Главная Архивные документы
Исследования
КСЭ Лирика
Вернуться
К 90-летию Тунгусского феномена
Предисловие
Введение
Глава I. Первые сообщения о Тунгусском явлении
Глава II. В тайгу за метеоритом
Глава III. Объективные свидетельства катастрофы
Глава IV. Аномальное свечение неба
Глава V. Кометная гипотеза природы Тунгусского метеорита: первые шаги
Глава VI. Первые послевоенные исследования
Глава VII. Научные экспедиции 1958-1962 годов
ГЛАВА VIII. Возрождение кометной гипотезы
ГЛАВА IX. Вещество Тунгусского метеорита
ГЛАВА X. Дальнейшие экспедиционные исследования
ГЛАВА XI. Траектория и орбита Тунгусского метеорита
Глава XII. Ударные волны Тунгусского метеорита
ГЛАВА XIII. Теория прогрессивного дробления крупных тел
ГЛАВА XIV. Возрождение астероидальной гипотезы
Глава XV. Некоторые альтернативные гипотезы
Глава XVI. Бразильский двойник Тунгусского метеорита
Заключение
Список литературы
Метеоритологи
Указатель имен
Каталог
Глава XV. Некоторые альтернативные гипотезы
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Исследования » Монографии » Бронштэн В.А., Тунгусский метеорит » Глава XV. Некоторые альтернативные гипотезы

В этой главе мы расскажем о некоторых альтернативных гипотезах, предлагавшихся в разное время для объяснения Тунгусского явления (помимо кометной и астероидальной) и получивших отражение в научной и научно-популярной литературе.

Большая часть этих гипотез принадлежит к разряду так называемых гипотез ad hoc, т. е. придуманных специально для данного случая. Вообще ad hoc - латинский юридический и дипломатический термин, который и означает "специально для данного случая". Гипотезы этого типа придуманы их авторами специально для объяснения Тунгусского явления и ни к какому другому явлению неприложимы. У всех них есть та общая черта, что они никак не вытекают из анализа фактов, собранных о Тунгусском явлении, а порой им прямо противоречат. Авторы этих гипотез не дают себе труда анализировать факты, в их работах мы не найдем серьезной физической теории, они, как правило, не реагируют на критику, а с упорством, достойным лучшего применения, продолжают отстаивать свои гипотезы.

Автор этой книги глубоко убежден в бесполезности и даже вредности любых гипотез ad hoc, потому что они дезориентируют неспециалистов. Авторы таких гипотез нередко используют для их пропаганды массовые издания: журналы и газеты, редакции которых состоят из некомпетентных людей, стремящихся поднять тиражи своих изданий за счет публикации сенсационных материалов. Гипотезы ad hoc за редчайшим исключением не принесли никакой пользы науке.

Перейдем к анализу некоторых гипотез ad hoc, получивших, по тем или иным причинам, распространение в литературе.

"Ядерная" гипотеза

Как уже говорилось в гл. VI, еще в 1946 г. писатель-фантаст А.П. Казанцев в научно-фантастическом рассказе "Взрыв" [170], а затем в ряде других публикаций [171-173] выдвинул и с большим упорством защищал гипотезу о том, что Тунгусский метеорит был не больше и не меньше как межпланетным кораблем, имевшим атомный двигатель и потерпевшим аварию у самой Земли. История этой гипотезы была подробно изложена в гл. VI.

У гипотезы Казанцева нашлись сторонники. Это были астроном-популяризатор Ф.Ю. Зигель и инженер-геофизик А.В. Золотов. Но если Ф.Ю. Зигель использовал для защиты гипотезы Казанцева лишь свои астрономические знания и мастерство популяризатора, то А.В. Золотов провел несколько экспедиций на место Тунгусской катастрофы, опубликовал книгу, большое количество статей в научных журналах и сборниках, защитил на собранных материалах кандидатскую диссертацию. О его работах подробно рассказано в гл. VII.

Рассмотрим, как обосновывали и защищали "ядерную" гипотезу ее сторонники. Казанцев начал с весьма серьезного довода о наличии в центре лесовала области "мертвого леса", говорящей о том, что взрыв произошел не при ударе метеорита о Землю, а в воздухе, на высоте 5-10 км над поверхностью Земли. Этот довод был совершенно правильным и, как мы знаем, был подтвержден в ходе экспедиции 1958 года [373]. Но никто из ученых, обосновавших этот вывод, не сослался на Казанцева: это считалось зазорным. И только автор этой книги в другой своей книге "Беседы о космосе и гипотезах", вышедшей в 1968 г. [37], не побоялся отдать Казанцеву должное. Другие положительные следствия выступлений Казанцева перечислены в гл. VI (равно как и отрицательные).

Все остальные доводы Казанцева в защиту "ядерной" гипотезы основаны на чистейшем вымысле. Так, описывая Тунгусское явление якобы со слов очевидцев, Казанцев сообщил, что был виден "огненный столб с черным дымом, упершийся в безоблачное небо и расплывшийся там черным грибом" [172].

Как известно, грибообразное облако при ядерных взрывах образуется при подъеме вверх горячего воздуха с примесью двуокиси азота, а затем при расплывании его в стороны на уровне, где плотность раскаленного воздуха сравнивается с плотностью окружающего воздуха. Двуокись азота придает "шляпке гриба" темно-бурый цвет.

Никто из 700 очевидцев  Тунгусского явления такой картины не наблюдал и не описывал. Казанцев ее выдумал.

Далее он не раз сообщал, будто эвенки, ходившие после этого в тайгу, умирали потом от лучевой болезни. Специальная проверка этой версии, предпринятая группой участников КСЭ под руководством Г.Ф. Плеханова [293], показала, что никаких неизвестных медицине того времени болезней среди эвенков не было, а в костях скелетов эвенков, умерших после 1908 г., не было обнаружено никаких признаков радиоактивного заражения. Известно, что эвенки Даонов, Бушков, Черончин, братья Салаткины побывали в районе эпицентра катастрофы вскоре после этого события и остались живы и здоровы [67]. Умер лишь один эвенк, которого, по некоторым сведениям, отравил местный шаман за нарушение его запрета на посещение места, где на Землю спустился якобы бог Огды1.

Приведенные примеры - лишь некоторые образчики "аргументации" Казанцева в пользу своей фантастической гипотезы.

О попытках добыть другие аргументы в ее защиту, принадлежащих А.В. Золотову, мы сообщили подробно в гл. VII. Там же приводится критика его аргументов. Она произвела впечатление даже на такого сторонника Казанцева как Ф.Ю. Зигель. В своей книге "Жизнь в космосе", вышедшей в 1966 г. [134], он писал, что результаты по радиоактивности противоречивы, и проблема нуждается в дополнительном изучении. Тогда же, в мае 1966 г., XII метеоритная конференция, собравшаяся в Новосибирске, приняла решение, в котором, в частности, говорится, что "результаты изучения радиоактивности и другие исследования до настоящего времени не дают оснований для предположения о ядерном характере Тунгусского взрыва" [312].

Ф.Ю. Зигель пытался привести еще один аргумент в поддержку гипотезы Казанцева. Он предположил, что Тунгусское тело в своем движении в атмосфере сделало маневр. Обоснование этого оригинального предположения было получено таким путем: к месту взрыва Тунгусское тело подлетало, следуя траектории Зоткина-Фаста: об этом говорит ориентация "бабочки" (траекторию Кринова Зигель считает ошибочной). Но на больших расстояниях оно двигалось вдоль траектории Астаповича-Вознесенского. Чтобы перейти с одной траектории на другую, Тунгусское тело должно было сделать маневр. Но естественное небесное тело (метеорит, комета) не могло этого сделать. Значит, это был космический корабль пришельцев. Такую гипотезу Ф.Ю. Зигель предложил в 1966 г. в своей книге "Жизнь в Космосе" [134] и собирался отстаивать ее в докладе на совещании "Современное состояние проблемы Тунгусского метеорита", происходившем в апреле 1971 г. в Новосибирске. По болезни Зигель не смог прибыть на совещание, но тезисы его были опубликованы [135].

Здесь мы имеем яркий пример гипотезы, автор которой не задумывается о том, к каким следствиям она приведет. Пока в 50-е годы еще можно было надеяться на существование на Марсе органической жизни, Зигель пропагандировал идеи о высокоразвитых марсианах, построивших в конце XIX в. гигантские искусственные спутники Марса - Фобос и Деймос [134]. Такой цивилизации, разумеется, ничего не стоило послать на Землю межпланетный корабль. Но к 70-м годам надежды на марсиан иссякли, и Зигелю пришлось переключиться на прилет звездолета. Хорошо известно, что межзвездные перелеты практически неосуществимы. И не только из-за дальности других звезд и длительности перелетов даже с субсветовыми скоростями, а главным образом потому что при таких скоростях потоки высокоэнергичных элементарных частиц и микрометеоритов, легко пронизывая оболочку звездолета, убьют все живое внутри: здесь не помогут никакие экраны. К тому же, несмотря на многолетние поиски, не удалось обнаружить радиосигналов от других цивилизаций.

Все это заставляет поставить крест на "ядерной" гипотезе, связанной с версией о звездолете2.

Впрочем, Казанцеву и Зигелю совсем не нужно было ее обоснование или признание учеными-специалистами. Им нужно было признание широких кругов малосведущих людей. И этого они добились, о чем свидетельствуют примеры, приведенные в гл. VI. Но к проблеме Тунгусского метеорита это не имеет никакого отношения.

Тем более странно, что в научных обзорах такого крупного исследователя Тунгусской проблемы, как Н.В. Васильев, "ядерная" гипотеза рассматривается со всей серьезностью. Приведем примеры.

"Несмотря на кажущуюся фантастичность, нет оснований рассматривать эту точку зрения как ненаучную. Часто высказываемый аргумент о том, что эта гипотеза является "излишней", не может рассматриваться как слишком серьезный, из-за недостаточности информации о изучаемом явлении. Наоборот, именно кардинальный характер гипотезы требует особенно внимательного и непредвзятого анализа фактов также и с точки зрения этого - чрезвычайно смелого - предположения" [70] (1967).

Увы! Именно внимательного и непредвзятого анализа не только фактов, но и следствий из "ядерной" гипотезы, о которых мы говорили выше, и не хватило Н.В. Васильеву, чтобы сделать такое заключение.

Зато его сделал предшественник Васильева по руководству КСЭ, Г.Ф. Плеханов, ее организатор и вдохновитель. На вопрос автора, что заставило его в 1962 г. отойти от руководства КСЭ, он прямо ответил: "Я сделал это, как только убедился, что это не мог быть космический корабль". Продолжим обзор высказываний Н.В. Васильева. "Нам представляется очевидным, что ни одна из альтернативных точек зрения, объясняющих это явление (кометная гипотеза Астаповича-Уиппла-Фесенкова и "ядерная" концепция Золотова), как рабочие модели не исчерпали себя" [73] (1975).

Итак, "ядерная" концепция Золотова ставится здесь на одну доску с кометной гипотезой!

"Особо следует сказать о ядерной версии Тунгусского взрыва. В отличие от других, нейтральных, версий к 1970 г. она оформилась в научную гипотезу, претендующую на всестороннее объяснение явлений, связанных со взрывом Тунгусского метеорита" [82] (1986).

Из этих слов совершенно ясно, что ни Золотов, ни Васильев даже не задумывались о тех астрономических и физических следствиях "ядерной" гипотезы, о которых говорилось выше. Ни в публикациях А.В. Золотова, ни в обзорах Н.В. Васильева проблема межзвездных перелетов даже не рассматривается. Вопрос ставится так: "Тунгусский взрыв мог быть ядерным" (Васильев), или: "Тунгусский взрыв был ядерным и произошел при аварии межзвездного корабля" (Золотов), но "как этот корабль долетел до Земли, нас не касается, пусть астрономы и физики об этом подумают" (оба). Правда, последней мысли в их публикациях нет, но она логически вытекает из "ядерной" гипотезы.

В статье 1988 г. [83] Н.В. Васильев продолжает утверждать, что "на протяжении по крайней мере трех десятилетий история Тунгусской проблемы была связана с противостоянием двух альтернативных гипотез: кометной Фесенкова-Астаповича и концепции ядерного взрыва". Это утверждение - величайшее заблуждение в оценке истории исследований Тунгусской проблемы. Никакого "противостояния" не было. Был цикл разносторонних исследований (полевых, экспериментальных, теоретических), проводившихся многочисленными исследователями в рамках кометной гипотезы (или независимых от принятой гипотезы), и были отдельные попытки (в основном, Золотова) обоснования "ядерной" гипотезы, а также работы других лиц, направленные к проверке и, как правило, к опровержению результатов Золотова (см. гл. VII).

Правда, была и еще группа работ, в которых Тунгусский взрыв трактовался как аннигиляционный, связанный со влетом в нашу атмосферу куска антивещества. К их изложению мы и переходим.

Аннигиляционная гипотеза

В 1948 г. известный американский исследователь метеоритов Линкольн Ла Паз (1897-1985) опубликовал в журнале "Popular Astronomy" небольшую заметку под названием "Энергия метеорита Подкаменная Тунгуска, Сибирь" [461]. Обращая внимание на мощность взрыва Тунгусского тела и полное отсутствие (к тому времени) его вещества, Ла Паз ставил вопрос: "а не из антивещества ли состоял этот метеорит?"

Напомним, что первая античастица - позитрон - была открыта К. Андерсоном (США) в 1932 г., а гипотеза о существовании в природе антивещества была выдвинута П. Дираком в 1933 г.

За следующие 20 лет Ла Паз не настаивал больше на своей гипотезе и не пытался ее развивать3. Это сделали другие.

В 1965 г. в английском журнале Nature появилась статья американского физико-химика, нобелевского лауреата Уилларда Либби, написанная в содружестве с Клайдом Коуэном и К.Р. Этлури под названием "Возможное содержание антивещества в Тунгусском метеорите 1908 г." [426]. В ней сообщалось, что в годовом кольце 1909 года 300-летней ели из штата Аризона содержание радиоактивного изотопа углерода С14 на 1% превышает среднее за 40 смежных лет (1873—1933) при флуктуациях этой величины в пределах 1-2%. Сходный результат был получен также по трем кольцам дуба близ Лос-Анджелеса. Расстояние между этими двумя деревьями равнялось 800 км. Избыток радиоуглерода в воздухе, по мнению Либби и его коллег, можно было объяснить, предполагая, что явление Тунгусского метеорита было вызвано вторжением в земную атмосферу и аннигиляцией в ней массы антивещества.

Далее приводился следующий расчет. Аннигиляция пары ядер дает 3х10-3 эрг энергии и 8 нейтронов. Полагая энергию Тунгусского взрыва равной 1024 эрг, авторы находят, что так могли образоваться 2,7х1027 нейтронов. Взаимодействуя с атомами азота N14, они произведут столько же ядер С14, которые повысят активность радиоуглерода в атмосфере на 7%. Значит, 1/7 энергии Тунгусского метеорита можно связывать с аннигиляцией его вещества.

Напомним, что У.Ф. Либби был удостоен Нобелевской премии в 1960 г. за разработку им в 1946 г. радиоуглеродного метода геохронологии - определения геологического возраста пород по содержанию радиоуглерода С14. Период полураспада изотопа С14 равен 5730 годам4.

Работа Либби и его коллег вызвала огонь критики со стороны других ученых. Она шла по двум направлениям: проверка экспериментального результата в отношении С14 и критика гипотезы об антивещественной природе Тунгусского метеорита. Остановимся сначала на первом направлении.

В том же 1965 г. вышло исследование американского геохимика Ганса Зюсса [497], в котором он, на основании измерений содержания С14 в 150 образцах деревьев, не обнаружил повышения в 1909 г., а лишь колебания в пределах 1-2 %.

Годом позже появилась работа академика А.П. Виноградова, А.Л. Девирца и Э.И. Добкиной [87], в которой по измерениям содержания С14 в годичных слоях лиственницы, находившейся в 60 км к югу от эпицентра, было найдено небольшое (1%) превышение его в слоях 1908 и 1909 гг. над уровнем 1890 г. Этот результат можно было расценивать и как подтверждение вывода Либби и его коллег, и как подтверждение вывода Зюсса о небольших колебаниях содержания С14.

В вышедшей в 1965 году заметке индийского исследователя B.C. Венкатаварадана [508] отмечалось, что найденные Либби соотношения С14/ С12 вполне могут быть объяснены установленной корреляцией с циклами солнечной активности и не требуют введения гипотезы о наличии антивещества в Тунгусском метеорите. Действительно, с уменьшением солнечной активности увеличивается интенсивность космических лучей и усиливается образование нейтронов и С14 в атмосфере. На 1909 год как раз приходился минимум солнечной активности, и ему вполне могла соответствовать положительная флуктуация содержания С14.

Тогда же, в 1965 г., Б.П. Константинов и Г.Е. Кочаров [201] обратили внимание на возможную связь годовых вариаций содержания С14 с различными процессами образования нейтронов в атмосфере, в частности, со вспышками сверхновых звезд, если эти вспышки сопровождаются испусканием гамма-квантов с энергией в несколько десятков МэВ.

Краткий обзор всех этих работ имеется в книге Н.А. Власова "Антивещество" [89], изданной в 1966 г.

Весьма тщательное исследование этого вопроса было предпринято И. Лерманом, В. Муком и И. Фогелем [464] (публикация 1967 г.). Они повторили измерения Либби и его коллег [426] на другом материале, охватывавшем 1894-1917 гг. Были внесены поправки за убыль С14 в ходе его распада и за индустриальное разбавление. Удалось выяснить, что колебания содержания С14 в земной атмосфере в изученный период не превышают 3%о (0,3%) и, в рамках точности в 2%, не коррелируют ни с моментом падения Тунгусского метеорита, ни с солнечной активностью.

Подводя итоги исследований Либби и его коллег [426], Зюсса [497], Виноградова и др. [87] и Лермана и др. [464], А.Л. Девирц в своем обзоре [106] отмечал, что эти результаты не дают возможности говорить об избытке радиоуглерода во время Тунгусской катастрофы 1908 г. О своих выводах Девирц сообщил на Всесоюзном совещании по проблеме "Астрофизические явления и радиоуглерод", состоявшемся в Тбилиси в 1969 г.

Между тем, исследования по этой проблеме были продолжены в 80-х годах, причем в них приняли самое активное участие сотрудники КСЭ. В 1983-1984 гг. одна за другой вышли две содержательные работы на эту тему. Авторами одной из них были геоботаник из Томска В.Д. Несветайло и киевский геохимик Н.Н. Ковалюх [277]. Они поставили себе задачей проследить изменения концентрации С14 на более представительном материале. Были использованы две сосны в 5,5 км от эпицентра и две - на большом удалении от него, в Верхнекетском районе Томской области. Анализы проводились в лаборатории радиоуглерода Института геохимии и физики минералов АН УССР. Получена заметная корреляция с солнечной активностью (максимум содержания С14 соответствует минимуму солнечной активности), в хорошем согласии с выводами В.А. Алексеева, А.К. Лаврухиной и З.К. Мильниковой [4], полученными в 1975-1977 гг. Повышение активности радиоуглерода в 1908-1909 гг., по мнению В.Д. Несветайло и Н.Н. Ковалюха, не имеет отношения к падению Тунгусского метеорита.

Другая работа была выполнена новосибирскими учеными Л.В. Фирсовым, В.К. Журавлевым и В.А. Панычевым [371]. В экспедициях КСЭ 1973 и 1974 гг. были отобраны 10 лиственниц, из них три спила были получены от А.В. Золотова. Обработка материалов производилась в лаборатории геохронологии Института геологии и геофизики Сибирского отделения АН СССР. Ни одно из исследованных пробных деревьев не обнаружило эффекта, обязательного в случае прямого облучения стволов потоком нейтронов, - приращения концентрации С14 в зоне 1908 г. По мнению авторов работы, их анализы не подтверждают гипотезу, что в 1908 г. в районе эпицентра взрыва действовал мощный источник нейтронов. Увеличение активности С14 в десятилетие, включающее 1908 год, не выходит за пределы обычных ее колебаний связанных с солнечными циклами.

Вернемся в 1966 год. В марте этого года в журнале "Космические исследования" появилась статья Б.П. Константинова, М.М. Бредова, А.И. Беляевского и И.А. Соколова "О возможной антивещественной природе микрометеоров" [202], в которой высказывалась гипотеза, что кометы и метеоры потоков состоят из антивещества. Для подкрепления этой гипотезы приводились данные регистрации гамма-излучения на высотах 25-30 и 13-18 км (с высотных самолетов и аэростатов) в период действия 20 больших метеорных потоков. Параллельно велись радиолокационные наблюдения метеоров. Наблюдались совпадения, причем повышения уровня гамма-излучения и потока нейтронов были порядка 2% от фона. В отсутствие метеорных потоков эффект не наблюдался. О Тунгусском метеорите в этой статье говорится лишь в связи с работой Либби и его коллег.

Публикации этой статьи предшествовала некоторая предыстория. Как свидетельствует И.С. Шкловский в своей книге мемуаров "Эшелон" [391], еще в декабре 1962 г. Б.П. Константинов изложил свою концепцию "зарядовой симметрии" Вселенной (т. е. равенства или равноправия в ней обычной материи и антиматерии) на заседании Президиума Академии наук СССР и попросил денег на продолжение исследований. Деньги, и притом весьма крупные, были выделены, работа Физико-технического института была одобрена. Из астрономов присутствовали В.А. Амбарцумян и И.С. Шкловский, но ни один из них не выступил: первый ввиду полного равнодушия к проблеме, а второй был настолько поражен происходившим, что предпочел на заседании промолчать.

Зато Шкловский дал волю своим чувствам в кулуарах Академии наук. Его резко отрицательные высказывания по поводу работ Константинова и его сотрудников дошли до президента Академии М.В. Келдыша, который предложил Шкловскому немедленно выехать в Ленинград и обсудить проблему с Константиновым лично. Встреча состоялась. Основные возражения Шкловского сводились к следующему.

Если вся метеорная материя, выпадающая на Землю, состоит из антивещества, то энергия аннигиляции, выделявшаяся при этом, давно убила бы все живое на Земле. Далее, по спектрам метеоров можно подсчитать число излучающих атомов, и результат согласуется с оценками массы метеорных тел, получаемыми из фотометрических наблюдений. Если полагать, как это делает Константинов, что массы антиметеоров на 8-10 порядков меньше, чем у обычных метеоров, то они тормозились бы на больших высотах (около 300 км). Между тем, торможение метеоров определяется по фотографиям и соответствует телам обычной массы.

Константинов в ответ заявил, что он вовсе не считает все метеоры состоящими из антивещества, а лишь метеоры потоков, образовавшихся из комет. На это Шкловский указал, что и для этих метеоров известна величина торможения и имеются спектральные данные. Все же Константинова ему убедить не удалось, и он вернулся в Москву.

Интересно, что за полгода до этого, 29 мая - 1 июня 1962 г., Б.П. Константинов участвовал в работе Х Метеоритной конференции в Москве, выступал там, но в его выступлении ни слова не говорилось об антивещественной природе метеоров, комет, а тем более Тунгусского метеорита. Очевидно, взгляды Константинова сформировались где-то во второй половине 1962 года.

Через три года аналогичное приглашение в Ленинград получил автор этой книги. На научном семинаре отдела астрофизики Физико-технического института я сделал доклад "Излучение метеоров и болидов", на материале обзора, текст которого был незадолго до этого прислан Б.П. Константинову [36]. После доклада Борис Павлович пригласил меня в свой кабинет, где и состоялась дискуссия с ним и с М.М. Бредовым. Краткое изложение этих дискуссий имеется в статье автора [58].

Я указал на то, что энергия аннигиляции (на единицу массы) на 10 порядков превосходит удельную энергию испарения железа и камня, и значит, аннигиляция пары атомов привела бы к испарению 1010 атомов. На это Константинов возразил, что энергия аннигиляции уходит в излучение. Я согласился лишь уполовинить свою оценку, считая, что половина энергии может перейти в излучение, но другая половина передастся телу. Говорил я и о данных метеорной спектроскопии, и о резком торможении, которому подвергся бы "антиметеор". Как и Шкловскому, убедить Константинова и Бредова мне не удалось.

По приезде в Москву я уговорил профессора К.П. Станюковича выступить с совместной статьей против гипотезы Константинова. Мы подсчитали, во-первых, что тела сантиметровых размеров из антивещества не смогли бы пересечь даже один раз Солнечную систему и были бы уничтожены в результате аннигиляции с межпланетным газом. Более крупные тела разрушились бы за счет испарения и последующей аннигиляции испарившихся антимолекул. Но если бы даже такое тело достигло атмосферы Земли, то оно либо разрушилось бы на больших высотах (сотни километров), либо, если оно достаточно крупное, образовало ударную волну и, благодаря реактивному эффекту излучения с лобовой поверхности, было вытолкнуто обратно в космос. Статья была закончена уже в сентябре 1966 года и в начале марта 1967 года представлена в редакцию журнала "Космические исследования" [39].

Увы, косность наших научных журналов привела к тому, что эта статья пролежала в портфеле редакции два года, и только в 1969 г. увидела свет. Б.П. Константинову еще в 1967 г. дважды посылалась рукопись нашей статьи с предложением ответить, но он не сделал этого. 9 июля 1969 г. он скончался. Его сотрудники на нашу статью не реагировали и точку зрения их руководителя не отстаивали.

Зато за рубежом, где статьи в научных журналах проходили быстрее, появились две публикации против гипотезы Константинова. Это были статья польского физика М. Суботовича [495], вышедшая в 1967 г., и статья двух немецких физиков, М. Науенберга и М. Рудермана [476], опубликованная в 1966 г.

Как указывали Науенберг и Рудерман, уже на высоте 300 км антиметеорит, который мог бы произвести Тунгусский взрыв, начнет сильно нагреваться под действием вторичных частиц, образующихся при аннигиляции. Отвод тепла теплопроводностью и излучением недостаточен для предотвращения быстрого испарения с поверхности антиметеорита. Полное его испарение на высоте 300 км не оказало бы воздействия на поверхность Земли и не вызвало вывал деревьев.

Об этом же писал М. Суботович. Он указал, что загораживание метеороида испарившимися антимолекулами не спасет его от разрушения, так как эти молекулы сами будут аннигилировать.

В феврале 1968 г. на страницах "Журнала Британской астрономической ассоциации" против гипотезы антивещественного состава комет и метеоров, а также Тунгусского метеорита выступил академик В.Г. Фесенков [432]. Приведя многочисленные сведения по физике комет и метеоров, он обоснованно показал нереальность "антивещественной" гипотезы с позиций астрономии. В нашей Галактике существование небесных тел, состоящих из антиматерии, попросту невозможно.

Фесенкову возразил на страницах того же журнала автор "антивещественной" гипотезы Л. Ла Паз [462]. Основной упор в его статье делается на противопоставлении "официальной" советской науки, представляемой Фесенковым, Криновым, Флоренским, "мученику советской науки" Золотову. Серьезных научных аргументов в пользу "антивещественной" гипотезы эта статья не содержит. Основной упор в ней делается на термический эффект Тунгусского взрыва, на лучевой ожог, что, по его мнению, говорит в пользу аннигиляционного взрыва.

А как же с обнаруженным Б.П. Костантиновым и его сотрудниками эффектом? По этому поводу в статье Бронштэна и Станюковича [39] говорится следующее: "Что касается обнаруженного авторами работы [202] эффекта увеличения интенсивность гамма-лучей и потока нейтронов при пролете метеоров, то он, возможно, реален, но для его объяснения надо искать другие пути". И хотя это было написано более 30 лет тому назад, этот вывод справедлив и сейчас.

Окончательный удар аннигиляционной гипотезе нанесли исследования геохимиков Е.М. Колесникова, А.К. Лаврухиной и А.В. Фисенко (Институт геохимии и аналитической химии АН СССР) [191]. Они применили более сильный метод ее проверки, чем радиоуглеродный, а именно, выявление радиоактивного изотопа аргона Аr39, который образуется под действием нейтронов из таких широко распространенных в горных породах элементов, как калий и кальций. Период полураспада Аr39 - 270 лет, так что за 64 года, прошедшие с 1908 г. до года взятия образцов (1972 г.) должно было распасться только 15% от его первоначального количества. Для исследования были взяты образцы почвы в районе катастрофы и образцы траппов5. В пределах точности измерений превышения содержания Аr39 над фоном обнаружено не было.

Гипотеза "черной дыры"

Эта типичная гипотеза ad hoc была предложена в 1973 г. двумя американскими физиками Альбертом А. Джексоном и Майклом Райаном, сотрудниками отдела теории относительности Техасского университета в Остине [445]. По их мнению, Тунгусское явление можно объяснить в предположении, что Земля столкнулась в тот день с миниатюрной "черной дырой", имевшей массу 1020-1022 г (как у крупных астероидов) и ничтожные размеры. Короткая заметка Джексона и Райана (1,5 страницы) была, тем не менее, опубликована в престижном журнале Nature. По списку литературы видно, что авторы были знакомы с работами Е.Л. Кринова, И.Т Зоткина, М.А. Цикулина, но глубокого знания всех обстоятельств Тунгусской катастрофы у них не было. Они справедливо указывают, что такая "черная дыра" не разрушилась бы в атмосфере, а прошила бы земной шар, как пуля спелый арбуз, и вышла с другой стороны, по их расчетам, в Северной Атлантике.

Вот этот вывод и гробит всю их гипотезу, потому что, как хорошо известно, никаких признаков выхода "черной дыры" в Атлантическом океане не наблюдалось. А ведь было бы страшное цунами, многие прибрежные страны подверглись бы затоплению и т. д. Кроме того, существование подобных миниатюрных "черных дыр" не доказано, а если они и есть, то вероятность их встречи с Землей ничтожно мала.

Авторы не стали разрабатывать дальше эту гипотезу. Ничего, кроме вежливых улыбок, у других ученых она не вызвала.

Гипотеза плазмоида

Гипотеза плазмоида была предложена А.Н. Дмитриевым и В.К. Журавлевым [109, 127] в 1984 г. Отвлекаясь от наукообразной терминологии и общих философских рассуждений, широко используемых авторами вместо серьезного научного анализа, изложим суть этой гипотезы. По мнению этих авторов. Тунгусское тело представляло собой сгусток плазмы массой 105 т, объемом 108 м3 и средней плотностью 10-3 г/см3. Эти параметры ниоткуда не вычисляются, а просто задаются. Плазмоид удерживается магнитным полем с напряженностью В = 10-4 Т, магнитные силовые линии скручены так, что препятствуют разбеганию зарядов. Оценка В тоже была взята с "потолка".

Дмитриев и Журавлев прямо заявляли, что они постулируют существование ранее неизвестных объектов Солнечной системы и выражали надежду на скорое их обнаружение. За прошедшие 15 лет их надежда не оправдалась. Авторы гипотезы воздержались от построения разумной физической теории такого плазмоида, справедливо считая, что эта теория должна быть очень сложна. Они приводят пример шаровой молнии, явления, давно известного и многократно наблюдавшегося, для которого, однако, тоже не существует удовлетворительной физической теории.

Вот здесь и таится основание для полного краха гипотезы плазмоида. Дело не в отсутствии теории и не в трудностях ее построения (шаровые молнии существуют, несмотря на отсутствие теории), а в том, что плазмоиды типа, описанного Дмитриевым и Журавлевым, никто никогда не наблюдал.

Между тем, если бы такие тела существовали, они должны были сплошь и рядом наблюдаться методами астрономии. Эффективная температура Тунгусского плазмоида, судя по показаниям очевидцев, была несколько ниже солнечной (на Тунгусский болид можно было смотреть, он не слепил глаза)6. Допустим, что она была порядка 3000 К. При диаметре в 300 м такое тело имело бы на расстоянии Луны угловые размеры 0,15" и светилось бы, как звезда –3m. Вероятность прохождения плазмоида на таком расстоянии (или ближе) в 3600 раз больше, чем вероятность его встречи с Землей (Луна находится от Земли на расстоянии 60 земных радиусов, 602 = 3600). Если считать, что явление, подобное Тунгусскому, происходит на Земле раз в несколько тысяч лет (по этому вопросу см. гл. XVI), то раз в 2-3 года мы бы наблюдали столь яркие объекты и гораздо чаще - слабые. На расстоянии Марса такой плазмоид имел бы блеск 8-9m и при вероятности прохождения еще в 40 000 раз больше их бы сотнями в год открывали усердные ловцы комет. Но этого, увы, не происходит.

Остается предположить, что Тунгусское тело было единственным плазмоидом за всю историю астрономии. Это - типичная гипотеза ad hoc. Данный пример наглядно показывает бесполезность любых гипотез ad hoc, какие бы и сколько бы их ни предлагали.

Мы не касаемся здесь полного противоречия этой гипотезы космохимическим данным, о которых говорится в гл. IX и выше, при анализе аннигиляционной гипотезы. Противоречит она и многим другим фактам. Так, в результате взаимодействия с магнитосферой Земли плазмоиды разрушились бы задолго до входа в плотные слои атмосферы.

Н.В. Васильев в одном из своих обзоров писал об этой гипотезе следующее:

"Идея о плазменной природе Тунгусского метеорита развита в работах [108, 109, 127], авторы которых попытались преодолеть накопившиеся противоречия на основе нетрадиционного подхода к природе ТКТ. Речь идет о введении понятия плазмоидов - устойчивых сгустков солнечной плазмы, стабилизированных межпланетным магнитным полем и способных при попадании в атмосферу планет генерировать метеорные явления и даже взрывы. Возможность стабильного существования энергофоров7 проблематична, равно как и предлагаемый авторами [127] механизм взрыва энергофора, не говоря уже о постулируемой связи между космическими грозами и наличием в районе Тунгусского падения магнитной аномалии, квалифицируемой как третий магнитный полюс Земли. Но каким бы ни было отношение к гипотезе энергофора, само ее возникновение свидетельствует о повышенном интересе исследователей к электрическим и электромагнитным аспектам метеорных явлений вообще и Тунгусского феномена в частности" [83].

Об этих аспектах мы расскажем в следующем разделе этой главы.

Гипотеза электрического пробоя

Как ни странно, но первая публикация этой гипотезы появилась в научно-популярном журнале для детей и подростков "Юный техник" в 1959 г. [329]. Ее автором был кандидат технических наук В.Ф. Соляник. Однако эту гипотезу ее автор предложил ученым еще восемью годами раньше, 25 марта 1951 года, на расширенном пленуме Комиссии по кометам и метеорам Астрономического совета Академии наук СССР8.

Об этом докладе было опубликовано лишь краткое информационное сообщение [34], которое мы здесь воспроизводим полностью.

"На заседании 25 марта был заслушан доклад В.Ф. Соляника об электрических явлениях при полете метеоров. Докладчик обратил внимание на то, что необходимо учитывать влияние земного магнетизма и электрического поля на приближающиеся метеориты. Образование заряженного метеорного следа докладчик объясняет вырыванием электронов из метеорного тела, причем след получает отрицательный заряд, а метеорное тело - положительный заряд.

В ряде выступлений по докладу была отмечена важность поставленного вопроса, но вместе с тем количественные расчеты докладчика были поставлены под сомнение. Бюро комиссии было поручено заняться этим вопросом" [34].

К сожалению, бюро комиссии (С.В. Орлов, В.В. Федынский, К.П. Станюкович, Б.Ю. Левин, Е.Л. Кринов) не выполнило этого поручения. Никто не занялся этим вопросом, и в 1959 г. В.Ф. Соляник опубликовал свою статью в "Юном технике" [329].

Основная идея Соляника состояла в том, что при своем движении в атмосфере любое метеорное тело приобретает электрический заряд. Проводящий метеорный след, по его мнению, можно уподобить некоему проводнику, соединяющему метеорное тело с верхними проводящими слоями атмосферы. Он играет роль насоса, выкачивающего электроны метеорного тела. К тому же приводят электронная эмиссия и термоэлектронная эмиссия. В результате метеорное тело приобретает положительный заряд. Если оно достаточно велико, оно может навести на поверхности Земли отрицательный заряд.

Заряд Тунгусского метеорита Соляник оценил в 100 тысяч кулонов. Тогда, в 1959 г., он считал его железоникелевым. По его мнению, пондеромоторные силы, порождаемые электрическими полями, могли сами по себе вызвать наблюдавшиеся разрушения: волну на Ангаре, подброс чума Акулины, "сухую речку" и даже вырывание деревьев с корнем. Соляник полагал, что обломки метеорита могли упасть в 40-50 км к западу от эпицентра.

В 1962 г. В.Ф. Соляник выступил с докладом на научной конференции Алтайского политехнического института в Барнауле Тезисы доклада были опубликованы [330], но внимания специалистов не привлекли.

Между тем, 28 марта 1963 г. на семинаре в Комитете по метеоритам АН СССР выступил с докладом физик из города Калининграда Московской области (ныне город Королев) А.П. Невский. Ничего не зная об идеях В.Ф. Соляника, он независимо пришел к близким выводам, но обосновал их гораздо серьезнее.

Согласно Невскому, в результате эмиссии электронов метеорным телом, на его поверхности накапливается положительный заряд, а на границе электрического пограничного слоя - отрицательный заряд. Толщина этого слоя имеет порядок радиуса экранирования Дебая-Хюккеля (10-5-10-6 см). Этот слой и промежуток между ним и поверхностью Земли - это как бы два последовательно соединенных конденсатора. Их емкости обратно пропорциональны разности потенциалов на границах слоев. Невский подсчитал, что разность потенциалов на границах электрического пограничного слоя - около 4 В, но так как расстояние до земной поверхности во много раз больше, разность потенциалов с Землей может достигать колоссальных значений, в 107-108 В, и возможен электрический пробой на Землю. Согласно расчетам Невского, тело радиусом 50-70 м достигнет области, где пробой возможен, при скорости движения около 20 км/с, на высоте порядка 20 км. Развитие пробоя и переход его в электрический разряд обусловит стабилизацию положительного потенциала на теле и поддержание электрического разряда между телом и землей до тех пор, пока тело либо не затормозится (что ликвидирует унос стабилизирующего потока электронов), либо не раздробится на осколки, потенциал которых не сможет поддерживать разряд.

Образование высотного электрического пробоя и развитие сверхмощного электрического разряда между метеоритом и землей должно было наблюдаться в виде гигантского яркого столба, интенсивное излучение которого могло вызвать ожоги и лесной пожар. А.П. Невский интерпретировал некоторые показания очевидцев как свидетельства образования такого столба. Взрывообразное выделение энергии в квазицилиндрическом объеме должно было образовать сильную ударную волну, повалившую лес. Электроразрядный взрыв привел бы к полному разрушению вещества метеорита, хотя А.П. Невский, как и В.Ф. Соляник, допускают образование отдельных крупных осколков, которые могли выпасть на расстоянии в десятки и даже сотни километров от эпицентра.

Благодаря некоторому стечению обстоятельств А.П. Невский опубликовал свою работу лишь спустя 15 лет после своего выступления в Комитете по метеоритам, а именно, в 1978 г. [273]. В этой статье А.П. Невский считает возможным объяснить с позиций своей гипотезы и такие явления, как усиление потоков нейтронного и жесткого рентгеновского излучения, подъем в воздух крупных предметов (чум Акулины) и другие.

Работа А.П. Невского [273] привлекла внимание известного астрофизика, директора Радиоастрономической обсерватории Академии наук Латвии А.Э. Балклавса, который опубликовал статью с ее изложением сначала на латышском, а потом и на русском языке [21]. Статья [21] сопровождалась послесловием В.А. Бронштэна, в котором подчеркивалась важность изучения электрических эффектов при полете метеоров [55].

6 июля 1989 г. А.П. Невский сделал доклад "Эффект электроразрядного взрыва и проблема Тунгусского метеорита" на специальном совещании по проблеме "Электромагнитные явления в физике метеоров и других космических тел", организованном в Запорожье МТО "Полид" ("поле идей"). К сожалению, ряд ожидавшихся участников (Н.В. Васильев, В.К. Журавлев А.Н. Дмитриев) не смогли прибыть на совещание. Присутствовали: В.А. Бронштэн, В.Г. Фаст, С.Ф. Масленицын, А.И. Теплов и другие. К сожалению, в обзорах Н.В. Васильева работа А.П. Невского не получила отражения. Однако основные ее результаты описаны в обзоре автора [56].

Гипотеза электрического пробоя не относится к числу гипотез ad hoc, поскольку в ней Тунгусскому метеориту не приписывается никаких необычных свойств. Речь идет о малоизученных явлениях, которые должны проявляться (и, скорее всего, действительно проявляются) при полете любых крупных метеоритов. Известно, что при полете Сихотэ-Алинского метеорита монтер В.И. Евтеев, чинивший телефонную линию, ощутил удар тока, хотя линия была отключена. Это означает, что полет метеорита возбудил в ней наведенный ток силой около 5 А. При полете Чулымского болида 24 февраля 1984 г. перегорали лампочки в близлежащих селах [8], т. е. напряжение в сети возрастало на 70-80 В.

Гипотеза сверхпроводника

Эта гипотеза сравнительно молодая. Она зародилась в конце 80-х годов, когда ее автор, кандидат технических наук А.Е. Злобин (Центральный институт авиационного моторостроения им. Баранова (ЦИАМ), Москва) сообщил о ней на научно-технической школе-семинаре "Непериодические быстропротекающие явления в окружающей среде", проходившей в апреле 1988 г. в Томске [136].

Содержание этой гипотезы следующее. Тунгусский метеорит был ядром долгопериодической кометы, пришедшей к нам из кометного облака Оорта, с окраин Солнечной системы. Он имел ледяную оболочку и железное ядро. Это ядро имело весьма низкую температуру, соответствующую температурам комет облака Оорта (2-3 К), а ледяная оболочка не давала ядру прогреться. Поэтому ядро при такой температуре приобрело свойства сверхпроводника. Но уже в атмосфере Земли магнитное поле сопровождавшего Тунгусское тело следа, усилившееся за счет магнитогидродинамического механизма, предложенного австралийским астрономом К. Кэем [448] и получившего количественную разработку в работе В.А. Бронштэна [50], пронизало сверхпроводник и усилилось еще более. Тело разрушилось, в соответствии с механизмом С.С. Григоряна [104], но заключительный взрыв был столь сильным (взрыв сверхпроводника сильнее, чем в случае взрывающихся проволочек), что тело раздробилось на мельчайшие частички, много меньшие 1 мкм. Поэтому их не нашли.

По мнению А.Е. Злобина, Тунгусское тело могло испытать уклонение по азимуту от прямой траектории из-за кумулятивных эффектов при разрушении, а также под действием пондеромоторных сил в результате взаимодействия с магнитным полем Земли.

Эти соображения А.Е. Злобин сообщил автору в личной беседе 28 августа 1990 г. В апреле 1991 г. он изложил свои взгляды в статье, которую представил Н.В. Васильеву для опубликования в одном из новосибирских сборников. Но это время совпало с общим экономическим кризисом в стране, в результате которого издание этих сборников прекратилось. В мае 1994 г. А.Е. Злобин предложил статью редакции журнала "Астрономический вестник", где она была отклонена. Наконец, в начале 1996 г. ЦИАМ издал в своей научно-популярной серии брошюру А.Е. Злобина "Загадка Тунгусского метеорита на пороге XXI века" [137] с изложением краткой истории исследований Тунгусского явления и гипотезы сверхпроводника.

Напомним, что явление сверхпроводимости было открыто в 1911 г. Г. Каммерлинг-Оннесом на ртути и состоит в том, что некоторые металлы и их сплавы при понижении температуры ниже критической почти не оказывают сопротивления электрическому току, так что последний не затухает, как в обычном проводнике. Ни железо, ни никель, ни другие металлы, входя­щие в состав метеорных тел (кроме алюминия) не являются сверхпроводниками. У алюминия же слишком низкая критическая температура (1,2К), которая не достигается даже вдали от Солнца. Ссылка автора на работу [271], в которой были обнаружены сверхпроводящие свойства у тонких пленок железа, не разрешает проблему, так как условия эксперимента в [271] весьма специфичны.

Таким образом, гипотеза Злобина лишается своей физической основы, не говоря уже о ее надуманности. Кроме того, против нее можно привести еще целый ряд возражений:

1) Вероятность встречи кометы с Землей быстро убывает с ростом большой полуоси а примерно обратно пропорционально ее полуторной степени. Это значит, что для а = 10 000 а.е. (пояс Оорта) вероятность встречи с Землей в 300 тысяч раз меньше, чем в случае а = 2,2 а.е. (комета Энке);
2) Мы пока не знаем комет с железным ядром. Существование таких комет крайне маловероятно;
3) Магнитное поле Земли слабое (0,6 Э) и не может отклонять макроскопические тела, а только элементарные частицы;
4) Комета из облака Оорта летит в сторону Солнца настолько медленно, что успевает прогреваться во всю свою глубину и принимает равновесную температуру, определяемую расстоянием от Солнца. Так, путь от орбиты Нептуна до орбиты Юпитера займет у такой кометы 11,5 г. За это время тело получит от Солнца 13х1012 калорий тепла, чего достаточно для нагрева 106-тонного тела на 26 К. По мере приближения к Солнцу тело будет прогреваться все быстрее, и в районе орбиты Марса за 1,5 суток оно будет нагреваться на 1 К.

Таким образом, все обоснования гипотезы Злобина отпадают. Это типичнейшая гипотеза ad hoc и уже по одной этой причине она должна быть исключена из дальнейшего рассмотрения. Кроме автора гипотезы никто ее не поддерживал.

Тектоническая гипотеза

Эта гипотеза - самая молодая из рассмотренных в настоящей главе. Она была предложена в 1991 г. кандидатом физико-математических наук А.Ю. Ольховатовым (НИИ радиоприборостроения) [282] и заключается в том, что... никакого Тунгусского метеорита не было. И вообще никакое космическое тело 30 июня 1908 г. в атмосферу Земли не влетало. По мнению А.Ю. Ольховатова, Тунгусский феномен представляет собой одно из проявлений землетрясений. Как он утверждает, активизация сейсмических процессов может приводить к появлению в атмосфере различного рода оптических образований. И он приводит примеры таких явлений.

Во время землетрясения 1930 г. в Японии наблюдалось свечение в виде странных продолжительных молний, которые озаряли чуть ли не все небо. Во время этого же землетрясения наблюдались светящиеся шары и световые полосы. (В работе [282] приведены ссылки на первоисточники; мы их здесь не приводим.)

9 февраля 1873 г. в поселке Кола Архангельской губернии "внезапно сделалось темно и затем на восточной стороне неба появился огромной величины шар темно-багрового цвета и скрылся на западе. В этот момент и раздался удар".

"23 декабря 1885 г. над городом Чембар Пензенской губернии в первом часу ночи при внезапно поднявшемся ветре на небольшой высоте пролетел "метеор", который с треском взорвался за городом, убив лошадь. Спустя всего 10 минут произошло землетрясение" [283].

"22 апреля 1974 г. перед началом стихийного бедствия в провинции Цзянсу (Китай) видели на небе блестящую полосу света. Сверкая и переливаясь от перерезавших ее "молний", она прошла с юго-запада на северо-восток. Продолжалось это 3-4 секунды" [283].

"В китайской провинции Ляолин 4 февраля 1976 г. в небе вспыхнули огненные столбы и шары, а непосредственно перед катастрофой (землетрясением. — В.Б.) видели стремительно вздымающееся к небу "пламя" [282].

"В провинции Хэбей (Китай) за полчаса до Тян-Шанскогоо землетрясения 28 июля 1976 г.  "вдали появился сверкающий прерывистый свет, в одно мгновение из красного трансформировавшийся в серебристо-голубой, а потом превратившийся в ослепительно белую полосу, охватившую все небо и тут же исчезнувшую" [283].

Обратимся к другим источникам. Как указывает В.Ф. Бончковский [30], оптические явления и явления атмосферного электричества неоднократно наблюдались и записывались как во время землетрясения, так иногда и перед ним. Многие наблюдатели отмечали при этом особое свечение в виде широких, туманно светящихся полос. Другие наблюдатели описывали свечение в виде лучей, сравнивая их с полярным сиянием. Во время землетрясения в Ташкенте в 1946 г. профессор Е.А. Чернявский [387] отметил слабое свечение. При землетрясении в Ашхабаде 6 октября 1948 г. многие жители в Ашхабаде и Фирюзе (40 км от города) заметили сияние над горами. При землетрясении 1911 г. в Германии наблюдался вылет из-под земли светящихся шаров. Е.А. Чернявский и В.Ф. Бончковский объясняют эти явления двумя причинами. Во-первых, соударения и трение горных пород могут накалить отдельные частицы до температуры свечения. Во-вторых, при этом могут образоваться исключительно большие градиенты электрического потенциала в атмосфере.

Все прочие примеры, приводимые А.Ю. Ольховатовым, описывают примерно такие же явления. Ни одно из них даже отдаленно не напоминает полет Тунгусского болида, зафиксированный более чем 700 очевидцами. Да и землетрясение № 1536, отмеченное Иркутской обсерваторией, относится к числу слабых.

Тем не менее, можно было бы только приветствовать изыскания А.Ю. Ольховатова, если бы он назвал их примерно так: "Оптические явления, связанные с землетрясениями". Но к Тунгусскому метеориту они не имеют ни малейшего отношения. Гипотеза Ольховатова не может (и даже не пытается) объяснить не только всю совокупность связанных с Тунгусским метеоритом явлений, но хотя бы данные космохимических анализов, или аномальное свечение неба в России и Европе, или совокупность порожденных им воздушных волн. И откуда взялось это тело? Из-под земли? Почему этого никто не наблюдал?

Мы не можем пройти мимо следующих слов в статьях Ольховатова [282, 283]: "Вскоре появились предположения о природе необычного явления. Но поскольку в то время официальная наука подвергала сомнению существование шаровых молний, а возникновение различного рода свечений во время землетрясений вообще отрицалось, то, в конце концов, было решено: произошло падение очень большого метеорита".

Здесь все от начала до конца - неправда. По Ольховатову получается, что к метеоритной гипотезе ученые пришли лишь "в конце концов", после того как были рассмотрены и отклонены другие "предположения о природе необычного явления" как противоречащие взглядам "официальной науки". На самом деле, как мы знаем, метеоритная гипотеза была выдвинута самой первой, так сказать, "в начале начал".

Да, не будем скрывать, что в условиях коммунистической диктатуры официальная наука в СССР существовала и диктовала свои взгляды всем советским ученым. Особенно это проявилось в философии, истории, экономике, биологии, кибернетике, задевало астрономию и физику. Но изучения метеорных явлений и падений метеоритов "официальная наука" почти не коснулась. Здесь Ольховатов имеет в виду другое. Под "официальной наукой" он подразумевает серьезную науку, критически воспринимающую, в частности, любые гипотезы. Эта наука с самого начала стремилась создать заслон гипотезам Казанцева, Зигеля, Золотова, потому что они дезинформировали общественность. И официальная наука порой вступала в жестокие противоречия с серьезной наукой. Вспомним, как поддерживали Золотова некоторые представители официальной науки (см. гл. VII). Вспомним поддержку Казанцева в верхах КПСС (гл. VI). Ну а Ольховатов поддержки серьезной науки не получил: уж слишком экстравагантной и малообоснованной была его гипотеза. И он предложил свои статьи в научно-популярные журналы "Знание-сила" и "Наука в России" (где статьи, в отличие, скажем, от "Земли и Вселенной", не рецензируются), в газету "Поиск".

Гипотеза Ольховатова - одна из типичных гипотез ad hoc. На его вопрос "А был ли метеорит?" отвечает вся история исследования этого явления: метеорит был! И неважно, что до встречи с Землей он был ядром небольшой кометы. Ведь любое космическое тело естественного происхождения, падающее на Землю, принято называть метеоритом.

На этом мы заканчиваем рассмотрение различных гипотез, связанных с Тунгусским метеоритом. Краткий перечень других гипотез, предлагавшихся в разное время, - от вполне серьезных до крайне наивных и даже шуточных, - читатель найдет в брошюре В.А. Ромейко [315] и в его же статье [316]. Интересно, что из 39 гипотез, перечисленных в [315, 316], в этой книге описаны или хотя бы упомянуты 19. Кроме того, многие недавно предложенные оригинальные гипотезы описаны в последней главе книги [129] и ее первоначальном варианте [128].


1 Этот "запрет" был умело использован (а возможно, инспирирован) богатым купцом Суздалевым, владельцем фактории Ванавара с 1910 г., желавшим оградить факторию и связанные с ней доходы от проникновения конкурентов.
2 Другой вариант версии о "маневре" Тунгусского тела, не связанный с гипотезой о звездолете, мы встречаем в публикациях А.Е. Злобина [135-137]. По его мнению. Тунгусское тело обладало мощным магнитным полем и отклонилось в магнитном поле Земли (см. ниже).
3 В 1968 г. Ла Паз выступил в защиту А.В. Золотова в статье [462], где продолжал отстаивать возможность антивещественной природы Тунгусского тела.
4 В книге [315] и статье [316] В.А. Ромейко называет К. Коуэна также нобелевским лауреатом, что не соответствует действительности.
5 Траппы — выходы на поверхность изверженных пород, преимущественно диабазового состава.
6 Согласно устному сообщению С.В. Житомирского, один из знакомых его отца был свидетелем Тунгусского явления и от взгляда на него ослеп. Мы полагаем, что это сообщение надо понимать так: очевидец не ослеп (т.е. не лишился зрения), а был ослеплен яркими лучами болида на некоторое время.
7 Энергофорами А.Н. Дмитриев и В.К. Журавлев [127] называют плазмоиды, имеющие размеры ТКТ. Интересно, что в книге [109] этот термин отсутствует. Введение подобных терминов, неупотребительных в науке, - характерная черта гипотез ad hoc.
8 В статьях [329, 331] В.Ф. Соляник ошибочно утверждает, что его доклад был на пленуме Астросовета.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт