Главная Архивные документы
Исследования
КСЭ Лирика
Вернуться
Кулик Л. А. Метеориты в порядке дня
Кулик Л.А. К 25-летию Тунгусского метеорита.
Кулик Л.А. Сообщения о болидах и метеоритах в 1932 г.
Кулик Л.А. Предварительные итоги метеоритных экспедиций 1921-1931 гг.
Кулик Л.А. Инструкция для наблюдения молнии.
Лесник. Вестник далеких миров (фото Кулика)
Каталог
Кулик Л.А. Сообщения о болидах и метеоритах в 1932 г. – Мироведение, 1933, №2, с.67-71
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Исследования » Библиография » 1930-39 » 1933 » Кулик Л.А. Сообщения о болидах и метеоритах в 1932 г.

От редакции: Метеоритный отдел Минералогического музея Академии, наук является всесоюзным центром, где собираются сведения о падениях метеоритов на территории Советского союза и где сосредоточены подлинные экземпляры тех метеоритов, которые посчастливилось отыскать после падения. Имя руководителя отдела Л. Л. Кулика хорошо известно широким кругам после его труднейших экспедиций в сибирскую тайгу, связанных с падением Тунгусского метеорита 30 июля 1908 г.

Работа отдела по собиранию и изучению материала по метеоритам имеет большое значение для разработки важнейших проблем космической и земной физики. Эта работа по самому своему существу не может быть плодотворна без широко развернутого участия в ней трудящихся масс Советского союза. Надо, чтобы, как можно больше людей знало о существовании и задачах метеоритного отдела при Академии наук и доставляло ему все хотя бы самые элементарные сведения об имеющих место случаях падения болидов и метеоритов. Тогда научная ценность материала, который даже в случае одиночных сообщений позволяет делать автору печатаемого сообщения ряд интересных заключений, возрастет во много раз.

С другой стороны, мы обращаем внимание читателей на то, что вокруг случаев падения «камней» или «огненных шаров с неба» обычно возникает ряд слухов, основанных на суеверии и невежестве населения и используемых классовым врагом в своих целях. Необходимо самым энергичным образом использовать все имеющиеся местные силы для материалистического объяснения явления, для борьбы с религиозными суевериями и слухами, распространяемыми поповско-сектантскими и кулацкими агитаторами.

Печатаемые сообщения с пояснениями Л. А. Кулика наглядным образом доказывают необходимость как массовой организации наблюдении случаев падения метеоритов и болидов, так и проведения в связи с ними агитационно-популяризаторских кампаний среди населения.

1. Два болида, 20 июня 1932 г.

Эти болиды вероятно относятся к потоку понс-виннекидов. Первое из этих интересных сообщений принадлежит О. К. Сухочевой, которая пишет:

„Прочитав в газете „Известия" за 10 сентября 1932 г. заметку „Метеорит в Забайкалье", в которой описывается его падение и выражена просьба ко всем очевидцам сообщить свои наблюдения, я откликаюсь на эту заметку и расскажу хотя немного о том явлении, которое мне пришлось наблюдать 29 июня 1932 г. в 10 час. вечера в г. Фатеже ЦЧО.

В этот вечер, памятный для меня, я сидела около своего дома. Вечер был теплый, тихий, но темный; луны не было совсем видно на небе. Разговаривая с окружающими меня лицами, я машинально посмотрела на северо-восточную сторону неба. Небо было темное, но усеянное звездами. Через некоторое время перед моими глазами открылась потрясающая картина (от неожиданности я даже довольно громко вскрикнула). Это северо-восточная часть неба осветилась ослепляющим светом. Такое явление продолжалось несколько секунд, и вслед за этим появился огромный голубой шар, который находился в воздухе, по моему наблюдению, минуты 2—3. И этот шар исчез, унося за собой огненный хвост по наклонному направлению на северо-восточной стороне неба. После исчезновения шара голубой свет продолжался недолго, всего лишь несколько секунд, и опять стало темно, как и прежде, до появления этого шара. Происшедшее явление голубого шара и его быстрое исчезновение произвели на меня сильное впечатление, и эта картина хорошо сохранилась в памяти. Этот случай наблюдался мною в первый раз в жизни и заинтересовал меня. Я спрашивала у многих лиц об этом факте, но ни у кого не могла получить исчерпывающего ответа до тех пор, пока не прочитала заметки, опубликованной Вами в газете «Известия»", но в ней слишком в сжатой форме описывается происшедшее"…

Конечно, «2—3 минуты» этот болид в воздухе не летел; здесь — очевидное преувеличение, обусловленное и растерянностью наблюдательницы и отсутствием точного учета времени в момент наблюдения; да и сама она в дальнейшем изложении говорит о быстром исчезновении болида.

Наблюдение это является весьма интересным.

Прежде всего здесь четко отмечено то обстоятельство, что до появления болида небо осветилось «ослепляющим голубым светом», самый же «огромный голубой шар» появился лишь через несколько секунд. Мы знаем: 1) что болид представляет собой облако раскаленных газов, окружавших летящее небольшое тело метеорита; 2) что размеры метеорита определяются обычно сантиметрами, в лучшем случае — немногими метрами, размеры же болида — сотнями и тысячами метров; 3) что явление свечения является результатом превращения (в силу тормозящего действия воздуха) космической энергии движения метеорита в излучение и, наконец, 4) что наибольшая скорость имеет место в начальные стадии полета. Отсюда можно ожидать, что максимальная сила света (яркость) будет иметь место в самом начале полета. По показанию наблюдательницы небо осветилось в начале явления «ослепляющим» голубым светом».

Эта начальная кратковременная стадия полета метеорита в воздухе обычно не отмечается наблюдателями, которых она-то и заставляет поднять головы кверху или обернуться в надлежащую сторону в поисках источника этого „ослепительного" света. Вероятно, ее кратковременность обусловливает то обстоятельство, что поймавший своими глазами источник света наблюдатель видит уже огненный шар, болид, которому и приписывает «задним моментом» также и начальную стадию свечения.

Из дальнейшего описания т. Сухочевой не явствует, что именно сталось с болидом. Но можно думать, что он скрылся за горизонтом. Об этом говорит нам наблюдение, что болид опускался „по наклонному направлению". В пользу исчезновения болида за горизонтом говорит еще и голубой свет, продолжавшийся после „исчезновения" шара, а также отсутствие звуков, указывающее на отдаленность явления. Следует подчеркнуть то обстоятельство, что наблюдательница не указывает на пожелтение или покраснение цвета болида, что имеет обычно место близ точки задержки метеорита в воздухе: и болид и свет после его «исчезновения» остаются. по словам Сухочевой, голубыми. Впрочем, изменение цвета болида в сторону красного цвета могло иметь место и за горизонтом и ускользнуть от внимания наблюдательницы. Фатежский болид 29 июня, как и Забайкальский (28 июня) 1932 года интересны своим совпадением, подобно Тунгусскому 30 июля 1908 г., с эпохой понс-виннекидов, а потому весьма желателен дальнейший сбор данных о них, особенно с мест, лежащих по направлению их полета.

Г. В. Тетеркин тоже сообщает о болиде 29 июня 1932 г., не совпадающем с только что описанным; это явление он излагает следующим образом:

«29 июня сего года я вышел со станции Люболянды (Лужской ж. д., в 27 км от Новгорода). Было 12 ч. 30 м. Я прошел три с половиной — четыре версты. Значит, времени было 1 ч. 15—20 м. Ночь была белая, звезд не было. Вдруг справа от меня, по направлению, как это мне казалось, с северо-запада на юго-восток (точной ориентировки дать не могу, так как был в чужой местности), появился белый шар огня, который медленно пересекал горизонт. Я проследил, пока он не скрылся в воздушной дали. Шар летел не так высоко и не быстро, оставляя за собою белую полосу, более яркую в своей нижней части. Это обратило мое внимание вот почему, — ночь была белая и звезд не было; кроме того, полет этой звезды-шара не скользил, как падающие звезды, по небосклону, а медленно пересекал горизонт и невысоко от земли»

В этом описании немного неясно, как нужно понимать выражение автора: «медленно пересекал горизонт» (значит — скрылся под горизонтом), в сопоставлении с его указанием на то, что «болид скрылся в воздушной дали» (т. е. выходит – под горизонт не ушел), и как понимать фразу: «медленно пересекал горизонт и невысоко от земли». От этих неясных указаний создается лишь впечатление, что путь болида был, по-видимому, наклонным к горизонту; в таком случае „нижнюю, более яркую часть" (в остальном белого следа) нужно будет считать ближайшей к болиду.

Время, направление и остальная обстановка полета болидов, наблюдавшихся в Фатеже и Люболядах, настолько не совпадают между собой, что эти падения не могут бить отнесены к одному и тому же случаю.

Вместе с забайкальским падением 28 июля 1932 г. мы будем иметь в текущем году уже три случая, приходящихся на эпоху понс-виннекидов. С известной долей уверенности можно полагать, что в эти дни мы прошли через относительно густой поток довольно крупных частей этой кометы.

2. Падение метеорита 21 августа 1932 г. в Белебеевском кантоне Башреспублики

Академией наук СССР от корреспондента метеоритного отдела Минералогического института С. Е. Познякова было получено следующее сообщение:

«21 августа около 20 час. по московскому времени с юга на север пролетел редко наблюдаемой величины болид. Несмотря на хороший свет луны метеор своим блеском, так сказать, заглушил ее. В воздухе он разорвался и, вероятно, сгорел. Звук взрыва слышен был в радиусе примерно километров на 80 (наводил справки). Свет был голубой. Взорвался от г. Белебея километрах в 60—75 к северо востоку».

Это сообщение рисует нам типичнейшую картину падения небольшого метеорита с поражающими своей интенсивностью световыми явлениями, громовым ударом и безусловным выпадением на землю чаще всего каменной массы, покрытой снаружи тонкой черной корочкой оплавления.

В отношении некоторых деталей описания, сделанного С. Е, Позняковым, необходимо сделать кое-какие замечания.

Слово «разорвался» необходимо понимать не в смысле „взорвался", а в смысле „разделился" или „разбился", так как метеориты не „взрываются", а лишь разбиваются о воздушные слои или же разламываются воздухом при истончении в том или ином месте тела метеорита. Далее, предположение Познякова о том, что метеорит «сгорел»—неправильно. Горением мы называем химический процесс соединения тел с кислородом и выделением при этом лучистой энергии. В случае же полета метеорита световые явления происходят за счет превращения космической энергии движения в энергию лучеиспускания. Не мог этот метеорит и распылиться нацело и воздухе, так как здесь имел место звук „взрыва", т. е. громовой удар в точке задержки метеорита в воздухе; этот удар обязан своим происхождением захлопыванию воздухом безвоздушного пространства, которое образуется позади летящего космического тела: если бы метеорит распылился нацело, то и отдельного громового удара быть не могло, а в лучшем случае имел бы место лишь глухой гул.

Считаясь о тем обстоятельством, что чаще всего выпадают более хрупкие каменные метеориты, что они весьма редко выпадают одним экземпляром и что в описании С. В. Познякова имеется указание на „разрыв" огненного шара,— в данном случае можно ожидать выпадения нескольких камней. При этом следует отмстить, что обычная степень их заглубления в почву невелика и определяется чаще сантиметрами и редко —метрами.

Сбор сведений об этом случае представляет собой большой интерес.

3. Болид над Высокоиничами 4 сентября 1932 г.

15 сентября в Академию наук от председателя Высокоинического сельсовета Высокоинического района Московской области т. Алеушина поступило письмо следующего содержания:

«Дорогие товарищи, прошу вас убедительно сообщить о случившемся небесном явлении в ночь с 4 на 5сентября 1932 г. В 11 час. ночи в районе Высокиничей Московской области вдруг осветило, как днем. Мы ехали на лошади полем и глянули на небо и видим—огненная полоса, размер в натуре, примерно, в среднем, метров 10—15, красная, после чего стала сокращаться в объеме, примерно, как указано на рисунке.

Явление это было по направлению между созвездием Лиры и продолжительность—время минуты три.

В чем просим Московскую обсерваторию объяснить это явление в газетах, а нам сообщить письмом; после явления вспыхнул пожар, загорелись колхозные скирды с хлебом: сгорело 500 копен ржи и овса.

Темная масса населения говорят, что это послал бог; надо это разоблачить; я сообщаю, потому что всегда наблюдаю за звездным небом и читаю книги по астрономии.

В это время ночь была очень ясная. 11/IX 1932 г.

Пред. Высокоинического с/с Алеушин».

И далее следует приписка:

„Огненная полоса сокращалась в объеме, в то же время бледнела; как стала круглой сплюснутой—была видна уже, как Млечный путь, а потом и совсем скрылась. Удара не было никакого".

Это письмо заслуживает внимания в силу наличия в нем политико-экономических моментов, и ввиду того, что т. Алеушин в своем изложении точно передал характернейшие черты полета небольшого болида, дающие возможность пополнить фактические сведения о болидах свежим материалом, а также сделать некоторые выводы по поводу самого болида, несправедливо обвиненного в поджоге.

Из описания т. Алеушина видно: полет болида был чрезвычайно быстрым, так как не успели еще наблюдатели ориентироваться как следует в источнике яркого („осветило, как днем") света, как болид уже исчез; по крайней мере, когда они подняли головы кверху, то на небе увидели уже не огненный шар, а лишь длинную красную полосу его следа. Если уделить несколько мгновений на бестолковые движения головой людей, ошеломленных внезапно озарившим их ослепительным светом, и на всю ориентировку дать им 1.5—2 сек., то вряд ли длительность полета болида можно определить больше, чем в одну секунду. Отсюда можно думать, что это был или очень крупный метеор, стоящий уже на границе собственно болидов, или же небольшой болид, прошедший насквозь через атмосферу на большой высоте. В первом случае метеор, как обычно, должен был весь распылиться в верхних зонах атмосферы, и наблюдающийся след его будет представлять собой в таком случае почти всю его массу; во втором же случае метеорит может унести часть своего вещества в межпланетное пространство с ослабленной, конечно, скоростью движения. Выпадение же метеорита в окрестностях Высокиничей во всяком случае не имело места; об этом говорит нам также и отсутствие звуков (по показанию т. Алеушина). Конечно, т. Алеушин мог случайно попасть в зону интерференции звуковых волн и ничего не слышать, но общая картина явления говорит нам все же о малой вероятности на этот раз звуковых явлений.

Рис. 1. Последовательные формы болида 4/X 1932 г. над Высокиничами (рисунок Алеушна.)

Тем не менее, дальнейший сбор сведений, особенно в местах, лежащих по направлению полета, представляет собой большой интерес, и шаги к организации этого сбора непременно следует предпринять. Не меньший интерес представляет собой и описание т. Алеушиным изменений в самой форме следа. Почти обязательная для каждого полета болида прямая  линия его полета, отмечаемая в дальнейшем его следом (рис. 1), в следующий момент искривляется (2) и принимает затем змеевидную форму (3,4,5,6), бледнеет и укорачивается за счет, главным образом, верхнего конца следа; последнее обстоятельство отвечает и теоретическим соображениям: чем ближе к началу следа находится та или иная частица его, тем большую остаточную скорость поступательного движения она имеет; кроме того, чем выше над поверхностью земли, тем реже атмосфера и тем меньшее сопротивление воздуха встречает падающая частичка. Что же касается до нижних частиц следа, более близких к поверхности земли, то здесь они относительно свободно продолжают свое движение лишь до верхней границы того или иного слоя стратосферы; достигнув его, более мелкие частицы следа испытывает замедление в своем движении как правило настолько существенное, что такая граница служит для них плоскостью скопления: здесь образуется слой частичек в виде незаметной простым глазом дымки-экрана. В случаях же падений крупных метеоритов здесь нарастают и видимые невооруженным глазом облака «космической пыли", так называемые „серебристые облака». Теперь попятно т. Алеушин укорачивание наблюдавшегося им змеевидного следа производит сверху, а не от нижних концов, лежащих в общем в одной плоскости: оседание следа шло сверху, а нижние концы его пришлись уже на верхнюю границу более плотного, задержавшего их  слоя стратосферы, на котором затухло и круглое «сплюснутое» облачко—результат оседания «гармонийкой» следа. Продолжительность видимости следа примерно в три минуты т. Алеушин определяет правдоподобно.

Само собой разумеется, что та высота, на которой происходило это явление, так отличное от шаровой молнии, появлению которой, кстати сказать, не благоприятствовала в данном случае и погода, конечно, не допускает даже и мысли о возможности поджога этой падающей звездой скирд колхозного хлеба. А в окрестностях Высокиничей это явление как раз полностью имело характер метеора или падающей звезды. Весьма интересными будут поэтому последующие сообщения наблюдателей, которые покажут, развилось ли в дальнейшем это явление в падение метеорита, или нет.

Но если даже допустить, что метеорит упал на землю (этому пока противоречат кратковременность явления, незначительность следа и отсутствие звуков), то и в таком случае вопрос о поджоге скирд хлеба исключается, так как мы не имеем ни одного проверенного или точно установленного случая, который свидетельствовал бы о том, что упавший небольшой метеорит может воспламенить сено или солому, даже если он падает на них. А вот что в 1911 г. около села Демино, на Алтае, 12-килограммовый метеорит упал на кучу пшеницы, пробил ее и ушел под нее больше чем на ½ м в землю, не воспламенив соломы, — так это нам доподлинно известно из первоисточников.

Это отвечает и теоретическим данным: метеориты являются к нам холодными телами из холодных мировых пространств. Пролетая атмосферу в несколько секунд, метеориты нагреться не успевают, тем более, что им во все время полета приходится под давлением раскаленного ими воздуха рассеивать со своей поверхности вещество. Что же касается до тонкой корочки, оплавляющейся на их поверхности в последний момент перед их задержкой в воздухе, то она при свободном падении метеорита от точки задержки на почву остывает настолько, что ни сена, ни соломы воспламенить уже не может.

Об этих возможностях можно было бы говорить лишь в случаях исключительно крупных падений, к которым наблюдавшийся т. Алеушиным случай не относится.

Л. Кулик

Ленинград, Академия Наук СССР, Метеоритный отдел Минералогического музея, 1932.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт