Главная Архивные документы
Исследования
КСЭ Лирика
Вернуться
ВВЕДЕНИЕ
ОБ АНОМАЛЬНЫХ ОПТИЧЕСКИХ ЯВЛЕНИЯХ В ПЕРИОД 21-29 ИЮНЯ 1908 г.
АНОМАЛЬНЫЕ СУМЕРКИ 30 ИЮНЯ — 2 ИЮЛЯ 1908 г.
СЕРЕБРИСТЫЕ ОБЛАКА ПЕРИОДА 30 ИЮНЯ - 2 ИЮЛЯ 1908 г.
СВЕТОВЫЕ ЯВЛЕНИЯ ПОСЛЕ 2 ИЮЛЯ 1908 г.
СОСТОЯНИЕ МАГНИТНОГО ПОЛЯ ЗЕМЛИ И СОЛНЕЧНАЯ АКТИВНОСТЬ
ИЗМЕНЕНИЯ ОПТИЧЕСКИХ СВОЙСТВ ДНЕВНОГО НЕБА В КОНЦЕ ИЮНЯ - ИЮЛЕ 1908 г.
МЕТЕОРНАЯ АКТИВНОСТЬ И ПАДЕНИЯ МЕТЕОРИТОВ ЛЕТОМ 1908 г.
ДРУГИЕ ПЕРИОДЫ ОПТИЧЕСКИХ АНОМАЛИЙ, ИХ СХОДСТВО С ЯВЛЕНИЯМИ ЛЕТА 1908 г. И ОТЛИЧИЕ ОТ НИХ
КОСМИЧЕСКАЯ ПЫЛЬ КАК ПРИЧИНА ОПТИЧЕСКИХ АНОМАЛИЙ ЛЕТА 1908 г.
ЛИТЕРАТУРА
Каталог
§2. АНОМАЛЬНЫЕ СУМЕРКИ 30 ИЮНЯ — 2 ИЮЛЯ 1908 г.
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Исследования » Монографии » Васильев Н.В., Журавлев В.К., Журавлева Р.К., Ковалевский А.Ф., Плеханов Г.Ф. Ночные светящиеся облака и оптические аномалии, связанные с падением Тунгусского метеорита » АНОМАЛЬНЫЕ СУМЕРКИ 30 ИЮНЯ — 2 ИЮЛЯ 1908 г.

Хотя «светлая ночь» 30 июня имела, как было показано выше, определенную предысторию, максимум явления был настолько резким и внезапным, что застал наблюдателей врасплох. С количественной стороны явление характеризовалось, прежде всего, резким нарастанием числа сообщений о сумеречных аномалиях. По статистике И.Т. Зоткина [3], Прусской метеорологической службой было получено до 29 июня три сообщения об удлинении сумерек, 29 июня — одно, 30 июня - тридцать шесть, 1 июля — двадцать одно, 2 июля — два, после 2 июля —  пять. Сходную статистику по территории Европейской России приводит А. Шенрок: 29 июня аномальные сумерки наблюдались в двух пунктах, 30 июня — в 30, 1 июля — в 11 [23]. Аналогичная картина выявлена и нами на основании имеющегося в нашем распоряжении литературного и архивного материала (фиг. 1). Как показано на графике, до 27 июня сумеречные аномалии наблюдались лишь в отдельных пунктах, 29 июня — в 9, 30 июня — более чем в 100, 1 июля — в 43, 2 июля — в 12, 3 июля — в 4 пунктах. После 3 июня и до конца июля сумеречные аномалии были отмечены лишь в отдельных пунктах Европы.

Область распространения сумеречных аномалий рассматриваемого периода охватила огромную площадь Западной и Восточный Европы, Средней Азии, Западной и, частично Центральной Сибири. Ниже приводится перечень известных нам географических пунктов, в которых летом 1908 г. были отмечены аномалии сумеречного или ночного неба (табл. 1).

Таким образом, в нашем распоряжении имеются данные более чем из 150 пунктов, расположенных на огромной территории — от Енисея до Атлантического побережья Европы. Кроме того, многие сообщения данного периода носят суммарный характер. Так, встречаются указания на то, что явление наблюдалось на территории всей  Англии [30, 37, 80, 81], Северной Германии [5], бельгийского побережья Северного моря [5], Европейской части России [23, 29, 53]. Все это дает право утверждать, в соответствии с мнением И.Т. Зоткина [3], что оптические аномалии периода 30 июня—2 июля наблюдались на больших площадях, в отличие от локальных аномалий, которые имели место в период, предшествовавший кульминации. Это является первой отличительной чертой «светлых ночей» 30 июня — 2 июля.

Таблица 1 Пункты, в которых 30 июня и в последующие дни были отмечены аномалии сумерек

№ п/п

Пункты

Страны

Дата наблюдения

Дата появления ночных светящихся облаков

Литература

1

Вена

Австрия

30 июня

 

[31]

2

Баден

Австро-Венгрия

*

 

[5]

3

Брук

 

*

 

[5]

4

Лондон

Англия

*

 

[32]

5

Патни

 

*

 

[5]

6

Нью-Лекерленд

 

*

 

[9]

7

Бренкастер

 

*

 

[5]

8

Бэрн-Грин

 

30 июня

 

[33]

9

Хилверсюм

 

30 июня

 

[5]

10

Абердин

 

30 июня

 

[6]

11

Хеверфордвест

 

30 июня
1 июля

 

[34]

12

Гринвич

 

30 июня

 

[35]

13

Бристоль **

 

30 июня

30 июня

[10]

 

 

 

1,2 июля

1,2 июля

[36]

14

Милл-Хилл

 

30 июня

 

[37]

15

Глазго

 

30 июня

 

[33]

 

 

 

2,3 июля

 

[5]

16

Хэмпстед

 

1 июля

 

[38]

17

Уллевотер

 

30 июня

 

 

 

 

 

1—3 июля

 

[39]

18

Уилтшир

 

30 июня
1 июля

 

[40]

19

Россшир

 

1 июля

 

[40]

20

Кардифф

 

19 июля

 

[5]

21

Шотландия

 

2 июля

 

[6]

22

Антверпен

Бельгия

30 июня,
1 июля

 

[5]

23

Уккль **

 

30 июня,
1 июля

 

[5]

24

Монс

 

*

 

[33]

25

Брюссель

 

*

 

 

26

Остенде

 

*

 

[5]

27

Берлин

Германия

30 июня,
1 июля

30 июня,
1 июля

[41]

28

Арнсберг

 

30 июня,
1 июля

30 июня,
1 июля

[42]

29

Гейдельберг

 

30 июня
1,2 июля

30 июня,
1,2 июля

[43]

30

Мюнстер

 

30 июня

30 июня

[44]

31

Потсдам

 

30 июня,
1 июля

 

[22]

32

Швармитц

 

22 июня

 

[4]

33

Грабовзее

 

3 июля

 

[4]

34

Грабовзее близ Ораниенбурга

 

30 июня, 2 июля

30 июня

[4]

35

Гамбург **

 

с 30 июня по 12 июля, 19,21, 22 июля

 

 [45]

36

Трептов

 

30 июня

30 июня (?)

[18]

37

Альтенбург

 

30 июня

 

[18]

38

Бонн

 

30 июня

30 июня

[18]

39

Эберсвальде **

 

30 июня

 

[22]

40

Мюнхен

 

1 июля

 

[18]

41

Висбаден

 

1 июля

 

[46]

42

Эппендорф

 

30 июня

 

[47]

43

Реклингаузен

 

*

 

[5]

44

Герресгейм

 

30 июня

 

[4]

45

Ост-Гроссфен

 

30 июня

 

[4]

46

Бредштедт

 

30 июня

 

[4]

47

Хойерсверде

 

30 июня

 

[4]

48

Цютфен

Голландия

 

 

[9]

49

Роттердам **

 

30 июня,
1 июля

30 июня,
1 июля

[9]

50

Гарлем

 

30 июня,
1 июля

30 июня,
1 июля (?)

[9, 32]

51

Пейзе **

 

30 июня(?), 1,2 июля

30 июня (?),
1 июля

[9]

52

Амстердам

 

*

 

[5]

53

Гаага

 

*

 

[5]

54

Оддер

Дания

*

 

[5]

55

Копенгаген

 

30 июня

 

[31]

56

Лисбурн

Ирландия

*

 

[5]

57

Валенсия

 

*

 

[34]

58

Луино

Италия

*

 

[5]

59

Кенигсберг

Пруссия

30 июня,
2, 5, 27 июля

30 июня,
2, 27 июля

[48,4]

60

Хиршберг, Еленя Гура

Польша

30 июня,
1 июля

 

[49]

61

Шнеекоппе

 

30 июня — 28 июля

30 июня.
1,8,16,18, 25 — 28 июля

[4]

62

Бяла

 

30 июня

 

[31]

63

Краков

 

30 июня

 

[50]

64

Ломжа

 

30 июня

 

[51]

65

Друскеник

 

30 июня

 

[52]

66

Холонев

 

30 июня

 

[23]

30

Закопане

 

*

 

[5]

68

Мендзыздрое

 

30 июня

 

[4]

69

Гжеменца

 

30 июня

 

[4]

70

Ополе

 

30 июня

 

[4]

71

Рацибуж

 

30 июня

 

[4]

72

Биштынек

Россия

30 июня

 

[4]

73

Брест **

 

30 июня,
1 июля

 

[23]

74

Трубчевск

 

30 июня

30 июня

[33]

75

Муратово

 

30 июня

 

[53]

76

Москва **

 

30 июня

 

[20]

77

Херсонская губ.

 

30 июня,
6-9,12, 13, 15, 16, 18, 19 июля

 

[54]

78

Тирасполь

Россия

30 июня, 13,15,16 июля

13,15,16 июля

[55]

79

Воронеж

 

30 июня,
7-8 (?) июля

30 июня

[55,56]

80

Старые Дубоссары

 

30 июня

30 июня (?)

[57]

81

Тимский уезд**, Курской губ.

 

30 июня,
1, 2 июля

 

[58]

82

Тамбов

 

30 июня

30 июня

[59]

83

Шуя

.

30 июня

 

[22]

84

Петербург **

 

30 июня

 

[60]

85

Село Домкино Лужского уезда

 

10 июля

 

[51]

86

Аткарск

 

30 июня,
1 июля (?)

 

[61]

87

Казань **

 

30 июня,
1 июля

30 июня, 1 июля

[28]

88

Царицын

 

30 июня,
11 июля

 

[62]

89

Саратов

 

30 июня

30 июня

[65]

90

Симферополь

 

30 июня

30 июня

[66,30]

91

Пермь

 

30 июня

 

[68]

92

Плоти

 

30 июня

 

[69]

93

Мелитополь

 

30 июня,
7 июля

7 июля (?)

[56,70,71]

94

Ростов-на-Дону

 

30 июня

 

[72]

95

Уфа

 

30 июня,
1 июля

 

[73,74]

96

Белая Криница

 

1 июля

 

[69]

97

Елисаветград

 

30 июня

 

[69]

98

Мариуполь

 

30 июня

 

[69]

99

Кострома

 

30 июня

 

[23]

100

Либава

 

30 июня,
1 июля

 

[23]

101

Нижний Новгород

 

30 июня

 

[23]

102

Волга, между Кинеш- мой и Н. Новгородом

 

30 июня,
1 июля

 

[23]

103

Елатьма, Тамбовской  губ.

Россия

30 июня,  
1 июля

 

[23]

104

Михайловское, Златоуст

 

30 июня

 

[23]

105

Пигаево, Тамбовской губ.

 

30 июня

 

[23]

106

Трубетчино

 

30 июня

 

[23]

107

Клещели

 

30 июня

 

[23]

108

Коренево

 

30 июня

 

[23]

109

Новоузенск

 

30 июня

 

[23]

110

Киев

 

30 июня

 

[23]

111

Харьков

 

30 июня

 

[23]

112

Волово

 

30 июня,
1 июля

 

[23]

113

Подборки

 

30 июня,
1 июля

 

[23]

114

Гродно

 

30 июня,
1 июля

 

[23]

115

Немиров

 

30 июня,
1 июля

 

[23]

116

Село Терново, Харьковской губ

 

1 июля

 

[23]

117

Александрополь

 

30 июня

 

[23]

118

Тингута, Астраханской  губ.

 

30 июня

 

[23]

119

Таганрог

 

30 июня

 

[23]

120

Село Медвежье, Ставропольской губ.

 

30 июня

 

[23]

121

Славянск

 

30 июня

 

[59]

122

Томск

 

30 июня

 

[75]

123

Миасский завод

 

30 июня

30 июня (?)

[55]

124

Керчь

 

30 июня,
1 июля

 

[23]

125

Курган

 

30 июня

 

[76]

126

Красноярск **

 

30 июня

 

[19]

127

Ташкент

 

30 июня

 

[1]

128

Село Наровчаты, Тамбовской губ.

 

30 июня

 

[77]

129

Рузский уезд, Московской губ.

 

30 июня

 

[78]

130

Пенза

 

30 июня

 

[28]

131

Буховое, Рязанской губ.

 

30 июня

 

[23]

132

Александро-Невский  пос. Рязанской губ.

 

30 июня

 

[23]

133

Оренбург

 

*

 

[66]

134

Енисейск

 

*

 

[2]

135

Усть-Каменогорск

 

*

 

[2]

136

Севастополь

 

*

 

[55]

137

Париж

Франция

30 июня,

2 июля

 

[33]

138

Донэ

 

30 июня,
2 июля

 

[33]

139

Фекан

 

1 июля

1 июля (?)

[33]

140

Дьепп

 

1 июля

1 июля (?)

[33]

141

Лилль

 

30 июня

30 июня

[33]

142

Бордо

 

1 июля

1 июля

[79]

143

Прага

Чехословакия

30 июня,
1 июля

 

[46]

144

Базель

Швейцария

1 июля

 

[22]

145

Шаффхаузен

 

1 июля

 

[22]

146

Мури

 

1 июля (?)

 

[22]

147

Цюрих

 

1 июля (?)

 

[22]

148

Бриг

 

1 июля (?)

30 июня

[4]

149

Стокгольм

Швеция

30 июня,
1-3 июля

 

[5]

150

Стала (Гётеборг)

 

30 июня

 

[6]

151

Упсала

 

30 июня,
1-3 июля

30 июня,1-3 июля

[25]

152

Дарувар

Югославия

*

 

[5]

153

Бозна-Брод

 

*

 

[5]

154

Шпроттау

Германия

*

 

[18]

155

Падерборн

 

*

 

[18]

* Даты точно не указаны, по-видимому,, явление имело место в период 30 июня — 2 июля 1908 г. 
 **См. § 1.

В то же время, несмотря на то, что «светлая ночь» 30 июня  наблюдалась на огромной территории, границы этого района очерчиваются достаточно четко. Еще в начале 30-х годов, когда Ф. Уиппл [6] начал систематическое изучение оптических аномалий 1908 г. в связи с проблемой Тунгусского метеорита, по его просьбе профессорoм Мэрвином были просмотрены данные метеорологических наблюдений ряда метеостанций США. Мэрвин не смог при этом обнаружить каких-либо указаний на сумеречные аномалии в США в интересующий нас период времени. Примечательно, что в одном из выпусков американского журнала «Monthly Weather Review» за 1908 г. имеется заметка о наблюдении «светлых сумерек» в Европе, но отсутствуют какие-либо данные о подобных явлениях на территории Америки [30]. Отрицательный ответ был также получен нами из Национального метеорологического центра США (Эшвили, штат Каролина) и Смитсонианского института (штат Массачусетс), а также Комитетом по метеоритам АН СССР из университета штата Юта [22]. Отсутствуют какие-либо сведения об аномальных оптических явлениях в доступной нам канадской литературе по метеорологии [82] и в бюллетенях обсерватории Гаваны [Куба] и Рио-де-Жанейро (Бразилия) [83, 84].

К нашему искреннему сожалению, большинство запрошенных нами обсерваторий и метеостанций стран Латинской Америки (за исключением Кубы, Бразилии и Ямайки) не ответили на нашу анкету. Учитывая, что материалы 1908 г. на Ямайке не сохранились, необходимо признать, что наши сведения по этому району земного шара довольно скудны. Из других пунктов западного полушария мы имеем сообщения из Нома (Аляска), Веллингтона (Новая Зеландия) и Гонолулу (Гавайские острова)* — все отрицательного характера.

Отрицательными являются также ответы австралийских обсерваторий. Сообщения из этой части земного шара представлены данными из Сиднея (Метеорологическое бюро, обсерватория Парк), Перта (обсерватория Перт), Мельбурна (Метеорологическое бюро), Гобарта (Метеорологическое бюро Тасмании).

Судя по сведениям, сообщенным индийскими обсерваториями Кодайканал, Мадрас, метеорологическим департаментом Индии, а также факультетом радиоэлектроники Калькуттского университета, оптические аномалии в этот период времени в данном районе земного шара не наблюдались [22].

Что касается Африки, то в нашем распоряжении имеются наблюдения, проведенные лишь в одном пункте — в обсерватории Тананариве (Мадагаскар). По сведениям этой обсерватории, в июне и сентябре 1908 г. чаще, чем обычно, можно было наблюдать зодиакальный свет [84].

Большой интерес представляют сообщения японских наблюдателей, так как в 1908 г. Япония была единственной страной на Дальнем Востоке (если не считать Россию), располагавшей сетью метеорологических и других наблюдательных пунктов и обсерваторий. В ответ на наш запрос генеральный директор Японского метеорологического агентства Кийо Вадати сообщил, что в интересующий нас период наблюдался метеоритный дождь (24 июля 1908 г.), однако в его письме нет сведений о каких-либо аномальных сумеречных явлениях летом 1908 г.

Отрицательные сведения были получены также из Испании (обсерватория Сабаделл), Греции (Афинская обсерватория), Румынии (Метеорологическое бюро), Болгарии (София, Управление гидрометеорологической службы) [22].

Особо тщательно были изучены документальные материалы с целью выявления аномальных оптических феноменов лета 1908 г. в районах, расположенных к востоку от Енисея. Просмотр газет, издававшихся в Иркутске, Якутске, Нерчинске, Хабаровске, Благовещенске, Владивостоке, выявил следующее любопытное обстоятельство: почти во всех газетах воспроизведены сообщения органов печати Европейской части России, в которых описываются «белые ночи» 30 июня — 1 июля в Пензе, Уфе и других пунктах, расположенных к западу от Урала, но нет ни слова о каких-либо необычных явлениях в местах, где издавались эти газеты. Так, газета «Сибирь», выходившая в Иркутске, в № 133 и 134 приводит сообщения Петербургского телеграфного агентства о «светлой заре» в Европейской части России [85, 86]; аналогичным образом поступила газета «Сибирская заря» (Иркутск) [87]; в газете «Дальний Восток», издававшейся во Владивостоке, опубликованы сведения о наблюдавшемся в ночь на 18 июня северном сиянии в Пензе, Тирасполе и Славянске, но отсутствуют какие-либо данные, относящиеся к Владивостоку [88]; подобным же образом обстоит дело в отношении газет «Далекая окраина» [89], «Амурский край» (Благовещенск) [90], «Нерчинская жизнь» (Нерчинск) [91], «Приамурье» (Хабаровск) [92]. Полученные нами копии таблиц метеорологических наблюдений по станциям Чита и Якутск [22] не позволяют сделать вывод о том, что в период 30 июня — 2 июля 1908 г. в этих местах наблюдались какие-либо аномалии. Это относится и к Закавказью, как о том можно судить по метеорологическим наблюдениям Тбилисской обсерватории [22].

Оценивая негативные ответы, полученные из перечисленных выше районов, надо иметь в виду следующее обстоятельство. Как показывает изучение первоисточников 1908 г., «светлая ночь» 30 июня 1908 г., отмеченная и описанная огромным числом наблюдателей, как правило, не была отмечена в официальных документах, какими, например, являются таблицы ежедневных метеорологических наблюдений. Так, из 18 метеостанций второго разряда России, сведения о деятельности которых имеются в «Летописях Николаевской главной физической обсерватории» [69], лишь 5 отметили сумеречные аномалии 30 июня —2 июля 1908 г. В числе станций, не зарегистрировавших это явление, фигурируют Уфа и Пермь, где явление достоверно имело место [68, 73, 74]. Весьма показателен в этом отношении следующий пример: в Мариупольском лесничестве имелись две станции второго класса. Из них одна зарегистрировала в ночь с 30 июня на 1 июля «северное сияние», а другая нет, хотя расстояние между ними невелико (координаты первой — (φ = 47°41', l = 37°27', второй — (φ  = 47°39', l =3 7°30' [69]).

Таблицы ежедневных метеорологических наблюдений метеостанции Казанского университета не содержат каких-либо указаний на аномалии сумерек, а между тем «светлая ночь» в Казани была описана в ряде источников [22,28].

Оптические аномалии в Германии наблюдались сотнями очевидцев (см., например, сводки Р. Зюринга и Ф. Архенхольда [4, 18]). Однако по сведениям обсерватории Зонненберг, «светлые сумерки» были зарегистрированы лишь станциями Потсдам и Шнеекоппе [22]. Все это обязывает крайне осторожно подходить к оценке отрицательных ответов на анкетные запросы.

Тем не менее мы считаем возможным утверждать, что сумеречные аномалии лета 1908 г. наблюдались на территории, ограниченной с востока Енисеем, с запада — побережьем Атлантического океана, с юга — линией Красноярск — Ташкент — Ставрополь — Вена — Бордо. Кроме того, некоторые аномалии сумеречного неба наблюдались, вероятно, в Северной Италии. Достоверно не наблюдались эффекты такого рода в США, Восточной Сибири, на Дальнем Востоке, в Японии. По-видимому, их не было и в других районах нашей планеты, в частности, в странах южного полушария, но для окончательного суждения по данному вопросу необходим дальнейший сбор материала.

Несмотря на сделанные оговорки, представляется возможным сделать вывод о том, что вторая характерная черта оптических аномалий лета 1908 г. состоит в том, что эти аномалии были ограничены большим участком земной поверхности.

Третьей, наиболее характерной, чертой «светлых ночей» лета 1908 г. является относительная внезапность их распространения и кратковременность кульминационного пункта аномального периода (фиг. 1). Это обстоятельство резко выделяет «светлые ночи» 1908 г. среди других известных периодов сумеречных аномалий (см. § 8).

Перечисленные черты сумеречных аномалий 1908 г. отмечены в сводках Ф. Уиппла [6], Е. Л. Кринова [2], И.Т. Зоткина [3]. Наши данные подтверждают выводы этих авторов на большом материале.

Хотя многочисленные описания «светлых ночей» лета 1908 г. не всегда детализированы в достаточной мере, все же в своей совокупности они дают четкую картинy наблюдавшихся явлений. Ниже приводятся наиболее полные и подробные сообщения, характеризующие «светлые ночи» в соответствии с наблюдениями в различных районах Европы и Западной Сибири.

Одной из наиболее удаленных к западу точек, где наблюдалась «светлая ночь», является Бристоль. В. Деннинг [36] пишет по этому поводу: «Ночью 30 июня небосвод был необычайно светлым, на севере в полночь наблюдалось очень сильное сияние. Были видны лишь немногие звезды. Млечный путь различался с трудом. 1 июля явление ... повторилось, но в несколько ином виде. Наблюдались многочисленные разноцветные облака, свечение снова было очень сильным, а в северной части неба имело место яркое свечение». В другой заметке указывается, что яркое свечение неба наблюдалось во многих частях Великобритании в ночь с 30 июня и в некоторые последующие ночи. «Явление это, по-видимому, достигло максимальной интенсивности 1 июля. Вся северная часть неба от горизонта до высоты 45°, а также к западу была окрашена в красный цвет различных оттенков, от розового до индийского красного, в то время как восточная часть неба была бледно-зеленой. На покрасневшем небе не было видно ни вспышек, ни мерцания, точно так же не обнаруживалось какой-либо тенденции к образованию арок, характерных для полярного сияния. Цирро-стратусы близ горизонта были окрашены в тот же цвет, что и небо. Свет в полночь был до­статочно сильным, чтобы можно было читать мелкий шрифт» [80].

Фиг.2. Фотография сделанная в Гринвиче в ночь с 30 июня на 1 июля 1908 г.

В Гринвиче в 21 час 30 мин небо над северным и северо-западным горизонтом было интенсивно красным, причем это освещение простиралось на север больше, чем обычно. К часу ночи оно распространилось на северную часть горизонта, и северная часть неба стала такой же яркой, какой бывает южный небосвод в период полнолуния. Свет был достаточно интенсивным для фотографирования, и одному из наблюдателей удалось сделать хорошую фотографию здания Морского колледжа, применив пятнадцатиминутную экспозицию [35, 92] (фиг. 2).

В сообщении из Хеверфордвеста говорится: «Дежурившие ночью 30 июня полицейские говорили, что в 0 ч. 30 м. они могли различать людей более чем за 100 ярдов, в 1 час после полуночи было светло, как на рассвете, небо имело особенный зеленоватый и желтоватый оттенок. На следующую ночь в 22 ч. 15 м. можно было совершенно свободно читать газету на открытом воздухе, в 0 час. и даже в 1 час. можно было различать стрелки карманных часов. Освещенная область распространилась от северо-северо-запада до северо-северо-востока, она не была похожа на полярное сияние» [34].

Наблюдатель из Россшира сообщает, что вечер 1 июля был ясный и теплый. Находясь на берегу озера, автор сообщения так и не дождался полной темноты, так как странный золотой свет и желтое сияние воды и воздуха то разгоралось, то потухало, так что ему, по его выражению, удалось наблюдать около 6 солнечных восходов [40]. В этом сообщении особый интерес представляет упоминание о том, что интенсивность свечения то убывала, то нарастала. Мы убедимся в дальнейшем, что наблюдения такого рода имели место и в других пунктах.

Бренд [38] пишет о наблюдениях, проведенных им в Хэмпстеде: «Самое удивительное свечение неба, какое я когда-либо видел, имело место после захода Солнца 1 июля 1908 г. и продолжалось всю ночь. По всем направлениям были видны большие окрашенные в красный и желтый цвет облака; небо было ярко-голубого цвета, было светло, как днем».

В Глазго в ночь с 30 июня на 1 июля феномен наблюдался с 23 час до 3 час после полуночи. Свет ночью перемещался с севера на восток вслед за движением Солнца. На небе были видны только звезды 1 и 2-й величины; в полночь свет был настолько сильный, что давал возможность читать напечатанное мелким шрифтом [33]. Весьма сходная картина описывается наблюдателями в Голландии и Бельгии. По данным бельгийских авторов, свечение охватывало примерно четвертую часть горизонта, не поднимаясь, однако, над горизонтом выше, чем на 5—10°. Цвет свечения был интенсивно красным и нижней его части и золотисто-желтым в верхней. Область максимальной освещенности медленно смещалась к востоку, следуя, очевидно, за движением Солнца; в полночь оно было точно на севере [30].

Подробное описание явлений, имевших место в Антверпене, дает Ф. де Руа [5]. Он пишет, что 30 июня перед заходом Солнца небо с северной стороны приняло розовый цвет, который стал постепенно темнеть. В 21 час по Гринвичскому времени весь северный горизонт был окрашен в темно-оранжевый цвет. В 22 час цвет стал оранжево-красным. В полночь огромная часть неба, от северо-запада до северо-востока и, по крайней мере, на 20° над линией горизонта, казалась охваченной пламенем, цвет свечения был красным с желтоватым оттенком. Окрашенная зона не имела четких границ и переходила в другую, желто-оранжевую, которая на высоте 30-40° сливалась с зеленоватой зоной. Примерно на имеете 10° небо было наиболее красным. Свет казался совершенно неподвижным, пульсации и вспышки отсутствовали. Интенсивность освещения была настолько велика, что можно было легко читать показания секундной стрелки часов или текст, напечатанный более или менее крупными буквами. В полночь были невидимы созвездия Большой Медведицы и Лебедя, невидим был и Млечный Путь. На юге не были видны звезды 4-й величины. Около часу ночи картина стала бледнеть, а в половине второго ночи явление закончилось. Ф. де Руа отмечает, что во время этого явления наиболее красная часть неба перемещалась с запада на восток. Это явление повторилось 1 июля, но оно было менее интенсивным и менее продолжительным, чем накануне. Живописная окраска едва простиралась на 15° над горизонтом. 29 июня и 2 июля ничего подобного не наблюдалось

В г. Остенде и других пунктах бельгийского побережья Северного моря явление напоминало фантастический день, интенсивность свечения была настолько велика, что можно было различать все детали рельефа берега и волн на поверхности моря. В Голландии, в Роттердаме, явление было замечено 30 июня в 20 час, когда на северо-востоке появилась медленно приближающаяся светлая полоска, похожая на светящиеся ночные облака Иессе. В 21 час 15 мин небо заполнилось полосами, похожими на циррусы, полосы имели направление с востоко-юго-востока на запад-северо-запад. Цвет полос был похож на цвет светящихся ночных облаков, но на севере-северо-востоке переходил в ярко-оранжевый цвет. Позднее высота феномена уменьшилась, но в 23 час еще была видна оранжевая полоса на севере, высота которой была равна примерно 2°.

Весьма своеобразное явление 30 июня описывает де Веер из Гарлема. Он сообщает, что в 19 час им были замечены на северо-востоке образования, подобные волнам, но не являющиеся истинными облаками. Впечатление было такое, будто голубое небо было само по себе волнистым. Длина волн составляла около 10', направление — с юго-востока на северо-запад. Около 9 час вечера это явление было замечено на северо-северо-востоке. Окраска сумерек была очень яркой, над горизонтом был виден широкий сегмент с темной границей. Яркость его возрастала вплоть до 23 час, затем она стала уменьшаться. 1 июля вечером явление повторилось, но было менее впечатляющим.

В Нью-Леккерленде сильное сумеречное освещение наблюдалось на севере в 23 час 30 мин. В 22 час 30 мин можно было еще легко читать газету, дома и деревья имели отчетливые тени. В Голландии и Бельгии в этот период времени был сделан ряд ночных фотографий [9].

Во Франции аномальные оптические явления не имели такого масштаба, как на севере Европы, однако и из этого района представлен ряд интересных наблюдений. Так, Э. Эсклангон [79] сообщает из Бордо, что 1 июля 1908 г. сумерки поражали своей продолжительностью. Еще в 21 час 56 мин можно было безо всякого труда читать показания часов, расположенных горизонтально на расстоянии в 30 см от глаз. 2-го июля сумерки имели нормальную длительность. В Лилле [33] в ночь с 30 июня на 1 июля небо в полночь было очень светлым, на западе оно было окрашено в красный цвет. Постепенно свет перемещался на север и северо-восток. В 2 час ночи интенсивность освещения достигла максимума, ярко-красные лучи поднимались вертикально с северной части горизонта, освещая облака. Небосвод над ними оставался светло-зеленым.

Число наблюдений из северных стран (Дания, Швеция, Ирландия) ограниченно. Сведений о наблюдениях «светлых ночей» в Норвегии и Финляндии в нашем распоряжении нет. Это связано, по-видимому, с тем, что и вне всякой связи с оптическими аномалиями в это время года в высоких широтах имеют место белые ночи. Тем не менее, некоторые сообщения, в особенности из Швеции, также представляют интерес. Так, в «Ежемесячном бюллетене метеорологической обсерватории Университета в Упсале» [25] имеется следующее сообщение: «Начиная с 29 июня, ночи были необыкновенно светлыми. Свет исходил от светящейся дымки облаков, находившихся весьма высоко и напоминавших Ci—S (перисто-слоистые облака), которые двигались к той части горизонта, где зашло солнце». Близ Гётеборга [6] через час после захода солнца в северной части неба появился необычайно сильный свет, настолько яркий, что можно было читать самый мелкий шрифт. Явление длилось до 2 или 3 час пополуночи. В конце цвет свечения был красным на северо-западе и почти зеленым на северо-востоке. В Стокгольме интенсивность явления была столь велика, что 2 июля в полночь можно было фотографировать [6]. В Ирландии (Лисбурн) свечение также наблюдалось [6]. Его можно было наблюдать и в Шотландии ночью 2 июля, как это подтверждено фотографией собора в городе Дорнох, сделанной в полночь с экспозицией 90 сек [6].

Наблюдения, проведенные в Швейцарии, обобщены и сводках П. Грунера [93, 94]. А. Риггенбах отметил в Базале 1 июля в 21 час 30 мин пурпурный свет на облаках. 1 июля в Шаффхаузене наблюдалась красная вечер­няя заря, то же имело место в Мури (Ааргау) вплоть до 22 час 30 мин. В Зависе (Граубюнден) красная вечерняя заря продолжалась с 20 час 30 мин до 22 час 15 мин, в северной стороне небосклона были заметны при этом три красные параллельные полосы. Меттлер (Цюрих) сообщил, что в 22 час 30 мин вечерняя заря была еще очень яркой, и ее можно было заметить даже в 23 час, в то время как заход солнца имел место в 20 час 41 мин. По данным Кунца, в Шмирене, близ Цюриха, в 23 час в северо-западной части небосвода имело место свечение, столь интенсивное, что казалось, будто в этом месте начинается восход Солнца. Даже в 23 час 45 мин сумерки были еще светлыми. Известный исследователь зодиакального света Ф. Шмид, проводивший наблюдения в Оберхельфенсвилле, отметил в 23 час 20 мин необычайно светлые сумерки. Интересно, что 30 июня в Швейцарии не было отмечено таких аномалий.

Большое число подробных наблюдений сделано германскими наблюдателями. Создается даже впечатление, что наибольшую интенсивность явление имело на территории Германии. Характерным для данного географического района является описание «светлой ночи» 30 июня в Берлине [41]. Согласно этому сообщению, около 22 час в северо-западной стороне неба, где зашло Солнце, виднелась легкая дымка, ограничившая около горизонта круговой сегмент зеленовато-голубого цвета. Внутри последнего находился второй, желто-красный, не концентричный первому. Средняя его точка была сдвинута немного на север сравнительно с большим сегментом. Цвет неба у самого горизонта был коричнево-красным. Все явление в целом выглядело как роскошные, яркие сумерки. Поверхность сегмента была покрыта тонкой вуалью равномерных, перистых, вытянутых облачков. Внутренний сегмент постепенно скрылся, наружный опускался все ближе и ближе к горизонту, приобретая желто-красную окраску, и постепенно перемещался на север. Около 0 час была еще заметна широкая красноватая кайма. К часу ночи явление наблюдалось точно на севере, сегмент принял вытянутый вид и образовал ряд параллельных горизонту и наклоненных друг к другу под малым углом полос. Ночью 1 июля точно на севере имели место светло-желтые световые полосы, похожие на «светящиеся ночные облака» Иессе.

Рейман сообщает из Хиршберга φ = 51°26', = 8°16'), что вечером 30 июня и 1 июля вся северная часть неба была необычайно светлой, на горизонте она имела красную или оранжевую, а выше — желтоватую окраску. 30 июня феномен наблюдался от 21 час 30 мин до 1 час ночи, а 1 июля — от 21 час 30 мин до 23 час. В первый вечер наиболее интенсивная красная окраска была заметна в северной, а потом — в северо-восточной части неба, в течение второго она виднелась на северо-западе, распространившись затем к северу. 1 июля в 22 час 30 мин красный цвет простирался до высоты примерно 15°, а светлое желтовато-белое сияние — на гораздо большую высоту. В 23 час это сияние было наиболее интенсивным на севере-северо-востоке и заполняло четырехугольник Большой Медведицы. Граница области свечения не имела формы дуги и была совершенно неправильной. Лучи, какие обычно бывают при северном сиянии, замечены не были [49].

Шварц, проводивший наблюдения в Шнеекоппе (гора (Снежка, (φ  = 50°7', =  15°7') сообщает, что сразу же после захода солнца начались необычно светлые сумерки. Они не имели, как обычно, нежно-белого цвета. Характерной их чертой была удивительная яркость и беловато-зеленый оттенок. Свечение занимало всю северную часть горизонта; поднимаясь над горизонтом примерно на 25°, оно заполняло пространство, имеющее форму сегмента. В этом сегменте были видны сильно освещенные облачка, имеющие светлую желто-белую окраску. Они выделялись на зеленоватом фоне сегмента. Вскоре свечение приняло металлический золотой блеск, сила его была при этом настолько велика, что оконные переплеты и тени людей резко выделялись на стенах комнат. Светящийся сегмент был довольно четко ограничен на фоне темного южного неба. 1 июля после захода Солнца снова наблюдалось аномальное освещение неба, однако интенсивность явления была меньшей, и облака также были не так отчетливо видны. В 21 час 45 мин 1 июля был сделан фотоснимок. Шварц считает причиной аномальных сумерек светящиеся облака, которые были видны 30 июня от севера до северо-северо-востока, а 1 июля находились на севере-северо-западе. 30 июня свечение длилось до 0 час 30 мин ночи, когда на небе оставались узкие полоски красноватой окраски. Остальная часть неба на севере была светлее, чем в предыдущие ночи, но обнаружить на ней какие-либо детали не удавалось. Звезды в полночь около горизонта были хорошо видимы, но не так четко, как в предыдущие ночи. 1 июля продолжительность явления была меньше, оно началось в 20 час 30 мин и длилось до 22 час 30 мин. Краски, однако, были яркими.

Сходную картину описывает наблюдатель из Грабовзее, близ Ораниенбаума (φ = 52°7';  = 13°3'). 30 июня в северной части горизонта появилась световая дуга, протяженность которой с востока на запад составляла примерно 30°. Середина ее была зеленовато-белого цвета с желтым оттенком, края были окрашены в темно-красный цвет. Вся эта область казалась покрытой нежными облачками иди туманом. После полуночи световая дуга постепенно исчезла, однако вплоть до утра было светло, как при полнолунии в пасмурную погоду.

Директор Трептовской обсерватории (Германия) Архенхольд сообщает, что он наблюдал феномен 30 июня 1908 г. с 23 час 30 мин до 0 час 30 мин. Протяженная красноватая световая дуга находилась в северной части неба и имела значительную яркость. В полночь она достигала высоты 5° и длины 80°, отделяясь от ночного неба резкой границей. В течение всего времени наблюдения дуга была ровной, высшая точка ее располагалась приблизительно над Солнцем и перемещалась, соответственно движению Солнца, с запада на восток. Дуга имела красный цвет, и лишь в ее середине имелись нечетко выраженные облака протяженностью в 4° и высотой в 2°, имевшие желтоватый оттенок. Средняя часть дуги, по мнению Архенхольда, напоминала светящиеся ночные облака 1885 г. Архенхольд добавляет: «Несмотря на то, что я много лет совместно с О. Иессе наблюдал небо в поисках светящихся ночных облаков, не могу не сознаться, что такое странное явление наблюдалось мною впервые» [18].

Очень похожие описания «светлых сумерек» 30 июня—1 июля 1908 г. сделаны в Праге и Кракове [31, 50]. Б. Браунер (Прага) пишет, что в 1 час 30 мин 1 июля он наблюдал в северо-восточной части неба необычный до­вольно яркий оранжево-желтый свет. В нижней части светящейся области преобладали оранжевые, в верхней—желтые тона. Верхняя граница этой области лежала на высоте 20—30° над горизонтом.

И. Крассовский (Краков), проводя астрономические наблюдения в обсерватории, заметил в 22 час 30 июня на севере и северо-западе необычайное свечение, которое напоминало зарю на западе при заходе Солнца. В 22 час 30 мин на севере можно было различить освещенный бледным светом сектор, вытянутый несколько на запад. Очертания его не были правильными, зеленовато-желтый, как в трубке Гейсслера, цвет убывал от северной точки горизонта, переходя на западном и восточном краях сперва в грязно-желтый, а затем в грязно-фиолетовый и фиолетовый тона. Западный край был окрашен сильнее и светился ярче, чем восточный. В 23 час на высоте 5° над западной стороной сектора можно было заметить изолированную дугообразную полосу, обращенную вогнутостью к сектору. Границы сектора были довольно резкие, полоса же светилась зеленым диффузным рассеянным светом. Находившаяся в 23 час на границе сектора звезда α Возничего (Капелла) выглядела как звезда 3-й величины. Четверть часа спустя небо стало очень светлым, стали видимы удаленные предметы; яркие участки Млечного Пути в окрестностях Кассиопеи и даже созвездие Лебедя были неразличимы. Зеленоватое освещение простиралось далее зениита, яркие звезды в созвездии Лиры казались бленднрованными. В 0 час очертания сектора стали еще резче, по всей северной части неба распространился зеленый свет в виде широких радиальных полос, затмивших свет звезд; β и δ Большой Медведицы имели вид звезд 3-й величины. К часу ночи интенсивность света уменьшилась, но на севере, где раньше находился светлый сектор, все еще было видно некоторое свечение.

Подобная картина наблюдалась на территории Австрии и Венгрии. Так, в Вене [5] освещенный желтый сегмент достигал высоты в 40°. Блестящий центр его не перемещался. Аналогичны сообщения из Вялы, Дарувара, Бозна-Брод и других мест.

Многие русские газеты первоначально описали явление 30 июня — 1 июля как северное сияние [66, 30, 71]. В дальнейшем, однако, от такого объяснения пришлось отказаться ввиду явного отсутствия характерных для полярного сияния признаков. Ниже приводятся некоторыe описания, сделанные наблюдателями в различных пунктах Европейской части России.

Д.О. Святский [59] сообщает, что в Тамбове в 0 час 30 мин было настолько светло, что можно было читать на открытом воздухе. В северной стороне была видна красная (или грязно-оранжевая) полоса.

В Херсонской губернии [54] 30 июня в 22 час в северо-западной части горизонта был виден свет, напоминающий свет после солнечного заката. По сообщениям из Тирасполя (55], в ночь с 30 июня на 1 июля с 21 час до 1 час ночи весь северный небосклон был освещен на большую высоту от горизонта бледным светом, напоминающим северное сияние.

Красочное описание прислано Медведевым из Воронежа [55]. Как видно из его письма, с момента захода Солнца в 20 час 48 мин началась заря, необыкновенная по своей окраске. Западная сторона неба казалась подернутой легкой тканью облаков, освещенных лучами уже зашедшего Солнца. Ярко освещенные перистые облачка имели беловато-желто-зеленую окраску. Восточная и южная части горизонта были окрашены в темно-зеленый цвет, различные окружающие предметы, постройки и здания также приобрели зеленоватый оттенок. Явление длилось до восхода Солнца. Горизонт на западе был окаймлен багрово-красной полосой, которая напоминала отблеск огромного пожара. Постепенного перехода тонов одного в другой, какой наблюдается при обычных закатах, на этот раз не было.

Аналогичным было явление в Курской губернии. Как отмечает Томилина [21], оно было замечено около 22 час, когда после вечерних сумерек будто начало рассветать. Северо-западная сторона небосклона, а потом и северная часть горизонта стали светлеть, как перед утренней зарей, и вскоре все предметы осветились золотистым, похожим на электрический, светом. Спустя несколько минут стало настолько светло, что можно было не только свободно читать, но даже различать все предметы до мельчайших подробностей. Даже предметы, удаленные на 3—5 км, были видны не менее отчетливо, чем на рассвете в ясное утро. На севере и северо-востоке тем временем разгоралась заря. Небосклон, бледно-лазурный на горизонте, стал золотистым, облака окрасились слабым розоватым оттенком. Затем по небосклону разлился алый цвет. Цвета на горизонте сменялись постепенно и распределялись по горизонту равномерно. Необычный рассвет разбудил птиц: домашние птицы заволновались и закричали, в поле послышалось пение перепелов, потянулись стайки проснувшихся чибисов. Около 23 час световое явление стало меркнуть, в полночь оно почти исчезло, но «белая ночь» длилась до утра.

В Казани [28] светлая серебристая полоса неправильной дугой охватывала до восьмой части горизонта при высоте от горизонта в северной части до 10°. По краям желто-серо-серебристая окраска переходила в красную. Красный цвет усиливался, распространившись к полуночи по всей полосе, затем полоса начала светлеть. Цвет неба над полосой был зеленоватого оттенка. Были видны легкие облака, почти сплошь покрывавшие светлую полосу.

Близ Костромы небо было покрыто тучами, лил дождь, в то же время было необычайно светло [95]. На открытом месте можно было свободно прочитать мелкий газетный шрифт. Тучи были освещены желто-зеленым светом, кое-где переходящим в розовый. Когда часть туч нижнего слоя разорвалась, был виден высоко расположенный слой туч золотисто-розового цвета. Такое же явление повторилось в ночь с 1 на 2 июля, но с меньшей интенсивностью.

В Кинешме В.Ф. Нагорский [23] наблюдал в ночь с 30 июня на 1 июля красную окраску северной части небa, светлое пространство простиралось от горизонта вверх примерно на 30°. В следующую ночь, когда автор находился на Волге между местечками Юрьевец и Пучеж, начиная примерно с 22 час и до часу ночи были видны полосы у горизонта — снизу красная, далее оранжевая и еще выше серебристая. Серебристая полоса также, в свою очередь, состояла из полос. Было настолько светло, что чайки летали как днем. В Саратове [65] в ночь с 30 июня на 1 июля западная, а позднее и северо-западная часть неба были окрашены в оранжево-красноватый цвет зари. Сила света вплоть до 23 час не уменьшалась. В 23 час еще можно было свободно читать крупный шрифт. Освещение по своему характеру напоминало электрический свет, а по силе превосходило лунный во время полнолуния. Заря перемещалась с запада на восток, навстречу восходящему Солнцу. Западная и северная части горизонта были покрыты низкими, ярко освещенными облаками, а все небо как бы затянуто легкой дымкой. В Царицыне [62] в ночь с 30 июня на 1 июля даже в 23 час было настолько светло, что свободно можно было читать крупный шрифт. Западная часть горизонта была освещена настолько ярко, что Солнце казалось только что скрывшимся за холмами. Лишь около часу ночи стало несколько темнее.

Особенно рельефными были все проявления «белой ночи» в южных районах Европейской России, где ночи вообще бывают темными. В Таганроге [23] ночью за 400—500 м совершенно ясно был виден идущий пароход и стоящие в море корабли. Из Керчи [66] сообщали: «Две ночи продолжалось дивное небывалое зрелище. Начиная с 23 часов постепенно освещается северный небосклон, странный свет ширится, поднимается все выше к 2 часам и продолжается до 4-х. С 1 часу внизу — красный свет отдаленного зарева, сверху — великолепный молочный свет, снопами охватывающий огромные пространства, впечатление лунной ночи». Такое же явление наблюдалось в Симферополе и Мелитополе. Так, газета «Южные ведомости» сообщала в эти дни [30], что в ночь с 30 июня на 1 июля около полуночи небосклон над горизонтом стал заметно светлеть. По мере того, как граница освещенного участка неба распространялась вверх, нижняя часть небосклона приобретала красноватый оттенок, и к часу ночи картина напоминала отдаленное зарево большого пожара, освещающего нижние слои легких облаков. Верх небосклона был освещен беловатым рассеянным светом. К 3 час ночи была освещена уже вся северная сторона неба, как во время утренней зари. Все предметы были освещены так же, как в лунную ночь. В Мелитополе ночью 30 июня в северной стороне неба над горизонтом долгое время виднелось зарево грязно-розового цвета, поднявшееся довольно высоко и охватившее широкую полосу. К часу ночи стала заметна розовая окраска верхней части зарева, вся северная часть неба была светлая, как во время утренней зари [70].

К востоку от Волги явление также было замечено во многих местах. Так, в Уфе [73, 74] в ночи с 30 июня на 1 июля и с 1 на 2 июля в продолжение всей ночи была освещена северная или северо-восточная часть неба. Было настолько светло, что свободно можно было читать. То же самое сообщают из Перми [68]: в ночь на 1 июля северная сторона неба была ярко освещена, общий цвет — зеленоватый, интенсивность света позволяла читать мелкую печать. Из Миасского завода, Оренбургской губернии, поступило сообщение Иванова [55], в котором указывалось, что в 23 час 30 мин северная часть горизонта была окрашена в сине-грязноватый цвет, далее следовал слой ярко-оранжевого цвета, который выше, бледнея, переходил в розоватый. Примерно до полуночи можно было читать и писать без искусственногo освещения. Явление это наблюдалось до 1 час ночи.

А. Шенрок [23], систематизировавший сведения по 32 пунктам Европейской части России, указывает, что сияние описывается различными наблюдателями по-разному. По данным большинства авторов, оно занимало около четверти горизонта, распространяясь по высоте в ряде случаев вплоть до зенита. Чаще всего встречаются указания на то, что свечение имело оранжевый или красноватый цвет, напоминая зарево большого пожара; по другим данным — оно было или однородно белого, или зеленоватого цвета.

Особого внимания заслуживают немногочисленные сведения о световых явлениях 30 июня — 2 июля в Западной Сибири и Средней Азии — местах, относительно близко расположенных к месту падения Тунгусского метеорита.

В.Г. Фесенков [2] указывает, что он, находясь в Ташкенте, вынужден был прервать астрономические наблюдения в ночь с 30 июня на 1 июля в связи с аномально ярким освещением ночного неба. К сожалению, другие сведения по Средней Азии в доступной нам литературе отсутствуют. «Туркестанская военная газета» [68], приводя сообщения о световых явлениях в Перми, Керчи и других местах Европейской России, не упоминает об аналогичных явлениях в Средней Азии.

А.Н. Белослюдов [2], находясь в Усть-Каменогорске, обратил внимание на освещение северной части ночного небa; отчетливо были видны три яркие полосы, напоминавшие столбы. Автор сообщил об этом в 1924 г. Л.А. Кулику; не указывая точно даты явления, он относит его к периоду около 17 июня (ст. стиля) 1908 г. Это явление имело место в течение двух-трех дней.

В 1927 г. Л.А. Куликом были получены сведения о «белой ночи» 30 июня 1908 г. в Енисейске. Около полуночи было настолько светло, что это привлекло внимание многих жителей Енисейска. Пробыв на улице около часа, одна наблюдательница не отметила наступления темноты [2].

Газета «Сибирская жизнь» писала в эти дни следующее: «На 18 июня1 в Кургане была ночь до того светлая, что свободно можно было читать и писать без огня. Белая ночь в Кургане наблюдалась в первый раз и немало всполошила курганцев» [76].

В Томске [75] 30 июня 1908 г. наблюдался необыкновенный закат Солнца. Как пишет «Сибирская жизнь»: «...полнеба было окрашено в яркий красный цвет, внизу, почти около самого горизонта, видна была узкая светло-зеленая полоска... все вместе представляло замечательно эффектное зрелище».

Из Красноярска имеются сообщения, относящиеся к указанному периоду. В газете «Красноярец» сообщается: «Начало июня ознаменовалось пасмурными скучными днями, только с 12-го числа2 стоят сильные жары с теплыми, совершенно светлыми ночами» [96]. В другом выпуске говорится: «В Красноярске в первых числах июня наблюдались чрезвычайно высокие облака, в особенности 14 и 17 числа3. Они были окрашены в розовый цвет и виднелись очень поздно, что указывает на высокое их положение в атмосфере; 14 числа их можно было видеть в 111/2 часов вечера, но самые ясные 17 числа, когда нижние темные кучевые облака в разорванном виде быстро неслись на запад, окрашенные же в розовый цвет длинной полосой оставались неподвижными. Такое явление продлилось до половины первого ночи» [19].

Как нам кажется, изложенный выше материал позволяет подтвердить высказывавшееся в литературе [5] мнение о том, что около 50° параллели освещенный сегмент простирался в длину примерно на 90° по азимуту и примерно до 40° высоты. Весьма условно можно, в согласии с мнением И.Т. Зоткина [3], выделить два типа явления в ночь 30 июня. Явление первого типа, в наиболее чистом виде описанное в Англии и Германии, характеризуется наличием в северной части неба освещенного сегмента, сливающегося с синевою неба через зону зеленоватой окраски. Внутри этого сегмента нередко наблюдался второй, красный или оранжевый, высотой в 10 — 15°. Второй тип явления, наблюдавшийся, например, в Тирасполе [55], характеризуется преобладанием беловато-зеленоватых тонов в северной части небосклона и, по-видимому, отсутствием четкого красного сегмента. Мы не можем согласиться с И.Т. Зоткиным [3] в том, что первый тип явления характерен для Западной Европы, а второй — для Европейской части России. Нам представляется, что явление первого типа преобладало во всех районах к западу от Урала (сведений по Сибири для уверенного на этот счет суждения недостаточно); явление же второго типа имело место лишь в отдельных пунктах и было вызвано, вероятно, локальными условиями. Следует отметить трудность и условность классификации форм явления потому, что многие описания очевидцев весьма поверхностны.

Важно отметить, что наиболее освещенный участок неба у горизонта перемещался в течение ночи с востока на запад, следуя за движением Солнца.

Местные метеорологические условия существенно влияли на отдельные черты световых явлений.

Интенсивность свечения, по крайней мере в ряде мест, не оставалась постоянной. Некоторые наблюдатели, в частности в Англии, отмечают, что она периодически усиливалась и ослаблялась; в Европейской части России многие обращают внимание на то, что максимум интенсивности свечения имел место в половине одиннадцатого вечера.

Описания, сделанные в разных местах, позволяют утверждать, что интенсивность свечения менялась со временем, но была более или менее одинаковой на всем пространстве, где наблюдалась «светлая ночь». В пользy этого утверждения говорит, например, приводимое многими очевидцами указание на то, что освещенность была достаточной для чтения мелкого шрифта.

В. Креббс [47] на основании фотографии, сделанной Эппендорфе с помощью камеры Герц-Аншюц», и полученного одновременно с этим снимка газокалильной лампы оценивает интенсивность свечения в наиболее яркой его части в 1/120 Гефнера.

И. Вильтердинк в Лейдене [97] попытался оценить интенсивность свечения ночного неба 30 июня и 1 июля на основании потемнения фотопластинок. Снимки были сделаны 29, 30 июня, 1 июля, а также в некоторые предшествующие дни. Было обнаружено, что снимки, относящиеся к 29 июня (через 1 час 50 мин и 2 час 7 мин после захода Солнца) не имеют каких-либо следов вуали. Вуаль на пластинках, использованных 30 июня, также ничтожна. В противоположность этому снимки, сделанные 1 июля через 1 час 45 мин и 1 час 58 мин после захода Солнца, засвечены довольно сильно. Вильтердинк оценил освещенность для первой пластинки в 0,94 и для второй — в 0,69 секунд-метров-свечей. Вильтердинк указывает, однако, что и среди пластинок, полученных в более ранние дни, также имеются засвеченные. Данные Вильтердинка представляют несомненный интерес, однако не совсем понятно, почему примененный им вполне объективный метод не дал желаемого результата 30 июня, когда, несомненно, свечение было максимально интенсивным.

Нам кажется принципиально важным то обстоятельство, что явления, имевшие место ночью в период 30 июня — 2 июля 1908 г., в подавляющем большинстве случаев описываются как заря и действительно напоминают своим видом обычную зарю. Центральное место в большинстве описаний занимают именно зоревые явления, которые сравниваются многими наблюдателями [23, 38, 59] с необычными зорями после извержений вулкана Кракатау и Мон-Пеле (1883 и 1902 гг.). В некоторых описаниях встречаются указания на то, что наряду с цветными сумеречными аномалиями имело место посветление всего неба [5, 30, 43]. Поскольку эти указания исходят от высококвалифицированных наблюдателей [5, 43] и не вызывают сомнений с фактической стороны, они заставляют полагать, что свечение неба наблюдалось и в области конуса земной тени.

Необходимо, наконец, отметить, что отдельные наблюдатели описывали «светлую ночь» 30 июня как своеобразное полярное сияние. Так, наблюдатель из с. Медвежьего, Ставропольского края, утверждает, что заря напоминала зарево колеблющегося света со вспышками. Наблюдатель в Александрополе, Екатеринославской губернии сообщает, что он наблюдал пурпурный волнистый свет, какой бывает при зареве; в Немирове сияние перед восходом Солнца разделилось на две части, напоминая «столбы» возле Солнца зимою; наконец, в Брест-Литовске сияние имело вид сегмента [23].

Однако отсутствие каких бы то ни было заметных магнитных возмущений земного поля не позволяет объяснить «светлые ночи» 30 июня — 2 июля полярным сиянием, на что справедливо указывали многие исследователи еще в 1908 г.


* В последнем случае сведения охватывают период с 15 июля по 1 сентября 1908 г.
1 По старому стилю
2 То же
3 То же
© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт