Главная Архивные документы
Исследования
КСЭ Лирика
Вернуться
Кулик Л. А. К истории болида 30 июня 1908 г.
Кулик Л.А., К вопросу о месте падения Тунгусского метеорита 1908 г.
Кулик Л.А. Гигантские метеориты
Кулик Л.А. Тунгусский метеорит, или... фантазия?
Святский Д.О. Лесной пожар от метеорита в XIII веке
Кулик Л.А. За Тунгусским дивом
Каталог
Кулик Л.А. Тунгусский метеорит, или... фантазия? - Вестник знания, 1927, №22, с.1355-1365.
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Исследования » Библиография » 1920-29 » 1927 » Кулик Л.А. Тунгусский метеорит, или... фантазия?

Самое чудесное — это действительность; рядом с ней кажется жалкойсамая неудержимая фантазия.

Г. Клейн.

Не успело облететь газеты известие орезультатах моей экспедиции на Подкаменную Тунгуску в поисках нашумевшего, буквальном и переносном смысле этого слова, своим падением метеорита 30 июня 1908 года, как вразных уголках научного мира начались критические замечания самого разнообразного характера. Наиболее существенные из них, ну и конечно «научно-принципиальные», сводятся, в общем, кследующим четырем положениям:

1) отрицается самый факт падения метеорита в указанном мною месте, за Подкаменной Тунгуской ксеверо-западу от фактории Вановары;

2) отрицается то обстоятельство, что колоссальный и своеобразно ориентированный бурелом был произведен этим метеоритом; этот бурелом приписывается действию циклона;

3) отрицается то обстоятельство, что центральная площадь места падения выжжена «небесным» огнем — болидом: это приписывается земному пожару;

4) отрицается то обстоятельство, что обнаруженные мною ямы обязаны своим происхождением воздействию метеоритов. Эти ямы считаются обычными тундровыми мочажинами.

Прежде, чем ответить по всем этим пунктам, напомню читателям основные положения науки о метеоритах. Метеориты врываются в атмосферу с космической скоростью. Скорость метеоритов в мировом пространстве на уровне Землиопределяется в среднем километров в сорок в секунду. Эта скорость относительно Земли, при скрещениис последней, в зависимости от направления движенияметеорита (встречного или попутного), может изменяться в пределах от 12 до 72 километров в секунду. Такая относительная скорость обусловливает, ужев верхних слоях атмосферы, настолько сильное сжатие воздуха, что температура последнего возрастает до нескольких тысяч градусов: все это является причиной всем известного явления полета через небо огненного шара, болида. Длительность полета болида—секунды. Диаметр болида, видимого иногда, за сотни километров,исчисляется километрами, хотя вызвавший его холодный, имеющий температуру мирового пространства, метеорит влучшем, из заурядных случаев насчитывает всвоем поперечнике лишь метры. Громадное давление метеорита на воздух, оказываемое им на протяжении лишь долей секунды, равносильно, всущности, мощному удару; поэтому метеориты, врываясь ватмосферу, обычно дробятся на части, чему благоприятствуют их хрупкость, обусловленная их низкой температурой, в особенности— в начальные стадии полета. Чем глубже проникает метеорит в атмосферу., тем сильнее он сдерживается воздухом, тем медленнее летит и, наконец, в некотором пункте задерживается, практически, совершенно; во всяком случае, относительная скорость его движения в атмосфере в этот момент становится меньшей, чем скорость распространения звука. Этот пункт называется «точкой задержки метеорита»; здесь исчезает окружающий его огненный шар (болид,) и появляется темное кудрявое облачко, образующееся за счет остывших продуктов возгонки; отсюда метеорит падает, подчиняясь уже, главным образом, притяжению Земли, и едва зарывается в почву. Однако, это справедливо лишь для небольших метеоритов, весом, примерно, до 130 тонн; метеориты же с большей массой точки задержки в воздухе не имеют; они вонзаются в почву с остатками своих космических скоростей, не меньшими 1/2 километра всекунду, и до самойповерхности земной могут сопровождаться окружающим их облаком раскаленных газов.

Вернемся теперь к изложеннымв начале пунктам. Итак, прежде всего, отрицается самый факт падения метеорита в указанном мною месте, в сотне километров к северо-западу от фактории Вановара на ПодкаменнойТунгуске. Просто отрицается: ничего де там небыло, и все это—плод досужей фантазии, вымогающего себе командировку, сотрудника, командировку, из которой ничего не выйдет. «Критикам» этого сорта я могу указать на то, что они далеко не одиноки не только в настоящее время, но и в историческом прошлом. Любая популярная астрономия напомнит нам всем известный исторический скандальныйфакт, заслуживающий и в этой нашей тяжбетого, чтобы вспомнить его здесь. В 1790 году во французском городе Жульяке на глазах у всего населения упал камень с неба. Но, по утверждению тогдашней официальной науки, валиться камням с неба не полагалось. Однако, масса в массе своей оказалась прогрессивнее официальных руководящих, научных единиц: глава города Жульяк составил акт и за подписью 300 граждан послал его вотечественную Академию Наук. Но что значил для ортодоксов тогдашней науки голос массы? Академик Бартелон, в докладе своем по этому поводу французской Академии Наук, квалифицировал действия главы города Жульяк, как нелепый поступок; факт же падения он объявил вымышленным, а самое явление—физически невозможным.

Падение болида (по рисунку наблюдателя)

А масса свидетельствует и в нашем случае. Впрочем, она свидетельствовала уже и по собранным мною еще шесть лет тому назад материалам о том, что 30 июня н. с. 1908 г. имели место поразительно сильно выраженные, характернейшие для падения метеорита, явления, исключающие всякие другие предположения; вместе с тем, те же данные указывали и на то, что это падение имело место в окрестностях фактории Вановары, к северу от Подкаменной Тунгуски. Это же обстоятельство подтверждали и другие исследователи. Так, А. В. Вознесенский, в бытность свою директором Иркутской физической обсерватории, собрал богатый материал, доставленный ему не только частными лицами, но и наблюдателями сейсмической сети корреспондентов этой обсерватории. Произведенная им обработка этих данных показала, что падение имело место в общем там же, за Подкаменной Тунгуской, где впоследствии обследовал его ия; с другой стороны, падение этого метеорита вызвало земную волну, подобную той, какая происходит при землетрясении; эта волна была отмечена в Иркутске особыми приборами, сейсмографами: сделанные А. В. Вознесенским расчеты показали, что эпицентр, исходный пункт этой земной волны, лежит опять-таки все в том же месте, за Подкаменной Тунгуской. Кроме того, геолог С. В. Обручев, проезжая в 1924 году вблизи места падения, собрал сведения от десятков местных жителей и, на основании этих сведений, отнес место падения туда же, к северо-западу от фактории Вановары. И еще, в 1926 году И. М. Суслов опросил на съезде всех представителей тунгусских родов этого района, в том числе и очевидцев падения, которые единогласно указывали на то, что падение имело место именно в этом районе, который теперь обследовал я; а один из тунгусов даже точно указал И. М. Суслову местонахождение ям, а именно: приблизительно «на средине между речками Хушмо и Кимчу». Наконец и я, в текущем году, пользуясь не только всеми этими данными, но и непосредственной помощью проводников тунгусов и указаниями местных кочующих тунгусов, проник именно в этот район, «на средину между речками Хушмо и Кимчу», в сотне километров на северо-запад от фактории Вановара, т. е. в то самое место, на которое имелось более, чем достаточное количество указаний. Что же там оказалось? Я нашел там, на протяжении многих десятков километров, сплошной бурелом, характерно ориентированный, с центральной обгоревшей частью, по средине которой имелась площадь в несколько километров в поперечнике со смещенным тундровым покровом и большим количеством плоских воронок. Можно ли на основании всего этого предполагать здесь место падения метеорита и пытаться разобраться в сложной обстановке этого грандиозного явления?!

Мои «критики» отрицают то обстоятельство, что этот грандиозный бурелом был произведен метеоритом; они утверждают, что это — результат действия циклона. Так ли это? Конечно, мы знаем, и не только из специальных учебников, о том, что действие циклонов бывает чрезвычайно разрушительным,—жизнь нам говорит об этом сейчас, чуть ли не ежедневно, со страниц газет. Япония, Филиппины, Калифорния, Мексика, Флорида... сдунутые с лица земли города... вырванные с корнем рощи и леса... десятки тысяч жертв... миллиардные убытки... Кто этого сейчас не знает? И даже чисто научные элементы обстановки этих явлений становятся достоянием широкой публики; вот, например, длянекоторых воздушных волн одного из этих ураганов дана и скорость в 200 метров в секунду; поразительная, колоссальная скорость! Грандиозная мощь!.. Выходит так, как будто возможно, что и в нашем случае набедокурил циклон. Однако, для этого имеются и свои «но». Во-первых, более чем сомнительно, чтобы в этих местах сплошной, на тысячи километров, тайги, лежащей в недалеком уже расстоянии от полярного круга, могли быть такие мощные, чисто тропические циклоны. Во-вторых, исамая картина бурелома никак не отвечает действию циклона; бурелом занимает довольно определенно отграниченную от остальной тайги площадь, длиною, скажем, примерно, в сотню километров и километров 50—70 шириной. Если бы здесь прошел циклон, способный начисто вывалить лес полосой, ширина которой измерялась бы в 70 километров, то трудно допустить, чтобы его мощи хватило в таком случае лишь на 100километров в длину. Если же циклон имел бы характер более ограниченного, чисто местного явления, способного к действию лишь на 100 километров в длину, то совершенно непонятно, каким образом он мог бы распространить свое действие в стороны на 50—70 километров с такой силой, чтобы вывалить и там тайгу начисто. А наш метеорит мог бы произвести эту работу? Да. конечно, если принять, как это делаю я, что он коснулся поверхности земли с остатками космической скорости, т. е. что он имел вес не меньший, чем 130 тонн; это предположение приходится принять, т. к. иному противоречила бы и та земная, сейсмическая волна, которая прокатилась более, чем на 1000 километров во все стороны, приведя в движение сейсмические маятники в Иркутске, и тот грандиозный бурелом, который все-таки является реальностью, неоспоримым фактом. И этот факт вполне будет понятен, если мы обратим свое внимание на то, что минимальная скорость такого метеорита у поверхности почвы, а следовательно — и скорость гонимой им воздушной волны, будет не меньшей, чем полкилометра в секунду, т. е. в 2 — 3 раза превышать наиужаснейшийтропический циклон. И форма площади, подверженной действию такой воздушной волны, будет, даже при косом полете метеорита, круглой, возможно даже—эллиптической или близкой кней. Наконец, найдет себе, в таком случае, объяснение и та оригинальная ориентировка поваленного леса, объяснить которую циклон уже во всяком случае никак не может: леслежит на земле по радиусам, обращенный своими вершинами в стороны, диаметрально противоположные направлению на центральную часть площади бурелома, т. е. — на площадь падения. Наконец, и это—самое главное, в 7 часов утра 30 июня 1908 года над бассейном Енисея стоял устойчивый антициклон: от тундр и до Саянских гор было абсолютно тихо,а небо—безоблачно. Об этом говорят и данные метеорологических станций, и единодушные показания очевидцев, от дикого тунгуса до высококвалифицированных ученых, случайно бывших в этом районе. Итак, значит, версия с циклоном не проходит: в интересующем нас месте в 7 часов утра 30 июня 1908 года никакого циклона не было, тайга же была опустошена воздушной волной метеорита.

Ну, а массы? Что массы говорят? Тунгусы,как проводники, так и просто встречные, единогласно заверяли меня, что тот бурелом, который я нынче исследовал и описываю здесь, был образован при падении метеорита в 7 часов утра 30 июня 1908 года. То же подтверждали мне и представители русского населения, в частности—два моих рабочих ангарца, хорошо знающие эти места иохотившиеся в 1909 г. в районе бурелома.

Перейдемтеперь к разбору следующего отрицания, а именно, того, что центральная площадь падения выжжена сопровождавшим метеорит облаком раскаленных газов. Теоретически, понятно, такой ожог вполне возможен, Как это уже указывалось ивыше, метеорит сопровождается в атмосфере облаком газов очень высокой температуры, образующихся частью за счет сжатия метеоритом воздуха, частью же—за счет возгонки с поверхности метеорита его собственного вещества. В верхних слоях атмосферы температура газового облака (болида) может доходить до +10000°С. Чем больше снижается метеорит, тем ниже и температура болида. Более быстрые метеориты имеют и более высокую температуру своего газового облака (болида). Диаметр болида может достигать иногда многих километров.Ну, а у нашего метеорита, имеются данные для такого допущения? Да, имеются. Мы уже говорили о том, что масса его не могла быть меньше 130 тонн,и что он должен был коснуться поверхности Земли с остатками космической скорости; а в такомслучае должно было коснуться почвы и окружавшее его облако раскаленных газов. Как велика могла быть температура этого облака. У «точки задержки» метеорита обыкновенных размеров болид исчезает, т. е. перестают светиться газы и мелкие раскаленные частички материн, отторгнутые с поверхности метеорита; а это значит, что в «точке задержки» температура такого облака падает ниже +500°С. Непосредственно же пред точкой задержкиболид имеет темно-красный цвет, а моментом раньше—ярко красный, с температурой, следовательно, от +1000градусов Цельсия и выше. С этой последней температурой он, по-видимому, и коснулся Земли, т. к. все свидетели единогласно говорят об упавшем с неба огне, т. е. болиде огненного цвета. И дальше,—И. М. Суслов пишет, что его очевидцы утверждают, что лес вспыхнул одновременно с налетевшим ураганом и раздавшимся потрясающим грохотом; в другом месте его статьи один тунгус утверждает, что под могучим напором ветра одновременно с невероятно сильным громом падали уже горящие деревья. И мне, во время моей экспедиции, тунгусы, хорошо знакомые с земными пожарами, никогда не говорили о том, что в интересующий нас момент был обыкновенный пожар, а неизменно твердили о том, что не лесной пожар был, а «огнем палило», что «огонь падал с неба», что «огонь все кончал: и лес, и оленей, и собак». И еще показания очевидцев: один утверждает, что в тот момент, когда огненное тело опустилось на тайгу, кверху взвился столб огня, и образовалось черное облако. Другой очевидец, которого на фактории Вановара сбросило воздухом с крыльца, говорит, что воздух был так горяч, что ему показалось, что у него горит рубашка. Иеще справка: у тунгусов сожгло оленей, у одного, даже—до полутора тысяч: эти олени были полудикими и паслись в районе р. Хушмо (выгоревшая зона) без присмотра (хозяин с прирученными оленями ушел верст на сотню к северу, на р. Кимчу). Эти,оставшиеся на р. Хушмо, олени погибли все или почти все,—потом здесь на этих черных, и выжженных местах, не только безлесных, но и вообще лишенных в первое время (практически) какой бы то ни было растительности, тунгусы находили обугленные туши оленей. Небывалый факт, действительно невозможный случай при обычном лесном пожаре. Что значит лесной пожар в тихий день (а день был тихий) для оленя, не знающего преград в этой обильно пересеченной ручьями, речками и болотами местности? Полторы тысячи оленей! Пусть даже—сотни... Стада эти погибли, и гибель их тунгусы оплакивают до сих пор. Это факт. Что же говорят свидетели о могущем быть до этого момента лесном пожаре? Тунгусы отрицают его. А остальные свидетели, да и тунгусы тоже, утверждают: было ясное, тихое, жаркое утро: небо было чистое, облаков не было. А знаете ли вы, читатель, что такое пожар в тайге, да тем более, как в нашем случае, когда имеются сплошные следы его километров на 20—25 вокруг от центра падения? Ведь это же — сотни квадратных верст! В таких случаях тяжелый бурожелтый полог висит в воздухе; бронзовокрасное солнце с трудом, зловеще, проглядывает сквозь перекатывающиеся через него свинцовые тени дымовых волн; сизые, угрюмые дали подступают вплотную, задергивая горизонт и сокращая поле зрения; мечется птица, тревожно убегает зверь: и легкие лось и олень, и проворный мишка ищут безопасного места в сырых местах, уходят на речки, скрываются в болотах; и разве лишь молодые, больные да калеки дадут захватить себя пожару, но не сотни и тысячи здоровых!

Видманштедтовы фигуры в метеорном железе.

Наконец, и я исследовал центральную площадь падения; и с первых же шагов мне бросилось в глаза то обстоятельство, что я все время, на всей этой площади, наблюдал поразительно, в общем, однообразный, равномерный для всей площади (за немногими исключениями) и непрерывный ожог, лишивший деревья и кусты ветвей и коры, лжог чрезвычайно характерный и совершенно непохожий на следы лесных пожаров, с которыми я в своей жизни достаточно имел дела. Что это не был лесной пожар, говорит хотя бы еще и то обстоятельство, что тот же характер и та же степень ожога имелись также и на изолированных в болоте участках суши (островах), отделенных от берегов болота полу-километровыми и больше промежутками, при чем болото это 30 июня 1908 г. ни в коем случае гореть не могло, т. к. имело уже и зеленую траву, и воду чуть ли не по колено.

Остается, наконец, последнее отрицание, отрицание за обнаруженными мною в центре бурелома ямами права на претензию быть образованными метеоритами, при чем делаются ссылки на аналогичные образования в Большеземельской тундре. Конечно, остается открытым вопрос, в какой степени эти образования аналогичны. Ведь и климатические и почвенные условия Большеземельской тундры и Тунгусской тайги весьма несходны между собой; с другой стороны, я не бывал в Большеземельской тундре, а ее исследователи не были на месте падения тунгусского метеорита; так что и здесь этим путем вопроса нам не разрешить; может быть, эта аналогия сведется лишь к тому, что и там, и здесь эти образования можно называть «ямами». Со своей стороны я могу лишь указать на то, что затундренные участки имеются и вне центральной площади бурелома, усеянной ямами, равно как и вообще вне площади ожога и территории бурелома; иногда в этих тундрах наблюдаются и блюдцеобразные углубления; но они носят совершенно иной характер. Таких же характерных образований, как в центре бурелома, я нигде больше в окрестных местах не встречал. Эти ямы, или воронки, имеют отвесные обрывистые в 1 —4 метра по отвесу борты, но большею частью—не со всех сторон. В тех случаях, когда борт обрывист, он производит впечатление новообразования: его неустойчивое равновесие влечет за собой образованно трещин; в некоторых местах можно наблюдать даже свежие обвалы этих бортов. Дно воронок, насчитывающих иногда десятки метров в поперечнике, как правило,—плоское, болотистое; в центре дна иногда наблюдается или небольшое возвышение, или же—иного характера и окраски болотная растительность, указывающая на относительно меньшую глубину центра воронки. Наконец, одна из изучавшихся мною тундр с воронками имеет, по-видимому, смещенный торфяной покров. Необходимо отметить, что поперечные размеры воронок ни в коем случае не могут служить непосредственным показателем размера и массы метеоритов, так как в образовании этих воронок принимал участие не только сам метеорит, но и сопровождавший его сжатый воздух. Поэтому все расчеты газетных корреспондентов, приводящих цифры в 500000 тонн, 819000 тонн и т. п., абсолютно ни на чем не основаны.

Подведем теперь итоги сказанному. Итак, факты говорят нам о том, что:

1) в 7 часов утра 30 июня 1908 года метеорит все-таки упал, и что центральная часть площади его падения пришлась в районе водораздела между. Кимчу и Хушмо, в бассейне верховьев Подкаменной Тунгуски:

2) бурелом здесь, на пространстве тысяч квадратных километров, обусловлен падением этого метеорита, а не циклоном, которого здесь в этот момент не было;

3) центральная площадь места падения обожжена раскаленными газами, сопровождавшими метеорит в его падении до поверхности Земли;

4) воронки слишком характерны и исключительны и не имеют себе подобных даже в окрестных, с центром падения, местах; они ни в коем случае не могут быть приняты за нормальные почвенные образования в лесотундровом покрове.

Если же фактическая сторона этого явления кого либо еще смущает, кажется невероятной, трудно объяснимой или непонятной, то все же и научнее, и рациональнее будет не огульно отрицать эти факты, а возможно полнее, детальнее изучить обстановку этого небывалого, исключительного в истории науки о метеоритах, падения.

Как переход к очередной работе, как следующий шаг к исследованию места падения, я наиболее выгодным и настоятельно необходимым считаю съемку с гидроаэроплана, для которого возможна, в виду обилия водных бассейнов, посадка в этих местах.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт