Главная Архивные документы
Исследования
КСЭ Лирика
Вернуться
В научно-технической лаборатории
Камень с неба
У истоков парка
По приискам и рудникам
В Томске
По старому адресу
Возвращение в Томск
Петроград
Ограбление
Нет дыма без огня
Первая метеоритная
Саратовский метеорит
Конец студенчества
«Мироведение»
Каталог
Первая метеоритная
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Исследования » Персоналии » Кулик Леонид Алексеевич » Кулик-Павский В.А. Жизнь без легенд: Л.А.Кулик: Хроника жизни » Часть 2 » Первая метеоритная

Только 5 сентября 1921 года состоялся отъезд 1-й метеоритной экспедиции АН из Петрограда в Сибирь. Рассказывая об этой поездке, некоторые авторы называют ее самой многочисленной. Количество участников экспедиции - 26 человек взято из отчета Кулика, где перечислены все, принимавшие участие на разных этапах работ в городах Сибири и Поволжья. А «специальный американский вагон» был обычной теплушкой времен гражданской войны, возможно, и построенный американцами для перевозки скота.

Работа экспедиции началась уже в дороге. Так, при следовании мимо Тюмени от жителей города поступили сведения, что в местной газете незадолго до этого была помещена заметка о падении якобы в Тюмени 14 августа 1921 года небольшого метеорита. Так как задерживаться экспедиция не могла, то решили остановиться в Тюмени на обратном пути. В Омске от своего местного сотрудника Е.С. Сергеева был получен великолепный монолитный железный метеорит, купленный в апреле 1910 года за 10-15 рублей у кузнеца с. Щучьего, Кокче-тавского уезда, Омской губернии. Метеорит выпахал крестьянин в двух верстах от села Дорофеевки и передал «для исследования» в село Щучье кузнецу, который отбил от метеорита кусочек «для анализа».

Продвижение экспедиционного вагона на восток закончилось в Канске. Здесь снаряжение выгрузили и обосновали базу. А ввиду запоздания из Москвы разрешения на дальнейшее пользование вагоном, железная дорога запломбировала его. Здесь, в Канске, в первых числах октября и начался сбор сведений о падении гигантского метеорита 17 (30) июня 1908 года. Так как предпринять поиски метеорита поздней осенью в глухой тайге, не зная даже приблизительно места падения, не имело смысла, экспедиция ограничилась распространением двух с половиной тысяч анкет. Анкеты распространяли по Енисейской губернии, а также в бассейнах Енисея и Лены. Большую помощь в этом оказали Цен-росоюз, Отдел Сибнаробраза и Сибнаца при Сиб-ревкоме, Отделения русского географического общества, а также отдельные лица.

Разрешение на дальнейшее пользование вагоном не приходило, а впереди уже маячила сибирская зима. Предстояло срочно дополучить зимнее снаряжение и продовольствие в Красноярске. Кроме того, поступили новые сведения о падениях метеоритов в Минусинском крае. Экспедиция, сохраняя свою базу в Канске, выделила партию для поездки в Красноярск, а оттуда в Минусинск. Возглавил партию сам Кулик. Справившись с хозяйственными хлопотами в Красноярске, отряд в середине октября с последними пароходами отбывает в Минусинск. Но экспедиции не везло. Уже на полпути закончилась навигация. Пришлось упрашивать капитана буксира, чтобы он хоть еще немного довез отряд до поселка, где можно достать лошадей. На них отряд и проделал последнюю часть пути до Минусинска и к деревне Метиховой. Здесь, у деревни Метиховой, в марте 1914 года «днем в болото упал небольшой метеорит, образовавший отверстие в 2-3 вершка диаметром. Падение его сопровождалось сиянием, шумом и звуком, похожим на выстрел. Прибывшие к месту падения крестьяне видели выброшенную со дна болота грязь и идущий из отверстия пар». Прощупывание через отверстие палкой твердых тел не обнаружило, и место падения отметили колом. Весной того же года работники Минусинского музея предприняли попытку достать метеорит, но болото оттаяло, наполнилось водой, и поиски не увенчались успехом. Теперь же, через восемь с лишним лет, не повезло и Леониду Алексеевичу. Дело в том, что члены экспедиции не смогли встретиться с очевидцем падения метеорита, а только он один точно знал это место.

Пришлось ограничиться сбором сведений о падении 4 декабря 1920 года другого метеорита. Оно сопровождалось обильным выпадением рыжевато-бурой пыли на снег, которая наблюдалась до самого весеннего снеготаяния.

Тяжелым оказалось возвращение из Минусинска. Енисей еще не замерз, и решили воспользоваться его услугами: сбить плот и плыть по течению, пока река окончательно не встанет. Так и сделали. Отряд сбил плот, погрузил на него экспедиционные пожитки и пустился в трудный путь. Почти половину пути удалось проделать отряду на обмерзающем и заливаемом плоту. Наконец сильный мороз накрепко сковал Енисей, а плот вмерз в берег. Вот тогда и пришлось в ближайшей деревне нанять телегу и через Ачинскую тайгу пробираться к Минусинской железной дороге, чтобы по ней через Ачинск и Красноярск вернуться в Канск.

К этому времени, благодаря хлопотам Главнауки, получили из Москвы разрешение на пользование вагоном по 1-е декабря 1921 года. Теперь экспедиция из Красноярска направляется в Ново-Николаевск (Новосибирск), «испытав все превратности передвижения по Сибирской железной дороге, осложненного еще объявлением как раз к этому моменту "угольной недели"». После длительных хлопот экспедиции еще раз дали месячную отсрочку на пользование вагоном и при поддержке Сибнаробраза, который помог приобрести теплые вещи, 8-го декабря 1921 года выехали в Семипалатинск. Здесь создали партию, которая 14 декабря отправилась на лошадях через Западный Алтай в верховья Иртыша в село Батинское для поисков двухпудового железного монолита. Сведения о нем уже давно имелись в Минералогическом музее Академии Наук. Это железо нашли вблизи озера Зайсан-Нору. К 27 декабря партия, покрыв расстояние в 850 верст, вернулась в Семипалатинск, где экспедиции удалось обнаружить еще два таких же монолита в 7 и 18 пудов весом. Их нашли киргизы в степи, в нескольких ста верстах к западу от Семипалатинска. Как позднее выяснилось, все эти три монолита оказались железом земного происхождения. Здесь же, в Семипалатинске, экспедицией был получен от местного музея подотдела Западно-Сибирского отдела Русского географического общества метеорит Оханского падения 18/30 августа 1887 года весом более килограмма. Его Музею передал горный инженер А. А. Сборовский в 1890 году. А учительница А.Г. Бегичева передала экспедиции небольшой осколок метеорита, упавшего у деревни Деминой в середине августа 1911 года. Осколок этот получил ее муж от крестьян, разбивших монолит. Второй осколок отослали в Томск проф. М.А. Усову, который описал его в 1916 году под названием «Томского». Небольшой кусочек от этого метеорита к этому времени уже находился в Минералогическом музее Академии Наук.

Л.А. Кулик. 1922 год

К новому году экспедиция возвратилась в Ново-Николаевск и до середины марта безуспешно вела переговоры о предоставлении ей вагона для возвращения в Петроград. Пользуясь поддержкой Сибирского отдела народного образования и гостеприимством Ново-Николаевского музея и местного кружка любителей мироведения, экспедиция за это время совершила две поездки отдельными партиями в Томск и в село Гутово, в 120 верстах к востоку от Ново-Николаевска. В Томске чл. экспедиции Е.Н. Аксенова собрала обширный материал по газетам, относящийся к падению 30 июня 1908 года, а также получила от проф. М.А. Усова образец метеорита «Демина».

Поездку в село Гутово предприняли с целью выяснения версии о метеорите 1885 года. Но установили, что никакого падения здесь не было.

Наконец в конце марта 1922 года с помощью Сибревкома после долгой возни с железнодорожной администрацией Ново-Николаевского узла экспедиция получила вагон и 8-го апреля выехала в Петроград. По дороге в ряде городов были сделаны остановки. В Омске собрали сведения о нескольких находках и падениях, в том числе и о падении

Петропавловского метеорита 27-го ноября 1921 года. А в Тюмени, где один из сотрудников заболел сыпным тифом и экспедиция задержалась на несколько дней, обследовали сенсационное падение метеорита 14 августа 1921 года, о котором оповестила местная пресса. Но, к сожалению, это сообщение оказалось мифом. А вот в Екатеринбурге поступили достоверные сведения о падении 12-фунтового каменного метеорита в Верхнетурском уезде осенью 1921 года. Здесь же передали образец из местного музея, который принимали за метеорит, упавший в 1912 году. Анализы в Петрограде установили земное происхождение и этого железа, поступившего из-под Челябинска.

Наконец, в последних числах апреля экспедиция возвратилась в Петроград. А уже в июне Л.А. Кулик выступил с докладом на 1-м Всероссийском геологическом съезде о работе 1-й метеоритной экспедиции Российской Академии Наук в Сибири в 1921/22 гг. Подводя итоги ее, Леонид Алексеевич подчеркивал, что «теперь больше, чем когда бы то ни было, видно, как мало сделано нами в этой области и как мало мы подготовлены к этой работе: больше, чем когда бы то ни было, ощущается настоятельная необходимость в продолжении начатого дела, в придании ему характера не случайной экспедиции, а постоянной прочной организации, могущей сосредотачивать в своих руках все дело наблюдения за падениями метеоритов, систематического и немедленного сбора падающих и обследования как новых, так равно и прежних, иногда исторических падений, регистрации хранящихся в различных учреждениях образцов метеоритов, сбора литературы (в первую очередь - русской и по русским метеоритам), популяризации сведений о них и проч.

В программу работ такой организации должно быть также включено изучение законов их падения, их генезиса, состава, а также - разработка методов их анализа. Подобного рода организация уже предусматривает и обуславливает собой образование постоянного органа при наиболее авторитетном ученом учреждении, органа, который в грядущем будущем должен развиться в своего рода исследовательский институт «МЕТЕОРИТИКИ».

Но даже до преобразования Метеоритного отдела Минералогического музея Академии Наук в Комиссию по метеоритам при Академии Наук СССР оставалось еще 13 лет.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт