Главная Архивные документы
Исследования
КСЭ Лирика
Вернуться
В научно-технической лаборатории
Камень с неба
У истоков парка
По приискам и рудникам
В Томске
По старому адресу
Возвращение в Томск
Петроград
Ограбление
Нет дыма без огня
Первая метеоритная
Саратовский метеорит
Конец студенчества
«Мироведение»
Каталог
Петроград
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Исследования » Персоналии » Кулик Леонид Алексеевич » Кулик-Павский В.А. Жизнь без легенд: Л.А.Кулик: Хроника жизни » Часть 2 » Петроград

В Томский университет вызов Кулика к месту постоянной работы в Академии Наук пришел только в декабре. Он был подписан А.П. Карпинским не как президентом АН, а как директором музея.

Что ждало Кулика там, в Петрограде? Владимир Ильич Крыжановский, уехавший туда недавно, писем не шлет... Неизвестно, вернулся ли в Питер, где Ферсман? Кто остался из в Минералогическом музее? Обрадовало сообщение, что еще в мае декретом СНК в Миассе организован первый в стране минералогический Ильменский заповедник. Предстояло теперь отчитаться в Томском университете и собираться в путь... Приказ об откомандировании Л.А. Кулика в Петроград был подписан 15-го января 1921 года, ровно через два года после поступления его на работу. Правда, потом последовала небольшая задержка: отдел народного образования просил оказать консультацию мастерской изготовления красок и захватить в Петроград образцы для анализа и определения правильности метода их приготовления.

Потом были хлопоты по получению разрешения на выезд, выдаче удостоверения на право приобретения железнодорожного билета и т.п. Только 9-го февраля 1921 года Леонид Алексеевич с семьей выехал в Петроград.

Петроград середины марта 1921 года. Запустение, холод, голод. Как и два года назад, молчаливые очереди у хлебных лавок. Из-за ки топлива не работают многие заводы и фабрики. И у Леонида Алексеевича начались хождения по мукам. Снова справки, удостоверения, анкеты, биографии, учетные карточки. Академик А.П. Карпинский просит правление Российской Академии Наук о ходатайстве предоставления отсрочки от призыва Л.А. Кулика в Красную Армию. После этого Военный отдел Окружного бюро учета и распределения технических сил командирует его с 20-го марта в распоряжение Геологического и Минералогического музея Академии Наук.

Жизнь мало-помалу стала входить в свое русло. В ближайшее время обещали даже включить телефон. Но об улучшении питания даже не мечтать. «Ученый паек» ЦЕКУБУ (Центральная комиссия по улучшению быта ученых) получали академики и профессора, и только самые-самые известные. А у Леонида Алексеевича в то время не было ни научного звания, ни законченного университетского образования.

Л.А. Кулик, Л.И. Кулик и дочь Елена. Петроград. 1921 год

Пройдет несколько лет, и Непременный секретарь Российской Академии Наук Сергей Федорович Ольденбург напишет: «В современных условиях жизни может показаться странным, что этому пайку придавалось такое громадное значение, но те, кто еще сохранил отчетливое воспоминание о годах, понимают, в чем была главная . Голодали все, а удовлетворить в сколь-значительной мере можно было лишь немногих. Трудно было в такой обстановке производить выбор...» И дальше: «Ведь на глазах у голодных масс, поставивших себе задачей уничтожить все преимущества и привилегии, создан был этот исключительный паек...»

Когда Леонид Алексеевич приехал в Петроград, то с радостью узнал, что из Крыма вернулся Владимир Иванович Вернадский, но пока остановился в Москве. И, наконец, в первых числах апреля 1921 года состоялась долгожданная встреча с учителем, ведь не виделись более трех лет. Вскоре при поддержке Александра Евгеньевича Ферсмана было решено в Ломоносовском Минералогическом музее создать Метеоритный отдел. Возглавил новый отдел сам Вернадский, а Леонид Алексеевич становится его научным сотрудником. К этому времени в Академии Наук скопилось немало сообщений о наблюдавшихся падениях и находках метеоритов в различных уголках страны: из Саратовской губ. и Красноярского края, с Алтая и из Минусинского уезда, из Крыма и Петропавловска. Перед сотрудниками вновь образованного отдела встал вопрос: каким образом объехать все эти районы, обследовать места падений и привезти находки в Петроград? При обсуждении решили использовать осень для экспедиции в Сибирь, а зимой вернуться в Саратовскую губ. Вопрос о такой экспедиции и был рассмотрен 20-го апреля 1921 года на Отделении физико-математических наук Академии, где В.И. Вернадский зачитывает обстоятельную записку Кулика «Новые данные о падении метеоритов в России».

Пока дело о метеоритной экспедиции не было окончательно решено, Леонид Алексеевич продолжает сбор материалов по падениям метеоритов и для привлечения внимания к ним публикует небольшие заметки в журналах. Сначала в «Природе», а потом и в «Мироведении».

В это время мало кто верил в реальность проведения сложной и длительной экспедиции. Но ее все же утвердили постановлением Государственного Ученого Совета от 19 мая 1921 года. Вот что писал об этом сам Л.А. Кулик: «Вопрос об организации стоял на очереди; но обстановка была мало благоприятной для этого: научный персонал отощал и был оборван; Академия Наук не имела достаточных средств; да и саму экспедицию настойчиво отстаивали лишь академики В.И. Вернадский, С.Ф. Ольденбург да я. Но дело не погибло: в Москве его взял под свое покровительство нарком А.В. Луначарский. Он провел через Наркомпрос десяток с лишним тогдашних миллионов, от НКПС он получил для экспедиции вагон, от Президиума ВЦИК мандат, а от ряда тогдашних снабженческих учреждений - необходимое снаряжение, на получение которого, между прочим, ушло 2 с половиной месяца».

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт