Главная Архивные документы
Исследования
КСЭ Лирика
Вернуться
§6. Особенности разрушений в районе Тунгусской катастрофы
§7. Причины вывала леса (взрыв или баллистическая волна?)
§8. Общая энергия взрыва
§9. Оценка верхнего значения энергии баллистической волны
§10. О возможной структуре и плотности Тунгусского космического тела
§11. О возможности «теплового» взрыва Тунгусского космического тела
§12. Действие баллистической волны на вывал леса
§13. О траектории космического тела
§14. О высоте взрыва
§15. Скорость космического тела
§16. Энергия баллистической волны
§17. Размеры космического тела
§18. Протяженность взрыва космического тела
§19. Причины взрыва Тунгусского космического тела
Каталог
§14. О высоте взрыва
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Исследования » Монографии » Золотов А.В. Проблема Тунгусской катастрофы 1908 г. » Глава II. Оценка параметров тунгусского явления » §14. О высоте взрыва

Как уже отмечалось, разные авторы дают различную оценку высоты взрыва Тунгусского космического тела: от 5—7 до 10—12 км [64, 86—89]. Наиболее обоснованной оценкой высоты взрыва является оценка по размерам области стоячего леса, расположенной в эпицентре взрыва: 5 км [64] и по минимуму дисперсии азимутов поваленных деревьев: H0=10±3,5 км [86]. Оценка высоты распространения взрывной волны тунгусского взрыва вокруг земного шара [54] не является оценкой высоты взрыва, как считают некоторые авторы [87, 90]. Распространение взрывной волны со скоростью 318 м/сек— это свойство атмосферы, оно не относится к высоте взрыва. Например, воздушная волна взрыва вулкана Кракатоа на Зондских островах в 1883 г. также распространялась со скоростью 318 м/сек [18, 38].

Рассмотрим некоторые замечания по поводу оценки высоты взрыва в работе [86]. По существу в ней используется тот же метод, что и в работе [64], — определение высоты взрыва по радиусу зоны максимальных разрушений. При сферическом взрыве в воздухе на расстоянии от эпицентра, примерно равном высоте взрыва r = Н0, в результате сложения прямой падающей и отраженной волн образуется головная ударная волна с вертикальным фронтом [108, 109], которая движется вдоль поверхности Земли и производит основные разрушения. Избыточное давление на фронте головной волны в несколько раз (в 3—4) превышает избыточное давление на фронте прямой волны. Образование головной волны с резким возрастанием давления на ее фронте определяет положение зоны максимального действия взрыва. Расстояние зоны максимальных разрушений от эпицентра зависит от угла падения и избыточного давления прямой волны. Поэтому по известному расстоянию зоны максимальных разрушений в принципе можно определить высоту взрыва известной мощности.

Очевидно, что в зоне максимального действия головной ударной волны с максимальным избыточным давлением отклонения поваленных деревьев от эпицентра будут наименьшими — дисперсия азимутов поваленных деревьев в этой зоне будет иметь минимум. Сам по себе метод определения высоты взрыва по минимуму дисперсии азимутов поваленных деревьев, использованный в работе [86], является правильным, но применение его оказалось неверным. Дело в том, что в зонах направленного действия, в которых взрывная волна усилилась, особенно на «крыльях» области поваленного леса (рис. 1), произошло смещение зоны максимального действия взрывной волны. Поэтому данные о положении зоны максимальных разрушений в зонах, в которых произошло взаимодействие взрывной и баллистической волн, для определения высоты взрыва использовать нельзя. Как уже отмечалось в § 12, для определения параметров, в том числе и высоты сферического взрыва, можно использовать данные о вывале леса только в зонах неискаженного действия взрывной волны, т. е. в секторах 1—5; 19—36, рис. 16.

Рис. 24. Зависимость дисперсии азимутов поваленных деревьев от расстояния по различным направлениям от эпицентра для зоны невозмущенного действия взрывной волны (а); для зоны суммарного действия взрывной и баллистической волн (б)

Рис. 24 [117] показывает, что действительно в зоне усиленного действия взрывной волны (в зоне взаимодействия с баллистической волной) по азимутам 90°, рис. 24 (сектор 9), 140° (сектор 14) и 180° (сектор 18, рис. 16) наблюдается некоторое смещение минимума дисперсии азимутов поваленных деревьев (рис. 24, б) по сравнению с минимумом аналогичных кривых в зоне невозмущенного действия взрывной волны без взаимодействия с баллистической волной по азимутам 18° (сектор 2), 215° (сектор 22) и 295° (сектор 30, рис. 24, а). По азимутам 18, 215 и 295° минимум кривых находится на расстоянии 6— 8 км (рис. 24, а), а по азимутам 90, 140 и 180° — на расстоянии 10—12 км (рис. 24,6).

Для определения высоты взрыва в работе [86] берется среднее значение положения минимума по всем кривым, поэтому и было получено завышенное значение высоты взрыва Н0=10±3,5 км [86], в то время как для определения высоты взрыва можно использовать положение минимума только по трем кривым по азимутам 18, 215 и 295°, расположенным в зоне неискаженного действия взрывной волны. По данным рис. 24, а, зона максимального действия взрыва в северо-западном секторе расположена на расстоянии 7±1 км от эпицентра. На этом расстоянии избыточное давление на фронте падающей взрывной волны будет равно 0,3—0,4 кг/см2. При таком давлении падающей волны максимум избыточного давления в головной ударной волне, соответствующий зоне максимального разрушения взрыва, достигается при угле падения прямой волны, равном около 50° [108, 109] (рис. 6). По этим данным высота тунгусского взрыва составит 6±1 км.

Этот пример показывает, насколько осторожно нужно использовать результаты статистической обработки материалов. Выборка статистической совокупности азимутов поваленных деревьев, иыполненная Томской группой при маршрутной съемке по 8 радиусам в 1960 г. [89], с точки зрения анализа взаимодействия взрывной и баллистической волн оказалась непредставительной. И действительно, из 8 маршрутов по азимутам 0, 18, 90, 140, 180, 215, 270 и 295°, по которым проводилось обследование Томской группой в 1960 г. [89], 5 маршрутов (0, 18, 215, 270 и 295°) проходят в зоне невозмущенного действия взрывной волны (рис. 16 и 23), остальные 3 маршрута проходят близко от границ зон взаимодействия взрывной и баллистической волн — азимуты 90 и 140° проходят вблизи зон 3 и 3а с относительно слабым действием баллистической волны (рис. 23), и маршрут 180° проходит в переходной зоне (рис. 23). Поэтому действие баллистической волны при обработке полученных данных не обнаружилось [86, 89]. Строго говоря, центр совокупности векторов по радиальным маршрутам, определенный в работе [89], нельзя считать эпицентром взрыва. Центр этой совокупности векторов случайно оказался вблизи от действительного эпицентра вследствие слабого действия баллистической волны по исследованным радиусам. Если бы, например, хотя бы 2 из 8 радиальных маршрутов прошли по азимутам 60—70° и 160—170°, то центр совокупности векторов заметно сместился бы вдоль проекции траектории на ВЮВ.

Определение в работах [86, 89 и 94] направления главных осей эллипса рассеяния также нельзя считать правильным, так как в них не был сделан анализ характера распределения ни угловых ни линейных отклонений векторов от эпицентра. В случае распределения отклонений, отличающегося от нормального, для определения главных осей эллипса рассеяния метод наименьших квадратов применять нельзя. Из 108 точек, полученных Томской группой в 1960 г. [89], для характеристики взрывной волны можно использовать только 45, расположенных по азимутам 0, 18, 215 и 295°.

Данные, полученные при съемке по радиальным маршрутам, можно использовать для характеристики эффекта первого порядка — общей радиальности вывала леса и нельзя использовать для характеристики эффекта второго порядка — взаимодействия взрывной и баллистической волн, так как «крылья» баллистической волны (рис. 23) «проскочили» через сеть из 8 радиальных маршрутов и оказались вне анализа. Выборка статистической совокупности векторов, полученная при съемке по радиальным маршрутам, оказалась непредставительной. Для оценки параметров баллистической волны необходим анализ результатов площадной съемки карты поваленного леса.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт