Главная Архивные документы
Исследования
КСЭ Лирика
Вернуться
У Репеева хутора
Капустин Яр
История с газетной заметкой
Приезжайте к нам снова!
Вокруг майского болида
Переезд в Москву
«Жигайловка»
Из Омска в Боровое
Плохая примета
Авария
Аэросъемка
Комитет по метеоритам
На отдыхе
Последняя экспедиция
Отъезд
У нас во дворе
Наши походы
Мечта о саде
Новогоднее
Записные книжки Кулика
Братья
Каталог
Авария
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Исследования » Персоналии » Кулик Леонид Алексеевич » Кулик-Павский В.А. Жизнь без легенд: Л.А.Кулик: Хроника жизни » Часть 4 » Авария

Только в июле, когда наводнение уже стихло, в Красноярск наконец-то прилетел гидросамолет Главсевморпути, оборудованный аэрофотосъемочной аппаратурой. К 1937 году самолеты эти как военные уже устарели, их стали передавать в Аэрофлот и в Главсевморпуть, и они широко применялись на сибирских аэролиниях и в Арктике.

Сборы были недолги... Вылет назначили на 12 июля - день, знаменательный для нашей авиации. Газеты всего мира печатали репортажи о пребывании чкаловского экипажа в Америке, а с подмосковного аэродрома стартовал через Северный полюс в Америку экипаж Михаила Громова. И мало кто знал, что в этот же день, у таежной эвенкийской Вановары при посадке на Подкаменную Тунгуску потерпел аварию гидроплан Н-31. К счастью, экипаж и пассажиры: Л.А. Кулик и аэросъемщик СВ. Петров остались живы. Но аэросъемка оказалась сорванной.

Жители Вановары вызвались помочь экипажу самолета. С большими трудностями разбитую машину подтащили к берегу, пришвартовали к сбитому из бревен причалу, и здесь уже стали снимать оборудование, разбирать уцелевшие части самолета.


Разбитый гидроплан Н-31 у фактории Вановара.  Июль  1937 г.

Больше всех переживал аварию Леонид Алексеевич. Ведь теперь, даже если пришлют другой самолет, придется ждать осени, когда начнет облетать листва. Значит снова и снова ждать.

Чтобы не терять времени, ученый отправляется в район падения, где в это время работал топографический отряд Главсевморпути под руководством И.Е. Бурченкова. Вскоре он возвращается в Ванова-ру, где ожидает прилета самолета для осенней аэросъемки. Однако из-за неблагоприятной погоды работу отложили на весну 1938 года.

Спустя много лет я встречался с известным полярным летчиком, бывшим начальником Полярной авиации М.И. Шевелевым. Показал ему фотографии разбитого Н-31, спросил, не помнит ли он, кто летал на этой машине, и знал ли он тогда об этой аварии. Марк Иванович ответил, что, конечно, не помнит. «В то время все мы готовили к полету экипаж Сигизмунда Леваневского. Ведь ровно через месяц, в этот же день, 12 августа его Н-209 стартовал из Москвы через Северный полюс к Аляске». Известно, что после потери связи с ним многие месяцы велись поиски экипажа. Были срочно отозваны из отпусков экипажи Михаила Водопьянова, Василия Молокова и Анатолия Алексеева. Руководил поисками сам М.И. Шевелев. В первых числах октября на смену им на Север вылетел отряд во главе с Борисом Чухновским. В поисках самолета Леваневского принимали участие американские и канадские летчики, видные полярные исследователи. Поиски безрезультатно продолжались почти год.

Но вернемся к злополучному 1937 году. С невеселыми мыслями возвращался Кулик в Москву: состоится ли аэросъемка в следующем году? Немного отошел он в Омске, где его встретил Петр Людовигович Драверт и передал для Метеоритного отдела почти двухкилограммовый метеорит «Ерофеевка».

Из Москвы Леонид Алексеевич отправляется на юг. Здесь, в Хосте, в санатории «Научный работник», он пробудет до середины января 1938 года. Но и на отдыхе он весь в работе: выступает с лекциями, пишет заметки в местную газету. А вернувшись в Москву, снова с головой ушел в круговерть проблем Метеоритной комиссии. И снова командировки. Где-то предстояло ознакомиться с коллекцией метеоритов, в другом месте - проверить факты их падений, а то и просто прочесть лекцию. Стучали колеса на стыках рельсов. Раскачивался вагон. За окнами то золотились и краснели осенние леса, то чиркал по окнам дождик, то белели поля и чернели деревни. В это время чаще всего и писались домой открытки. Вроде этой, отправленной в феврале, по дороге в Одессу... «Проехали Котовск. Украина и Молдавия - в снегу: к урожаю! Вагона-ресторана в поезде 71 нет, так что булка с маслом и сыр пригодились до Одессы. В Бахмаче спроворил на станции тарелку борща. Потом была станция «Борщ», но еды на ней никакой. Через 3,5 часа - Одесса. Подрабатываю свою статью и рассчитываю выслать ее для переписки из Одессы. Нужно, чтобы Е.М. переписала ее немедленно. Привет Л.». И хотя Кулик не писал в своих письмах и открытках из Одессы о папанинской четверке, но все его помыслы в то время были там, за.полярным кругом. Ведь успех этой полярной экспедиции - это успех и О.Ю. Шмидта. А от него в первую очередь зависела судьба аэросъемки места падения Тунгусского метеорита.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт