Главная Архивные документы
Исследования
КСЭ Лирика
Вернуться
Кулик Л. А. Метеориты в порядке дня
Кулик Л.А. К 25-летию Тунгусского метеорита.
Кулик Л.А. Сообщения о болидах и метеоритах в 1932 г.
Кулик Л.А. Предварительные итоги метеоритных экспедиций 1921-1931 гг.
Кулик Л.А. Инструкция для наблюдения молнии.
Лесник. Вестник далеких миров (фото Кулика)
Каталог
Кулик Л.А. К 25-летию Тунгусского метеорита - Мироведение, 1933, №2, с.63-66.
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Исследования » Библиография » 1930-39 » 1933 » Кулик Л.А. К 25-летию Тунгусского метеорита.

К 25-летию Тунгусского метеорита

(1908—1933 гг.)

Л. А. Кулик

Человеческая мысль далеко еще не освоила вceй грандиозности падения Тунгусского метеорита, этого исключительного явления природы, а история не сказала и первого слова о тех путях, какими наша мысль шла к познанию сложной обстановки падения на Землю крупных масс этого кратерообразующего метеорита, падения, имевшего место на глазах многих сотен наших современников.

Тем более уместно будет подвести к этой юбилейной дате хотя бы беглые итоги нашим десятилетним попыткам сорвать покров тайны с этого явления, попыткам возможно точнее запечатлеть сохранившиеся следы этой катастрофы.

Ввиду того что рядом наших научных работников в минувшее десятилетие совершенно отрицался самый факт падения метеорита 30 июня 1908 г., то первые мои рекогносцировочные поездки на Подкаменную Тунгуску в 1921, 1927 и 1928 гг. были посвящены, главным образом, сбору у очевидцев падения данных об обстановке этого падения. При этом мною был открыт радиально поваленный лес и бегло осмотрена центральная площадь этого бурелома, насчитывающая около 5 X 5 км2.

В 1929—1931 гг. мною была совершена еще одна, почти двухлетняя экспедиция с зимовкой в центре бурелома, для выяснения ряда климатических вопросов и систематического, планомерного изучения этой местности.

Показания свидетелей, оптические явления, мощные сейсмические и воздушные волны, обусловившие мощную выволку леса обожженного в центре бурелома (рис. на стр. 65) и грандиозное распыление метеоритного вещества в атмосфере (ночные зори, светлые ночи) давно привели и меня к твердому убеждению в том, что это падение 1908 г, далеко выходит из ряда обычных падений метеоритов, задерживаемых воздухом. Кроме того, я полагал, что при этом падении, в результате трансформации огромной кинетической энергии этого утреннего метеорита, должен был при ударе о Землю иметь место взрыв с образованием в почве кратеров.

Вот почему наше внимание в центре: бурелома прежде всего привлекли к себе округлые депрессии, сходные с метеоритными кратерами. Таких депрессий там было много. В Ленинграде нам возражали, что эти депрессии являются нормальными образованиями, приуроченными к южной границе вечной мерзлоты. Указывалось на то, что неполное смыкание вечной и зимней мерзлот обуславливает в Забайкалье наличие в почве, между двумя мерзлыми горизонтами, обособленных, наполненных водой, полостей; при дальнейшем замерзании там происходит образование бугров, лопающихся под напором сжатой воды и образующих затем кратероподобные углубления. Другие ученые ссылались на карстовые явления в предполагаемых ими в центре падения известняках или же подозревали наличие там линз соли, которые в результате довольно сложного процесса могли, по их мнению, дать подобие совершенно круглых метеоритных кратеров.

В 1929—1930 гг. мы провели в экспедиции 20 месяцев и прожили в центре бурелома зиму. Местность эта представляет собой гористую территорию, сложенную, главным образом, сибирскими траппами, покрытыми в долинах делювиальными отложениями. Эта местность является водораздельной для двух речек—Хушмо и Кимчу. В северной части этой территории преобладают среди холмов бугристые торфяники, в южном участке — болото. Вся местность в центре бурелома, судя по оставшимся сухим деревьям, обожжена сверху, почва тоже носит следы ожога, а также — новообразований.

Вероятным центром падения и нахождения метеоритных кратеров является, по нашему мнению, южное болото; оно, по-видимому, обязано своим современным состоянием именно падению метеорита. Так как сложившаяся обстановка не позволила нам поставить работы в этом южном болоте, то мы свои систематические исследования начали с северной, доступной нам для бурения части центра бурелома.

Работы на бугристых торфяниках в 1929—1930 гг. показали, что как здесь, так и в южном болоте имеются следы более высокого уровня воды, а также несомненные следы перенесения и смыва торфяных масс, сдвиг их, собирание торфа в складки и перемешивание его местами с верхними слоями подстилающих его глин. Предварительное ознакомление с горными породами в центре бурелома показало нам повсеместное распространение здесь, под осадочными породами, траппов, отсутствие в исследуемом месте известняков, гипсов и линз или слоев соли. Три буровых скважины, заложенных нами по бортам и в центре одной из округлых депрессий на бугристом торфянике, до предельной глубины одной из скважин в 31,5 м, показали наличие под слоем поверхностного (0—2 м) торфа вечномерзлых, неоднородных по составу глинистых отложений до уровня 25 м, а ниже — водоносный горизонт в песчаных отложениях. Водоносный горизонт, из-за недостатка объездных труб, буром пройден не был.

Температура вечной мерзлоты под депрессией оказалась выше, чем в окружающей местности. Поверхность болота в круглых депрессиях интенсивно зарастает сфагнумом, возраст которого не превышает давности падения метеорита. Тот же возраст имеет и окружающая древесная молодая поросль.

Зимняя и вечная мерзлота полностью смыкаются к новому году при наличии здесь свыше чем полуметрового снежного покрова и при максимальной температуре зимой 1929 г. в —56° С.

Южная граница сплошной вечной мерзлоты лежит, считая по меридиану центра бурелома, во всяком случае значительно южнее реки Ангары, т. е. на много сот километров к югу.

Так как вся местность центра бурелома покрыта теперь сплошным моховым покровом (за исключением немногих каменных осыпей в горах), то поиски отдельных кусков метеорита весьма затруднены, хотя туземцы и говорят, что они находили раньше куски железа в окрестностях центра бурелома.

Проведенные нами и незаконченные еще работы (особенно буровые) не дали нам  исчерпывающего ответа на вопрос о происхождении интересующих нас округлых депрессий, упоминавшихся иногда в литераторе о Тунгусском метеорите как кратеры. Ни карстовая, ни соляная теория, ни теория пузырей между несмыкающимися нацело зимней и вечной мерзлотами не могут дать нам объяснения происхождению этих образований.

Кроме собственно метеоритной теории происхождения некоторых круглых депрессий на бугристых торфяниках в центре бурелома, мы можем привести в настоящее время еще и ряд .других гипотез; упомянем здесь пока хотя бы о следующих.

Рис. 1. Радиальный бурелом в области падения Тунгусского метеорита.

Во-первых, эти депрессии могут быть связаны с образованием складок в торфянике вследствие давления воздушных волн, обусловленных частями метеорита при их взрывном внедрении в почву.

Во-вторых, они могут быть также связаны и с частичным нарушением целости торфяного покрова и его всплыванием и сносом в результате наводнения, обусловленного тем, что предполагаемые нами настоящие метеоритные кратеры в южном участке центра бурелома сыграли роль артезианских колодцев после того, как отдельные (в несколько сот тонн, минимум) куски метеорита пробили вечную мерзлоту и достигли водоносного горизонта.

Несомненные следы наводнения находятся также в согласии и с показаниями свидетелей, которые говорят о том, что в момент падения метеорита 1908 г. пробило ударом землю и из-под земли несколько дней била кверху вода.

Возможно, затем, и это будет вернее, комбинированное действие наводнения и сдвигов в торфе.

Допустимо, наконец, также и то, что растепление вечной мерзлоты и образование этих круглых депрессий началось под действием второстепенных мелких (может быть, в десятки тонн весом) кусков метеорита, задержанных воздухом и подобно метеориту Гоба (ю.-з. Африка) не пробивших глубоких кратеров, а лишь прошедших через торф до вечной мерзлоты, залегающей здесь летом на глубине всего лишь 0,5 м в среднем). Своей большой теплопроводностью эти куски метеорита могли бы способствовать растеплению вечной мерзлоты и образованию небольших округлых депрессий.

Существуют и другие гипотезы.

Среди бугристых торфяников в центре падения в одном из современных болотистых протоков, в котором можно было бы предполагать один из стоков вышеупомянутых артезианских вод, нами была взята проба глины, показавшая мельчайший остроугольный, не выветрившийся еще материал — результат взрывного измельчения местных траппов.

Таким образом к настоящему времени мы имеем, во-первых, большое число косвенных указаний на наблюдавшееся нашими современниками падение метеорита, ударившегося в почву со взрывом, и во-вторых, незаконченные нами работы по исследованию места этого падения, равного, по-видимому, недавно открытым австралийскому, аравийскому и другим падениям, относительно которых неизвестно пока, чтобы они кем-либо наблюдались.

Очередными задачами дальнейшего исследования места тунгусского падения 1908 г., с нашей точки зрения, являются: 1) аэрофотосъемка, для получении точной картины бурелома и геометрического центра исходных пунктов для воздушных волн, поваливших деревья, и 2) нивеллировка дна южного болота для обнаружения там предполагаемых нами метеоритных кратеров.

В 1931 и 1932 гг. Академия Наук СССР работ на месте падения Тунгусского метеорита 1908 г. не вела вследствие иной целеустремленности; но это ни в какой мере не притупляет остроты научного интереса к этому явлению и не снимает с очереди организации исследований в охваченной им области. Дороговизна аэрофотосъемки требует участия в ней ряда заинтересованных организаций и советской общественности: история торопит нас с этим делом.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт