорит должен быть отнесен к грубоструктурным октаэдритам. Тэнит на этой пластинке четко представлен тонкими лентами от 0.01 до 0.1 мм шириной, особенно хорошо он виден вблизи мелких полигональных площадок плесита, достигающих 3.5 х 2.0 мм и довольно обильных на этой пластинке. Между системой камасит-тэнитовых балок, отвечая их границам, расположены обычно узкие серебристые полоски; их продольные размеры доходят до 15 мм при ширине 0.01—0.5 мм; поверхность их ниже поверхности камаситовых балок; она имеет грубый рельеф и при небольшом увеличении показывает, по-видимому, следы «коррозии» и «корразии» как результат шлифовки и травления; возможно, что эти включения принадлежат троилиту с сопровождающим его шрейберзитом.

В своей статье «К вопросу о самородном железе» (58) автор, на основании данных IIрайора (4) на 1923 г. о процентном содержании никеля в железных метеоритах, дал для грубоструктурных октаэдритов пределы: от 5.63 до 7.36%. Поэтому и грубоструктурный октаэдрид с Велико-Николаевского прииска, должен поместиться в эти пределы: ориентировочно, в нем можно ожидать около 6.5% никеля.

8. Гроселибенталь (№ 777)

Этот метеорит упал в сопровождении обычных световых явлений между 6 и 7 ч. утра 19.XI (н. с). 1881 г. у села Гросслибенталь (Большая Аккаржа) в б. Одесском уезде Херсонской губернии (ныне Одесской области УССР), под 46°21’ с. ш. и 30°35' в. д.

Выпало несколько камней. В Одесский университет поступило два осколка весом в 6635 и 965 г. Первые сведения об этом падении были опубликованы в 1881 г. в № 263 газеты «Одесский вестник». В 1884 г. метеорит был введен в научную литературу Р. Пренделем; сообщенные им сведения опубликовал во Франции М. Добре (10). В 1893 г. метеорит был анализирован проф. П.Г.Меликовым и студентом Х.. Швальбе (11—12) и в том же году был описан Р. Пренделем (13).

Белый жилковатый гиперстеновый хондрит (1). Уд. вес при 4°С ранен 3.656 (13).

В коллекцию Академии Наук СССР из Одесского университета поступила теперь в порядке обмена главная масса этого метеорита, весом в 6629 г (табл. IV, фиг. 16).

9. Ерофеевка (№№ 1095—1099)

Метеорит был найден 8. V. 1937 г. лесным техником Т. А. Росиасиенко, специально, по указанию проф. П. Л. Драверта (13), предпринимавшим поиски метеоритов в степной местности севера Казахской ССР. Находка была, сделана на берегу зарастающего камышами озера Камышаного, в 5,5 км к СЗ от села Ерофеевки Урюпинского сельсовета Калининского района Северо--Казахстанской, ныне Акмолинской, области Казахской ССР (51°52' с. ш. и 70°21' в. д.). Метеорит был погружен на. 4—5 см в солонцовую почву. В конце июня того же года место этой находки посетил П. Л. Драверт. По собранным им опросным данным выяснилось, что в феврале (?) 1925 г. «во время полнолуния» некоторыми обывателями наблюдался полет болида, сопровождавшийся громоподобными звуками. На основании этого П. Л Драверт полагает возможным принять 8.II.1925 г. (день полнолуния) зa дату падения этого метеорита. Достоверность этой даты весьма сомнительна. Гораздо достовернее, с нашей точки зрении, был бы болид 24.XI. 1936 г., изученный Н. Н. Сытинской (ее статья об этом — во втором сборнике «Метеоритики»). Точка задержки этого болида приходится примерно на эти же места.

Письмом от 25.II.1940 г. Н. Н. Сытинская сообщила автору:

«У меня для точки пересечения с Землей (этого болида) получаются координаты: 51.°2 с. ш с., 70. °1 в. д. Начало: 47.°7 с. ш., 76. °0 в. д. Конец: 51.°1 с. ш с., 70. °7 в. д. Высота: Н1 = 180 км, Н2 =50 км, А ==318°; h = 170 (от S).

Длина траектории — 540 км; геоцентрическая скорость — 37 км/сек, гелиоцентрическая скорость —65 км/сек, мировое время — 11h50m, местное время — 20h48m, высота следа — 95 км.

Практически болид должен был немного южнее пересечь Землю из-за потери скорости и притяжения Земли, так что совпадение, если даже и случайное, то очень близкое: у Вас (автора) — 51°52' с. т., 70°21.' в. д.; у меня (Н. Н. Сытинской) —52. °2 (52°12') с. ш., 70. °1 (70°06') в. д.

У меня практически немного дальше по траектории, так как я беру ведь пересечение траектории (с Землей)».

Если учесть это последнее, а также то обстоятельство, что наблюдения, легшие в основу вычислении Н. Н. Сытинской, отнюдь не могут претендовать на абсолютную точность, то необходимо будет признать большую вероятность того, что болид 24.ХI.1936 г. дал метеоритный рой на площади у с. Ерофеевки.

Другая близкая площадь находок железного метеорита Новорыбинское лежит несколько дальше к востоку и имеет координаты: 51°53' с. шШ. и 710 15' в. д. Вопрос изучается.

В октябре 1937 г. б. Омской областной метеоритной комиссией этот метеорит был передан Академии Наук СССР. В научную литературу введен и описан П. Л. Дравертом, который отмечает в нем наличие зерен никелистого железа и троилита и относит его к хондритам. (Настоящая заметка отчасти перередактирована по выходе в свет статьи П. Л. Драверта (23) (см. также его статью в этом выпуске на стр. 43))

Метеорит представляет собой неправильной формы обломочный (подвергшийся уже выветриванию) образец, размерами 8.5 х 10.З х 14. 3 см, с четырьмя небольшими обломками; общий их вес 1771.9 г. Кора у метеорита — бурая; в изломе он — черного цвета и плотного сложения; хондры разламываются вместе с основной массой и простым глазом едва видны. На полированной поверхности проступают мельчайшие зерна металла, окружающие иногда редкие хондры; видны такие же мелкие, как и зерна металла, непришлифовавшиеся участки. Изучение этого метеорита ставится. Пока же его можно отнести к черным кристаллическим хондритам.

В инвентарь метеоритов Академик Наук СССР он записан в количестве 5 экземпляров. Вес главной массы 1737.1 г (табл. IV, фиг. 17).

10. Жмени (№ 782)

Упал днем в августе 1858 г. между селами Жмени и Столин (51о50' с. ш. и 20°50' в.д.) в б. Пинском уезде Минской губернии (ныне Пинская область БССР).

Тотчас же был разбит; главная масса (246 г, размерами 6.5 х 4.5 х 4 см) попала к К. А. Скирмунту; 10 г от нее Р. Прендель израсходовал на анализ; 50 г поступило в Одесский (тогда Новороссийский) университет, а 180 г осталось у К. Л. Скирмунта и впоследствии перешло в Венскую коллекцию; Вюльфинг в 1897 г. считал вес этого образца равным 116 г.

У К. А. Скирмунта метеорит был обнаружен Р. IIренделем в 1891 г. и в 1892 г. описан последним на русском языке под названием — метеорит Цмень (17, 19, 20).

В 1896 г. метеорит был анализирован проф. П. Меликовым (18, 19).

Первоначальная форма этого метеорита была в общем параллелепипедальной; он был ориентирован по направлению падения, имел черную, довольно блестящую кору (местами с сильным стеклянным блеском); образование этой коры, по П. Г. Меликову, происходило за счет богатых железом силикатов метеорита при температуре 1000—1100° С (при нормальном давлении). Метеорит почти нацело (97.66%) сложен пироксеном и полевым шпатом.

Во внутренней его полнокристаллической, лишенной хондр, порфировидной массе отмечены хромит, троилит, магнетит, шрейберзит и небольшое количество никелистого железа. Уд. вес при 21° С равен 3.260.

У IIрайора (1) этот метеорит отнесен к говардитам, т.е. бесшариковым полнокристаллическим богатым кальцием гиперстен-клиногиперстен-апортитовым ахондритам.

Академия Наук получила теперь из Одесского университета, в порядке обмена, наибольшую в СССР массу его, весом в 31.5 г (табл. IV, фиг. 18).

11. Жовтневый Хутор (№№ 1113—1161)

Этот каменный метеорит упал в 2 ч. ночи (по времени II пояса) 9.Х.1938 г. около хутора Жовтневый Марьинского района Сталинской области УCCР (47o35' с. ш. и 37°15' в. д.).

Обстановку его падения исследовал и части метеорита собрал К. Л. Кринов, coвepшивший в ноябре—декабре 1938 г. две поездки на место падения (63 и 64).

Полет метеорита был направлен с С3 на ЮВ под небольшим углом к горизонту. (Данные по обстановке падения взяты из материалов Е. Л. Кринова). Сначала болид имел вид крупного метеора яркостью с Венеру, потом достиг размеров полной луны; в пути он сыпал искры, отделяя более крупные части, и через 5 секунд потух, рассыпавшись на искры. Во время полета он имел небольшой хвост и издавал слабый треск. Сила света была настолько велика, что в домах были хорошо видны все предметы. После исчезновения болида были слышны 3—4 очень сильных удара, от которых дрожали стекла в окнах и просыпались люди; удары сопровождались сильным шумом; все эти звуки обусловили панику среди людей (некоторые бросались под прикрытия, бежали в дома, падали и т. п.) и животных (быки мычали). По окончании шума были слышны «звуки падения на землю твердых тел».

Вопрос о возникновении под действием баллистических» воли заметных для ближайших станции сейсмических волн для данного случая был решен отрицательно: заведующий отделом сейсмической службы Сейсмологического института АН СССР проф. В. Ф. Бончковский любезно сообщил Комитету по метеоритам, что на основании анализа сейсмограмм сейсмических станций ближайшей крымской сети воздействия этого падения на приборы названных станции не отмечено.

В окрестностях хутора Жовтневого жителями было найдено четыре экземпляра каменного метеорита, покрытых буро-черной, до черного, матовой корой с пьезоглиптами; все они были разбиты населением на большое количество кусков, что видно из следующей таблицы:

Таблица 3

Первона-
чальный
вес, в кг

Количество собранных частей

Общий вес поступив-шего
в АН материала, в г

 Вес главных     частей, в г

Примечания

32 (?)

54

6338

1283

Углубился верхушкой ниже поверхности кукурузного поля на 20 см; ямка вытянута по направлению полета. Лежал в земле трое суток. Две части, общим весом около 23 кг, находятся в Мариупольском музее.

½ (?)

2

307

260

В почву не углубился

?

22

18463

14953

В почву не углубился, а образовал лишь блюдцеобразную выбоину

?

1

2736

2736

Ушел в пашню на две трети своего объема. Представляет собой осколок более крупной индивидуальной массы

57

79

27844

-

Части третьего, а также четвертого экземпляра имеют плоскости разлома с неполноразвитыми пьезоглпитами, что говорит о дроблении их в воздухе уже вблизи «точки их задержки». (Части этого метеорита продолжали поступать в Академию Наук СССР и в 1939 г.).

Этот довольно хрупкий, дробившийся при ударе о почву метеорит имеет в изломе светлый пепельно-серый цвет с голубоватым оттенком. Местами на поверхностях излома встречаются крупные хондры и мелкие жилки; часты и «панцырные поверхности». Простым глазом видно много зерен никелистого железа, размерами от 1 мм и мельче; на некоторых участках поверхностей раскола они образуют довольно густые щетки. Никелистое железо встречается также в виде произвольной формы комочков, дендритов и более крупных (в сантиметрах) включений, но уже пластинчатой формы. Такого рода местные скопления никелистого железа обусловливают неоднородность строения метеорита в целом и различие физических свойств отдельных его участков.

Кроме поименованных включений, на поверхностях излома отмечены еще включения троилита; одно из них имеет размеры 1.4 х 0.9 см; но оно обломано; по контурам же стенок включающей его массы можно видеть, что длина егo была до 2 см. В изломе, кроме того, наблюдались еще мелкие белые, как мел, землистой консистенции включения ближе не определенного минерала.

Что же касается общего характера излома, то здесь необходимо отметить, что хотя он и неровный, занозистый, тем не менее часто—довольно плоский и иногда—с тенденцией к расколу по октаэдрическим элементам ограничения. Последнее можно поставить в связь с обилием в этом метеорите никелистого железа, по-видимому, игравшего в расплаве при определенной обстановке (наличие сильного магнитного поля и пр.) ориентирующую (при затвердевании) роль для других структурных элементов этого космического тола. Плоские поверхности раскола отдельных экземпляров метеорита, покрытые неполноразвитой корой плавления, говорят о возможности совмещения между собой некоторых его кусков.

На основании изложенного, данный метеорит можно отнести пока к промежуточным жилковатым хондритам.

12. Ичкала (№ 748)

Упал в 11 ч. 34 м. вечера 29.V.1936г. у деревни Ичкала Мало-Карагаевского сельсовета Северного района Западно-Сибирского края РСФСР. (Ныне Новосибирская область (58°12' с. ш., и 82°5б' в. д.))

Направление его полета было с юго-запада (или запада) на северо-восток(или восток). Оптические явления описываются, как 1) сильное освещение», 2) светлокрасный болид «с луну величиной» и 3) след, сперва светлоголубой, а затем,—как дым в виде полосы через весь небосвод, резко оборвавшейся в восточной части неба «утолщением», по другим данным,— «круглым облачком, постепенно расходившимся по пути метеорита».

Звуки характеризуются вначале как высокие («тонкие»), а затем—два-три «сильных взрыва» («громовых удара») и «глухой продолжительный гром» («отдаленные раскаты грома»); закончилось же все «шипящим звуком». «Дымчатый след» по пути метеорита держался около четверти часа.

Гулявшая на улице деревни Ичкалы молодежь, услышав «шипящее гудение» («как пропеллер у самолета»), обратила внимание на то, что метрах в 300—400 к северо-востоку от околицы, в соседней роще, что-то с треском упало на болотистую почву. На следующий день, 30 мая, по разбрызганной по кустам грязи была обнаружена пробоина, из которой колом и был выковырнут этот метеорит, приблизительно на 40—50 см ушедший в мягкую глинистую почву. После извлечения он был обмыт водой, унесен в колхоз и взвешен. В результате принятых Комиссией по метеоритам мер он был переслан в Академию Наук СССР.

Его размеры: 19.7 х 14.7 х 10.0 см (табл.V, фиг. 19).

Этот призматический экземпляр ограничен почти параллельными поверхностями, более или менее перпендикулярными к «базальной» площадке; противоположный последней конец образует несовершенный четырехгранный угол из более мелких площадок, ориентированных в поясах призм, причем в одном поясе имеется, кроме того, промежуточная шестая площадка (между «призмой» и «пирамидой»), весьма неровная от пьезоглиптов. Черная, матовая, шагреневая, до 0.1 см толщиной, кора местами имеет буроватый оттенок; в десятке мест, особенно по углам, она сбита (частью в воздухе, частью на земле, главным же образом при извлечении) и обнажает серую внутреннюю массу, богатую хондрами, легко отделяемыми от включающего их вещества, а также зернами, иногда крупными, никелистого железа в двух местах на поверхности черной коры выступают зерна никелистого железа до 0.6 см в поиеречнике.

Принадлежность этого метеорита к серым шариковым хондритам вполне вероятна.

13. Каинсаз (№№  1090—1094)

Этот метеорит упал 13.1Х.1937 г. около 14 ч. 15 м. по времени третьего пояса (без перевода на l ч. вперед) у колхоза Каинсаз (55°26' с. ш. и 53°15' в. д.) (У Л. С. Селиванова (50) и в «The Jour. of R. Astr. Soc. of Ganada», v. ХХХШ, № 2, 1939. Febr., p. 58, указана ошибочная долгота (32°55')) Муслюмовского района Татарской АССР. При падении на почти безоблачном небе наблюдался повторно делившийся болид с коротким огненным хвостом и дымчатым следом; болид пролетел с ЮЮВ на ССЗ; (H. H. Сытинская (см. ее заметку в настоящем выпуске) на основании данных Л. С. Селиванова, установила элементы для орбиты этого метеорита) были также слышны и звуки: шум, как от летящего самолета, шум, как от града, и, наконец, 5—6 «взрывов». При ударе некоторых экземпляров метеорита о землю в воздухе отмечалось облачко (пыли) до 10 м над землей. Метеорит выпал дождем. Найдено пока 15 индивидуальных экземпляров общим весом свыше 210 кг и колебаниями в весе у отдельных образцов от 8 г до 102.5 кг (по полевому определению). Этот материал закономерно распределился на очень вытянутом эллипсисе (40 х 7 км) от с. Костеево (7.65 г) до с. Каинсаз (102.5 кг) согласно направлению полета болида. Заглубление всех найденных экземпляров было более или менее поверхностным; наибольший из них образовал яму глубиной лишь до 1 м.

Внешний вид образцов этого метеорита зауряден; черная кора матова, на поверхности много прилипшей светлой почвы, пьезоглипты мало развиты, отмечается тенденция к образованию полиэдрических форм ограничения даже у мелких образцов. Обычно также слущивание коры (в воздухе) на ребрах и углах. Внутренняя масса — темносерая, с зеленоватым оттенком и мелкими белыми крапинками светлоокрашенных минералов; никелистое железо тоже мелкозернисто; мелки и темные хондры, не разламывающиеся при дроблении включающей их массы.

На основании всех этих признаков метеорит может быть предварительно отнесен к серым шариковым хондритам. Место падения этого метеорита было обследовано Л. С. Селивановым (59) (см. также его статью в настоящем выпуске «Метеоритики») и представителем Казанского университета проф. Б. Л. Успенским.

В коллекцию Академии Наук СССР Л. С. Селиванов передал пять экземпляров метеорита Каинсаз со следующим весом: № 1090—102.5 кг; №1091—85.9 г; № 1092—47.45 г; № 1093—14.7 г; № 1094—7.65 г.

№ 1092 и № 1093 представляют собой более или менее одинаковые по трем измерениям половинки индивидуальных образцов; внутренняя масса обнажена по одной или двум плоскостям; на остальной поверхности— черная матовая кора, местами слущенная в воздухе на трехгранных сглаженных углах; № 1091 представлен оригинальным образцом, формой приближающимся к трехгранной бипирамиде, причем одна ее половина развита весьма совершенно, и грани ее почти равны, противоположная же половина укорочена по вертикальной оси, и дне ее грани покрыты пьезоглиптами; почти на всех ребрах образца имеются обнажения, свидетельствующие о слущивании коры в воздухе.

№ 1094 — индивидуальный образчик с крупную вишню величиной (7.65 г!) и округлыми груботетраэдрическими очертаниями; на одной грани тетраэдра кора почти нацело отсутствует; пластическая деформация краев коры, окружающей обнаженное .место, говорит о слущивании ее в воздухе; это— наименьший образец из числа найденных на ЮЮВ участке площади падения.

Наибольший экземпляр, №1090, ограничен рядом поверхностей, большей частью довольно ровных, придающих объекту вид многогранника, эти поверхности можно рассматривать как плоскости отдельности, обусловленные «пойкилитической» структурой самого метеорита. Так, на табл. V, фиг. 20 видно, что сторона, на которой метеорит стоит, является, в общем, плоскостью, перпендикулярной к показанной на рисунке справа и параллельной противоположной eй, верхней.

Представленная на табл. V, фиг. 20 поверхность является тыльной по направлению полета метеорита; она покрыта мелкими пьезоглиптами и несет примазки глинистой почвы (а), равно как и смежная правая поверхность; последняя показана на табл. VI фиг. 21, полученной поворотом образца вокруг вертикальной оси от его первоначального положения (табл. V, фиг. 20) на 90° по часовой стрелке; в этом положении на верхней поверхности тоже видны плоские пьезоглипты и примазки почвы; при повороте в том же направлении еще на 90° (табл. VI, фиг.22) в плоскости рисунка будет передняя по направлению полета сторона; она имеет тенденцию к образованию трехгранного угла. Все эти поверхности лежат в одном поясе, перпендикулярны к основанию и придают образцу призматический облик. Базальная сторона (табл. V, фиг. 20) представлена на табл. VII, фиг. 23, она—плоска, несет примазки почвы и характерную полосчатость — следы внедрения метеорита в почву.

14. Каптал-Арык (№№ 1087 — 1089)

Упал 12 мая около 21 ч. 45 м. (16h45m U. Т.) в центре кишлака Каптал-Apык; Калининского района Киргизской ССР, в 70 км к западу от г. Фрунзе. Географические координаты места падения: 42°27' с. ш. и 73°22' в. д. На протяжении двух-трех секунд наблюдался полет по небу с юго-востока (востока?) на северо-запад (запад?) огненного, с солнце величиной, слегка красноватого шара, ярко, как днем, осветившего местность. От болида отделялось большое количество мелких искр и оставался яркий, мгновенно исчезавший след. Болид наблюдался и в г. Фрунзе, в 70 км от места падения. Был слышен шум, похожий на шум нескольких аэропланов, и один оглушительный удар, подобный выстрелу из большого орудия. В 20—30 км к юго-востоку от места падения этот гул приравнивался к отдаленному грому; в 45 км (тоже к востоку) звуки не были уже слышны. Колхозник Арыкбай Декамбаев поднял один, покрытый черной корой, каменный метеорит, весом около 3.5 кг, ушедший на 60 см в очень твердый грунт улицы. Место и обстановку падения этого метеорита обследовал в мае—июне 1937 г. Д. П. Малюга (60). Он же доставил к Академию Наук СССР и три осколка этого метеорита, записанные в каталог под №№ 1087, 1088 и 1089, с весом 2830, 51.76 и 22.70 г соответственно и общим весом в 2904.46 г.

Метеорит заметно ориентирован по направлению падения (табл. VII, фиг. 24 и табл. VIII, фиг. 25), имеет сглаженную переднюю поверхность и покрытые пьезоглиптами боковые стороны и отчасти—тыловую; последняя сильно повреждена. Кора — черная, с буроватым оттенком, шагреневая; на переднем конце метеорита замечается концентрическое расположение морщинок (фиг. 24). Внутренняя масса — светлосерая; она рассечена многочисленными жилками и обнаруживает большое количество зерен никелистого железа и хондры, частично выступающие на поверхности излома дробинками, частично же ломающиеся вместе с включающей их массой. На этом основании метеорит предварительно отнесен к промежуточным шариковым жилковатым хондритам.

15. Карагай (№ 781)

Найден в лесу на берегу р. Губерли, у с. Карагай в б. Орском уезде Оренбургской губернии, (ныне Челябинская область (54°07' с. ш. и 59°31' в. д.)) в конце XIX или же начале XX в.

Передан в Одесский университет при М. Сидоренко, который поступил туда в 1895 г. и состоял профессором все начало этого века.

Одесским университетом в 1937 г. передан, в порядке обмена, Академии Наук СССР. В литературе этот метеорит неизвестен.

Первый осмотр производит впечатление, что этот экземпляр представляет собой небольшую долю (современный вес 115.25 г) ориентированного по направлению полета конического каменного метеорита (табл. VIII, фиг. 26). Действительно, его кора более толста (свыше 0.1 см), морщиниста и матово-черна на тыльной поверхности и более тонка, более гладка и буровато-черна на боках; однако последние, кроме того, несут параллельные в таком случае направлению полета метеорита нитчатые гребни с резким рельефом. Возможно, конечно, что они свидетельствуют о том, что кора эта в момент приземления была еще достаточно пластичной для того, чтобы поддаться воздействию прочных субстратов при внедрении в них метеорита, что мало, однако, вероятно (табл. IX, фиг. 27). Возможно также, что метеорит после образования конуса перед «точкой задержки» получил новую ориентировку, а именно — перпендикулярно направлению нитчатых гребешков коры; на это, может быть, указывает их рельефность, некоторая дугообразность (особенно на краях) и соединения друг с другом; во всяком случае ни в одном из известных нам фактов царапания коры почвой при заглублении в нее не наблюдалось рубчатости подобного характера.

В местах излома внутренняя масса имеет светлосерый, почти белый цвет; сравнимый с массой центральных частей Каракола, Гросслибенталя и других белых хондритов. Более светлые, чем включающая их масса, хондры обильны; они разламываются вместе с основной массой; обильны и мелкие зерна никелистого железа, а также выходы выпотов лавренсита, обусловливающие ржаво-крапчатый вид поверхностен раскола этого метеорита. На основании изложенных признаков этот метеорит предварительно можно отнести к белым хондритам.

16. Кашин (синоним: Глазатово (57°21' с. ш. и 37°37' в. д.)) (.№ 1101)

Упал в 12 ч. 45 м. местного солнечного времени 27.11.1918 г. у д. Глазатово, предместья г. Кашина б, Тверской губернии, ныне Калининской области. Обстановка падения этого метеорита исследовалась и описана автором (8 и 9). С места падения главная масса, весом около 121 кг, поступила в б. Петровско-Разумовскую сельскохозяйственную академию и изучалась покойным проф. Я. В. Самойловым; его работа по этому метеориту была представлена к печати, но задержалась, так как химический анализ, выполнявшийся под руководством Я. В. Самойлова Г. П. Черником, не был доведен до конца. Между прочим Г. П Черник считал обнаруженную им в этом метеорите полигональную табличку осьмистым иридием. II. Н. Чирвинский отнес этот метеорит к промежуточным хондритам (21). Е. Л. Кринов спектрофотометрически определил цвет его, как серый. Кроме главной массы, население находило еще и более .мелкие индивидуальные экземпляры, что подтверждает предположение, автора о наличии и в этом случае «каменного дождя»; об этом же говорит и наружный вид главной массы, ограниченной xoрoшo выраженными плоскостями отдельности, придающими этой глыбе вид многогранника. Прекрасный случай наличия поверхностей, в общем отвечающих кристаллографическим элементам ограничения (кубическая сингония), у этого каменного метеорита, а также и у других (Тимохина, например, Каинсаз и др.) позволяет автору рассматривать их как плоскости отдельности, аналогичные, по остроумному замечанию акад. А. Е. Ферсмана, таковым у некоторых земных объектов с пойкиплитическими структурами, и сделать отсюда следующие выводы:

1)   организующим минералом в данном случае является никелистое железо, кристаллизующееся в кубической системе;
2)   никелистого железа в этом метеорите много;
3) силикатовая часть метеорита первоначально находилась в дробном, распыленном состоянии;
4)   впоследствии вся эта масса, образовавшая плотный комок, попала, в благоприятную термическую и магнитную обстановку, обусловившую оптимум для проявления никелистым железом его активности. Это могло иметь место в случае достаточно близкого прохождения данной массы около Солнца (звезды);
5)   происхождение плоскостей ограничения метеорита, придающих ему форму многогранника, могло иметь место только в воздухе путем раскалывания и притом—в конечные моменты полета. Первоначальных элементов поверхности метеорита, присущих ему за пределами Земли, сохраниться не могло в силу дробления и мощного сдирания воздухом вещества с поверхности метеорита, особенно—в начальные стадии полета, если только судить об этом по характеру остающегося следа.

В настоящее время главная масса метеорита Кашин временно находится в коллекции метеоритов Академии Наук СССР.

Отмеченный выше (в заголовке) образчик № 1101 был передан Академии Наук СССР 30.XI.1937 г. Н. И. Ромашевой (Кашин), получившей eгo непосредственно от главной массы до вывоза последней из Кашина. Этот экземпляр имеет размеры 7.7 х 4.2 х 2.5 см и весит 122.65 г; с двух сторон он несет остатки коры, показывающие его угловое положение в главной массе; перпендикулярно наибольшему участку коры (табл. IX, фиг. 28) идут плоскости отдельности (в одном месте уступом), ограничивающие экземпляр с боков и являющиеся зальбандами трех параллельных жилок. Это обстоятельство интересно в том отношении, что, с одной стороны, свидетельствует об образовании трещин и жилок во время полета в воздухе, а с другой — подтверждает, вместе с полным совпадением остальных признаков, принадлежность этого образчика к главной массе. Кроме того, обилие параллельных жилок и склонность метеорита к дроблению по ним также говорят в пользу точки зрения о вторичном (последующем) образовании на главной массе «граней», являющихся плоскостями отдельности; наконец, отмечается наличие жилок. Все это позволяет отнести метеорит Кашин к серым жилковатым хондритам.

17. Лаврентьевка (№№ 1102—1107)

Этот метеорит упал 11.1.1938 г. около 13 ч. 30 м. поясного времени, (не переведенного на 1 ч. вперед) близ с. Лаврснтьевки Андреевского района Оренбургской области (Ныне Чкаловской области РСФСР). Географические координаты места падения: 52°27' с. ш. и 51°34' в. д. У места падения охотник Т. А. Жигунов слышал в направлении на север гул и вслед за ним троекратный все усиливающийся удар, напоминающий орудийный выстрел. Удары были слышны и в 20 км на запад. В с. Лаврентьевке некоторые наблюдатели отмечали даже четыре «удара со взрывом». Множественность этих отдельных ударов говорит о том, что этот метеорит дифференцировался в воздухе на рой осколков (еще до полной потери ими космических скоростей) образовавших несколько групп. Подобное повторное деление болида на части (отдельные болиды) отмечалось в мировой литературе уже не раз; у нас оно наблюдалось, между прочим, у метеорита Саратов (1918). Обычно такое расчленение обусловлено пологим направлением полета метеоритного роя, дающим, вместе с тем, и весьма вытянутую площадь рассеяния этих тел на поверхности земли. Сразу же после последнего (третьего) удара приблизительно в 18—20 м перед Т. А. Жигуновым на мерзлую, лишенную снега пустошь с жужжащим звуком упал черный «плоский» камень; некоторое время он очень быстро вращался вокруг своей короткой оси; он разбросал вокруг ceбя на 1.5—2 м землю, причем к ногам Т. А. Жигунова от него отлетел осколок; камень образовал в почве ямку, глубиной около 5 см; верхняя его часть была на виду. Минуты через две после падения Т. А. Жигунов подошел и взял камень в руки; но последний был «настолько горяч», что наблюдатель положил его на землю и лишь «через 10 минут» снова взял его. В дальнейшем метеорит был раздроблен на несколько частей. Выпало, конечно, много камней, а не один только, найденный Т. А. Жигуновым.

Метеорит Лаврвнтъевка покрыт матовой буровато-черной гладкой корой. Бросается в глаза его линзовидная, на первый взгляд, форма и отсутствие пьезоглиптов, что делает его похожим на черную гальку. При более внимательном осмотре видно, что это — ориентированный конический метеорит с укороченной вертикальной осью и сильно скошенным основанием. Местами, особенно на ребрах, наблюдаются небольшие участки, лишенные коры; окаймляющая их кора имеет сглаженные края. Это говорит нам о слущивании в воздухе наиболее быстро остывающих участков коры, вследствие неравномерности охлаждения поверхности летящего «от точки задержки» тела, под действием низких температур внутренних частей метеорита и наружной среды.

На свежем изломе внутренней массы метеорита отмечается большое количество зерен никелистого железа и хондры, разламывающиеся вместе с включающей их светлосерой, почти белой массой. (Е. Л. Кринов спектрофотометрически определил ее цвет как белый). По цвету этот метеорит близко подходит к метеориту Жигайловка. Поэтому метеорит этот отнесен к белым хондритам.

Место и обстановку его падения обследовал в феврале 1938 г. Е. Л. Кринов (61), доставивший в Академию Наук СССР четыре осколка этого метеорита весом в 1032.8 г. Несколько позже, 29.III.1938г., Комиссией по метеоритам АН СССР от агронома И. M. Груздева был получен еще одни осколок этого метеорита, весом в 11.45 г. Таким образом, общий вес уцелевшего материала равняется 1044.25 г. Все собранные кусочки хорошо совпадают между собой и позволяют восстановить в общих чертах первоначальную форму и вид этого образца (табл. IX, фиг. 29).

Данные об обстановке падения взяты автором из более детальной статьи Е. Л. Кринова (61).

18. Мигеи (№ 778)

Этот углистый хондрит упал в 8 ч. 30 м. утра 6/18 июня 1889 г. у с. Мигеи в б. Елизаветградском уезде Херсонской губернии (ныне Кировоградская область УССР) (48°04' с. ш. и 30°58' в. д.).

При падении наблюдался болид, давший на полпути вспышку и оставивший серебристо-матовый след; на месте вспышки затем образовалось серебристо-матовое пятно, более широкое, чем след; они наблюдались на небе свыше получаса, причем, пятно стало расплываться в горизонтальном направлении; в нижней части следа резко обозначились зигзаги. Высота вспышки исчислялась (25) в 60 км над горизонтом.

Падение сопровождалось «страшным треском», сравниваемым с выстрелом из пушки. Около точки приземления метеорита на растениях отмечена копоть; следовательно, часть воздуха, насыщенного пылью метеорита, содранной с него до «точки задержки», метеорит иногда, возможно, увлекает с собой до самой почвы. Метеорит углубился в очень мягкую сырую землю на 13 см. Первоначальный вес камня определялся (25) в 10 кг с лишком.

Место и обстоятельства этого падения были обследованы Ю. И. Симашко, который и описал этот случай в 1890 г. (25). В своей заметке он указывает на характерное сложение этого космического тела, образованного черной землистой, маркой углистой массой, в которую включены хондры и отдельные зерна и кристаллы минералов. Среди них он отмечает никелистое железо в виде зерен и кристаллов, «окись и закись железа», пирит, оливин, уголь, «органическое вещество» — эрделит, магнезит и тридимит (асманит). Это его описание и самые определения минеральных видов произведены весьма поверхностно, требуют критического отношения и безусловной проверки. Позже анализом этого метеорита нанимался Менье (20). Эти старинные описания и анализы исключительно интересного углистого метеорита, сделанные полвека тому назад, ставят его изучение современными методами исследования в порядок дня.

Переданный Одесским университетом в Академию Наук СССР, в порядке обмена, экземпляр этого метеорита представляет собой главную массу всего сохранившегося от него материала; она весит сейчас 2688 г (табл. IX, фиг. 30).

19. Мордвиновка (№ 776)

Первое упоминание об этом метеорите мы находим под 1826 г. в «Archive des decouvertes» (27); здесь сообщается о том, что в имении Сорбиновой (б. Павлоградский уезд Екатеринославской губернии, ныне Днепропетровская область УССР) (Координаты Павлограда: 48°32' с. ш. и 35°59' в. д.) упал каменный метеорит, весом в 80 фунтов.

В 1817 г. Эйхвальд опубликовал сообщение (28) о том, что, путешествуя в 1829 г. по югу России, он видел в Одессе, в музее местных древностей, метеорит, который, насколько он это помнит, упал тоже и Екатеринославской губернии (с 1814 г. там было известно падение метеорита у Бахмута). Он указывает и размеры этого тела, (1 фут), а также отмечает его сходство с метеоритами, упавшими в Смоленской губернии (Тимохина и Слободка).

В 1862 г. Гайдингер (15, 29) а также Гариес в Вене и Грег (30) в Лондоне высказали предположение о том, что это метеоритное падение, возможно, смешивается с Алексеевкой (Бахмутом).

В 1863 г. О. Бухнер (31) указал на создавшееся в отношении этого метеорита недоразумение. В своей работе он говорит: «В некоторых указателях метеоритов из той же Екатеринославской губернии под Павлоградом приводится особое место падения: 19 мая 1826 г. там якобы упал каменный метеорит весом около 43 кг, (эта цифра ошибочна, как это видно из последующего; верно будет 32.76 кг, или округло 33 кг; очевидна опечатка в десятках) который должен теперь находиться в Одесском музее. Действительно, Эйхвальд сообщает, что в 1829 г.. в Одессе, в музее местных древностей, он видел каменный метеорит „из-под Екатеринослава" мерой в 1 фут в поперечнике. Здесь возникло сомнение, является ли это особым падением или же его спутали с падением 1814 г. С таким именно вопросом обратился недавно в Одессу Гэрнес из Вены; на это последовал ответ, что, действительно, один такой камень хранился там, но лишь с 1843 г.; он был найден в одном из курганов у Бердянска, на Азовском море, но его природа — древняя. Но как это согласуется с утверждением Эйхвальда? Опять же недавно Грег боролся за независимость и достоверность Екатеринославского места падения! Во всяком случае осколок Павлограда в Вене (II, 485 г), а равно и в коллекции Грега (14.8 г) до иллюзии похожи на камень из Бахмута». (Мордвиновка в изломе, действительно, очень похожа на Бахмут. Но есть и разница: Мордвиновка, по-видимому, кристаллический хондрит, тогда как Бахмут -— шариковый (кристаллический?). Во всяком случае хондры у него в разломе дают выступающие шаровые сегменты или же вываливаются, оставляя лунки, чего не наблюдается у Мордвиновки)

Последующие авторы однообразно указывают для Мордвиновки (Павлограда) дату первоисточника (19.V.1826). Из них Гаррис (32) дает, однако, вес не в 80, а 86 фунтов, (точнее было бы 86.7 фунта) что, возможно, получилось в результате перевода с торгового веса в вес английский тройский (вес для драгоценностей).

В 1891 г. Ю. И. Симашко (33) отметил в своем каталоге, что он имеет 7 г осколков от этого метеорита, а именно от большого экземпляра, хранящегося в Одессе, и добавляет:

«О падении нет сведений. Часто смешивается с Бахмутским камнем, а быть может, и с метеоритом, найденным в кургане близ Бердянска. Вес Мордвиновки был около двух пудов. Объем Бердянского — около кубического фута».

Последнее, — конечно, новая путаница. Эйхвальд (28) размеры в 1 фут в поперечнике относил в 1829 г. к метеориту Мордвиновка (через 3 года после его падения; это отвечает и его весу в 32.76 кг); черный же метеорит Бердянск был известен в 1843 г. (см. Бердянск) и как вошедший в литературу «палласит» (?) вряд ли мог быть смешан с белыми хондритами Бахмутом и Мордвиновкой, да и показанный А. А. Иностранцевым вес его равнялся всего лишь 2256 г.

В 1897 г. Вюльфинг (15) в своем капитальном обзоре метеоритов в мировых коллекциях, соглашаясь с тем, что здесь возможна путаница этих двух мест падения в одной и той же губернии, ссылается на указание, имеющееся на этикетках этого метеорита в б. коллекции Киевского университета, а именно: на «1814», «Екатеринославскую губернию» и «Павлоград». Недоумевая, что это такое — не дата ли и место падения этого метеорита — он делает предположение о том, что «1814» год указывает на Бахмут, а место падения на Мордвиновку, причем добавляет, что данный экземпляр он предварительно отнес к Бахмуту; цитируя там же, несколько ниже, работу Грега, он отмечает, что образец, на который указывает Грег, происходит из коллекции г. Аллана от каменного метеорита в 85 фунтов весом, «который упал в Екатеринославской губернии в 1825 г., главная масса находится в Одесском музее». «В Одессе, — заверяет дальше Вюльфинг, — нет ничего из этого места».

В приведенной цитате «1825» год поставлен, конечно, ошибочно вместо «1826», равно как и «85» фунтов, вместо «86» (тройских). В Одессе же метеорит Мордвиновка в 1897 г., когда Вюльфинг выпустил свою книгу, все же был налицо и смешан с Бердянском быть не мог, если бы только в Одессе были в это время лица, достаточно разбирающиеся в этом вопросе. Однако с 1891 г. там был М. Д. Сидоренко (34), метеоритами не интересовавшийся и по ним и впоследствии не работавший; выяснить создавшееся с этим метеоритом недоразумение он, очевидно, не смог.

В 1926 г. автор изучал киевскую коллекцию метеоритов и видел тот образец Мордвиновки, на который ссылается выше Вюльфинг (15). Этот бескорый экземпляр светлосерого (почти белого) цвета весил 57.2 г и имел хорошую сохранность; при нем находились три этикетки, испещренные вопросительными знаками (сомнения большой литературы отразились, очевидно, и здесь):

1)  Павлоград (?) Екатеринославской губернии;
2)  №22. Белый хондрит (?) 57.2 г...? 1814 г. Павлоград (?) Екатеринославской губернии;
3)  № 19431.

На последней этикетке на обратной стороне имеется следующая запись карандашом, указывающая на первоисточник всех этих сомнений: «Meteorstein gefallen? 1814 im gouv. Jekaterinoslav (? Pavlograd). Vgl. Analyse im Archiv d. Naturkunde von Liv., Est. u. Kurland. Ser. I. Bd. IV. S. 1 etc.»

В 1936 г. автор составлял каталог коллекции Одесского университета и мог удостоверить факт наличия там метеорита Мордвиновки весом около 30 кг; последний отнюдь не выглядел таким, каким видел его Эйхвальд (28), сравнивавший его с метеоритами из Смоленской губернии. И если .метеорит Тимохина и до сих пор еще имеет черный цвет коры и свежий вид, то метеорит Мордвиновка, наоборот, сверху был уже серо-бурый. Это ясно указывает на имевшие место неблагоприятные условия его хранения; хотя помещение в Одесском университете достаточно сухое, тем не менее, нет ничего невозможного в том, что был такой период, когда этот метеорит валялся где-нибудь в дальнем углу, вне поля зрения и внимания научного персонала.

В 1937 г. метеорит Мордвиновка, в порядке обмена, был передан Одесским университетом Академии Наук СССР.

Его форма в общем представляет собой квадратную призму с округлыми ребрами, частью поврежденную, причем отбитые куски отвечают примерим трем с небольшим килограммам разошедшегося по коллекциям материала. Метеорит ориентирован по направлению падения; его размеры 29.0 х 23.5 х 23.5 см, причем «квадратные» стороны являются боковыми (табл. X, фиг. 31); современный его вес равен 29.6I5 г. Первоначальный вес его необходимо пока принять по первоисточнику, т. е. в 80 ф.. или 32.76 кг, так как указывавшийся авторами вес в 86 ф. является простым пересчетом в тройский, монетный вес. В таком случае разница в первоначальном и современном весе составит 3140 г; это отвечает размерам повреждений метеорита, но несколько разнится от «установленного» веса у Вюльфинга (15) (3481 г). Это может быть объяснено как тем, что старинное определение веса метеорита в 80 ф. могло быть неточным, так равно и тем, что куски белого хондрита Бахмута (Екатертинославской губ.) принимались за части белого хондрита Мордвиновка из той же губернии. Последняя точка зрения имеет место в литературе и до настоящего времени. Так, Прайор (1) говорит: «Совершенно неизвестно, действительно ли от этого метеорита происходят некоторые образцы в коллекциях: все они являются похожими на Бахмут».

Вопрос может быть разрешен лишь сравнительным с главными массами изучением этих образцов.

20. Николаевка (№ 715)

Упал днем, около 3 ч. пополудни по местному времени, 11.VII.1935 г., в сеноуборочную кампанию, в 1.5 км от поселка Николаевки на землях колхоза Марс в Николаевском сельсовете Цюрупского района Восточно-Казахстанской области (ныне Павлодарской области (52°27' с. ш. и 78°38' в. д.)) Казахской ССР.

Падение наблюдалось в направлении «с севера на юг». Свидетели отмечают «огненную искру» на слегка облачном небо, и «глухой выстрел», «грохот и треск, раскатившиеся на север». Бывшая на сенокосе группа колхозной молодежи «услышала шум как звук летящего самолета», а спустя некоторое время заметила «падающий в воздухе черный мяч», поднявший затем на земле «большой столб пыли». Прибежав к месту падения, наблюдатели сперва боялись приступиться к ямке, опасаясь «брошенной с самолета гранаты»; но потом, минут через 15, из сухой земли с глубины 0.5 м откопали каменный метеорит, у которого «верхняя сторона» была еще теплой. Из любопытства от камня был отбит кусочек, и затем метеорит был брошен; однако бывший тут же ученик 3-го класса местной школы, Михаил Дудкин, поднял его и отнес домой, а затем сдал в колхозную кладовую, где вес метеорита был определен в 4600 г. Через некоторое время метеорит был передан в редакцию районной газеты «Ленинский путь», откуда 15.IX.1935 г. переслан в редакцию «Известий» для Академии Наук СССР. Полученный таким путем образчик весил 4020 г. Oн представляет собой хорошо ориентированный экземпляр (табл. X, фиг. 32) с гладкой передней, по направлению полета, почти конической частью, покрытой черной корой с концентрическими параллельными рельефными рубцами. Противоположная часть метеорита образована усеченной четырехгранной неравносторонней «пирамидой», вершинная поверхность которой является тыловой, по направлению полета, поверхностью метеорита (табл. XI; фиг.33) с обычными для нее рельефом и характером коры (более толстой, грубоморщинистой, более матовой, черной и пузыристой).

Грани пирамиды являются переходными по характеру своей поверхности и коры. Таким образом, в этом случае намечается вполне определенная тенденция к образованию метеоритом тела с октаэдрическими элементами ограничения; последние получились в результате дробления метеорита по плоскостям отдельности, обусловленного своеобразной, как бы пойкилитической, структурой самого метеорита.

Руками человека был отбит один из трехгранных углов на границе между конусом и «пирамидой» и целиком одна из граней «пирамиды» (табл. XI,. фиг.33); потеря определяется примерно в полкилограмма, что исключает возможность приписывания этому метеориту первоначального веса в 6 кг. В остальном, в двух местах имеются лишь небольшие повреждения двугранных углов, происшедшие, судя по характеру краев коры, в воздухе от неравномерных натяжений в ней в результате быстрого остывания под действием холодного воздуха при полете от «точки задержки» и холодных внутренних частей самого метеорита.

Свежий излом этого метеорита показывает плотное серое внутреннее вещество, изобилующее темными хондрами, не ломающимися имеете с основной массой. Зерна железа довольно часты и крупны и выступают не только на поверхности излома метеорита, но проступают и сквозь кору метеорита, особенно на его конических поверхностях, где она тоньше. Между прочим, наличие большого количества железа как раз и отвечает требованию образования в метеоритах этого рода упомянутой выше «пойкилитической» структуры.

Все это дает основание отнести, предварительно, метеорит Николаевку к серым шариковым хондритам.

21. Новорыбинское (№ 1100)

Сведения об этом железном метеорите крайне скудны. В нашем распоряжении имеются пока (относится к 27.II.1938) лишь три документа:

1)   Записка проф. П. Л. Драверта от 8.ХI.1937 г.: «Новорыбинское (железный, грубый октаэдрит в форме несовершенного октаэдра) упал около 1927 г. близ с. Новорыбинского Сталинского района Северо-Казахстанской области (ныне Акмолинской области) Казахской ССР. Доставлен в Омск 5 июля 1937 г.»
2)   Акт, составленный Бюро КМЕТ в Москве 1.IX.1937 г. из которого видно, что в октябре 1937 г. проф. П. Л. Драверт (Омск) передал Академии Наук два метеорита с наблюдавшимся падением: каменный, весом в 1771.9 г, упавший у с. Ерофеевки (Северный Казахстан), и железный, весом в 3049 г., упавший приблизительно в 60 км к западу от первого.
3)   Записка проф. П; Л. Драверта о координатах с. Новорыбинского: 51°53' с. ш. и 71°15' в. д.

Оба эти метеорита были разысканы Л. Л. Дравертом в результате большой подготовительной работы и многолетних поисков.

П. Л. Драверт (55) вес этого метеорита отметил ошибочно: он весит сейчас 3049 г; если первоначальный вес был действительно 3055, то для определения уд. веса было отделено П. Л. Дравертом 6 г. Уд. вес определен им в 7.725.

Метеорит имеет размеры: 12 х 10.5 х 7 см.

Как было указано выше П. Л. Дравертом, этот сидерит представляет собой несовершенный октаэдр, более развитый в одной своей половине, обращенной по направлению полета метеорита. Таким образом, четырехгранный угол этой половины является апекальным (табл. XI, фиг. 34); (П. Л. Дрaвepт (55) ошибочно считает его тыловым) его усеченная вершина неровна: она имеет бугры и впадины и лишь частично покрыта корой; в бугристой части она несет следы ударов и имеет углубления, свидетельствующие об удалении из этих мест части пластинок камасита; структура, вскрываемая этими углублениями, равно как и уступы на «гранях» октаэдра показывают, что мы имеем здесь дело с грубо или весьма грубоструктурным октаэдритом. Грани рассматриваемой части октаэдра имеют ступенчатое строение, что видно на табл. XI, фиг. 34 и табл. XII, фиг35 и 36. Три грани: покрыты весьма тонкой корой; четвертая (нижняя на фиг. 34 и верхняя на табл. XII, фиг. 35), грубоступенчатая, представляет собой типичную поверхность раскола.

Вероятно, метеорит этот раскололся по плоскости еще в воздухе. Нижняя часть этого октаэдра оформлена хуже: здесь имеются грани лишь с трех сторон; две из них вытянуты во всю длину сторон, третья же представлена небольшой площадкой в 5х3.5 см и двумя меньшими уступами (см. табл. ХП, фиг. 35, слева); тыловая сторона показана на той же табл. XII, фиг. 35; это— характерная для тыловой поверхности широкая площадка, покрытая более толстой корой и несущая пьезоглипты.

В местах, обнаженных от коры, особенно на входящих углах свежих повреждений, наблюдаются скопления лимонита, а также вишнево- и буро-красные шарики выпотов лавренсита. П. Л. Драверт (55) тоже отметил в этом метеорите лавренсит, а также троилит, наличие никеля, кобальта и видманштеттовых фигур (см. его статью в «Природе», 1936, № 2).

22. Павловка (№ 723)

Первые сведения об этом метеорите были напечатаны в 1882 г. А. Д. Булгаковым в газете «Саратовский листок», о чем было доложено на заседании С.-Петербургского минералогического общества 21.IX.1882г. (35). Из этой заметки А. Д. Булгакова видно, что метеорит упал в его имении, селе Павловке на р. Карае в б. Марьевской волости Балашевского уезда Саратовской губернии, (ныне Саратовская область РСФСР. Координаты Павловки: 52°02' с. ш. и 40°54' в. д.) в 5 ч. дня 21.VII.1882.г. при совершенно безоблачном небе. Падение сопровождалось тремя сильными ударами и гулом, подобным громовым раскатам. Отмечается также сильный вихрь как бы от внезапно налетевшей бури.

Упавший камень имел форму неправильного многогранника и черную оплавленную кору; он весил 5 фунтов 16 золотников, или около 2116 г; этот метеорит упал на поемные луга с очень твердой от засухи почвой и углубился в нее на 2 вершка, или примерно на 9 см.

16.XI.1882 г. на заседании того же Минералогического общества действительный член последнего Ю. И. Симашко демонстрировал уже приобретенный им у С. Н. Булгаковой метеорит, (Ю. И. Симашко (37) оценивает этот образец в 2100, а не в 2116 г и тут же указывает на полученные им от М. Булгакова осколки в 2.5 г) причем на основании поверхностного осмотра отнес его к говардитам (35).

7.ХII.1882 г. на заседании того же общества горный инженер, впоследствии академик, Ф. П. Чернышев сделал сообщение о результатах своего микроскопическтого исследования этого метеорита (35). Его статья об этом была напечатана в 188З г. в Записках (36) этого общества (стр. 205). В этой статье следует отметить неточность в весе: при цитировании заметки А. Д. Булгакова из «Саратовского листка», из общего веса в 5 ф. 16 з. были выпущены «16 золотников». Это внесло разнобой в обозначениях первоначального веса этого метеорита у последующих авторов.

В блестящей смоляно-черного цвета коре метеорита того же состава, что и сам метеорит, имеется большее количество скоплений хромита, чем в центральной массе; при этом «незначительные количества пирротина и никелистого железа составляют как бы ядро, окруженное оторочкой из хромита, а может быть, и магнетита, как вторичного продукта». Никелистого железа в коре метеорита, по-видимому, меньше, чем в центральной массе. Образование коры, по мнению Ф. И. Чернышева, происходит в воздухе, по-видимому, за счет сплавления железа и его соединений.

Серовато-белое хрупкое вещество внутренних частей метеорита представляет coбoй зернисто-кристаллическую порфировидную неравномерную смесь анортита, диалагона, энстатита, хромита (?), оливина, никелистого железа, пирротина и магнетита. Отмечается резкое колебание в размерах этих составных частей: неправильно очерченные зерна оливина, плагиоклаза и пироксенов достигают размеров нескольких миллиметров; они включены в мутно-серое основное вещество, окаймляющее эти отдельные зерна и представляющее собой «как бы продукт истирания». Сами же зерна (включения) «при отсутствии резко угловатых очертаний всюду сохраняют свой индивидуальный характер и представляют coбoй, очевидно, те же первичные минеральные составные части, которые послужили к образованию и основной массы, отличаясь от них лишь размерами».

Таким образом, по Ф. И. Чернышову, этот метеорит, напоминающий собой земную обломочную туфовидную породу, вроде поритов, сходен и с эвкритами, и с шерготитами, и с белыми гиперстеновыми хондритами, хотя и разнится ото всех них. Ю. И. Симашко отнес его, как уже было сказано выше (35), к говардитам, т.е., по Прайору (1), к богатым кальцием гиперстен-клиногиперстен-анортитовым ахондритам. М. Е. Wadsworth в 1884 г. (38) относил их (стр. 198) к своей группе базальтовых метеоритов, хотя и считал, что точность предшествующих микроскопических диагнозов, возможно, ставится и под вопрос. Уточнения качественного анализа требовал в 1897 г. и Вюльфинг (15), считавший, что имеющийся анализ, по-видимому, не обеспечивает еще выводов; а это было бы тем более желательным, что этот метеорит относится к редкой группе говардитов; материала же от него имеется налицо достаточно. Там же (15) Вюльфинг приводит список владельцев частей метеорита Павловки. Из этого списка видно, что почти весь метеорит из рук владевшего им Ю. И. Симашко разошелся по заграничным коллекциям; в нашей стране от него оставалось всего лишь 15 г в музее Горного института (коллекция Ю. И. Симашко тоже ушла за границу); по А. Э. Купфферу (39), в 1911 г. в этом музее оставалось лишь 1.4 г. Возможно, что часть этого же куска (15 г) представлял coбoй и тот обломочный материал, который Академия Наук СССР в 1936 г. (13 февраля) получила из минералогического кабинета Ленинградского университета. Первоначально этих осколков там было больше, если судить по сохранившейся на обороте одной из этикеток подписи карандашом (колонкой) «9.6; 4.2 и 5.4», которая может быть прочтена, как вычитание из 9.6 г — 4.2 г; разность же (5.4 г) отвечает весу полученного Академией Наук СССР материала, являющегося теперь наибольшим количеством этого метеорита в СССР (табл. XII фиг. 37).

23. Павлодар (№№ 1108—1112)

Этот метеорит упал в 13 ч. 40 м. 23. V. 1938 г. в центре города Павлодара Павлодарской области Казахской ССР (52°18' с. ш. и 77°02' в. д.).

Описание его дал Е. Л. Кринов (62).

Из явлений, обычно сопровождающих каждое падение метеоритов, и данном случае отмечен пока лишь «сильный шум»; это обусловлено, по-видимому, как тем, что падение имело место днем в пределах города с его шумами и зданиями, загораживающими перспективу, так и тем, что площадь самого падения менее благоприятна для наблюдения этих явлений: световые явления, лучше наблюдаемые со стороны, к «точке задержки» уменьшаются и, наконец, совершенно затухают; звуки же у площади падения часто дают «зоны молчания», обусловленные интерференцией звуковых волн. Необходимо отметить, что специального сбора сведений здесь никто не производил, и они поступали самотеком от редких очевидцев.

Первый из числа обнаруженных экземпляров этого метеорита упал в 1 м от Н. Л. IIокидова, проходившего через городскую площадь около здания Городского совета. При падении метеорит несколько вдавился в песок. Будучи тотчас же поднят, он оказался теплым. Этот экземпляр весил около 120 г и имел прямоугольные очертания со сторонами 6.5 и 3.5 см, причем поверхность, соприкасавшаяся с почвой, была несколько выпуклой. Метеорит был тут же раздроблен. Наибольшую часть его удержал у себя председатель (по другим данным—секретарь) избирательной комиссии 5-го избирательного участка г. Павлодара. Четыре небольших осколка от этого экземпляра, общим весом в 2246 г, поступили в Академию Наук СССР.

Второй экземпляр упал также в черте г. Павлодара, на улице Ленина против здания кино, в 3 м от II. С. Колесникова и едва не задел идущего вблизи неизвестного гражданина. Собралась толпа; пытались сразу взять метеорит в руки, но он оказался «настолько горячим, что пришлось некоторое время переждать». Камень имел овальную форму и размеры 11 х 16 см. и весил около 300—400 г. От этого экземпляра в Академию Наук поступил осколок весом в 14.75 г.

Третий экземпляр выпал, по слухам, в 4 м от первого, но кто его поднял, неизвестно.

Таким образом, Академией Наук было получено от всего этого падения лишь пять осколков, весом в 37.21 г (табл. XII, фиг. 38).

На этих осколках имеются участки черной матовой коры от 0.2 до 0.6 мм толщиной; в изломе они имеют светлосерый, почти белый цвет; отмечаются более темные хондры и мелкие зерна никелистого железа.

На основании этих данных, метеорит Павлодар можно предварительно отнести к белым хондритам.

Под именем «Павлодара» («Pavlodar») в заграничной литературе широко известен палласит из деревни Ямышевой Павлодарского уезда Семипалатинской области, найденный в 1885 г. Итак, теперь метеориты двух различных классов оказываются носителями этого названия: Созвучие его с белым хондритом Павлоградом, упавшим 19.V.1826 г. у деревни Мордвиновки в Павлоградском уезде Екатеринославской губернии, давно уже, в полном соответствии с традициями метеоритики, заставило нас дать этому павлодарскому палласиту название Ямышевой (Jamyseva), а павлоградскому хондриту Мордвиновки (Mordvinovka).

Новое падение 23. V. 1938 г. белого хондрита уже в самом центре г. Павлодара делает тем более уместным присвоение ему названия этого последнего.

24. Первомайский Поселок (№№ 232; 236—300; 658—676; 682—712, 791?; 849—952)

(Сведения по этому падению даются вкратце, так как подробная статья готовится особо) Этот метеорит выпал дождем (табл. XIII, фиг. 39) около. 6 ч. вечера; 26.ХII.1933 г. на территории Юрьев-Польского района Ивановской области, главным образом — в Стряпковском сельсовете между селами Кузьминское, Ипалово, Рябинино, Черкасское и поселком Первомайским (56°38' с. ш. и 39°26' в. д.) (фиг. 3).

Погода стояла штилевая, небо ясное, стоял сильный мороз. Благоприятная видимость и ранний вечерний час обусловили наличие большого количества свидетелей полета болида (с ЮВ) и звуковых явлений на огромной площади.

Таблица 4. Метеорологические данные

Г. Юрьев-Польский, для 19 ч.

Успенская ферма, для 21 ч.

Координаты

=56°29’
=39.42

=56°38’
=39.12

Давление

47.7

38.8

Температура

-20.0

-22.2

Облачность

7/0

9/0

Ветер

NO:1

O

Осадки

* :3

* :1,a,2,3

Размеры Первомайского болида указывались в разных местах от долей луны до двух лунных диаметров. В переводе на истинные размеры в пространстве последнее давало для огненного шара диаметр в 1.5—2 км, что говорит (даже с учетом иррадиации) о том, что огненный шар, болид, не является «раскаленным метеоритом», а представляет собой рой осколков; эти осколки отдалены друг от друга десятками, а иногда и сотнями метров; каждый из них окружен оболочкой сжатого им и раскаленного до высоких температур воздуха; и все они в совокупности создают в перспективе в глазу наблюдателя, вероятно — вследствие сильной яркости, впечатление сплошного огненного шара-клубка; у «точки задержки», при снижении температур и световых явлений, болид, естественно, будет дифференцироваться на ряд отдельных очагов («искр»; в представлении наблюдателя—«от взрыва(?)-метеорита»).

Фиг. 3. Схематический план площади падения хондрита Первомайский Поселок

Отсюда можно сделать и обратный вывод для повседневной практики: раз наблюдается болид «с луну величиной», значит мы имеем дело с роем осколков, метеоритным дождем.

В селе Майморы:(56°40.5' с. ш. и 39°20' в. д.) полет болида наблюдался почти по лучу зрения.

Хотя звуковые явления были хорошо выражены, тем не менее записей их на барографических лентах в г. Иванове (57°01' с. ш. и 40°58' в. д., Н= 130) для этого метеорита автором не установлено.

Первые же корреспондирующие наблюдения болида, сообщенные б. Комиссии по метеоритам Академии Наук СССР, дали автору основание высказаться за наличие здесь безусловного падения метеоритов и позволили ориентировать последнее на западную часть Ивановской области.

Поездка автора с минутным теодолитом по маршруту Ростов—Александров—Юрьев-Польский—Иваново дала ряд засечек, установивших «точку задержки» в общем над западной частью Юрьев-Польского района. Дальнейшие инструментальные определения этой точки, по свидетельским наводкам в непосредственной близости к центру падения, привели к более точному установлению площади падения. Поиски же с помощью колхозного актива учащих и учащихся этого, целиком увязшего в снегу дождя метеоритов увенчались успехом и привели к сбору на эллиптической площади (6 х 4 км2) 97 индивидуальных экземпляров этого метеорита, общим весом в 48 976.37 г с колебаниями в весе у отдельных экземпляров от 9 до 10 497 г. Самый крупный экземпляр этого метеорита (табл. XIV, фиг. 40), весом свыше 10 497 г, был обнаружен вскоре после падения в полукилометре к северо-западу от Первомайского поселка П. Ф. Егоровой, которая отбила от него несколько кусков; главная масса этого экземпляра передана, в порядке обмена, в Одесский университет с весом 8886 г.

Второй наибольший, совершенно цельный экземпляр, весом в 8340 г (табл. XIV, фиг. 41), упал в 1 км к западо-северо-западу от того же поселка, в 8—10 м от проезжавшего колхозника, причем обсыпал его самого и сани снегом; ослепительный свет, потрясающие громовые удары и падение с воем и жужжанием камня так напугали этого очевидца, что он карьером примчался домой и через два дня оставил колхоз и уехал с семьей в г. Иваново.

Экземпляр этот был обнаружен спустя несколько дней после падения охотником II. И. Тюленевым и его товарищами; но и они бросили этот камень на месте находки. Наконец, в результате агитации автора, экземпляр этот был снова разыскан П. И. Тюленевым и передан им Академии Наук. Все эти части одного целого вначале метеорита выпали в строго закономерном порядке (табл. XIII, фиг. 39) в направлении с BЮB: сперва мелочь, обсыпавшая село Ипалово, а затем все более и более крупные экземпляры, перелетевшие в ЗСЗ направлении за Первомайский поселок (см. схематическую карту, фиг. 3). (Один из небольших экземпляров упал в этом селе у околицы на стог соломы, но никаких следов обугливании последней не было обнаружено. Точно так же и у более крупных экземпляров не установлено образования ледяных корочек, как результат действии на снег более или менее высокотемпературной коры.)

Сбор метеорной пыли французами на обсерватории в Донвиле после дождя падающих звезд 9.X. 1933 г. дал мысль автору этой статьи сделать попытку сбора на снегу магнитной части пыли, осевшей от точки задержки Первомайского .метеорита. Побудительными для этого были следующие соображения:

1) этот метеорит относился к вечерним (около 18 ч.), обычно медленным, глубоко проникающим в земную атмосферу;
2) точка его задержки находилась, по-видимому, недалеко от потолка тропосферы;
3)   падение метеорита было в общем довольно близким к отвесному, что обусловило также и весьма округлый эллипсис рассеяния его осколков;
4)   с вечера и всю ночь с 26 на 27 декабря 1933 г. стояла штилевая погода;
5)   пыль, наиболее крупная у «точки задержки», при этих условиях могла свободно осесть за ночь вблизи площади падения;
6)   обильный снеговой покров {до 40 см) с пятисантиметровой корой наста обеспечивал удержание этой пыли в верхних слоях снежного покрова, покрытого в дальнейшем мягким снегом, исключившим передувание пыли метелями в конце зимы.

Наблюдатель на Успенской ферме зоотехник Н. Н. Щелканова сообщила автору, что через несколько минут после пролета огненного шара «можно было заметить, что около луны образовался круг, который плотно был соединен с луной; он имел цвет значительно более светлый, чем сама луна. Постепенно он стал отделяться от луны и расширяться. Чем дальше он отделялся и делался больше, тем больше светлел и в конце концов его не стало уже видно. Пространство, которое находилось между луной и кругом, имело такой же цвет, как и остальная часть неба, т. е. голубовато-серый».

Венец около луны был отмечен также ближайшими к месту падения метеорологическими станциями: в Юрьевс-Польском и на Успенской ферме.

Из приложенных Н. Н. Щелкановой рисунков видно, что первоначально венец вокруг луны имел диаметр, равный полутора, лунным диаметрам, а затем он превратился как бы в кольцо с внешним диаметром в три лунных поперечника.

Сотрудник Государственного астрономического института им. Штернберга И. С. Астапович любезно сообщил автору о том, что если это явление рассматривать как диффракцию типа кольца Бишопа, то мы будем иметь для данного случая частицы с поперечником в пределах от 2 до 240 микронов. («Для вулканических частиц, вызвавших красно-бурое кольцо Бишопа с угловым радиусом внешнего края в 22—28° при извержении вулкана Кракатоа в 1883 г., диаметр частиц был найден равным 1.85 микрона».) Скорость снижения с высоты 80 км наших частиц в указанных пределах их диаметров в таком случае определится, по его исчислению, в 75—86 м/сек, или около 3 км/час.

Угол с горизонтом пути болида, как указывалось выше, не мог быть пологим; об этом говорит довольно округлая в общем площадь рассеяния его осколков. С другой стороны, время падения (около 18 ч.) и направление полета относит этот метеорит в общем к наиболее медленным, вечерним. Наконец, весьма угловатые осколки метеорита, без значительно сглаженных ребер и углов, говорят нам о том, что дробление их не могло произойти много выше «точки задержки». Все это вместе взятое свидетельствует о вероятности предположения о том, что осколки метеорита проникли с космическими скоростями до последнего потолка атмосферы (может быть — тропосферы) и имели здесь дробление, а ниже него — «точку задержки». В таком случае «точка задержки» могла находиться даже ниже 10 км над поверхностью земли; распыленные же частицы, наиболее крупные в конечной части следа метеорита и в темном облачке в «точке задержки», должны были оседать на землю со скоростью несколько большей, чем атомная и молекулярная пыль начальных моментов падения; кроме того, даже при скорости в 3 км/час пыль от «точки задержки» с высоты, не превышающей 10 км, должна была осесть на снежный покров уже к середине безветренной ночи.

Все эти соображения и легли в основу начинаний автора, направленных к попытке собрать на снегу космическую пыль от Первомайского падения. Этy операцию он производил лично в марте 1934 г., ориентируя точки сбора в чистых полях радиусом в 5 км, считая от центра площади падения. Снег брался им с площадок в 1/4 м2 с помощью нового деревянного совка, укладывался затем в резиновый мешок и, по доставке на базу, растапливался в закрытом резиновом тазу на русской печи. На следующее утро вода частично декантировалась, а осадок (в остатке ее) обрабатывался ручным линейным магнитом, обтянутым тонкой резиной, которая, по накоплении магнитных частичек, выворачивалась наизнанку и упаковывалась вместе с ними в пергамент. Количество магнитного вещества во всех пробах было вполне уловимое и наблюдалось простым глазом на углах магнита в виде небольших черных пучков («ершиков»). Эти «ёршики», сброшенные в каплю воды на белом блюдце, рассыпались и делались совершенно невидимыми простым глазом.

Анализ этого материала производится; но и до окончания его автор полагает, что полученные им цифры несколько меняют общепринятые представления о количестве поступающего на Землю космического вещества. Кроме того, исходя из изложенного, а также факта сбора метеорной пыли в Донвилле (Франция) после дождя падающих звезд 9.X.1933 г., совершенно нелогичным будет отрицание возможности обнаружения этой пыли и на снеговых полях Заполярья, и в иле глубоководных морей, и в мощных ледниках, и в грязевых дождях, и в почве земной. (Возможно, что установление факта наличия космического железа в магнитной части осадков при грязевых дождях, как это имело место 21.V.1937 г. и Террон-сюр-Эн (Арденны, Франции), может служить указанием на близкое падение роя метеоритов или же на дождь падающих звезд).

Собранные автором на месте падения образцы этого метеорита в подавляющем большинстве случаев состояли из индивидуальных, полностью, на первый взгляд, покрытых черной матовой корой экземпляров каменного метеорита с резко выраженными обломочными контурами; последнее свидетельствует о сильном дроблении метеорита в воздухе незадолго до момента задержки всего роя. Однако, при более внимательном осмотре, почти на каждом образце можно было заметить места с поврежденной корой, особенно на ребрах и углах, в виде слущенных участков ее. Обнаженное на них серое вещество внутренних частей метеорита окаймлялось или резко обломанными, или же пластически деформированными краями коры. Это в первую очередь относится к небольшим участкам, приуроченным, главным образом, к быстроохлаждающимся при полете от «точки задержки» выступающим частям осколков — ребрам и трех- и четырехгранным углам. Здесь в земных условиях окраска обнаженных от коры мест часто становилась буроватой.

Выпавший рой метеоритов был задержан снеговым покровом; лишь наибольшие осколки (10 497 и 8340 г) пробили всю толщу снега, но не повредили почвы; все же остальные завязли или в насте, достигавшем на открытых местах 5 см толщины, или же в лежащей ниже толще снега, мощностью в среднем до 36 см. Когда снег стаял, осколки опустились на почву. Проверка автором многих десятков находок (некоторые экземпляры были найдены им лично, многие же — в его присутствии) показала, что в тех местах, где были подняты метеориты, ни автором, ни инструктированными им лицами никаких осколочков или частиц слущившейся коры ни в одном случае найдено не было, хотя поиски их и производились весьма тщательно, особенно там, где найденный метеорит имел много таких «повреждений». Это обстоятельство определенно указывает на то, что отторжение описанных участков коры происходило в воздухе, ниже «точки задержки», но все же на значительной высоте, разлет с которой исключал возможность нахождения в одном месте и образца и слущенной с него в воздухе коры.

Это предположение здесь же было подтверждено следующим фактом. В начало мая 1934 г. в полкилометре к северу от села Рябинина (фиг. 3) И. А. Осипов при вспашке поля под яровые нашел плоский осколок этого метеорита, весом в 36 г (№ 667), с поверхностью разлома. в 5.0 х 3.6 см; по существу он состоял из сегмента коры с остатками на ней с одной стороны серого вещества внутренних частей метеорита. Через несколько дней М. А. Малыгин поднял на картофельном поле, в одной четверти километра к востоку от села Черкасова, цельный метеорит, весом в 2251 г (№ 238), у которого в одном месте, на площадке в 5.0 х 3,5 см, была слущена кора; приложенный к этому месту осколок № 667 полностью пришелся к нему. Таким образом, этот экземпляр метеорита пролетел дальше сорванного с него воздухом осколка на расстояние около 2 км. Этот пример не является единичным в Первомайском падении. Здесь мы приводим еще несколько таких же случаев (см. таблицу 5); при этом необходимо отметить, что эти разлетевшиеся в воздухе части цельных экземпляров являются уже не участками слущенной коры, а примерно половинками индивидуального целого (табл. XIV, фиг. 42).

Таблица 5


по инв
АН СССР

Вес, в г

   Кто нашел

Где найдены осколки

Разлет,
в км
(примерно)

238
667

2251
36

М. А.Малыгин Н. А.Осипов

0.5 км к N от Рябинина
0.5 км к О от Черкасского

2

236
658-662

2209
1015

С. С. Кириллов
 В. В. Петров

У с. Черкасского
У дубовой рощи

2

246 а
246 б

312

276

И. Д. Дорофеев  

И. Г. Кириллова

Между с. Иваловым и Первомайским поселком

Там же, 0.5 км к югу

0.5

265 а
265 б

131
67

Ананьин
С.Ф.Ковальский

Между с. Иваловым и Первомайским поселком
Между с. Спасским н Рябинииым

2

241
676

561
306

Г. Д. Петров

Около с. Ивалова

0.25

Так как поверхности раскола этих «половинок» индивидуальных образцов совершенно свежи и не имеют никаких намеков на корообразование, то естественно, учитывая степень разлета этих «половинок», отнести место их раскалывания ниже «точки задержки» роя. В таком случае индивидуальные образцы при прохождении сквозь нижележащую толщу воздуха, хотя и не с космическими, но все же с еще достаточно высокими скоростями, могут, по мнению автора, испытывать сопротивление, влекущее за собой разрыв образца в месте его наименьшей устойчивости.

Другой причиной раскола (ниже «точки задержки» роя метеоритов) может быть вибрация, отдельных экземпляров, имеющих соответствующие для этого формы и наметившиеся раньше трещинки.

Наконец, третьей причиной может быть обстановка, слагающаяся в самой «точке задержки»: в этой точке имеет место чрезвычайно уплотненная «подушка» воздуха перед теряющими прямолинейное направление своего полета экземплярами метеоритного дождя. Эта воздушная «подушка», на задней поверхности которой находится обусловивший ее экземпляр метеорита, является своего рода «наковальней», о которую ударяются воздушные массы, окружающие разреженное позади метеорита пространство; таким образом, каждый экземпляр дождя «в точке задержки» попадает как бы «между молотом и наковальней». При наличии соответствующей формы, истонченных мест или трещинок раскалывание здесь образца будет явлением вполне понятным.

Другая интересная особенность Первомайского метеорита состоит в том, что некоторые экземпляры этого космического тела являются резко двухцветными, так сказать, «бисоматическими»: на ряду со советлосерым хондритом в них имеется еще и черно-cepоe вещество. У экземпляров №№ 236 (3224 г), 237 (2670 г), 689 (1207 г), 245 (695 г), 263 (227 г) и 701 (85.91 г) эта «меланократовая» разность налегает на серое вещество более или менее толстым слоем (до 2.5 см); у №685 (248 г) серого, «лейкократового» вещества — только одна четверть всего образца, а №695 (145.74 г) целиком состоит из «мелаиократовой» разности этого метеорита. Таким образом, считать последнюю за элемент коры, т. е. за аномальные скопления этой последней, не представляется возможным, тем более, что это вещество является таким же мелкокристаллическим, однородным (без шестоватого строения) как и серое. Против этого же говорит еще и то обстоятельство, что поверхность («кора») «меланократовой» разности резко разнится от типичной матово-черной ровной коры, кроющей «лейкократовое» вещество метеорита: она — графитово-черная, блестящая и имеет тенденцию к образованию скорлуповатых (слегка выпукло-раковистых) контуров (табл. XV, фиг. 43). С другой стороны, если бы кора, вообще говоря, обладала способностью в условиях полета накопляться на поверхности метеорита в таких больших количествах, то это было бы отмечено кем-нибудь и в других случаях; между тем этого никогда не отмечалось, да, и отрицается режимом полета этих тел в воздухе (космические скорости!); наконец, те черные жилки, которые секут образцы этого метеорита во всех направлениях, проходят (индивидуально) и чрез «меланократовое» вещество, что исключает трактовку последнего как элемента коры.

Граница между обоими разноцветными веществами Первомайского метеорита на поверхностях изломов проходит (макроскопически) довольно резко (табл. XV, фиг. 44). Возможно, что более богатая железистыми минералами «меланократовая» разность более легкоплавка и подвижна, так как черная матовая кора, надвигаясь в местах контакта на блестящую, скользила по ней, разбиваясь на отдельные участки и даже сползая островками (довольно далеко от своего сплошного поля) на участки черного вещества.

Изучение взаимоотношений этих двух разностей метеорита может дать ответ на целый ряд весьма интересных вопросов, давно уже привлекающих к себе внимание исследователей.

С другой стороны, следует отметить, что получение всего этого из ряда вон выходящего материала возможно было лишь потому, что названное падение было тщательно изучено и подобраны почти все осколки этого роя; больше того, если бы автор ограничился сбором лишь наиболее крупных, экземпляров и игнорировал в дальнейшем мелочь, то мы не имели бы ни блестящего доказательства наличия здесь метеоритного дождя, ни открытия в некоторой его части «бисоматических» экземпляров.

Отсюда вывод: необходимо, как правило, установить, чтобы изучение места падения и сбор метеоритного материала производились как можно детальней и чтобы научным работникам давались для этого не дни и недели, а месяцы, так как никто не может быть уверен в том, что то или иное падение действительно является однотипным (по составу выпавшего материала) во всех своих частях и что найденная год-другой спустя разность этого же падения не будет истолковываться как случай падения нового, отличного от данного метеорита.

Поверхности только что описанных двух разностей Первомайского метеорита отличаются друг от друга еще и рельефом. В то время как темное вещество проявляет тенденцию к образованию округлых гладких контуров, до раковисто-выпуклых поверхностей (табл. XV, фиг. 43), светлое, покрытое черной матовой корой, дает либо ровные поверхности, либо поверхности, испещренные мелкими плоскими пьезоглиптами. Это — как правило, однако имеется несколько образцов (№№ 239, 300, 232 и др.), которые несут местами на своей поверхности глубокие извилистые пьезоглипты, иногда с почти отвесными стенками (табл. XIV, фиг. 40).

Выше уже указывалось на то, что характерной формой для представителей этого роя метеоритов является угловатость индивидуальных экземпляров. При этом следует отметить наличие у ряда образцов трехгранных и четырехгранных углов, т. е. тенденцию серого вещества метеорита колоться по плоскостям спайности кубической системы.

Точно так же, когда доктору К. А. Ненадкевичу был выделен для анализа экземпляр № 239, весом в 1558 г, (Данный экземпляр интересен также своей историей. Он был обнаружен в поле 28.XII. 1933 г. (через два дня после падения) охотником П. Н. Тюленевым и его товарищами; они приняли его выдающийся из-под снега матово-черный угол за мордочку хорька и выстрелили по нему дробью с дистанции в 15 шагов; убедившись в своей ошибке, они бросили его на месте находки во избежание насмешек. После безуспешных поисков в феврале 1934 г. автор лично нашел все же этот экземпляр в поле в конце снеготаяния; действительно, он нес на себе серые следы дробинок, а кроме того, кирпично-красную ржавчину (местами) на той поверхности (особенно в пьезоглиптах), на которой метеорит лежал на пашне) и он его раздробил надвое давлением в тисках, вторая половина этого образца и в дальнейшем кололась на правильные квадратные и кубические кусочки, обнаруживая тем самым свою ориентировку по плоскостям куба. Самое разделение образца № 239 надвое произошло параллельно имеющейся у него широкой ступенчатой ровной поверхности с входящим в нее двугранным углом, имеющим около 120°. Эта поверхность характеризуется более тонкой корой, а также наличием на ней почти параллельных между собой серых плоских пьезоглиптов, придающих ей слабо-ундуляционный вид. Этот характерный облик необработанной до типичной (для большинства образцов этого падения) наружности свидетельствует, по-видимому, в пользу той точки зрения, что эта поверхность является наиболее молодой, последней по времени, из числа образовавшихся в тот момент дробления, который непосредственно предшествовал «точке задержки». Но тогда последняя должна была бы находиться несколько ниже того потолка (атмосферных слоев), который для данного случая мог обусловить дробление этих тел, следующих еще по инерции прямолинейно с остатками космических скоростей. Возможно, что это был или тот потолок стратосферы, который характеризуется как зона температурной инверсии, или же — потолок тропосферы.

Как серое, так равно и темное вещество Первомайского метеорита рассекаются черными жилками — продуктом оплавления вещества самого метеорита, поскольку жилки, подобно коре, проявляют магнитные свойства, образование по крайней мере части из них необходимо отнести уже к кислородному слою стратосферы. Черные жилки, проходящие через серое вещество, прослеживаются местами (без перерыва) и на черном веществе и—наоборот; характерно, что жилки, связанные с черным веществом, дают в зальбанде (при разламывании метеорита по ним] особенно блестящие смоляно-черные поверхности, иногда с шестоватым строением (табл. XV, фиг. 44); в зависимости от направления вторгающихся по трещинкам масс сжатого раскаленного воздуха (во время полета) кора, образованная за счет находящегося на периферии черного вещества, также им прегнировалась по трещинкам и в толщу серого.

Детальное изучение всех особенностей и структурных элементов этого метеорита поставлено в порядок дня.

Из включений в этом метеорите следует отметить мелкие зерна никелистого железа; изредка проступающие также и сквозь кору; реже отмечен троилит; видны выпоты лаврвнсита; кроме того, местами на изломе явственно проступают хондры,; особенно хорошо они заметны, и при том в большом количестве, на отполированной поверхности образцов №№ 670 и 275, где некоторые хондры окаймлены зернами никелистого железа (табл. XVIII, фиг. 52).

Спектроскопический (дуговой) анализ, произведенный С. А. Боровиком, дал следующие результаты:

Fе — очень сильные линии, в большом количестве

Ga — сильные линии

Ni — сильные линии в большом количестве

Аl — линии средней яркости

Cr —линии средней яркости

Mg — линии средней яркости

Со —слабые линии

Сu—слабые линии

Тl — слабые линии?

Na — слабые линии

Mg — сильные линии

Si  —линии средней яркости

Ga — 0.01—0.001%.

Петрографическое описание этот метеорита сделал д-р Б. М. Куплетский. (См. его статью в настоящем выпуске «Метеоритики»).

Он отмечает структуру лейкократовой разности этого метеорита как порфирокластическую. В основное светлосерое равномерно-зернистое вещество метеорита, сложенное преимущественно зернами пироксена, вкраплены кристаллы энстатита, оливина (?), магнетита, пирротина («тройлита»), маскелинита, никелистого железа и, возможно, хромита.

Энстатит (с 15—20% FeSiO3) превалирует, его — до 88%. (По Б. М. Куплетскому, содержится (в об. %): пироксена (и оливина?—Л. К.) — 87,91,  маскелинита—5.94, рудных минералов — 6.15.)

«Меланократовая» разность, по Б. М. Куплетскому, имеет такое же кристаллическое катакластическое строение, как и «лейкократовая».

Структуру Первомайского метеорита Б. М. Куплетский считает лишенной признаков хондрового строения (между прочим, Б. М. Куплетский сам отмечает, что иногда призмы пироксена имеют радиальнолучистое строенне, и пироксен встречается в округлых зернах (черная разность). Это как раз характерно для энстатитовых хондр и их обломков, точно так же, как для основной массы хондритов характерна обломочная структура) и относит его к энстатитовым ахондритам — беститам (обритам).

Тем не менее вследствие наличия: 1) ясно различимых на целом ряде образцов этого .метеорита характерных хондр, разламывающихся вместе с основной массой, и обилия зерен железа, 2) полнокристаллической структуры под микроскопом, 3) характерной для хондритов черной матовой коры, 4) большого числа жилок и 5) огромного количества энстатита — автор относит лейкократовую разность этого метеорита к жилковатым кристаллическим энстатитовым хондритам (к хондритам относится и черная разность). Кроме того, даже до разрешения остальных минералого-петрографических и химических особенностей разностей этого своеобразного метеорита его можно уже квалифицировать еще и как серо-черный бисоматический» хондрит. (Термин автора)

25. Савченское (№ 779)

Метеорит упал 15/27 июля 1894 г. сейчас же по заходе солнца (27 июля солнце заходит около 20 ч. 19 м) (т.е. по-видимому, между 20 и 21 часом) в селе Савченском, б. Захарьевской волости Тираспольского уезда Херсонской губернии (Ныне Молдавская АССР) (47°13' с. ш. и 29°52' в. д.).

В нашей литературе описан Р. Л. Пренделем (41). Картина падения рисуется в таком виде. Было еще довольно светло, погода была сухая, хотя на небе и были облака. Болид был замечен свидетелями; они отметили сперва звуки, похожие на три выстрела, а затем—звук как бы падения чего-то в огороде крестьянина Ф. К. Сатанивского. (Прендель (41) справедливо делает отсюда вывод, что, следовательно, предмет этот падал со скоростью, меньшей скорости распространения звука, т. е. меньше 330—340 м в секунду). Радиус слышимости громовых ударов определяется примерно и 35 км. Камень был тут же извлечен из земли с глубины около .45 см. Он был совершенно холодным, имел размеры 13.2 х 10.0 х 9.9 см и весил 2565 г. С одной стороны он имел как бы свеже отбитую часть. Распадение на части индивидуальных экземпляров при полете ниже «точки задержки» было уже отмечено автором у Первомайского метеорита; три удара, конечно, не свидетельствуют о том, что имело место «три дробления»; но связь между этими двумя, казалось бы, разными по характеру явлениями все же мыслима. Действительно, если для окоренных индивидуальных экземпляров метеоритного дождя причину их образования мы объясняем себе резко нарастающим, практически мгновенным (при наличии космических скоростей) сопротивлением летящему толу при переходе через «воздушный потолок» из среды с меньшей плотностью в среду с большей плотностью, то для дробления экземпляров с неокоренными поверхностями разлома можно наметить и другое объяснение. Действительно, отсутствие коры говорит у них об образовании поверхностей раскола не выше «точки задержки», а ниже нее или в ней самой, т. е. в том месте, к которому мы приурочиваем: потерю метеоритным роем космических скоростей, исчезновение болида (огненного шара), образование темного кудрявого облачка, заканчивающего след, и возникновение громовых ударов. Эти удары мы объясняем замыканием имеющегося позади болида безвоздушного пространства, а своеобразный, почти металлический тембр наиболее сильного громового удара тем, что удар окрестных воздушных масс, замыкающих безвоздушную среду, приходится, между прочим, и о ту чрезвычайно уплотненную головную воздушную волну, на которой, практически, как бы «висят» окоренные уже к этому моменту обломки метеорита. Таким образом, эта весьма плотная головная волна представляет собой как бы «наковальню», о которую ударяется «молот» (замыкающие массы воздуха) и на которой в этот момент как бы «лежат» (или «висят») экземпляры метеоритного роя. В том случае, когда какой-либо из этих объектов имеет трещинки или такую форму, которая благоприятствует разлому (например, удлиненную, брусковидную, бисквитообразную и вообще истонченную в той или иной своей части), может произойти раскалывание, характеризующееся свежим видом поверхностей раскола, ибо высокотемпературным явлениям корообразования в этой обстановке («точке задержки») уже нет места.

На площади падения Савченского метеорита был обнаружен всего лишь один экземпляр. Нет никакого сомнения в том, что камней этих здесь выпало много; наличие трех громовых ударов говорит о том, что в рое осколков имелось по крайней мере три более или менее изолированных группы; летнее время года обусловило, однако, как это видно из обстановки находки единственного камня, некоторое заглубление их в почву; следовательно, прочих осколков на поверхности земли могло и не быть; равно они могли лежать в почве вне пределов досягаемости плуга; и, наконец, если они и были случайно задеты или выковырнуты плугом, то могли быть оставлены без внимании по незнакомству в то время местного населения с этими предметами. Таким образом, находка одного только камня ни в коем случае не является отрицанием метеоритного дождя — заурядного явления в метеоритике. Множественность этого падения предполагал в свое время и проф. Р. А. IIрендель, запрашивавший на этот счет тираспольского исправника. Только проф. IIрендель ошибочно полагал, что «явление многократных ударов сопровождается падением соответственного числа камней».

Метеорит Савченское через полицию поступил к херсонскому губернатору М. Веселкину и последним был передан Новороссийскому университету. Описан он был профессором этого же университета Р. А. IIренделем (45), который отметил следующие данные: уд. вес — 3.50 при 21°С; кора — черно-бурая, матовая; структура—хондровая, в изломе серого цвета; (Е. Л. Кринов цвет его спектрофотометрически определил как промежуточный (светлосерый)) хондры — деформированные. Из минералов им отмечены никелистое железо, троилит, оливин., магнетит и стекло, плагиоклаз— под вопросом. (Обилие троилита бросается в глаза; хондры в большинстве случаев разламываются вместе с основной массой, хотя бывают и исключения; об этом можно судить как по выдающимся шаровым сегментам хондр, так и по круглым углублениям от вывалившихся хондр. На основании этого метеорит предварительно можно отнести к промежуточным, возможно шариковым кристаллическим, хондритам)

По мировым коллекциям разошлись лишь небольшие осколки этого метеорита, главная же его масса оставалась в Одесском университете, из которого в 1936 г. перешла, в порядке обмена, в коллекцию Академии Наук СССР, с весом в 2174 г, т. е. в количестве 87% первоначального экземпляра (табл. XVI, фиг. 45).

26. Старое Песьяное (№№ 217, 218, 749—760)

Этот метеорит выпал в виде дождя мелких экземпляров в предрассветные сумерки, около б ч. 10 м. утра, по солнечному времени, 2.Х. 1933 г. в селе Старое Песьяное Лебяжског, ныне Варгашинского, района Уральcкой, ныне Челябинской, области РСФСР(55°30' с.ш. и 66°05' в. д.) (фиг. 4).

Фиг.4. Схематическая карта места падения метеорита Старое Песьяное. (в см. 10 км)

Падению предшествовало появление на ясном небе, в западном его участке, крупной «падающей звезды» (по другим— огненного тела или огненной полосы). Полет был направлен в общем с запада на восток и квалифицировался как весьма быстрый (2—3 секунды), почему многие наблюдатели и отметили не болид, а лишь «огненную полосу». Несмотря на апекальное положение площади падения, геоцентрическая скорость метеорита, хотя и весьма высокая, все же не могла быть максимальной в виду того, что падение было направлено почти с запада на восток. После исчезновения («потухания») болида на небе в течение свыше часа оставался сперва светлодымчатый, а затем серебристый след, начавший тотчас же по окончании огненных явлений змеевидно извиваться; этот «змей» произвел большое впечатление на местное население, тем более что площадь его видимости измерялась радиусом порядка 330 км. Громовые удары были слышны на меньшей площади, радиусом лишь в полсотни километров.

Метеорит выпал дождем, задев северную часть села Старое Песьяное и прилегающее к нему с запада усыхающее озеро Маньяс. На последнем падающие камни производили всплески воды. Несколько камней упало у околицы около колхозников и были ими тут же подобраны.

Место падения метеоритов в Старом Песьяном установила 16.X.1933г. и первый экземпляр этого метеорита, весом в 288.6 г, обнаружила инструктор Лебяжского РОНО Зоя Петровна Герасимова, командированная туда РОНО для выяснения этого случая. Этот образец находится сейчас в коллекции Академии Наук СССР (№ 217). Шаги к установлению места этого падения тотчас же после происшествия предпринимало и большой материал по обстоятельствам, его сопровождавшим, собрало Курганское районное бюро краеведения (ученый секретарь В. П. Ефимов); оно известило об этом случае и метеоритный отдел Ломоносовского института АН СССР. Ценный материал по полету болида собрало также и Челябинское общество изучения местного края. Ломоносовский институт Академии Наук СССР не имел в то время возможности осуществить сюда командировку сотрудника, а потому выделил нужные средства и поручил своему Уральскому филиалу обследовать этот случай. В последних числах октября 1933 г. это и было выполнено командированным из Свердловска в Курган научным сотрудником А. А. Логачевым; в его поездке участвовали и представители курганских краеведческих сил. Обследование подтвердило факт падения дождя каменных метеоритов у села Старое Песьяное; при этом от жителей был получен второй экземпляр этого метеорита, весом в 308 г (в 1934 г. он находился в Курганском бюро краеведения).

29 ноября 1933 г. Л. А. Кулик, проездом через Курган, собрал дополнительные сведения по обстановке полета и от ученика В. Н. Софронова из с. Старое Песьяное получил еще один осколок этого метеорита, лесом в 98 г. Переговоры на месте с Курганским бюро краеведения о передаче Академии Наук СССР имевшегося там образца, весом в 308 г, не дали никаких результатов.

Фиг. 5. Образцы метеорита Старое Песьяное, переданные Академии Наук CCCР председателем Старо-Песьяновского сельсовета С.И. Киселевым

В 1936 г. Л. А. Кулик, проездом из Сибири, посетил с. Старое Песьяное и собрал у населения 12 экземпляров (цельных и осколков) этого метеорита, весом в 2.7 кг; сбор производился при большом участии ребят; два экземпляра были найдены ими, под руководством и при участии Л. А. Кулика, между избами. Наибольший экземпляр этого сбора (он же — и наибольший пока во всем падении) весит 904.9 г (табл. XVI, фиг. 46). Там же были получены сведения о передаче колхозниками в Курганское бюро краеведения еще трех экземпляров этого метеорита.

Таким образом, установленный вес этого падения равен 3392..9 г (без находящихся в Кургане поступлении, сведений о весе которых получить от Курганского бюро краеведения до сих пор, к сожалению, не удалось, несмотря на ряд принятых мер). Что же касается количества, то, в виду крохкости теряющих свою кору образцов, установить их индивидуальность иногда весьма затруднительно; во всяком случае отдельных индивидуальных экземпляров уже сейчас насчитывается больше десятка (табл. XV1, фиг. 47).

Наружный вид метеорита Старое Песьяное весьма незауряден: он резко отличается от всех остальных метеоритов, собранных в коллекции Академии Наук СССР. Прежде всего он не имеет типичной черной или бурой коры: он покрыт прозрачной или полупрозрачной (до грязно-серого и лишь местами— до черноватого) стекловатой пленкой, сквозь которую просвечивает внутренняя порфировидная структура этого тела (табл. XV, фиг. 48). Отдельные структурные неделимые, особенно призматические у сероватых пироксенов, достигают очень крупных размеров—2 см и более. Пироксен, по определению д-ра Б. М. Куплетского (см. его статью в настоящем сборнике «Метеоритики»), почти чистый энстатит. Оливин макроскопически не отмечается. Параллелепипедальные белоснежные отдельности полевого шпата достигают 3—4 мм. Зерна никелистого железа простым глазом отмечаются очень редко; но зато хорошо видны черные, произвольных контуров, включения магнетита, обычно окруженные ржавчиной и сильно магнитные. Попадаются иногда и черные немагнитные очень мелкие зерна, по-видимому, хромита. Несомненны и изредка встречающиеся красные шарики выпотов лавренсита с окружающими их продуктами их дальнейшего превращения. Исключительна непрочность метеорита Старое Песьяное: уже при слабом механическом воздействии на него (прикосновение руками и пр.) он крошится и рассыпается в песок; при этом обособляются не только неделимые, но разрушаются по спайности и самые зерна компонентов, особенно пироксенов. В этом отношении этот метеорит сближается с описанным Лякруа метеоритом Татауин, кстати сказать, тоже почти нацело состоящий из энстатита. Практическое отсутствие богатых железом пироксенов и обусловило, по-видимому, в метеорите Старое Песьяное образование не черной, а полупрозрачной стекловатой коры. При рассматривании последней в лупу прежде всего бросается в глаза ее тенденция разбиваться трещинами на полигональные отдельности («такыровидная поверхность»); точечных пор от выхода газов («кратерки» П. Н. Чирвинского) в коре немного; пьезоглипты довольно плоски и развиты нормально. Иногда на поверхности коры попадаются смоляно-черные блестящие пятна и выступают очаги бурой ржавчины, к которой приурочена магнитность коры; вне этих пятен или зерен магнетита кора не магнитна.

Петрографическое исследование Старо-Песьяновского метеорита произведено в Петрографическом институте Академии Наук СССР под руководством д-ра Б. М. Куплетского. (Его статья об этом—в настоящем сборнике «Метеоритики». Между прочим, Б. М. Куплетский  нашел в этом метеорите зерно кварца, к сожалению, утерянное им. Небезынтересно в этом отношении мнение покойного акад. Ф. Ю. Левинсон-Лессинга, который сообщил нам следующее: «Статьи Б. М. Куплетского и Островского представляют хороший вклад в изучение наших метеоритов. Я сделал бы двa замечания: 1) Важный факт нахождении кварца в метеорите следовало бы оговорить возможными сомнениями, особенно принимая во внимание, что было обнаружено только одно зерно; 2) быть может, следовало бы проверить определение пирротина») Но еще до окончания этого исследования уже по одному его наружному виду и отсутствию хондр можно было сказать, что он относится к полнокристаллическим ахондритам и является весьма интересным представителем этой редкой группы каменных метеоритов.

27. Сунгач (№ 713)

Этот каменный метеорит упал в сопровождении огненных явлений и громоподобных звуков в 7 ч. 30 м. вечера 10.IV.1935 г. на Дальнем Востоке, в 800 м к северо-востоку от разъезда Сунгач (на 274-м километре от Владивостока по Уссурийской ж. д.) и в 50 м от полотна железной дороги в Хабаровской области Дальне-Восточного края РСФСР. (Ныне Уссурийской области Приморского края (44°52' с ш.  и 133°10' в. д.).

Направление полета, судя по звукам, было, по видимому, с северо-востока на юго-запад.

Падение было замечено шедшими на пост пограничниками. Метеорит, весом в 635 г, был тут же извлечен ими из земли «еще теплым».

Без повреждений его руками человека он был передан Хабаровскому государственному краевому музею; последний же 4.VI.1935 г. отправил его в Академию Наук СССР в Москву.

По своим очертаниям этот метеорит является характерным обломочным экземпляром типа Пултуск и других (табл. XVII, фиг. 49). О его тенденции раскалываться свидетельствует и относительно ровная поверхность раскола, секущая его почти пополам по длинной оси и, по-видимому, параллельная направлению полета метеорита. Она покрыта продуктами оплавления и является типичной «панцирной поверхностью», или «зальбандом жилки», т. е. элементом трещины, заполненной, под давлением раскаленных газов, продуктами оплавления ее стенок.

Кора метеорита—матовая, черная, со слабо-буроватым оттенком; на одном крае «панцирной поверхности» она имеет определенно пластический характер, что свидетельствует о расколе в воздухе близ точки задержки, а не при ударе о землю; это обстоятельство подтверждается и тем, что отколовшийся кусок ни в яме, ни около нее найден не был; такое отторжение в воздухе мелких (до 0.5 х 0.5 мм) участков коры, преимущественно на ребрах, можно наблюдать также еще в 3—4 местах поверхности этого метеорита.

Поверхность раскола метеорита обнаруживает серый цвет внутренней массы, ее явно хондровое сложение, наличие черных жилок, зерен никелистого железа и изредка выпотов лавренсита. Все это дает основание отнести этот метеорит к серым жилковатым хондритам; его цвет может быть установлен спсктрофотометрически позже, когда при подготовке к анализу будет сделано свежее обнажение внутренних частей.

28. Хмелевка (№ 789)

Этот метеорит упал у деревни Хмелевки в Седельниковском paйoнe Тарского округа Омской области РСФСР (координаты Хмелевки, по Драверту; 56°45' с. ш. и 75°20' в. д.) около 5 ч. 25 м. утра 1.III 1929 г. после пролета по небу болида. Размеры болида, по словам наблюдателей, превосходили солнце; он осветил, как днем, окрестности; по пути он рассыпал красные искры и оставлял за собою след; местами наблюдатели ощущали на своем лице его лучистую теплоту; длительность его полета оценивается в 14— 5 секунд. Явление это сопровождалось сильным громовым ударом, перешедшим в грохот; звуки были слышны даже в Омске; в Тарском округе звенели стекла, дрожали стены, колебались печные трубы, распахивались двери, дрожала земля; животных и людей охватила паника.

В июне—июле 1929 г. проф. П. Л. Драверт обследовал обстановку этого падения и описал ее в своей статье: «К истории Тарского болида 1.III 1929» (Омск, 1930 г.). Из нее можно видеть, что площадь падения этого метеорита должна была лежать к северо-востоку от г. Taры, возможно, в Седельниковском районе.

После упорных поисков в течение последующих 7 лет II. Л. Драверту в октябре 1936 г. удалось, наконец, разыскать вышеуказанной местности один экземпляр этого метеорита, весом в 6150 г; он был найден близ д. Хмелевки в Седельниковском районе Тарского округа. Метеорит, по-видимому, пробил снег и задержался на поверхности болотистого луга; здесь он был обнаружен 4.VII.1929 г. во время сенокошения; кроме того, по некоторым сведениям косцами там же было найдено еще несколько экземпляров этого метеорита, затем утерянных.

27.I.1937 г. разысканный П. Л. Дравертом экземпляр этого метеорита Комиссия по метеоритам при Омском областном оргбюро краеведения препроводила (с весом в 6109 г) в Академию Наук СССР; разница в весе 01 г) была обусловлена, по-видимому, передачей Омским областным оргбюро краеведения осколка этого метеорита проф. П. Н. Чирвинскому.

Хмелевка представляет coбой типичный обломочный экземпляр с намечающимися плоскостями раскола, придающими ему в общем параллелепипедальную форму размером 22.0 х 15.3 х 9.5 см (табл. XVII, фиг. 50).

Указания на находку еще и других обломков свидетельствуют о множественном выпадении здесь экземпляров этого метеорита.

Почти на всех поверхностях Хмелевки имеются типичные пьезоглипты. Кора — черно-бурая, заметно оксидированная, указывающая на то, что пребывание на болoтистом лугу в течение 4.5 месяцев и последующее многолетнее нахождение и неподходящей для него обстановке в деревне не прошли для него бесследно. Еще больше подчеркивает это кирпично-красная поверхность раскола (16.3 х 9.5 см по узкой продольной поверхности); пластические участки края коры, оконтуривающие эту поверхность раскола, говорят о том, что последний имел место в тот момент, когда кора была еще достаточно мягкой, т. е. в воздухе; действительно, на целом ряде мест поверхности этого метеорита, особенно же на ребрах, мы можем отметить различной величины участки слущившейся коры с пластическими краями. Это слущивание происходит, по-видимому, в результате неравномерного поверхностного натяжения при быстром остывании пластической корочки под действием низких наружных (воздуха) и внутренних (метеорита) температур. Это вполне соответствует и нашему представлению о низкой температуре внутренних частей этого метеорита, как ночного, и во всяком случае, судя по направлению его полета, летевшего в конусе земной тени.

Из прочих характерных особенностей коры этого образца следует отметить обилие красно-бурых пятен — продуктов разложения выпотов лавренсита.

Зерна никелистого железа лишь изредка проступают здесь сквозь кору.

Свежий излом в лаборатории показал, что процесс окисления прошел уже на значительную глубину внутрь пепельно-серых вначале центральных частей этого образца. Наличие хондр, разламывающихся вместе с основной массой, говорит за принадлежность Хмелевки к серым, возможно, кристаллическим хондритам.

Описание этого метеорита дал П. Л. Драверт. (См. его статью в настоящем выпуске «Метеоритики»).

Объемный анализ Хмелевки выполнил к 28. XI. 1937 г. проф. П. Н. Чирвинский, любезно предоставивший в распоряжение КМЕТ следующие результаты произведенных им измерений при увеличении в 35 раз. (Полная статья об этом П. Н. Чирвинского печатается в следующем выпуске «Метеоритики».—Ред).

Таблица 6

Шлиф №1

Шлиф №2

Шлиф №3

Шлиф №5

Средние

Силикаты

92.84

91.65

89.24

91.58

91.33

Никелистое железо

2.75

2.26

2.42.

2.10

2.38

Пирротин (FeS)

3.06

5.57

7.90

5.85

5.82

Хромит

0.45

0.52

0.44

0.24

0.41

Меррилит

-

-

-

0.23

0.06

Суммы

100.00

100.00

100.00

100.00

100.0

Из них № 4 удался плохо и измерен не был.

29. Юртук (№ 727)

Выпал дождем около 3 ч. утра 2.IV.1936 г. на колхозных землях села Юртук Любимовского сельсовета Михайловского района Днепропетровской области УССР (Ныне Запорожской области (47°19' с. ш. и 35°22' в. д.) (фиг. 6).

Явление наблюдалось ночными сторожами смежных колхозов Т. И. Шульгой и Ф. II. Лысяком. Ими отмечаются яркое освещение, полет по небу с «юга на север» неправильно округлого огненного тела, более крупного, чем луна, глухой короткий тройной «взрыв» («как залп орудия») с грохотом, удалявшийся к северо-востоку, а также «визг» как бы от осколка снаряда. В то же утро колхозник с. Юртук М. Н. Немченко обнаружил на черепичной крыше своего дома дыру (фиг. 7) и под ней нашел на чердаке черный камень, свободно лежащий на вымазанном глиной полу. М. Н. Немченко определил вес этого камня до 2 кг.

1 апреля метеорит этот поступил в редакцию районной газеты и последней был передан Днепропетровской метеорологической станции. В начале второй декады апреля местные газеты отметили вес этого камня в 600 г; 18 апреля корреспондент КМЕТ А. З. Супонин сообщил об этом случае Академии Наук СССР.

Фиг.6. Схематическая карта окрестностей падения метеорита Юртук (в см 1250 м).

В то же время Геолого-минералогический музей Днепропетровского горного института комапдировал на место падения студента Кляровского, который доставил из Юртука еще один экземпляр этого метеорита весом в 515 г. Одновременно и от Днепропетровской станции Горным институтом была получена главная масса, но уже с весом в 509 г. В середине мая она была выслана в Академию Наук СССР.

Позже в Академию наук СССР от Ф.И.Лысяка поступило еще 27 кусочков метеорита Юртук, весящих 552 г и происходящих по крайней мере от двух индивидуальных экземпляров этого дождя.

1.I.1937 г. Л.А.Кулик посетил место этого падения и привез из Юртука два индивидуальных образца того же метеорита, весом в 341.2 и 60.2 г. (см. на табл. XVIII, фиг.51 два левых; крайний правый пробил, как указывалось, крышу).

Поступившие в Академию Наук СССР образцы этого падения бросаются в глаза своей обломочной формой, что, в связи с обстановкой падения (крупный болид, пологий угол падения, три громовых удара), говорит о множественности осколков и значительном их рассеянии по площади падения; да и по словам жителей Юртука осколки этого метеорита все еще обнаруживаются на огородах и за околицей. Что же касается «живой силы» отдельных экземпляров, то она была ничтожной: испытание остатков пробитой этим метеоритом черепицы показало ее большую хрупкость; гладкий же, вымазанный глиной пол чердака совершенно не был поврежден.

Фиг.7. Дом колхозника М.Н.Немченко в селе Юртук, черепичную крышу которого пробил метеорит.

Второй характерной особенностью этого метеорита является его смоляно-черная блестящая кора, обычная у таких ахондритов, как эвкриты, шерготиты и др.

Третьей особоенностью метеорита Юртук является его порфировидная структура с крупными (иногда свыше 1 см) включениями компонентов, среди которых главная роль принадлежит оливину и пироксену.

Метеорит Юртук анализирован и описан проф. Днепропетровского горного института Л. Л. Ивановым (40). Более полная работа его — во втором сборнике «Метеоритики». Он предположительно отнес его к амфотеритам или же—к эвкритам и отметил полное отсутствие в нем никелистого железа и наличие плагиоклаза-битовнита, оливина-форстерита, пироксена, клинобронзита, троилита, хромита, магнетита, маскелинита и стекла;  уд. в. — 3.299.

В настоящее время Академия Наук СССР располагает 32 кусками этого метеорита весом от 1.4 до 508.9 г, а всего— 1472.3 г.

ЛИТЕРАТУРА

1. G. Т. Prior. Catalogue of Meteorites. London. 1923 and Appendix to the Catalogue, of Meteorites. 1927.
2. P. N. Tsсhirwinsky. Centralblatt Min. 1923, S. 549.
3. П. H. Чирвинский. Эвкрит 8/9 февраля 1929 г. из Падварнинкай в Литве. Зап. В. мин. о-ва 1935, LXIV, 328—346.
4. Prof. K. Slezovicius, prof. M. Kavtckis, doc. B. Kоdatis. Meteoritas, kriles Lietuvoje 1929 metu, vasario min. 9 diena. Atspausdinta is Matemat. Gamtos Fakulteto Darbu V tomo. Kaunas. 1930. V. D. m.
5. R. Brauns. Einige Bemerkungen zu dem in Litauen niederfallenden Meteoriten. Centralblatt fur Mineralogie, Geologie und Palaeontologie. 1930, № 10, SS. 401—407.
6. R. Brauns. Die chemische Zusammensetzung und der Mineralbestand der Eukrite. Zentralblatt fur Mineralogie, Geologie und Palaeontologie. Abt. A, 1934. SS. 18—23.
7. Prendel. Description du Meteorite de Vavilovka. Mem. de la Soc. nation. des Sci. nat. de Cherbourg. XXI. 1877.
8. Л. А. Кулик. Кашинский метеорит 27 (14) февраля 1918 г. Изв. АН, 1918, стр. 1089.
9. Л. А. Кулик. Метеорит 27 (14) февраля 1918 г. (близ г. Кашина). «Мироведение». 1918, № 3 (33), стр. 140.
10. Dаubreе. Meteorite tombee a Grossliebenthal. pres d'Odessa, le 7/19 novembre 1881. Comptes Rendus. 1884, t. 98. p. 323—324.
11. П. Г. Меликов и X. Швальбе. Химическое исследование Гросслибентальского метеорита. Журнал Русск. физ.-хим. об-ва, 1893, XXV, в. 2, стр. 90.
12. Melikoff und Schwalbe. Chemische Untersuchung des Meteoriten von Grossliebenthal. Berichte der deutschen chemischen Gesellschaft. Jahrgang XXVI, II. 2, SS. 234—241.
13. P. Прендель. Петрографическое исследование метеорита Гросслибенталь. Зап. Новоросс. об-ва естествоисп., Одесса, 1893. VIII. в. 1.
14. Е. D. Кislakоwsку. Ueber den Meteoriten von Turgaisk. Изв. Московского Об-ва Естествоисп. 1890, 4, № 2. § 187—189.
15. Е. A. Wulfing. Die Meteoriten in Sammlungen und ihre Literatur. Tubingen. 1897.
16. А. Э. Купффeр. Минералогическая коллекция Горного института. СПб., 1911.
17. Р. Прендель. Заметка о метеорите Цмень. Вестник естествознания, 1892, № 9. (1893), стр. 323—326.
18. П. Г. Меликов. Исследование метеорита, упавшего близ местечка Цмеш. Журнал Русск. физ.-хим. о-ва, 1896, 28, в.3, стр. 299.
19. P. Прендель. Обзор pyccкой литературы по метеоритоведению за 1806 год. Ежегодник по геол. и минералогии Рoccии, II, в. 8. стр. 108.
20. Р. Прендель. Русская геологическая библиотека за 1892 год. СПб., 1893. стр. 125.
21. P. Tschirwinskу. Bericht uber einige wenig bekannte Meteorite sowie Meteoritenfalle in Russland. Centralblatt fur Min. Geol. u. Palaeontol. Jahrgang 1923.
22. II. Л. Драверт. О находке каменного метеорита Ерофеевка (см. статью его в этом томе «Метеоритики»).
23. P. Dravert. A new Meteorite of the USSR, Journ. of the Roy. Astr. Society of Canada. Vol. XXXI. № 8, 1937, oct.
24. Tschermak. Der Meteorit von Grosnaja. M. P. M.,.Bd. I, SS. 153—164.
25. Ю. Симашко. Метеорит Мигеи 6/18 июня 1889 г. История падении и предварительные исследования. СПб., 1890.
26. Меuniег. Analyse de la meteorite de Mighei (Russie). С. R. Bd. 109, p. 976—978.
27. Archive des decouvertes. Paris. 1826, p. 186.
28. Eiсhwald. Ein Verzeichnis von Meteorsteinfallen in Russland. Archiv fur wissenschaftliche Kunde von Russland. Herausgegeben von A. Erman, 1847, Bd. V, S. 176.
29. W. von Haidinger, Sitzungsber. Akad. Wiss. Wien, Math.-naturwiss. Kl. 1863, Bd. 46, Abt. 2, SS. 307—310.
30. R. P. Greg. Phil. Mag. 1862, vol. 24, p. 538.
31. О. Вuсhner. Die Meteoriten in Sammlungen u. s. w. Leipzig, 1863, S. 35.
32. E. P. Hаrris. The Chemical Constitution and chronolog. Arrangement of Meteorites, 1859, p. 79.
33. Ю. И. Симашко. Каталог коллекции метеоритов. СПб., 1891 (?), стр. 243.
34. Проф. М. Д. Сидоренко. Автобиография. Рукопись, хранящаяся в Одесском Университете.
35. Зап. СПб. минер. об-ва, сер. II, ч. 18, 1883, стр. 273, 281, 285.
36. Ф. Чернышев. Несколько слов о метеорите, выпавшем 21 июля 1882 г. в Саратовской губернии. Записки СПб. минер, об-ва, сер. II, ч. 18, 1883, стр. 205.
37. Ю. Симашко. Каталог коллекции метеоритов. СПб., стр. 260.
38. М. Е. Wadsworth. Litological Studies. Cambridge, 1884.
39. А. Э. Купффер. Минералогическая коллекция Горного ин-та СПб., 1911.
40. Л. Л. Иванов. Химико-микроскопическое исследование метеорита из с. Юртук Днепропетровской обл., падения 2/IV 1936. ДАН СССР, 1937, XVII, № 7.
41. Проф. Р. А. Прендель. Заметка о Савчинском метеорите. Зап. Новоросс. о-ва естествоисп., Одесса, 1895, XX, в. 1, стр. 49.
42. А. А. Иностранцев. О метеорите, найденном в Таврической губернии. Горн. журн. I, 1878, СПб., стр. 418—419.
43. М. Нiriakоff. Undersokning af en meteorit, funnen i narheten af Berdjansk. Geol. Foren. Stockholm Forhand. 1878 och 1879, Bd. IV, № 3 (45), p. 72-73.
44. Laugier. Vorlaufige Nachricht von der chemischen Analyse zweier in Polen gefundenen Aerolithen und zweier Meteoreisen (mit Bemerkungen von Gilbert). Ann. der Phys. von Gilbert, L. W., 1823, Bd. 75, S. 264.
45. S. Jundzill. О zelazie meteorycznem, spadlem w dobrach Hrabi Rokickiego etc. Dziennik Wilefiski. 1821, t. III, №4, Wrzesien-Grudzien. Historya naturalna, pp. 486—489.
46. E. F. F. Сhladni. Beitrage zur Kenntniss mancher gediegen-Eisen Massen. Funfte Fortsetzung etc. Ann. d. Phys. 1819, Bd. 63, S. 32.
47. Laugier. Memoire sur 1'analyse des pierres et des fers meteoriques trouves en Palogne. Mem. d. Mus. d'Hist. Nat. Paris. 1824, t. II, p. 89.
48. J. Sniadeскi. О zelazie meteorycznem Rzeczyckiem. Dziennik Wilefiski. 1822, t. 1. Stvczen-Kwiecien, pp. 481—506.
49. F. Drzewinski. О kameniach meteorycznych i przyczvnach mogacych je tworzyc. Dziennik Wilenski. 1825, t. III, Wrzesien, Pazdziernik, Listopad i Grundzien, p. 47.
50. Laugier. Analyse de deux meteorites. Bull. d. Sci. par la Soc. Philomatique de Paris. 1823, p. 86.
51. П. И. Грищинский. Еж. по М. и Г. Р., XIII, в. 3—4, 1911, стр. 73.
52. E. В. Оппоков. Еж. по М. и Г. Р., X, 1908—1909, стр. 163—164.
53. Л. А. Кулик. Четвертый Брагинский метеорит. Докл. РАН. 1924, стр. 85—88.
54. Н. Ф. Денисюк. Комаринские метеориты. Изд. АН БССР. Институт геологии. Минск, 1938.
55. P. L. Dravert A New Iron Meteorite from Kazakhstan USSR. The Journal of the Astr. Soc. of Canada. 1933, v. XXXIII, № 2 (28), p. 51.
56. Труды Императорского С.-Петербургского об-ва естествоисп., XXXIII, в. 1. Протоколы заседаний № 8. Декабрь 1902, стр. 306—307.
57. П. Л. Драверт. О метеорите Хорма. Бюлл. Центральной комиссии по метеорам, кометам и астероидам, № 3, март 1939, стр. 1.
58. Л. А. Кули к. К вопросу о самородном железе. Журнал геофизики, 1937, VII, в. 2—3, стр. 151—163.
59. Л. С. Селиванов. О падении каменного метеорита Каинсаз. ДАН СССР 1938, 20, № 4, стр. 263—264.
60. Д. П. Малюга. О падении каменного метеорита Каптал-Арык. ДАН СССР, 1938, 20, № 4.
61. Е. Л. Кринов. О падении каменного метеорита Лаврентьевка. ДАН СССР 1938, 20, № 4.
62. Е. Л. Кринов. О падении каменного метеорита Павлодар. ДАН СССР, 1938, 20, № 7—8.
63. Е. Л. Кринов. О падении каменного метеорита Жовтневый. АН СССР, 1939, 22, № 7.
64. Е. Л. Кринов. Новые находки метеорита Жовтневого. ДАН СССР, 1939, 24, № 3.
65. Paul Ракtsch. Die Meteoriten u s. w. Wien, 1843, S. 87.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт