Главная Архивные документы
Исследования
КСЭ Лирика
Вернуться
Кулик Л.А. Кашинский метеорит 27(14) февраля 1918 г.
Кулик Л.А. Метеорит 27(14) февраля 1918 г.
Каталог
Кулик Л.А. Кашинский метеорит 27(14) февраля 1918 г.
Известия Российской Академии Наук. №11, VI серия, 15 июня, с.1089-1108.
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Исследования » Библиография » 1908-19 » 1918 » Кулик Л.А. Кашинский метеорит 27(14) февраля 1918 г.

Известия Российской Академии Наук. 1918.

(Bulletin de l’Academie des Sciences de Russia).

Кашинский метеорит 27(14) февраля 1918 г.

 (Предварительный отчет).

Л. А. Кулика.

(Представлено академиком H. И. Андрусовым в заседании Отделения Физико-Математических Наук 21 (8) мая 1918 года).

Директор Николаевской Главной Астрономической Обсерватории A. A. Белопольский письмомот 23 (10) марта известил академика Н. И. Андрусовао том, что им получены сведения о падении в г. Кашине Тверской губ. метеорита до 7 1/2 пудов весом, на основании чего 4 апреля (22 марта) Академия Наук предложила мне отправиться  в командировкудля изучения обстоятельств падения и привоза этого метеорита в Петроград.

По прибытии в Кашин 11 апреля утромя передал в местный совдеп все необходимыедокументы и при этом узнал, что, на основании сношения Департамента Земледелия, метеорит уже передан в распоряжение Петровской Сельско-Хозяйственной Академии и 9 aпpеля отправлен в Москву.

Сообщиво создавшемся положениивещей Непременному Секретарю Академии я использовал имевшееся уменя время на изучение места и обстоятельств падения.Метеорит упал возле деревни Глазатово, находящейся в 1 ½ верстах к W отг. Кашина.

Деревняпредставляет в общем четырехугольник, обращенный углами соответственно к NО и т. д. Юго-западный угол обозначается ригой крестьянина Орлова, за которой сейчас же начинаются пашни (см. Фотограф.). От северо-западного угла этой риги, в направлении на NW: 70°, на расстоянии 123 саженей, среди пашен с озимью находится место падения,представлявшее во время моего посещения округлую яму в один метр диаметром,заполненную водой (не доверху). Дно ямы довольно ровное, с незначительные углублением в центральной части, мерзлое; руками легко нащупывались в нем под водой иилом отверстия, какие можно проделать в мерзлой земле, например, ломом. Глубина ямы, считая до мерзлоты, — тридцать саитиметров.

Фото. Ребятишки с рулеткой стоят на краях метеоритной ямы. На заднем плане — деревня Глазатово.

При исследовании ямы края ее оползали, так как верхний слой пашни и суглинки, подстилающие гумусовый слой, на свободных от снега местах уже оттаяли на 11/2 — 2 вершка. Тем не менее вокруг по полю местами еще уцелели снежные полянки в том числе —и возле «метеоритной» ямы, а это в связи с тем, что и остальная часть пашни была покрыта зеленеющей неистоптанной озимью, дало мне возможность установить, что при падении метеорит разбросал вокруг себя комья земли, но неравномерно: на чередующихсяс проталинками полосах снега и сугробах его по межам ибороздам и на зелени озими отчетливо обрисовался тот контур, который я заснял, при помощи простого компаса, на прилагаемом чертеже (см. черт. 1).

Черт.1.

В этом эллипсовидном очертании яма лежит на большой оси «эллипсиса», направленной на NО:42°. Комья земли гуще всего лежат возле ямы, но в сторону SW — всего на 2 саж. (самые тщательные поиски не обнаружили комков уже на 3-ей сажени), а к NО — на 12 саженей, мелкие же — и на 15 саженей. Малая ось «эллипсиса» равна приблизительно 10 саж.

Все это дает уже придержку для суждения о направлении распространения удара «взрыва», обусловленного наличием конической головной воздушной волны, обгоняющей метеорит перед его падением и, при наклонной к данной местности траектории полета метеорита, распространяющейся по поверхности земли приблизительно по эллипсоидальной площади; большая ось ее, нужно ожидать, совпадет с таковой эллипсиса рассеяния комков земли у места падения

Присутствие снега к N от ямы дало возможность подметить еще и следующее явление. В этом направлении снегна несколько саженей от ямы быль запорошен пылью почвы; в других направлениях следов пыли не обнаружено. Это дает нам возможность сделать два вывода; 1) во время падения. метеорита не было значительнойоттепели и 2) ветер дул в общем на N. Последнее подтверждается исвидетельскими показаниями (П. А. Метелин).

После изучения, съемки и фотографирования места падения я приступил к опросам свидетелей. Всего было опрошено 40 человек; при этом каждый раз составлялся протокол опроса, по возможности за подписью свидетеля.При всех работах и опросах присутствовал и оказал мне ряд бесценных услуг Кашинскй житель Виктор Александрович Петухов.

Первое, что потребовало выяснения,—это дата падения. Вызвано это было особенно тем обстоятельством, что при посещении моем Кашинского совдепа, мне было показано сношение Петровской Академии, в котором падение было датировано 26/13 февраля. В совдепе тоже не могли ничего сообщить о времени падения метеорита, так как лица, привезшие его, находились в отлучке.

Большинство опрошенных свидетелей совершенно забыли день. Другие давали мало удовлетворительные ответы, вроде: «в феврале, помню в среду», «в средине мясоеда», «вскоре перед масляной», «в средине февраля» и т. д.

Доверия по этому вопросу заслуживает только пять показаний следующих лиц:

И. В. Николаев (д. Глазатово): «в среду на сплошной».

М. В. Николаева (д. Глазатово): «в среду на сплошной».

П. А. Метелин (д. Глазатово): «1918 г. февраля 14 дня».

В. А. Стрипжев (д. Размесово): «февраля 14».

П. М. Кочергин (д. Размесово): «14 (27) февраля с. г.».

Bсе эти даты совпадают, так как «среда на сплошной» (неделе) пришлась в этом годуна 14 (27) февраля. Безусловного доверия заслуживают также сообщения П. А. Метелина и B.C. Стрижева, так как событие это было отмечено в их дневниках в порядке записи.

П. М. Кочергин, по его словам, в этот день сдавал общественные деньги в Казначейство и восстановил в моем присутствии число по казначейской квитанции.

Таким образом возможно принять, что метеорит упал 27(14) февраля с. г.

Еще хуже обстоит дело с установлением часа. Точного времени никто не мог указать. Одни совсем уклонялись от ответа на этот вопрос, дpyгиe говорили приблизительно:

Около 2-х часов: С. Г. Ганеев (с. Суходол) и Г. Г. Чумаков (г. Кашин).

Около 1 часа: В. И. Кункин(г. Кашин).

Около 12 1/2 часов: Ваня Николаев (д. Глазатово). Вася Николаев (д. Глазатово), В. В. Пуговишников (г. Кашин), И. Н. Гугин (д. Размесово).

Около 12 часов (около полудня): В. С. Циммерманов (г. Калязин). И. Н. Романов (д. Ковырино), А. Л. Морозова (г. Кашин), И.И. Кручинин (г. Кашин), С. И. Кочергин (д. Размесово), В. С. Стрижев (д. Размесово), П. Г. Шапорев (ст. Сонково).

Указания на 12 часов как будто преобладают. Но понятие «около полудня» довольно растяжимо и граничит уже снеприведенным в таблице «среди дня» (Ф. Д. Болотов, д. Дуплино), почему отождествлять в данномслучае «полдень» с «12 часами» рискованно. Большего доверия заслуживают указания на 12 1/2 часов. Вероятность этой цифры подтверждают следующие соображения: Ваня Николаев (д. Глазатово) разсказывал: «шел яиз Сретенской школы, отпустили нас в 12 часовъ»... В дальнейшем он был свидетель падения метеорита. От Сретенской школы до деревни Глазатовой около 2 верст. Голодный школьник, спешащий пообедать, npoйдет это расстояние в 20 минут, максимум 1/2 часа. Следовательно, его показание (12 1/2 часов) довольно близко к действительности.

Его брат Вася, тоже ученик той же школы, но постарше, рассказывал: а нас отпустили в 12 ч. 15 минут... "Когда я дошел до почты (наше училище—Сретенское,—на Меняевской улице), на углу Московской и Герликовской улицы, оно и стрельнуло... Из училищая после урока вышел сразу, скоро оделся и пошел, нигде не останавливался; шли тихонечко»... Сретенское училище за углом, а школа — на другом углу того же квартала: ходьбы — 2 минуты. Если уделитьвремя на сбор книжек, быстрое одевание и накинуть на медленную ходьбу до почты, то, действительно, 13 минут будет вполне достаточно; таким образомцифра Bacи (12 1/2 часов) заслуживает доверия, а с другой стороны,— она подтверждает показаниеи Вани, и двух остальных свидетелей, В. В. Пуговишникова и И. И. Гугина. Однако эта вероятная цифра все-таки лишь приблизительна и вопрос об установлении точного времени падения не должен быть упущен из виду при составлении анкетных листов, еслитаковые будут рассылаться.

Так как метеорит упал среди дня амог быть с успехом прослежен лишь при исключительно благоприятной обстановке, которой в данном случае не было, то для определения направленияего полета оставалась единственная возможность ориентировки: по площади распространения звуковых явленийи их характеру. Это требовалось между прочими для выяснениявопроса о том, одинили несколько метеоритов или частей их попалина поверхность земли. Между темименно здесь при опросе встретились наибольшие затруднения. Много возни доставляло также установление длительности звуковых впечатлений. Когда свидетель растягивал явление на целые часы, то единственным мерилом для придержки являлся мой счет количественными числительными, рассчитанный на 1/2 секунды. Таким путем были установлены все цифровые данные, на которые я буду ссылаться. Так, например, выражение «считать до 40» —означает 20 секунд и т. п.

В нижеприводимых выдержках из протоколов, знакомящих нас с звуковыми впечатлениями свидетелей, в целях лучшей ориентировки, я распределил их в порядке удаления наблюдателя от места падения метеорита.

Федя Николаев (д. Глазатово): «я катался на саночках… сперва стрельнуло,—«бух», шибко и стало греметь: «гррууу», шибко...».

Ваня Николаев (д. Глазатово): « ...подхожу к риге, сперва шибко бухнуло, a потом зажужжало (бух-жжж), как один шмель, только очень шибко ».

М. В. Николаева (д. Глазатово): «я давала корм коровам на дворе... сперва пукнуло, так весь двор и затрясся; лошади от кормушки все бросились к коровам, а потом — вроде дрожжания; я думала труба упала. Так все сразу и было: сперва бухнуло (я подумала, — выстрелили), а потом следом завизжало... ».

А. Д. Николаева (д. Глазатово): «... я сидела в этот день дома. Дочка работала на ножной машине. Нас было трое в избе. Мы ничего не слыхали ».

П. А. Метелин (д. Глазатово): «запрягал я у сарая лошадь… Услыхал очень сильный выстрел... как орудийный... Сначала был этот один сильный удар, а потом гудело, вроде, как выло, весь воздух как будто сотрясался. После долго отдавалось, как от сильного ветра в телеграфных проволоках. После удара выло не долго: можно сосчитать до 13. Лошадь у нас смирная. Когда ударило, она вырваласьу меня из рук и выскочила из оглобель.».

А. А. Метелин (д. Глазатово): «я запрягал с сыном лошадь... услыхал удар, аккурат далекий артиллерийский из тяжелого орудия выстрел; после этого удара, следом же за ним стал происходить шум, как полет снаряда. Я забегал взад и вперед, хотел спрятаться. Думаю, что с минуту было слышно это. Шум сперва нарастал все сильнее и сильнее, а потом сразу ослабел и затих. В воздухе звуки и сотрясение еще носились, похоже, как ручные жернова. Звука от клевка я не расслышал. ».

Н. А. Метелина и А. А. Метелин (д. Глзатово): «... были в это время в избе... ничего не слыхали и узнали об этом лишь потом».

А. Н. Стрижева (д. Размесово): «...вышла со двора, вдруг слышу: «бух» (шибко) в стороне Глазатовой, как из ружья (на гром не похоже), а пошелшум в небе над головой, как будто что перебирает, ворошит; направление от Глазатовой на Чагину».

И. А. Корзинин (д._Размесово): «я сидел в избе... вдруг раздался удар, как от разрыва шестидюймового снаряда и после него гул, вроде раската; изба и стекла задрожали».

И. М. Гугин (д. Размесово): «я пошел из избы, открыл дверь и в это время услыхал шум: «ввв»... Удара не слыхал».

М. В. Петухова (д. Размесово): «я сиделау окна; вдруг что то прошумело «гух»: изба и стекла не дрожжали».

П. И. Ежев (д. Размесово): «. слышал сильный шум и раскат вроде грому и вышел из дому...». (Прислал письменное показание. Лично опрошен не был.)

Е. М. Гугин (д. Размесово): «...был на улице ... сначала был удар, вроде как из дальнобойного орудия тяжелого калибра и потом гул вроде раската грома и потом гул вроде легкого удара (?) над головой».  (Прислал письменное показание. Лично опрошен не был.)

А. А. Корзинин (д. Размесово):  «…услыхал я орудийный выстрел с такой силой, что дом затрясся в этот момент, вышли на улицу и был раскат вроде грому минуть пять» (?).(Прислал письменное показание. Лично опрошен не был.)

Г. Г. Чумаков (г. Кашин): «около 2 часов дня я был около гостиницы Хорошавина. Услышал один удар к западу от меня. Потом над головой вроде, как что пролетело, и трясение как будто бы было, вроде, как «ууу», — нерезкое жужжание: чувствовалось, как будто бы вверху над нами воздух колебался; можно было просчитать до 40.

Г. В. Ильин (г. Кашин): «я был у Городской Управы. Услышал шум сперва, как летит аэроплан,а потом раскаты, вроде, как гром, а потом удар получился, вроде, как не один раз ударило и цотом еще звук отдавал, раскаты, эхо. Звук был как выстрел, только не так, как выстрелит и конец, авроде, как гром с раскатами потом; шум был слышен вперед, потом удар с раскатами, а потом еще пошумело немного... Шум был сначала долго (можно просчитать до 20, если не торопиться). Потом без перерыва удар с раскатом. Раскат не очень долго (до 5 — 6 просчитать) и еще недолго пошумело (от 6 до 7 посчитать). Все звуки были не очень (сильны); стекла, не заприметил, чтобы дрожжали...».

A.Л. Морозова (г. Кашин): «я живу у женского монастыря (S часть города).., была в избе.. услыхала сильный шум и гром, инда дом и cтекла затряслись... думали, труба упала... Сильный шум был, с трясением, громъ._Похоже на гром. Минут сосчитать раз 16 можно. Трясение воздуха было сильное; в избе глухо было слышно, глуше, чем летом гром...».

И. И. Кручинин [г. Кашин):  «я был на Спасской площади... раскат грома получился, мы думали, кто из пушки не стреляет ли; звук был со свистом, с раскатами, похожими на гром. Свист был похож, как будто пронеслось что-то такое. Первым долгом услыхали гром, а потом, ровно что пронеслось со свистом. Гром был недолго. Прогремело один раз с раскатом. Звук был считать примерно до 20».

B. И. Николаев (г. Кашин): «когдая дошел до почты,… оно и стрельнуло очень шибко и зажужжало «вжжж», раз до 7 сосчитать можно. Мы подумали, что это выстрелили из пушки».

П. М. Кочергин (г. Кашин): «... сдавал деньги в Казначейство... в Казначействе (каменное здание) никаких звуков не слышал».

М. К. Кочергина (г. Кашин): «...была на постоялом дворе Суханова... услышала шум, показалось, что рушится крыша; потом был слышен следом раскат «ppp» и слышно было дрожжание земли» (?).

Д. М. Кочергина (г. Кашин): «... спустиласьс Ильинского моста. Вдруг услыхала сильный удар: «бух-рррр», а потом,—«ууу», — завыло».

C. И. Кочергин (г. Кашин); «…ехал  городом. Вдруг слышу—«бух» (очень громко), а потом— «вжжж» недолго; лошадь у меня испугалась, насилу удержал».

В. С Стрижев (г. Кашин): «я был в городе в гостинице. Гостиница каменная. Ничего не слыхал.

И. В. Николаев (г. Кашин):   «я был на мельнице Захарова. Я ничего не слыхал».

А.И. Соколов {г. Кашин): «...я был в здании семинарии (каменное)... Звука падения я не слышал».

И. А. Кисилев (г. Кашин): «я играл на биллиарде. Здание было каменное. Звуков я не слыхал».

A.В. Пухлинский (г. Кашин): «я был дома по Садовой улице (уг. Дворянской), колол во дворе дрова. Услыхал выстрел, похожий на средний пушечный .. Больше никаких звуков не слыхал».

С. И. Мошков (фотограф, г. Кашин): «...ретушировл в павильоне и вдруг неожиданно как будто бы сильно ударило доской в стену. Удар получился такой сильный, что даже стекла задрожжали. Подумал, что кто нибудь ударил о стенку, и пошел посмотреть; при этом услышал сильный шум в воздухе, постепенно затихнувший. Шум был похож на «вввв». С минуту слышался шум.

Д. П. Молчанов (г. Кашин): «я был у себя во дворе. Услыхал звук, думал, выстрел громкий, и гудело очень долго: стоял и думал, кончится ли, минут 15 звук был (?); думал, — на машину не похоже. Корова на дворе была встревожилась, собака тоже».

B. В. Пуговишников (г. Кашин): «... стал топить печь; услышал звук как будто бы громадное бревно ударило с юго-западной стороны по крыше сверху, так что изба затряслась; звенели ли стекла—не заметил. Других звуков никаких не слышал, испугался… живу на Сергиевской улице» (N часть города).

В. П. Кункин (г. Кашин): «... увидел, что бывший у меня военнопленный смотрит на небо... я вышел, .. спросил, в чем дело; он ответил, что на небе что-то шумит. Шума я не слыхал, так как плохо слышу... я снова вошел в дом (каменный) и только что сел за стол, раздался выстрел, похожий на далекий пушечный. После выстрела шума я не слыхал. Дом и стекла на дрожжали».

И. Н. Романов (д. Ковырино): «я сидел в избе .. услышал сильный удар, как летом бывает, а после него с разливом ударение «гypp-гypp-гурр» — послабее идолго — катится ровно и гремит: вышелъ из избы. Все еще грохотало прямо над моей избой. От начала до конца грома прошло, что можно просчитать до 30. а то пожалуй и до 50 Гром быль, как летом; так все и подумали. Когда грянуло,— и стекла задржжали и изба затряслась, думали, —проваливается, — света представление... Вещи в доме не прыгали».

И. К. Белов (д. Гаврильцево): «я был в селе Ванчугово.. версты 3 отошел отВанчугово (к S). Услыхал, гремит, как гром. Удивился: не во время гремит. Гром был как гул. Можно было просчитать раз 10—15, не более, пока гремело. Гремело глухо мне навстречу, в стороне вроде, как далеко. На выстрел непохоже».

B.С. Циммерманов (г. Калязин): «я ходил в Казначейство.... услыхал как будто один пушечный выстрел, вроде, как ухнуло глуховато».

C.Г. Ганеев (с. Суходол): «я вышел давать корм корове; услыхал —вроде как гром; сначала зашумело, — вроде как вороны или галки разыграются, а потом загрохотало глухо протяжно (не как выстрел), под конец как бы застонало. Думал, что гром загремел».

Ф. Д. Болотов (д. Дуплино): «я сидел в избе; ничего не слышал».

Н. И. Коровин (ст. Кесова Гора): «я был за семафором с версту за станцией: слышу — воет: нет — ветер, нет — воет, — похоже на далекий гул глухой... не сообразить,—то-ли ветер в щитах, то-ли гром, но не как летом, а глухо».

Н. П. Шишкунов (ст. Кесова Гора): «работал... в лесу верстах в 3-х к востоку от станции. Больше минуты гремело без перерыва; средне гремело; отдавалось по лесу».

П. Г. Шапорев (ст. Сонково):  «... жена моя шла лесом и услыхала шум,не похожий на привычные звуки. Звук раздавался над головой и не был похож на ход поезда».

Прошедшие со времени паденияметеорита 1 1/2 месяца сильно отразились на точности изложения свидетелями первоначальных впечатлений. Явилось много прикрас, преувеличений и просто путаницы в передаче последовательности звуков, их силы и продолжительности. Поэтому ко многим показаниям приходится отнестись довольно критически. Тем не менее, картина падения обрисовывается достаточно ясно. В деревне Глазатовой, на месте падения, был слышен один глухой («бух», «пукнуло», «далекий выстрел») средней силы (в избах ни шума, ни дрожжания стекол не слыхали, не смотря на непосредственную близость падения) удар головной конической волны, сопровождаемый добавочными звуками остальныхъ волн, вызванных полетом метеорита: «грууу», «жжж», «дрожжание», «завизжало», «гудело», «воздух сотрясался, как от сильного ветра в телеграфных проволоках», «шум», «сотрясение... как ручные жернова». Показание М. В. Николаевой о том, что «весь двор затрясся», безусловно преувеличено; этому противоречит и ее собственное показание о том, что ее первой мыслью было представление о падении трубы, вряд ли способное вызвать «сотрясение всего двора», что шарахнулись только лошади, ана коров звук впечатления не произвел, а также то обстоятельство, что бывшие в избе того же двора трое лиц никаких звуков не слыхали. Следовательно звук был средней силы. Еще слабее был звук от падения (клевка). Его никто не слыхал: очевидно он был покрыт более сильными звуками головной волны и ближайших к ней. Относительно продолжительности звука «удара» и«раскатов» в Глазатове имеются два показания: П. А. Метелина (6—7 секунд) и А. А. Метелина (1 минута). Более достоверно показаниепервого, который в моем присутствия несколько раз звукоподражательно воспроизвел всю эту картину. Сомнительно, чтобы перепугавшийся и забегавший взади вперед А. А. Метелин способен был более точно ориентироваться в продолжительности звуков. Время до одной минуты вероятнее для главной группы звуков, а для всех, считая в том числе и многочисленные эхо, отраженные, как земными, так ивоздушнымиповерхностями (небо было облачно), на что указывает и П. А. Метелин: «после долго отдавалось, как от сильного ветра в телеграфных проволоках».

В следующей деревне, Размесово, отстоящей от Глазатова к NО на 11/4 версты, свидетели однообразно показывали, что был один удар с последующими «раскатами» («шум в небе, как будто что перебирает, ворошить», «гул, вроде раската», «шум ввв...», «шум и раскат, вроде грома»). Следует отметить, что слово «раскат» свидетели употребляют исключительно для обозначения вибрации, сотрясения воздуха. Показания Е. М. Гугина о том, что, после удара и раскатов был еще легкий удар над головой, аннулируется квалификацией им этого же удара, какъ гула. Вообще, в показаниях свидетелей, слово «удар» (ударение) часто употребляется для обозначения понятия «сотрясение».

Интересно отметить наростание в Размесове силы звука. Здесь он слышен уже в избах (И. А. Корзинин, М. В. Петухов, П. И. Ежев, А. А. Корзинин), при чем замечается в одном случае, дрожжание стекол и даже самихъ изб (И. А. Корзинин и А. А. Корзинин).

Особенно ценным является показание А. И. Стрижевой, точно указывающей направление шума в небе над головой от д. Глазатово на д. Чагино. Это направление совпадает с большой осью эллипсиса рассеяния комков земли на месте падения метеорита и подтверждает предположение о направлении в эту сторону головной конической волны, а следовательно — и траэктории полета метеорита.

Полоса этого направления касается и NW части города Кашина, отстоящей от деревни Размесово на 1/2 версты к О.

Показания свидетелей, бывших в это время в поле, тоже сходятся на том, что удар был одини сопровождался шумом трясение», «ууу», «нерезкое жужжание», «воздух колебался», «раскаты», «эхо», «звук со свистом», «зажужжало, «вжжж», «рррр, а потом-ууу, — завыло», «вввв»).

Некоторые свидетели (Г. Б. Ильин, военнопленный у В.И. Кункина), бывшие под открытым небом, слыхали сперва шум (как летит аэроплан), а потом ударс последующимизвуками, что вполнеобъяснимо, так как город Кашин большей своей частью лежит к SO от предполагаемого направления полета метеорита. Сила звукав Kaшине, как и в Размесове, была большей, чем в Глазатове. Легкиедеревянные постройки и стекла в них дрожжали (избы А. Л. Морозовой а В. В. Пуговишникова, павильон фотографа), как от удара доски или бревна о стену или крышу; повторяется срaвнение звука (в избе) с таковым при падении кирпичной трубы. Явлениеобеспокоило в Кашине и животных(лошадь С. И. Кочергина, корову и собаку Д. П. Молчанова). Но все же звук не былнастолько силен, чтобы быть слышным в каменных зданиях: свидетели, бывшие в это время в каменныхпостройках, его не слыхали (П. М. Кочергин, В. С. Стрижев, И. В. Николаева, А. И. Соколов, И. А Киселев); единственное исключение—В. И. Кункин, слышавший, впрочем, только удар без добавочных звуков.

Продолжительность звука определяется, как и следовало ожидать, очень разнообразно: от 4 до 20 секунд (Г. Г. Чумаков, Г. В. Ильин, А. Л. Морозова, И. И. Кручинин, В. И. Николаев). Есть указания на 1 минуту (С. П. Мошков) и даже мало вероятное— 15 минут (Д. П. Молчанов).

Г. В. Ильин дает раздельное исчисление длительности звуков: шум до удара —10 секунд, раскаты пocле удара 3 секунды и затихающий шум — 4 секунды, всего —17 секунд.

Следующей по отдаленности от места падения (к NW—3 версты) является деревня Ковырино. Здесь был слышен без предшествующих звуков один удар с раскатами, длительностью от 15 до 25 секунд, при чем дрожала изба и окна (И. Н. Романов), то-есть звук был сильнее, чем в Глазатове.

Свидетель И. К. Белов, шедший к S по Кашинской дороге, верстах в 10 к NNW от Глазатова говорит о «глухом» громе, что, возможно, указывает на ослабление звука. Свидетель С. С. Ганеевъ из села Суходол (24 1/2версты к NW от Глазаатова) к знакомой уже картине удара добавляет указание на предшествовавший ему шум, похожий на шум, производимый стаей птиц. Боковое положение Суходола в отношение направления полета также допускает возможность достижения сюда боковых волн раньше головной.

В деревне Дуплино, лежащей в 4 верстах к W от Суходола и 26 верстах к NW от Глазатова, в избе шума слышно не было (Ф. Д. Болотов). В городе Калязине (19 верст к SO) звук походил на глухой пушечный выстрел (В. С. Циммерманов).

В районе станции Кесова Гора (23 версты к NW от Глазатова) звук заметно слабеет; в открытом поле на ветpy он напоминаетотдаленный гром (Н. И. Коровин); лучше слышен в леcy (H. П. Шишкунов), при чем продолжительность его здесь определяется до 1 минуты. Самым дальним (51 верста к NW) от Глазатова пунктом, гдe мнеудалось получить сведения о звуковых зффектах падения, была станция Сонково Cев. ж. д. Здесь был слышен только «шум», непохожий на привычные звуки (П. Г. Шапорев).

Bсе эти показания рисуют нам картину постепенного ослабления звука, 6oлее скорого к S и более медленного—к N; но этих показаний слишком недостаточно для того, чтобы проследить на этомслучае явления интерферренции звука; может быть этому могла бы помочь надлежаще организованная и широко поставленная анкета.

Ниже я привожу метеорологические данные согласно свидетельских показаний. Отсутствие в районе падения метеорологических, станций сильно давало себя чувствовать во время работы.

За исключением одного, не заслуживающего в этом отношении доверия, показания (А. Л. Морозова) погода в день падения метеорита была пасмурной. Местамп шел снег (деревня Глазатово, деревня Размесово, село Суходол, деревня Дуплино, станция Кесова Гора, частью и город Кашин); в Гдазатове дорогу заметало снегом, был ветер {А. Д.Николаева и М. В. Николаев) и ветер дул с юга на север (П. А. Метелин). Ветер кроме того показан для Кесовой Горы (Н. И. Коровин), Дуплина (Ф. Д. Болотов) и Ковырина (И. Н. Романов); в городе Кашине ветер, конечно, был менее заметен, почему многими и отрицается; но на наличие его определенно указывают Г. В. Ильин и В. В. Пуговишников и, косвенно, А. И. Соколов: «облака были низко и неслись быстро». Температура была хотя и ниже 00 (шел снег), но незначительно: «погода была теплая» (Г. В. Ильин), «погода была ровная:, нехолодно и оттепели не было; я ходил в валенках» (II. И. Кручинин), «погода была теплая» (И. Н. Романов).

По возвращении моем в Петроград заведующий метеорологическими станциями П-го разряда Физической обсерватории П. II. Ваннари любезно предоставил в мое распоряжение данные о состоянии в этот день погоды, записанные ближайшими из работавших тогда станций. Привожу эти данные для часа дня:

 

г.Данилов Ярославск.г.

(75.8 саж.над уровн.моря)

Вышний Волочек

(167.0 метр.над.уровн.моря)

г. Тверь

(132.0 м.над уровн.моря)

Ветер

SO 3 m/s

S  4 m/s

SSW  9 m/s

Облачность

10

10

10

Температура

-80 C

- 0.4

- 0.5

Давление

730.8 m/m

726.4 m/m

731.9 m/m

Осадки

утром – снег,

вечером - метель

снег

Слабый снег

Приведенные в этой сводке сведения в главных чертах подтверждают показния свидетелей: ветер в общем дул с S, облачность была полной, температура была незначительно выше 00.

Bcе эти данные. с одной стороны, дают указание на возможное расшиpeниe района распространения звуковых волн в наветренную сторону, к N, с другой же — сводят к минимуму вероятность наблюдения оптических явлений. Вот почему падение метеорита «видели» только двое —ребятишки крестьянина деревни Глазатово Ивана Васильевича Николаева.

Их рассказы о падении я привожу полностью.

Федя, 7 лет, рассказал: «я катался на саночках; вдруг сперва стрельнуло,—«бух»—шибко, и стало греметь—«грууу»,—шибко; потом гляжу— упало; думал листья полетели, а это — грязь; я не плакал, только слезы потекли, и убежал домой,— напугался».

Ваня, школьник лет 12, сообщил: «шел я из Сретенской школы; отпустили нас в 12 часов. Я шел уже около риги Бородина (крестьянина в Глазатове), недалеко от мельницы (см. фот.), подхожу к риге, — сперва шибко бухнуло, а потом зажужжало («бух-жжж»), как один шмель, только очень шибко. Смотрю, на поле земля полетела. Огня не видал. Побежал я с Петрухой Метелиным туда; подбежали, глядим — камень лежит, ушел в землю, а верх видать; кругом землю шибко по cнегy набросало,—большие комки; камень мы щупали, он был холодный, пара oт него не было. Раньше нас пришел туда путиловский -«солдат» Иван Александрович Фуфырин».

Последнего я не мог разыскать.

Упоминаемый Ваней П. А. Метелин во время падения запрягал лошадь и тотчас же после этого побежал (вместе с Ваней) к камню. Его показание настолько ценно, что я привожу выписку из него: «Когда (мы) прибежали на поле, вижу— комки земли разбросаны по снегy, а в средине—яма. Я потрогал его рукой; он был холодный; верхушка была видна, а бока — в земле. Сверху он был сухой. А когда потом пришли деревенские и стали поднимать, то под ним была жидкая грязь. Когда везли его, он был мокрый, вода на нем не замерзала. Когда привезли, то положили у пруда против окошек. Вынимали его стягами и ломом. На следующие дни ломом там в яме не ковыряли. В этот день был ветер с юга на север. Он отнес в одну сторону от ямы и пыли от земли больше. Небо было пасмурное. Камень был черный, а когда откололи, то — изсера, с блесками маленькими. Сверху были ямки, как следы от пальцев. Кололо (его) много народа. Обкололи с пуд всего. Откалывали сначала и большими плитами, а потом стало труднее колоть. Форма его была не круглая, неаккуратная; с одной стороны была площадка, с другихуглы, их то больше и обкалывали».

Между прочимП. А. Метелин первый сообщил мне точную дату падения. В его дневнике я нашел следующую запись:

«1918 г. февраля 14 дня после обеда в 1-м часу дня упал с верху камень матеор весом около 10 пудов». Эта цифра, по его словам, была определена без взвешивания. В показании крестьянина деревни Размесово И. И. Гугина она возрастает до 12 1/2 пудов, причем Гугин утверждает, что камень был взвешен.

Весть о падении камня быстро облетела деревню и вскоре в поле собралось все ее население. Верхняя часть метеорита была видна; вокруг было незначительное количество воды и грязи (М. В. Николаева). Mногие щупали его: он был холодный (А. Д. Николаева и М. В. Николаева.). Вынимали его стягами и ломом (М. В. Николаева) и увезли на саночках в деревню (А. Д. Николаева). Когда его вынимали, то перепачкали всего грязью и вымочили, но жидкость на нем не замерзала. В деревню камень прнвезли в 3 1/2 часа (И. В. Николаев) и положили в центре ее у пруда, против дома крестьян Метелиных. О падении метеорита быстро узнали и в окрестностях. В Кашине об этом было известно уже через несколько часов (А. И. Соколов), и в тот же день много народу побежало смотретьна него (А. Л. Морозова). Приходили и из соседних деревень. Дело осмотром не ограничилось: началось беспощадное обкалывание его. Многие приходилисо своими молотками (М. В. Николаева). Сначала метеорит кололся легко, так что можнобыло отбивать большие «плитки» (П. А. Метелин), но потом дробить стало труднее (П. А. Метелин, П. М. Кочергин): глазатовские крестьяне «все топоры изломали о него» (М. В. Николаева). Весть о падении метеорита и, вероятно, об обкалывании его, дошла до сведения Директора реального училища Игнатия Анисимовича Аралова, по настоянию которого Кашинский Совдеп командировал за метеоритом красногвардейцев. Эти красногвардейцы,в числе трех без оружия, приезжали на следующий день (четверг) вечером, но крестьяне метеорита имне дали (И. В. Николаев, А.Л Морозова, А. И. Соколов).В четверг же, 28/15 февраля, метеорит еще видели в Глазатове II. М. Кочергин из деревни Размесово и И. А. Киселев из города Кашина. Первый сообщил мне, что 28/15 февраля вечером он ходил в деревню Глазатово посмотреть на камень. Последний был уже сильно обколот со всех сторон, откуда только можно было отбить, и имел три четверти аршина кругом. Было много народа — и крестьян, исолдат, и городских; он засталдо 50 человек, столпившихся в кучу около камня и дробивших его. Но камень оказался очень твердым. Если бы был послабеe, то наверное не уцелел бы. Второй из ходивших в этот день из Кашина в Глазатово свидетелей И. А. Киселев, говорить: «на следующий день япрошел в Глазатово; камень лежал в средине деревни. Он был покрыт черной корой, местами уже сколотой любителями. Сколото было еще немного, — четыре пятых коры оставалось нетронутой. Я был там около 5 часов вечера. Около камня было около 10 человек, из них человек 5 горожан, остальные крестьяне». Между прочим,относительно размеров оставшейся коры И. А. Киселев показания давал довольно неуверенно. В пятницу 1 марта (16 февраля) метеорит был утром увезен приехавшими на двух извозчиках тремя вооруженными солдатами из Совдепа (И. В. Николаев). Секретарь Совдепа, А. И. Соколов сообщил мне, что с первой партией ездилкомиссар Бобров, асо второй—писарь Совдепа Горланов. Ни того, ни другого, за их отлучкой, мне опросить не удалось.

Таким образом метеорит пролежал в деревне Глазатовой двое суток, подвергаясь самой варварской порче. Помимо невежества, большую роль в этом отношении играло прямо-таки средневековое суеверие. Для иллюстрации привожу отрывки из протоколов: «глазатовские не хотели давать: это нам какое то послание Бог дал. Глазатовские бабы кололи осколки для лечения» (А. Л. Морозова). «Мы не хотели отдавать его: хотели часовню поставить и его положить в часовню» (И. В. Николаев).

«Приходили и священники; четверо было из разных мест; говорили «положите за божницу: помогает от грозы и от болезней, если обмыть его (осколок) водой, итой водой умываться; тоже говорили монашенки; уговаривали они часовню на месте паденияпоставить; говорили, что по ночам свечка на месте падения будет гореть» (А. Д. Николаева). «Одна старушка с обвязанной рукой, развязав ее, гладила камень и пришептывала. Яспросил ее, зачем она это делает; она мне ответила, что хочет излечиться, и что монашенки, бывшие здесь, говорили ей, что на камень этот нельзя ни садиться, ни ставать, что это Божьявещь, святотатствовать над которой нельзя Подошедший к наммальчик лет 15— 12 говорил, что в эту ночь над камнем видели огонек» (II. А. Киселёв). «Одна старушка пришла к нам в 3-ий этаж просить кусочек камня.Я спросил, зачем. Она сказала, что хочет исцелиться от головнойболи» (А. В. Пухлинский).

Рисуемая этими выдержками картинавполне объясняет главные причины и усиленногопаломничества к метеориту, и неудержимого стремления отколоть от него хоть кусочек. Счастливцы, которым удалось заполучить куски побольше, дробили их и раздавали на тех или иных условиях. Таким образом, в самом непродолжительном времени и крупные из имеющихся у «любителей» на руках кусков обречены на дальнейшеераздробление и безвозвратную потерю для науки.

Сведений о пребывании метеорита в совдепе я получил немного. А. В. Пухлинский рассказал:«камень видел уже в совете. Он был сильно обколот. Черной коры оставалось местами немного. Народа перебывало много: приходили смотреть». Секретарь совдепа, А. И. Соколов, сообщил: «когда камень привезли, я дня два его не видел за недосугом, апотом, когда увидел наконец, то камень был с одной стороны сколот; вид его был шарообразный, цвет серый; на присутствие черной коры не обратил внимания... Камень был упакован в полдень 8 апреля иувезен 9-го».

Таким образом, считая от момента падения до упаковки, метеорит находился в Кашине 40 дней, из них два —в Глазатове.

Одновременно с производством опросов об обстоятельствах падения я делал попытки приобрести для АкадемииНаук осколки метеорита, ходившие по рукам. В большинстве случаев эти попыткибыли безрезультатны. Несколько мелких кусков мнедали в Кашине,остальные получены в деревняхГлазатове и Размесове. Неоценимую и поистине просвещенную помощь оказал мне при этом житель деревни Размесовой Петр Михайлович Кочергин, который 14 апреля помогал опрашивать крестьян этой деревни, а 15 принес в Кашин собственноручно написанный им опросный лист нескольких свидетелей и уговорил прийтико мне двух крестьян, из которых один продал за 20 р. лучший изпривезенных мной в Музей кусков метеорита.

Привожу список поступивших ко мне осколков:

Н. Ежев: 430,5 gm.; приобретенза 20 р.

A. А. Метелин: 108,5 gm.; приобретен за 5 р.

И. В. Николаев: 99,5 и 50,0 gm приобретен за 5 р.

М. В. Петухова: 72,0 (рacкoлoт надвое) gm,; выпрошен мной бесплатно.

П. И. Ежев: 29,2 gm.; принесенв дар.

Б. И. Стрижев: 21,5 gm.; принесен в дар.

И.А. Корзинин: 17,0 gm.; Академии Наук бесплатно.

B.А. Петухова: 4,9 (два) gm.; Академии Наук бесплатно.

C.И. Мошков: 3,1 gm.; Академии Наук бесплатно.

Кроме того мной было собрано в Глазатове на том месте, где лежал и обкалывался метеорит,— 87,5 гр. мелких осколков, частью уже покрывшихся ржавчиной. Всего, следовательно, поступило в Академию 923,7 грм.

Десять наиболее крупных осколков имеют на себе кору черного цвета, от бархатного матового до слабо блестящего с ясно образованными пьезоглиптами (регмаглиптами). В местах раскола цвет в общем—серого тона; внутренняя масса—-неоднородна; ясно заметно мелкозернистое порфировидное строение; изобилуют мелкие беловатые хондры кристаллических включений, различной формы зерна, крупинки и бобовины бронзово-желтыхъ—и зерна и крупинки серебристо-белых железистых соединений, частью уже окисленных. Это окисление особенно сильно у осколочков, поднятых мною в деревне Глазатово на месте обкалывания метеорита и пролежавших там, следовательно, около 1 1/2 месяцев. Некоторые осколки по месту раскола несут слабые, но вполне ясные следы начавшегося оплавления, что указывает на образование, к концу падения метеорита, трещин, в которые врывались раскаленные газы, производившие это оплавление. Наличие таких трещин обусловливает и ту относительную легкость, с которой вначале куски откалывались от метеорита, хотя «вязкость» его была очень велика, о чем свидетельствует оставшаяся нераздробленной центральная часть, о которую глазатовские жители «переломали все топоры».

По возвращении 17(4) апреля в Петроград я был ознакомлен с сообщенными Академии персоналомПулковской Астрономической Обсервaтории сведениями о падении метеорита.

В них заслуживает внимания указаниена большее распространениезвуковой волны к N (Красный Холм 80 в.), чем к SO (Калязин 23 в.). Это находится в полном согласии с приводимым В. М. Мамонтовым (Алтайский метеорит 1904 г.) явлением наибольшегорасnpocтранения звука по направлению полета метеорита и косвенноподтверждает мое предположение о направлении этого полета в общем на NО. Но самыми интереснымив сообщении являются фразы: «наибольшийэффект имел место в окрестностях деревни Климотино (к лесу около деревни попадали лошади и крестьяне, возившие дрова)...  В деревне Мялицыно (12 в. от Кашина) был слышен полетосколка, сопровождавшийся бурей, при чем в деревне сорвано несколькотруб и повреждены крыши».

Весь собранный мною материал не дает никаких основанийконстатировать факта разрыва и падения нескольких осколков. Удар был один. Для объяснения его наиболее приемлемовысказанное еще Галле предположение о том, что громовые удары, подобные пушечным выстрелам, могут обусловливаться не разрывом метеорита или звуком его падения на землю, а производимым им при полете сжатием воздуха. Эта теория в изложении Doss'a и Mass'апредполагает, как я это уже и указывал выше, наличие головной конусообразной волны, обращенной вершиной вперед, с осью совпадающей с направлением собственного движения метеорита. Когда эта волна достигает земныхпредметов, то иногда она способна выполнить также и механическую работу. Деревня Мялицыно (см. чертеж 2) отстоит от места падения к NО: 36° (приблизительно), т. е. как раз в направлении, которое совпадает в общем с большой осью эллипсиса рассеяния комков земли, отмечается свидетельскими показаниями в деревне Размесово («от Глазатова через голову на Чагино», А. И. Стрижева) и представляет путь следования, по продолжению траектории полета метеорита, головной воздушной волны; очевидно, что последняя коснулась поверхности земли в районе деревни Мялицыно, обусловила явление«бури» и повредила в деревне трубы и крыши.

В дальнейшем своем следовании в том же направлении волна сохранила еще достаточно силы, чтобы в районе деревни Климотино произвести сильное впечатление на людей и лошадей.

Черт.2.

Предварительные выводы:

1) Падение метеорита имело место в окрестностях города Кашина, в 123 саж. к NW от деревни Глазатово.

2) Дата падения — около 121/2 ч. дня 27 (14) февраля 1918 года.

3) Собранных данных слишком недостаточно для установления продолжительности звуковых явлений.

4) Вероятное направление полета метеорита, приблизительно NО: Зб0.

5) Падения осколков не констатировано.

6) Границы района распространения звука не определены.

7) Данных о первоначальных размерах и весе метеорита собрано недостаточно.

8) Метеорит подвергся дроблению: главная его масса находится в Петровской Сельско-Хозяйственной Академии, около 923,7 грам.—в Академии Наук, около пуда — на руках у местных жителей.

9) Дробление и расхищение метеорита местными жителями обусловлено не только незнанием того, что, согласно ст. 410 Т. X. Св. Зак., метеорит представляет собой национальную собственность и подлежит передаче высшим ученым учреждениям государства, но главным образом—невежеством и глубоким суеверием масс.

В виду изложенного представляется желательным:

1) продолжение исследований для возможного пополнения недостающих данных какпутем осмотра таких мест, как деревня Мялицыно, так и путем анкеты;

2) установление цены на метеоритные осколки;

3) составление и рассылка анкетных листов с популярной объяснительной запиской к ним о метеоритах и указанием расценки осколков. Эта записка (листовка) должна оставаться в руках адресата;

4) издание и распространение: а) популярной брошюры о «камнях с неба» по типу серии «народной библиотеки» журн. Природы с достаточным количеством рисунков; b) серии диапозитивов к волшебным фонарям для народных чтений, применительно к тексту брошюры;

5) выражение от имени Академии благодарности лицам, оказавшим содействие при исследовании обстоятельств падения метеорита, а также лицам, принесшим осколки метеорита в дар Академии Наук;

6) предприятие возможных шагов к осуществлению мер, могущих способствовать сбору оставшихся на руках населения осколков.

Петроград

30 апреля 1918 г.

ПОПРАВКА:

Напечатано:             Следует читать:

Чертеж № 1:          NW:20°                 NW:70°

                                 123 с.                     123 с.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт