Главная Архивные документы
Исследования
КСЭ Лирика
Вернуться
Л.А.Кулик, Отчет Метеоритной Экспедиции о работах, произведенных с 19 мая 1921 г. по 29 ноября 1922 г.
Каталог
Л.А.Кулик, Отчет Метеоритной Экспедиции о работах,
произведенных с 19 мая 1921 г. по 29 ноября 1922 г.
Известия Российской Академии Наук. 1922, т. XVI, VI серия, с.391-410
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Исследования » Библиография » 1920-29 » 1922 » Л.А.Кулик, Отчет Метеоритной Экспедиции о работах, произведенных с 19 мая 1921 г. по 29 ноября 1922 г.

Известия Российской Академии Наук. 1922, т. XVI, VI серия, с.391-410.
(Bulletin de l’ Academic des Sciences de Russie).

Отчет Метеоритной Экспедиции1 о работах, произведенных с 19 мая 1921 г. по 29 ноября 1922 г.
Л. А. Кулик.
(С 1 таблицей).

(Представлено академиком А. Е. Ферсманом в заседании Отделения Физико-Математических Наук 29 ноября 1922 года).

I.

28 января 1919 года Саратовская Губернская Ученая Архивная Комиссия препроводила в Российскую Академию Наук, при отношении № 37, копию письма счетчика Вольского казначейства (Саратовской губ.) Г. А. Мартынова, который сообщал о падении крупного метеорита у села Донгуз2, Вольского уезда. Отделение Физико-Математических Наук в заседании 5 Февраля 1919 года поручило академику А. Е. Ферсману принять соответствующие меры. Современное этому моменту положение дел в Саратовской губ. не позволило, однако, осуществить это поручение.

11 апреля 1921 года Совет Русского Общества Любителей Мироведения, на основание ряда писем ассистента Саратовского Университета Б. В. Зайковского, отношением за № 179 уведомил Академию Наук о том же падении, с указанием на село Шняево, Петровского уезда, Саратовской губернии. К этому же времени в Минералогическом Музее Академии Наук накопился ряд известий о наблюдавшихся падениях в других местах России и Сибири, а именно: в Енисейской тайге—30/VI 1908 года, в Минусинском районе — в марте 1914 года, на Алтае — в сентябре 1911 года, в окрестностях Петропавловска — 27/XI 1920 года, в Крыму — в апреле 1920 года и проч. Кроме того, — поступили сведения о нахождении метеоритов и в других местах, а также был поднят вопрос об исследовании исторических падений, отмеченных специальной литературой.

20 апреля 1921 года Отделение Физико-Математических Наук просило академика В. И. Вернадского принять соответствующие меры.

Ввиду обилия накопившихся материалов и заданий и давно уже назревшей необходимости в наличии постоянной организации для систематического ведения исследовательской работы в этой области, было признано желательным снаряжение экспедиции, которая, после соответствующих представлений, и была легализована журнальным постановлением Государственного Ученого Совета от 19 мая 1921 года3.

Благодаря горячему участию в судьбе осуществленной таким образом экспедиции Академического Центра Наркомпроса в лице И. И. Гливенко и М. П. Кристи, сочувственному отношению к ней Народного Комиссариата по Просвещению и Народного Комиссара А. В. Луначарского, а также — поддержке Президиума Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета в лице А. Енукидзе и А. Яблоньского, — Экспедиция получила в свое распоряжение вагон и необходимое снаряжение.

Тем не менее, задержка с получением денежных знаков и технические затруднения с подбором нужного снаряжения, задержали Экспедицию в Москве до конца лета.

Впрочем, за время подготовительных работ, Экспедиции удалось осуществить две поездки, а именно: из Киева был привезен хранившийся в Украинской Академии Наук почти цельный «каменный» метеорит, весом в 1912 грамм, полученный перед войной академиком А. Е. Ферсманом для Российской Академии Наук. При этом удалось добыть и кое-какие сведения и об обстоятельствах его падения.

По этим данным метеорит упал в середине июня (по ст. ст.) 1908 года у полевой экономии «Кагарлык», между местечком Кагарлык и селом Гороховаткой, Киевского уезда и губернии (см. рис. 1). Его шумное падение было замечено крестьянами, которые подняли его еще горячим, при чем из любопытства отбили от него небольшой кусок. По своему составу — это «каменный» метеорит со значительным содержанием зернистых металлических соединений, напоминающий промежуточные хондриты; очертания его сходны с контурами четырехгранной бипирамиды; он покрыт черной, местами блестящей, корой, имеет хорошо выраженные пьезоглипты и ориентирован по направлению своего падения. Вторая поездка была совершена Экспедицией в Дмитровский уезд, Московской губернии для проверки поступивших оттуда сведений о нахождении возле села Семеновского. крупного метеорита. Произведенные здесь обследования дали отрицательный результат. Повидимому здесь, как это не раз уже случалось в области наших ледниковых отложений, — за метеорит принимался моренный валун, чем-либо резко выделявшийся среди окружающих аналогичных объектов. Возможно, что это был тот именно штуф ставролитового сланца, который несколько десятков лет тому назад был предметом обследования Московского Университета и, по слухам, увезен туда.

Характерно, что сведения о «метеоритах» все время продолжают поступать в Экспедицию из северной и центральной России, при чем поводом к возникновению их обычно служит почитание этих камней местным населением, связывающим их обнаружение у себя с падением, якобы, с неба. И Экспедиции во время работ в Дмитровском уезде пришлось не раз столкнуться с этим явлением, при чем в одном случае отмечено даже ежегодное молебствие на «Ивана Купала» с водосвятием над таким камнем.

Кроме изложенного, в конце того же лета Экспедицией был получен от М. В. Новорусского во временное пользование великолепный монолит Пултусского падения 11/II 1868 года, весом в 2923 гр., за небольшими повреждениями нацело покрытый корой, а также — от Всероссийского Педагогического Музея — три образца: 1) того же Пултусского падения — кусок с корой, весом в 37 тр., 2) «Knyahinya» (Венгрия), 1866 года, — осколок с корой, весом в 30,5 гр. и 3) шлифованная пластинка железного метеорита «Mukerop (Goamus) или «Farm-Goamus», весом в 185 гр.

2

24 августа 1921 г. Экспедиция выбыла из Москвы, доснарядилась в Петрограде и 5 сентября, согласно предложению Академии Наук, отправилась в Сибирь с расчетом использовать осень на работы там, а зимой вернуться в Саратовскую губ.

При следовании мимо Тюмени, в Экспедицию поступили от жителей сведения о том, что в местной газете, незадолго до этого, была помещена заметка4 о падении, якобы, в Тюмени 14 августа 1921 года небольшого метеорита5. Так как задерживаться при движении вперед Экспедиция не могла, то решено было остановиться в Тюмени на обратном пути.

В Омске Экспедиция получила от местного сотрудника своего Е. С. Сергеева (+) великолепный монолитный железный метеорит5, весом в 12679 граммов не уступающий по красоте сложения историческому Грашинскому [см. табл. рис. 3 и 4]. По свидетельству Е. С. Сергеева, он купил этот метеорит в конце апреля 1910 года за 10 —15 рублей у кузнеца с. Щучьего, Кокчетавского уезда. Омской губернии (б. Семипалатинской обл.). При этом им было выяснено, что метеорит этот был выпахан крестьянами в двух верстах от села Дорофеевки (см. рис.2) и передан для исследования в с. Щучье кузнецу, который отбил от метеорита кусочек «для анализа».

В настоящее время метеорит этот, по отделении от него части для шлифовки, занесен с весом в 12580 и 85 граммов в списки метеоритов Минералогического Музея, где под названием «Дорофеевка» занял в общей коллекции седьмое, а в коллекции железных метеоритов — шестое но весу место.

3.

Крайним районом работ Экспедиции в Сибири была восточная часть Енисейской губернии. Экспедиционное снаряжение было выгружено в г. Канске, так как железная дорога, в виду запоздания из Москвы разрешения на дальнейшее пользование вагоном, запломбировала последний. Здесь была обоснована база.

На основание собранных в Канском районе, а впоследствии —в Томске и других местах, сведений, установлено, что в 1908 г. 17 (30) июня, часов в 5—8 утра над Енисейской губернией пронесся, в общем направлении с юга на север, эффектный метеорит6, упавший в районе реки Огнии, левого верхнего притока реки Вановары, правого притока Средней или Подкаменной Тунгузки (Хатнги) (см. рис. 3).

Это падение сопровождалось ярким сиянием, темным облачком у «точки задержки», громовыми раскатами, среди которых 3—4 выделялись по своей силе из общей серии звуков; но особенно здесь следует отметить катастрофическое действие головной воздушной волны, которая в пункте своего соприкосновения с землей, в районе реки Огнии, по сведениям, полученным от тунгузов, не только переломала и повалила деревья на значительной площади таежного леса, но даже запрудила речку Огнию, обрушив в нее прибрежные утесы. Эти данные даже в том случае, если бы они оказались преувеличенными, все же указывают на незаурядную мощность явления. Наличие в этом явлении нескольких сильных и резких ударов указывает, конечно, на то, что метеорит выпал не одним монолитом.

Это падение очень интересно еще и тем, что относится к числу редких утренних. Чем больше скорость метеоритов, тем быстрее они теряют ее в атмосфере (факт, подмеченный еще Скианарелли) и тем выше и сильнее начинают светиться. В силу этого же, при известных условиях, и район наблюдения световых явлений и область распространения звуков у таких метеоритов может быть более обширной, чем у более медленных. Это как раз и наблюдалось при данном падении. Хотя и скудные пока еще, сведения - все же показывают, что полет обследуемого метеорита наблюдался по прямой линии к SW —на 600 верст (г. Канск на ж. д.); распространение же звуков (при совершенно тихой погоде) прослежено Экспедицией: к SO —на 400 верст (ст. Мутинская на Лене) к SW —на 600 верст (г. Канск) и к NW — на 1000 верст (Туруханский край) (см. рис. 4). Таким образом, повидимому, скорость полета этого метеорита в атмосфере была весьма значительной.

Необходимо отметить еще одно обстоятельство. Описываемое падение в бассейне реки Огнии имело место 17 (30) июня 1908 года. Доставленный Экспедицией из Киева метеорит, из местечка Кагарлык, упал в середине июня (ст. ст;) 1908 года, предположительно — около или того же числа. К сожалению, обследование обоих падений не доведено до конца за отсутствием средств и вследствие затруднительности передвижения. В частности, предпринять поиски первого из этих метеоритов поздней осенью в глухой тайге бассейна Подкаленной Тунгузки (Хатнги) почти за 700 верст (сухопутьем) от линии желзеной дороги, Экспедиция, конечно, не могла, а потому и ограничилась лишь подготовкой дальнейших работ путем распространения 2500 анкет по охваченной явлением площади, а также заручилась сотрудничеством сибиряков на местах. Что же касается до падения у м. Кагарлык, то поездка сюда для выяснения даты и обстановки падения, настоятельно необходима, так как интерес к падениям в средине июня 1908 года не огра­ничивается возможным отнесением их к одному и тому же случайному числу, но усиливается еще и тем обстоятельством, что семнадцатое июня ст. ст. 1908 года является кульминационным днем феноменальных, исключительных в истории астрономии, ночных зорь или белых ночей—повсеместно в Западной Европе и России7 объяснимых, возможно, допущением гипотезы о прохождении в эти дни Землей космического облака.

Работа по поискам метеорита в бассейне р. Огнии и по выяснению обстоятельств падения метеорита у м. Кагарлык требует своего доведения до конца и, чем позже это случится, тем труднее будет достижение положительных результатов.

4

В виду запоздания из Москвы разрешения на дальнейшее пользование вагоном, Экспедиция, сохраняя свою базу в Канске, выделила отряд, который в середине сентября, через Красноярск, частью с последними пароходами, частью на лошадях, проехал в Минусинск для проверки слухов и установления мест бывших там падений. Здесь, а отчасти по возвращении в Красноярск, было выяснено, что у дер. Метиховой, близ Минусинска (см. рис. 8) в середине марта ст. ст. 1914 года днем в болото упал, небольшой метеорит, образовавший отверстие в 2-3 вершка диаметром. Падение его сопровождалось сиянием, шумом и звуком, похожим на выстрел. Прибывшие к месту падения крестьяне видели выброшенную со дна болота грязь и идущий из отверстия пар. Зондированием палкой через отверстие твердых тел не обнаружено. Отверстие было отмечено крестьянами колом. Минусинский Музей весной того же года пытался было добыть этот метеорит, но поставить здесь работы ему не удалось, так как болото оттаяло и наполнилось водой.

Неудача постигла также и Метеоритную Экспедицию: лицо, точно знающее место этого падения, не могло быть использовано Экспедицией во время ее пребывания в Минусинском крае. Все же, пока жив еще этот свидетель, постановка работ по извлечению этого метеорита вполне возможна.

Интересно отметить еще и другое падение в том же крае - в Саянских горах 4 декабря 1920 года около 10 часов вечера. Очевидцы показывают, что здесь, помимо обычных световых и звуковых явлений, «в течение следующих за явлением 4-5 дней падала, при совершенно тихой погоде, рыжевато-бурая сажа; она была видна в снегу до самого снеготаяния на высоте аршина при 1 1/2 аршинном, к весне, снеговом покрове. Кроме того, в течение тех же первых 4-5 дней солнечный свет имел красноватый оттенок, похожий на таковой во время лесных пожаров». Пожаров в это время года в тайге не бывает. Радиус площади, охваченной этим явлением, свидетели определяют не менее, чем в 300 верст.

5

В начале зимы, уже в ледостав, минусинский отряд, частью на плоту, частью на телеге с трудом добрался до Красноярска. Сюда к 12 ноября, по получении, наконец, из Москвы, благодаря хлопотам Главнауки, разрешения на пользование вагоном по первое декабря 1921 года, подтянулась и база Экспедиции, оставленная в Канске. К 1 декабря Экспедиция прибыла в Ново-Николаевск, где получила от уполномоченного Сибирским округом П. С. т. Синявского отсрочку на вагон по новый год и 8 декабря выбыла в Семипалатинск для поисков на Иртыше, в Бухтарминском уезде Алтайской губернии, железного монолита, выпаханного казаками бывшей станицы Батинской в поле, близ р. Каинды. Сведения о нем были получены в Минералогическом Музее через О. О. Баклунда.

14 декабря из Семипалатинска в с. Батинское (верст 400 к SO от Семипалатинска) (см. рис. 8) отправился выделенный из Экспедиции отряд, который к 26 декабря доставил этот двухпудовый монолит в Семипалатинск. Позднейшим анализом в Петрограде установлено, что этот штуф является, повидимому, теллурическим железом8.

В самом Семипалатинске, благодаря инициативе и глубоко культурному отношению к этому вопросу А.Н. Белослюдова, Экспедицией был получен от Музея Семипалатинского подотдела Западно-Сибирского Отдела Русского Географического Общества монолитный метеорит Оханского падения 18/30 августа 1887. года, весом в 1288 граммов. Образец этот, неправильной угловатой формы, ориентирован по направлению падения и покрыт черной корой, слегка поврежденной лишь на трех углах и кое-где на ребрах. В Семипалатинский Музей этот метеорит был передан горным инженером А. А. Сборовским в 1890 году и, по заявлению последнего, упал «чуть ли не в окрестностях Очерского завода Пермской губ.». Возможно, что здесь имел место не самый Очерский завод, а р. Очер; в таком случае этот метеорит будет шестым но счету в серии мелких монолитов с первичной корой, упавших одновременно с Таборским метеоритом в Оханске и его окрестностях по р. Очеру, что вероятнее всего (см. рис. 5). Из известных в литературе9 цельных монолитов этого падения он в таком случае, является вторым наибольшим по весу. Он занесен в списки Минералогического Музея под названием «Оханск-Очер» в отличие от одновременно выпавшего 20-пудового метеорита у с. Таборы, осколки которого известны в мировой литературе под этим последним названием, в списках же Минералогического Музея Академии — под именем «Оханск-Таборы».

Одновременно с этим, в Семипалатинске, учительницей, А. Г. Бегичевой, был передан Экспедиции осколок, весом около 30 граммов, отчасти покрытый с одной стороны корой. Этот экземпляр был получен мужем ее. Б. Е. Бегичевым, как часть метеорита, упавшего в окрестностях дер. Дёминой около полудня в середине августа ст. ст. 1911 г.10.

Это падение наблюдалось и Б. Е. Бегичевым, который непосредственно после него, собрал и записал довольно подробные сведения, сводящие, в общем, всю картину к следующему. В послеполуденные чаcы, при облачном небе, в окрестностях дер. Деминой, Куяганской волости, Бийского уезда, Алтайской губ. (см. рис. 6) крестьянами было замечено несколько ярко светящихся тел, одно из которых упало на копну хлеба и, пробивши снопы, углубилось, примерно, на один аршин в почву. Полет наблюдался в направлении с юго-запада на северо-восток и сопровождался сильным гулом, похожим на артиллерийскую стрельбу. Камень был тотчас: же выкопан крестьянами, которые свидетельствуют, что он к этому времени еще не успел остыть; к нему «пригорела» солома и самая яма с краев как бы «обгорела». Размеры его были до 5 вершков в поперечнике и весил он около 30 фунтов; форму он имел неправильно-округлую и был покрыт ямками и углублениями, напоминающими следы пальцев и ладони на мятой глине; с поверхности он был темно-бурого цвета, в средине же—серовато-белого; сложение имел мелко-зернистое с блестящими золотистыми крупинками.

Крестьяне разбили метеорит на куски, которые разошлись по окрестностям.

Вместе с этими сведениями, пополненными впоследствии Б. Е. Бегичевым письмами в Экспедицию, А. Г. Бегичева передала ей еще переписку, устанавливающую факт получения одного из осколков этого метеорита проф. М. А. Усовым, описавшим его в своей статье, вышедшей в Томске в 1916 году, под названием «Томского»11.

Необходимо еще отметить, что кусочек этого метеорита в несколько граммов весом, через посредство Н. С. Гуляева (+) был прислан в 1916 г. в Минералогический Музей Академии Наук.

Во время этого пребывания Экспедиции в Семипалатинске, ею было добыто еще два: крупных железных штуфа весом около 8 и 18 пудов; последний из них сотрудником Экспедиции, А. Д. Чащухиным(+), был доставлен ей из Семипалатинска в Ново-Николаевск уже позже, в феврале 1922 года. По поступившим в Экспедицию сведениям, собранным главным образом В. А. Селевиным, монолиты эти были найдены киргизами в степи в нескольких стах верстах к западу от Семипалатинска. По произведенному в Петрограде анализу оба оказались, поводимому, теллурического происхождения.

6

К 1 января 1922 года Экспедиция возвратилась из Семипалатинска в Ново-Николаевск и до средины марта безуспешно вела переговоры о предоставлении ей вагона для возвращения в Петроград. Пользуясь поддержкой Сибирского Отдела Народного Образования (Д. К. Чудинов, Г. И. Черемных, М. А. Кравков) и любезным гостеприимством Ново-Николаевского Музея и местного кружка Любителей Мироведения (В. И. Кормилов, А. А. Диаковский), Экспедиция совершила за это время две поездки отдельными партиями: в Томск и село Гутово в 120 верстах к востоку от Ново-Николаевска (см. рис. 8). В Томске сотрудницей Экспедиции Е. Н. Аксеновой сведения о падении 30 июня 1908 года были пополнены обильным сбором газетных заметок и статей, относящихся ко времени этого падения12.

Кроме того, в Томске же от профессора М. А. Усова Экспедицией был получен описанный им под названием «Томского» образец от вышеупомянутого падения у д. Дёминой (см. табл. рис. 1). Необходимо отметить, что проф. М. А. Усовым в его работе дан лишь петрографический очерк, химический же анализ, произведенный студентом А. П. Калишевым, является неполным. Следует также попутно указать на то, что почти весь материал, за исключением трех упоминавшихся здесь кусков, в большей своей части до сих нор еще находится у населения окрестностей падения и сбор его там все еще возможен.

Вторая поездка в с. Гутово была предпринята Экспедицией с целью выяснения версии о Гутовском метеорите 1885 г.13.

Еще в апреле 1921 года в Минералогический Музей Академии Наук поступило через Д. Д. Руднева письмо Б. С. Митропольского из с. Гутово, Ново-Николаевского уезда и губернии, в котором последний сообщает о том, что в его руках находится метеорит, упавший в окрестностях этого села в 1885 г. При этом Б. С. Митропольский дает описание этого «метеорита» и его падения, по существу — вполне правдоподобное. В конце лета того же года от него же было получено дополнительное извещение о том, что названный «метеорит» уже передан им в Ново-Николаевский Музей. Работами Экспедиции в с. Гутово, установлено, что никакого падения не было и что вся нарисованная Б. С. Митропольским картина падения основана на неправильном толковании разновременных и разнохарактерных явлений, ничего общего с падением метеорита не имеющих. Что же касается до самого объекта, значащегося в Ново-Николаевском Музее под именем «метеорита из с. Гутово», то осмотр такового показал, что это ничто иное, как фаллос, найденный крестьянами с. Гутово, повидимому, при хищнической раскопке ими одного из многочисленных здесь доисторических курганов.

В конце марта 1922 года Экспедиция получила, наконец, с помощью Сибревкома вагон и в начале апреля выбыла в Петроград. Условия пользования вагоном не допускали длительных остановок в пути. Тем не менее, Экспедиции, удалось пополнить в Омске свои сведения о Петропавловском падении 27 ноября 1920 года14. Эти сведения, особенно в виду совпадения дня падения с моментом пересечения землей орбиты кометы Биела, настоятельно требуют постановки здесь систематических поисков, чего Экспедиция на этот раз, вследствие срочности ее возвращения, выполнить не могла.

В Тюмени Экспедиции был передан камень, принятый за метеорит15, о чем уже упоминалось в начале этого отчета. Этот камень оказался ошлакованным кирпичем, повидимому, из заводской печи.

Во время остановки в Екатеринбурге, Экспедицией были получены сведения о падении весной 1921 года метеорита в окрестностях Верхотурья. Эти сведения требуют еще проверки.

В Екатеринбурге же Музеем Уральского Общества Любителей Естествознания был передан Экспедиции железный осколок в несколько десятков граммов весом, полученный из-под Челябинска от, якобы, бывшего там в 1912 году падения. Анализом этого образца в Петрограде установлено его теллурическое происхождение.

В последних числах апреля 1922 года Экспедиция возвратилась в Петроград и лето провела за работой по ликвидации сибирской поездки и подготовке поездки в Саратовскую губ. За это время ею был получен от геолога А. Н. Чуракова осколок метеорита Оханского падения 18/30 августа 1887 года у с. Таборы. Вес осколка 56 граммов; с одной стороны он покрыт первичной корой с хорошо выраженными пьезоглиптами. Он занесен в списки Минералогического Музея под названием «Оханск Таборы» и пополнил собой имеющуюся коллекцию этого падения, состояющую из десяти экземпляров, где занял седьмое место.

7.

1 сентября 1922 года Экспедиция выбыла в Саратовскую губ. для обследования обстоятельств бывшего здесь в сентябре 1918 года падения16.

Вследствие задержки Московским узлом багажа, Экспедиция почти две недели пробыла в Саратове. Дальнейшая работа была налажена лишь благодаря помощи Губ. Исполнит. Комитета, зав. Губоно М. В. Зайцева и его помощника Л. В. Ганжинского. За это время здесь было собрано около полудюжины осколков, а также — при помощи, главным образом, Б. В. Зайковского, — кое-какие сведения о районах этого падения. При этом было выяснено, что в Саратовский Университет, благодаря энергии проф. П. П. Пилипенко, уже поступил с мест падения значительный материал, в том числе — один экземпляр в несколько пудов весом.

Кроме того, в Саратове были получены дополнительные сведения о падении метеорита у ст. «Летяжевка» (в Балашовском у. Саратовской губ., см. рис. 7) около 10 часов вечера 13/26 декабря 1917 года (1919?). Но этим сведениям метеорит упал в озеро (старицу р. Хопра), при чем на утро жителями была обнаружена во льду дыра, около полуаршина диаметром, обсыпанная кругом красноватым порошком. В 1922 году проф. П. II. Пилипенко произвел здесь тщательные поиски, не увенчавшиеся, впрочем, успехом. 15 сентября Экспедиция прибыла в г. Вольск и с первых же шагов, благодаря любезности зав. У. О. И. О., В. Н. Маркова, получила в Вольском Научно-Педагогическом Музее покрытый на половину корой осколок метеорита, весом в 56 граммов, представляющий собой приблизительно половину монолита, упавшего в сентябре 1918 г. у д. Михайлёвки Хвалынского уезда17. Это новое место падения в Саратовской губ., значительно расширяющее общую его площадь, заставило Экспедицию к 17/IX выехать в г. Хвалынск и; уже оттуда начать обследование всего района падения.

19/IX в д. Михайлёвке, лежащей на правом берегу Волги в 30 верстах к северу от г. Хвалынска Экспедицией действительно был установлен факт падения небольшого, повидимому — около 100 гр. метеорита, величиной с куриное яйцо, который упал среди крестьянских детей у крайней северной избы деревни в одном метре расстояния от фасада. Метеорит углубился на несколько сантиметров в почву и тут же был поднят и разбит; по свидетельству лиц, производивших эту операцию, он был еще теплым.

По возвращении Экспедиции в тот же день в г. Хвалынск, ею были получены дополнительные сведения о новом месте одновременного падения у с. Шаховского того же уезда; неясные указания на это место делались Экспедиции еще во время ее пребывания в Саратове.

По сведениям, полученным Экспедицией 22/IX, по прибытии в с. Шаховское, здесь в сентябре 1918 г. наблюдалось падение нескольких осколков — в селе и вокруг него, от отдельных небольших монолитов с первичной корой оплавления, до массы, невидимому, в несколько пудов, упавшей, по рассказам, дробно, но довольно кучно в поле, где еще в течение года были видны три неглубоких, близко расположенных, теперь уже запаханных, ямы.

В селе же Шаховском от свидетельницы падения, учительницы А. К. Шапошниковой, Экспедиция получила осколок, метеорита (в 150 граммов, с первичной корой), взятый ею от камня, упавшего около нее близ околицы села. Кроме того, повидимому, от падения у этого же села Экспедицией еще в Саратове был получен в Педагогическом Музее осколок в 449 граммов с первичной и вторичной корой, с несомненностью указывающей на разделение метеорита к концу падения. Возможно, что этот кусок является одним из числа поднятых в вышеуказанных ямах.

В Хвалынском уезде Экспедиция сделала на лошадях около 200 верст, что удалось лишь благодаря энергичной помощи Председателя Исполнительного Комитета Н. И. Короткова.

По возвращении из Хвалынска в Вольск Экспедиция выбыла на место одного из главных, падений у села Донгуз, Вольского уезда18.

29/IX на месте падения, в 6 — 7 верстах к N0 от с. Донгуз, Экспедицией было собрано до 50 мелких осколков (частью с корой), общим весом в 220 граммов. Сохранившаяся от падения метеорита яма имела 0,5 метра глубины и около 1 кв. метра по площади. По сообщению очевидцев, метеорит, весом около 15 пудов, ушел с уклоном к W на глубину до 1 метра. В самом селе Донгуз Экспедиции удалось достать лишь небольшой кусочек от этого падения, весом в 10 граммов, с остатками на нем первичной коры. Исключительную помощь в работе, как у себя в уезде, так равно и вообще по обследованию падения, оказал заведующий Вольским Отделом Народного Образования и уездным Музеем В. Н. Марков, которому Экспедиция пользуется случаем выразить свою глубокую признательность.

6/Х Экспедиция через Вольск и Петровск, при энергичном содействии зав. Петровским У.О.Н.О. Г. П. Романова, и личном участии в работах Зав. Музеем Д. В. Наумова, прибыла ко второму и, вместе с тем, вероятно, последнему месту крупного падения у с. Белая Гора, Петровского уезда. По пути, в окрестных селах, было собрано несколько осколков от этого же падения. Осмотренная верстах в 4 к SO от села яма, имела такие же, что и у с. Донгуз, размеры. Первоначальная глубина ее, по показанию очевидцев, была тоже около 1 метра, а вес упавшего монолита—около 15—20 пудов. В селе Белая Гора Экспедицией было собрано около 200 осколков, общим весом свыше 50000 граммов19 из них 4 превышают 4000 граммов каждый и имеют вес: 7180, 6982, 5407 (см. табл. рис. 2) и 4660 граммов. Они заняли в коллекции Минералогического Музея 2, 3, 4 и 5 место в списке каменных и 8, 9, 10 и 11 —в общем списке метеоритов.

На основание собранных до сих пор Экспедицией сведений, вся картина этого падения рисуется в таком виде:

В сентябре20 1918 года около 3 часов пополудни с востока на запад пронесся метеорит, разделившийся над северными уездами Саратовской губ. сперва на две части, а затем одна из них с свою очередь отделила от себя меньшую часть. Явление сопровождалось ярким сиянием, образованием светлого следа и искр, а на местах разделения — появлением облачка. Был слышен также сильный гул и отдельные громовые удары. До сих пор места падения были прослежены Экспедицией в районах сел: Михаилёвки, Шаховского, Донгуза и Белой Горы (см. рис. 7). В Михайлёвке упал один монолит в несколько граммов весом, у Шаховского — несколько отдельных камней, общий вес которых достигает пудов, у Донгуза— монолит около 15 пудов и у Белой Горы — тоже монолит с весом того же порядка. Места падений у Михайлёвки, Шаховского, Донгуза и Белой Горы лежат в общем на прямой линии протяжением в 130 слишком километров. Не отрицается возможность падения осколков и отдельных монолитов (спутников) и в других пунктах около той же прямой, особенно — в восточной ее части.

Куда разошлась большая часть материала второго из главных падений— Экспедицией не прослежено; между тем, это представляет некоторый интерес, так как в Минералогический кабинет Саратовского Университета попала крупная часть лишь от одного из двух главных падений; во всяком случае от второго из них должна была уцелеть такая же масса пудов в 5-10, хотя, вообще говоря, монолиты на местах всех падений населением беспощадно раздробляются, главным образом — на почве своеобразного культа, обусловленного невежеством, а также необычностью происхождения этих предметов.

Хотя в общем все это падение и напоминает собой известное Оханское превосходя его масштабом и массой выпавшего материала, но вместе с тем оно имеет и много оригинального и нового, итоги чему подведет уже детальный анализ и обработка собранного материала. Здесь уместно будет отметить лишь бросающуюся в глаза рыхлосгь сложения этого шарикового хондрита, обильно крошащегося уже в руках в хонровый порошок и песок, удивительно крупные размеры самих хондр, а также обращающие на некоторых образцах на себя невольное внимание большие (в сантиметрах) шаровые включения, такие же по структуре, но иные по цвету, чем общая масса метеорита.

В заключение следует упомянуть, что Саратовская губ., кроме перечисленных падений, сорок лет тому назад отметила у себя еще одно падение, описанное академиком Ф. Н. Чернышевым (+)21 21 июля 1882 г. у села Павловки, на Карае, в Балашовском уезде.

Вся работа в Саратовской губ. была проведена Экспедицией под знаком популяризации сведений о метеоритах, при чем, помимо бесчисленных собеседований, было прочитано 7 больших лекций и дано для местной печати 4 статьи.

8/Х Экспедиция выбыла из Петровска в Москву и, по выполнении кратковременной поездки в гор. Козельск для выяснения неоправдавшихся, впрочем, слухов об имевшемся там метеорите, 19/Х возвратилась в Петроград.

Последним, полученным Экспедицией до 29/XI сего года метеоритом, был Верхнеудинский железный в 472 грамма весом, в виде отшлифованной и протравленной с двух сторон пластинки, переданный Экспедиции горным инженером И. Н. Крыжановским; этот образец пополнил существовавший по этому падению (находке) пробел в коллекции Минералогического Музея Академии Наук.

8.

Итак, в результате работы в течение полутора лет, Метеоритная Экспедиция Геологического и Минералогического Музея выполнила ряд поездок для обследования14 падений или находок метеоритов и псевдометеоритов, рассеянных но всей центральной России и Сибири, при чем покрыла расстояние до 20000 верст (см. рис. 8). Ею было распространено 2500 анкет по падению 1908 года в бассейне Подкаменной Тунгузки. За это же время ею напечатано до 10 статей и заметок в журналах и газетах и сделано такое же количество сообщений и докладов, не считая лекций и собеседований. Ею велась и ведется обширная переписка с сотрудниками в провинции, собираются сведения о метеоритных коллекциях в провинциальных музеях для составления каталога русских метеоритов и метеоритов русских музеев, ею оборудована фотографическая лаборатория и начато систематическое фотографирование русских метеоритов, составляются также карты падений и ведется систематическая регистрация литературы по обстоятельствам падений и сведений для характеристики русских метеоритов. Сверх того, ею собран и передан в распоряжение Минералогического Музея Академии Наук материал с 10 мест падений или находок (см. рис. 8). Шесть из них пополняют коллекцию Минералогического Музея новыми названиями, три представляют собой совершенно новые случаи, а два являются униками. Сведения и материал, как по обследованным уже Экспедицией случаям, так равно и новые, продолжают поступать и по настоящее время. И на-днях еще только провинциальные сотрудники известили Экспедицию о том, что ими собрано и пересылается в Петроград до 1/2 пуда кусков от падения у с. Белой Горы, Саратовской губ.

Представляя настоящий отчет о выполненных работах, Экспедиция считает своим долгом упомянуть также и о незаконченных еще обследованиях перечисляемых в нижеследующих пунктах:

1) Дальнейшее систематическое наблюдение за падениями вообще и окончание сбора метеоритов и данных по их падениям:
а) в районе реки Огнии,
б) у дер. Метиховой,
в) в Чите,
г) у дер. Дёминой,
д) в окрестностях г. Петропавловска,
е) в Верхотурском районе,
ж) по Саратовскому падению (1918 г. и др.),
з) у Летяжевки, Саратовск. г.
и) в Устюге-Великом,
к) в Кирилло-Белозерском районе,
л) у Кагарлыка,
м) в Крыму и др.

2) Сбор литературы, в особенности - провинциальной, касающейся этого предмета.

3) Сбор сведений и каталогизация метеоритных собраний в научных учреждениях и высших учебных заведениях и фотографирование метеоритов для составления каталога русских метеоритов и метеоритов русских музеев.

4) Систематика русских метеоритов и метеоритов вообще со сводкой данных по обстановке их падения, их структуре и составу.

5) Обработка собранного материала, а также — разработка новых методов исследования, и

6) Популяризация и распространение в среде населения сведений о метеоритах и их происхождении.

29 ноября 1922 г. г. Петроград.

СПИСОК МЕТЕОРИТОВ,

доставленных Метеоритной Экспедицией в распоряжение Минералогического Отделения Г. и М. Музея Российской Академии Наук за время с 19/V 1921 г. по 29/XI 1922 г.

ЖЕЛЕЗНЫЕ:

"Дорофеевка",—найден в 1910 г. у с. ДороФеевки, Кокчетавского уезда, Омской губ., весом в 12679 граммов.
"Mukerop (Goamus)"22—шлифованная по грани куба и протравленная пластинка, весом в 185 граммов.
"Верхнеудинск",— шлифованная и протравленная с двух сторон пластинка, весом в 472,5 грамма.

КАМЕННЫЕ:

„Кагарлык",— 1908 г., VI; почти целый монолит; весом в 1912 гр.
"Пултуск",—1868 г., 11/II; два монолита с почти цельной корой, весом в 2923 и 37 граммов.
"Оханск-Таборы",—1887 г., 30/VIII, один осколок с корой, весом в 56 граммов.
"Оханск-Очер", —1887 г., 30/VIII, почти цельный монолит, весом в 1288 граммов.
"Knyahinya" (Венгрия), —1866 г., осколок с корой, весом в 30,5 гр.
"Дёмина", —1911 г., сентябрь, — два осколка с корой, весом в 793 и 31 гр.
"Саратов", - 1918 г., IX.

Всего собрано 233 экземпляра, общим весом свыше 77000 граммов.

Объяснение к таблице рисунков.

Рис. 9. Каменный метеорит (промежуточный хондрит) «Дёмина». 3/4 натуральной величины. Вес — 793 гр. Упал в сентябре 1911 г. у д. Дёминой, Бийского у. Алтайской губ.
Рис. 10. Каменный метеорит (хондрит) «Саратов-Белая Гора». 1/2 натур. велич. Вес —5407 гр. Упал в сентябре 1918 г. у с. Белая Гора, Петровского у. Саратовской губ.
Рис. 11. Железный метеорит (гексаэдрит) «Дорофеевка». Вид сверху. 2/5 натуральной величины. Вес — 12580 гр. Поднят в апреле 1910 г. у с. Дорофеевка, Кокчетавского у. б. Семипалатинской области.
Рис. 12. Часть железного метеорита «Дорофеевка» с Нейманновыми линиями. Натуральн. величина. Вес — 85 гр.

1 См. Л. А. Кулик. Первая метеоритная экспедиция в России и очередные задачи метеоритики. Ж. Мироведение, № 1 (44) 1923 г.
2 С. Архангельское — на старых картах.
3 По 29 ноября 1922 г. в составе Экспедиции принимали участие в работах в качестве сотрудников:
1) Аксенова, Е. Н. с 19 V 21 г.
2) Байгулов, В. А. с 15 VI 22 г. по 1 X 22 г.
3) Баландин, А. А. с 19 V 21 г. по 22 XI 21 г.
4) Беккер, Э. Я. с 1 X 21 г. по 1 III 22 г.
5) Ветчинкин, В. П. с 1 VII 21 г. по 1 IX 21 г.
6) Волохов, А. Н. с 1 VII 21 г. по 1 X 21 г.
7) Гросс, К. Ю. с 21 IX 22 г.
8) Зайковский, Б. В. с 1IX 22 г.
9) Зимовская, Е. Б. с 1 V 22 г.
10) Ивагин, Г. А. с 23 X 22 г.
11) Курпевский, С. Р. с 19 V 21 г по 18 IX 21 г.
12) Ландсберг, Д. Ф. с 19 V 21 г. по 21 III 22 г.
13) Минин, М И. с I VIII 22 г. 14) Наумов, Д. В. 8 X 22 г.
15) Наумов, И. Т. с 26 IX 22 г.
16) Петров, Л. Г. с 8 X 22 г.
17) Попова, В. Ю. с 1 XII 22 г.
18)Попова, Н. Ю. с 1 XII 22 г.
19) Потапов, В. Г. с 21 IX 22 г.
20) Сергеев, Е. С. (+) с 20 IX 21 г. по 1 I 22 г.
21) Смирницкий, В. И. с 1 VII 22 г.
22) Теплоухова, Н.А. с 1 III 22 г. по 9 IV 22 г.
23) Чащухин, А.Д. (+) с 1 II 22 г. по 20 III 22 г.
24) Черепанова, Е.В. с 1 XI 21 г. по 1 IV 22 г.
25) Щипиорская, Е.А. с 1 III 22 г. по 1 VI 22 г.
26) Щипиорский, В.Б. с 1 III 22 г. по 1 VI 22 г.

4«Падение метеорита»; Тюмень, газ. «Трудовой Набат», 4 IX 21 г., .№ 505-688.
5 «Метеоритная Экспедиция»: журн. Мироведение, №2 (44), 1921 г., с. 234.
6 Л. Кулик. «Затерянный Филимоновский метеорит 1908 года»; журн. «Мироведение», № 1 (40), 1921 г., стр. 74, см. также № 1 (42), 1922 г., стр. 80 и № 2 (48) 1922 г. ст. 143 и 144.
«Болид 16 июля 1908 г.»: журн. Астрономическое Обозрение. 1908 г., № 5, стр. 160 (16 июля указано здесь ошибочно: «Голос Томска» в № 143 от 3 VII 1908 г., откуда почерпнута эта заметка, датирует явление 17 июня. Л. К.).
Отрывной календарь изд. О. Кирхнер. СПб., 1910,2 (15) июня.
7 Д.Руднев. Светящиеся облака в Орловской губ. Метеорологич. Вести., 1908 г., т. XVIII, № 7, стр. 27. Н. Димо. Сложная радуга и белая ночь в Саратове. Там же. Б. Срезневский. Пурпуровые зори в окрестностях Юрьева. Там же, стр. 270. В. III. Необыкновенная заря 30 июня нов. ст. Там же, № 8, стр. 289. В. Ф. Нагорский. Ночное сияние, наблюдавшееся в северной стороне неба 17—18 и 18-19 июня в местностях среднего течения Волги. Там же, № 8, стр. 307. Д. О. Святский. Иллюминация сумерок. Ж. Природа и Люди, 1908 г. № 37. И. Надеин. Светящиеся облака. Зап. по Гидрографии. 1909 г., в. XXXI. А. М. Шенрок. Заря 17(30) июня 1908 г. Ежем. Метеоролог. Бюл. Ник. Гл. Физ. Обсерватории. 1908 г. №6 (июнь). Пр. С. П. Глазенап Новое Время. 1908, № 11529 La nuit claire du 30 juin. Bul. d. 1 Soc. Astronom. de France, 1908, p. 375, 477. Nordlivland. Ztg. 1908, № 140. M. Brendel. Meteorologische Zeitschrilt, 1908, № 12. M. Rudzsky dr. Reiman, F. Busch,—ibidem, № 7.
8 Д. Ландсберг. «Демино-Бийский метеорит 1911 года», журн. Мироведение, № 1 (42), 1922 г. ( в этой статье автор слишком поторопился назвать его «метеоритом». Точно также Оханск-Очерский метеорит получен не от «Алтайского», а от Семипалатинского подотдела РГО, неправильно указан и вес Оханско-Очерского метеорита. Л.К.) См. также журн. Мироведение, №2 (45), 1922 г., стр. 143.
9 П. Кротов. Оханские метеориты 18/30 августа 1887 г. Проток, засед. Общества Естествоиспытателей при Казанском Университете, № 94, 1887 года.
10 Д. Ландсберг. Демино-Бийский метеорит 1911 года. Журн Мироведение, .№ 1 (42), 1922 года.
11 М. А. Усов. Томский метеорит. Томск, 1916 г.
12 Адрианов. «Пришлец из небесного пространства». Томск. Газ. «Сибирская Жизнь», № 135, 29 VI 1908 г. «Наши корреспонденты». Иркутск. Газ. «Сибирь», 2 VII 1908 г. «Подробности падения болида». Томск. Газ. «Голос Томска», № 143, 3 VII 1908 г. «О падении метеорита». Томск. Газ. «Голос Томска», № 144, 4 VII 1908 г. «Метеор, молния или землетрясение». Томск. Газ. «Голос Томска», № 153, 15 VII 1908 г. «По губернии» (от соб. корресп.). Красноярск. Газ. «Красноярец» № 153,13 VII 1908 г.
13 Л. А. Кулик. Гуговский метеорит 1885 года. Журн. Мироведение, № 1 (40), 1921 г., стр. 70. «Метеоритная Экспедиция». Журн..Мироведение, № 1 (42), 1922 г. стр. 79.
14 Л. А. Кулик. Метеорит или болид 27 ноября 1920 г. в окрестностях Петропавловска. Журн. Мироведение, № 1 (40), 1921 года, стр. 72. Л. А. Кулик. Петропавловский метеорит 27 ХI 1920 г. Журн. Природа, № 4,6, 1921 г.
15 Метеоритная Экспедиция. Ж. Мироведение, № 2 (41), 1921 г., стр. 234.
16 Л. Кулик. К падению метеорита в Саратовской губ. в сентябре 1918 года. Ж. Мироведение, № 1 (40), 1921 г., стр. 71.
17 Л. Кулик. К падению в Хвалынском уезде в 1918 г. камней с неба. Хвалынск Газ. «Волжанин», № 103, 29 IX 1922 г.
18 «К приезду Метеоритной Экспедиции». Вольск. Газ. «Луч Правды», № 92, 19/IX 1922 г.
19 Горячее участие и неоценимую помощь при сборе этого материала оказали местная учительница II. Г. Идобаева и ее семья.
20 Несмотря на исключительное обилие свидетелей, поразительная разноголосица в их показаниях и отсутствие документальных данных —до сих пор не дают возможности точно установить день падения.
21 Ф. Н. Чернышев. Несколько слов о метеорите, выпавшем 21 июля 1882 г. в Саратовской губернии. Записки СПБ Минералогич. Общества, 2 серия, часть восемнадцатая, 1888 г. стр. 205.
22 Farm-Goamus, Gibeon SW Afrika.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт