Главная Архивные документы
Исследования
КСЭ Лирика
Вернуться
ПЕРВАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ 1927 г.
ВТОРАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ 1928 г.
ТРЕТЬЯ ЭКСПЕДИЦИЯ 1929-30 г.
ЧЕТВЕРТАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ 1939 г.
Каталог
ВТОРАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ 1928 г.
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Исследования » Монографии » Е.Л.Кринов, Тунгусский метеорит » ЭКСПЕДИЦИИ АКАДЕМИИ НАУК СССР ПО ИЗУЧЕНИЮ ПАДЕНИЯ МЕТЕОРИТА И ИХ РЕЗУЛЬТАТЫ » ВТОРАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ 1928 г.

6 апреля 1928 г. Л А. Кулик выехал из Ленинграда в Москву, а 7 апреля со своим помощником В. А. Сытиным уехал в Сибирь. К сожалению, и в эту вторую экспедицию Кулик выехал без сопровождения других специалистов, соответственно тем задачам, которые ставились перед экспедицией. Сытин по своей профессии и роду занятий был охотоведом-зоологом и мог быть использован в экспедиции в качестве препаратора и помощника Кулика по организационно-хозяйственным делам. Сам же Кулик был в основном геологом и недостаточно хорошо разбирался в вопросах геоморфологии, мерзлотоведения, а также почвенно-ботанических. Между тем, для выяснения действительной природы образований, находящихся в котловине, необходимо было поставить серьезные геоморфологические, мерзлотно-гидрологические, а также и некоторые другие исследования.

12 апреля экспедиция прибыла на станцию Тайшет и в тот же день на санях в полное половодье, торопясь пересечь разливавшиеся реки, выбыла на Ангару. Преодолевая большие трудности при переправах через реки, экспедиция вместе со снаряжением 18 апреля прибыла в село Кежму, а 25 апреля, преодолев последние 200 км по тайге, достигла фактории Вановары. Вскоре здесь к экспедиции присоединился выехавший из Москвы позднее, командированный Совкино кинооператор Струков. На фактории экспедиции пришлось дожи даться вскрытии рек. 21 мая в составе Кулика, Сытина, Струкова и пяти рабочих экспедиция выбыла на трех лодках по реке Подкаменной Тунгуске вниз по течению. Дойдя до устья реки Чамбэ, экспедиция направилась вверх но ее течению; лодки тянули бечевой с помощью отправленных к этому месту двух лошадей.

Около хребта Буркана, где скалистые берега создают узкое русло реки с нагромождением в нем многочисленных камней, образующих значительный и опасный водопад, экспедиция встретила серьезное препятствие. Пришлось разгрузить лодки, перенести за порог по берегу все снаряжение и имущество и порожняком провести через порог пустые лодки. Эту операцию выполнял сам Кулик с одним рабочим. Кинооператор вел киносъемку. Вдруг лодка, в которой находился Кулик, повернулась поперек течения и в одно мгновение перевернулась. Кулик упал в воду. По счастливой случайности он зацепил ногой за причальную веревку застрявшей в камнях лодки и с очками на глазах (случайно не упавшими в воду) вынырнул из воды, схватился за край лодки и выбрался на берег. Кинооператор же, не теряя спокойствия, продолжал киносъемку, и этот случай оказался заснятым на кинопленку.

С Чамбэ экспедиция свернула на реку Хушмо и уже по знакомому маршруту, пройдя свыше 250 км водой, преодолевая многочисленные пороги и перекаты, 6 июня прибыла в известный нам лагерь № 13 на реке Хушмо, около устья ручья Чургима. Лагерь № 13 был превращен в базу экспедиции. Здесь были построены баня и лабаз—небольшой сарай на столбах. Столбы, на которых устанавливается сарай, делаются для того, чтобы в него не могли проникнуть звери. Отсюда по валежнику, вдоль русла ручья Чургима, вытекающего из котловины, была проложена тропа протяжением около 6 км (фиг. 14). 23 июня экспедиция передвинулась из лагеря № 13 к месту работ — в котловину, в лагерь № 15, устроенный у подошвы горы Стойковича. Здесь тоже были построены изба (фиг. 15) и второй лабаз.

Проведя фото- и киносъемку изучаемого района падения метеорита, а также отдельных этапов продвижения и работ экспедиции, кинооператор Струков 14 июля выбыл из экспедиции в сопровождении трех рабочих. На месте падения метеорита остались Кулик, Сытин и двое рабочих.

Фиг. 15. Изба экспедиции у подошвы горы Стойковича, в северо-западной части «котловины». Вокруг избы уже вырос молодой лес. (Снимок Л. А. Кулика 1939 г.)

К 31 июля были окончены топографические работ по определению опорных пунктов, съемке площади падения и подготовке базы для магнитометрических измерений. Далее при помощи десятиминутного теодолита была проведена интрументально-маршрутная съемка центральной площади вываленного леса и болот, измеряемая общей площадью в 100 кв. км, заложена магистральная линия для магнитной съемки в 1,5 км и разбиты пакеты, общим числом 150. Были также предприняты попытки раскопать две ямы в торфянике. Однако раскопки были прекращены вследствие трудностей по откачке воды, наполнявшей воронки. Затем экспедиция в течение всего времени вела метеорологические и фенологические наблюдения и собрала гербарий, насчитывающий несколько сотен образцов.

К началу августа у одного рабочего открылся острый фурункулез, а у другого началось резкое недомогание. Явления авитаминоза стали наблюдаться и у В. А. Сытина. Обо всем этом был составлен акт, и было решено отправить Сытина из тайги вместе с обоими рабочими. Но так как магнитные измерения еще не были выполнены, то сам Кулик решил остаться в тайге. По прибытии в центр Сытин должен был доложить Президиуму Академии Наук СССР о создавшемся затруднительном положении и о полном израсходовании средств, вследствие чего экспедиция не смогла выбраться из тайги в полном составе со всем снаряжением и собранными научными материалами. В случае отпуска средств Президиумом Академии Наук СССР Сытин должен был вернуться в тайгу для вывоза снаряжения и научных материалов.

2 августа все участники экспедиции вместе с Куликом вышли из тайги и 4 августа прибыли на факторию Вановару. Отсюда Кулик отправил отряд в Кежму, а сам, в сопровождении жившего на фактории рабочего-косца, отправился обратно в тайгу, к месту падения метеорита. Но уже в пути у рабочего появились фурункулы. Продвижение с больным рабочим по бурелому оказалось затрудненным. Поэтому, свернув с сухопутного пути на реку Чамбэ, а затем на Хушмо, берегами рек они только на седьмой день пришли к своему лагерю на Хушмо. Болезнь рабочего приняла угрожающий характер, и только в сентябре к нему вернулась работоспособность. С этого времени Кулик вместе с рабочим предпринял разведки для изучения ближайших окрестностей вокруг котловины. В промежутках между экскурсиями они рыли траншею через борт одного болота — воронки. Вследствие устойчивости теплой погоды магнитные измерения в заболоченных воронках не могли быть поставлены и откладывались до наступления морозов.

При закладке траншеи были обнаружены заваленные торфом деревья. Сделанный разрез, размером 20 X 1,5 X 1,0 м, затрагивавший вечную мерзлоту, показал характер бугрообразования, однако каких-либо ясных и сколько-нибудь убедительных доказательств метеоритной природа исследовавшегося болота получено не было. Точно так же не удалось доказать метеоритную природу двух других воронок, раскопки которых проводились еще летом.

Однажды вечером собаки-лайки Кулика в километре от базы остановили какого-то большого зверя. Прибежав на лай собак, Кулик с рабочим несколькими выстрелами убил крупного лося и этим пополнил свои запасы продовольствия, подходившие уже к концу.

20 октября на место работ прибыл В. А. Сытин с представителями прессы и советской общественности. Одновременно с ним прибыл и И. М. Суслов, в свое время собиравший среди эвенков сведения о падении метеорита, но до этого еще не посещавший область поваленного леса.

Фиг. 16. Схема сети пунктов магнитных измерений (По Л. А. Кулику)

Многие из читателей помнят, вероятно, ту широкую кампанию в прессе, которая развернулась после возвращения из тайги Сытина, сообщившего о затруднениях экспедиции. Общественность нашей страны резко реагировала на это, и чуть ли не во всех газетах появились статьи о необходимости оказания экстренной помощи Кулику для выезда его из тайги и вывоза экспедиционного снаряжения и научных материалов. Президиум Академии Наук СССР срочно отпустил необходимые средства.

Вместе с прибывшими, воспользовавшись наступившими морозами, Кулик с помощью прибора Тиберг-Таллена и дефлекторного магнитометра провел магнитные измерения на одной из депрессий и в так называемой воронке Суслова, диаметром около 32 м приблизительно в 160 пунктах (фиг. 16). Однако никаких указаний на залегание здесь метеоритных масс получено не было. Впрочем, это и не могло быть установлено. Мы уже отмечали ошибочность выводов Кулика в отношении метеоритной природы депрессий и воронок. Кроме того, применявшиеся магнитометры имели слабую чувствительность, в окрестностях же места измерений находились выходы трапов, обладающих магнитными свойствами.

27 октября все участники экспедиции выбыли с места падения метеорита, законсервировав часть имущества на месте работ. 29 октября отряд прибыл на факторию Вановару, а 5 ноября по первопутью достиг села Кежмы. Через несколько дней стала река Ангара, и отряд смог выехать из Кежмы. К концу месяца Кулик вернулся в Ленинград.

Подытоживая результат работ второй экспедиции, нужно признать, что никаких объективных данных, подтверждающих метеоритное происхождение депрессий и воронок, получено не было. Более того, многие специалисты, прежде всего мерзлотоведы и географы, стали еще более сомневаться в их метеоритном происхождении. Они объяснили возникновение воронок действием вечной мерзлоты и естественными процессами, происходящими в местах образования так называемых бугристых торфяников в области вечной мерзлоты. Правда, экспедиция проделала трудоемкие работы по топографической съемке, магнитным измерениям, раскопке двух ям и закладке траншеи в борту третьей ямы, а также хозяйственные работы - были построены изба, баня и два лабаза и проложена просека-дорога по бурелому, протяжением 6 км. Но все эти работы носили подготовительный характер.

Возвращаясь из тайги, Кулик заключил соглашение с организациями села Кежмы о постройке на месте падения метеорита двух изб и лабаза, а также одной избы и лабаза на реке Хушмо, на месте лагеря № 13, где уже была построена баня. Кроме того, по заключенному соглашению от фактории Вановары до места падения метеорита предполагалось прочистить дорогу, общей протяженностью около 100 км. Кулик был уверен в возможности осуществления следующей, более продолжительной и мощной экспедиции, и указанные мероприятия имели целью подготовить базу для будущей экспедиции.

2 января 1929 г. Л. А. Кулик на большом собрании, происходившем в Минералогическом музее под председательством академика В. И. Вернадского, сделал доклад о результатах своих исследований падения тунгусского метеорита. В докладе представляют интерес, прежде всего, общие взгляды Кулика на обстановку падений метеоритов, сложившиеся у него к указанному времени. Он говорил: «В момент внедрения космических масс в толщу земли мы не должны упускать из виду давления, которые с самого начала внедрения вещества в атмосферу являются для него роковыми, потому что при них вещество переходит в раздробленное состояние. Мы будем иметь здесь раздробление до молекулярного состояния. Пока метеорит идет по воздуху, он теряет свое вещество. При внедрении в землю будет наблюдаться раздробление и подлежащих пород, а так как поверхность земли состоит из силикатных элементов, то и здесь будет раздробление до молекулярного состояния, при котором вещество стоит на границе газообразного и парообразного состояния... Врываясь в поверхноcть земли, метеорит превращает в газообразное состояние с высокой температурой вещество земли и отчасти собственное вещество, он разворачивает образованную воронку. При этом мы будем иметь выброс пластов. Но дальше этого может не быть. Убывающая сила при вторжении в землю и толща земли препятствуют выбрасыванию, а сила давления все-таки достаточно велика, и здесь начинается дробление вещества окружающих горных пород, получается мелкое раздробление их, а дальше частицы делаются крупнее и мы подходим к раздроблению горных пород в более низких частях воронки... Необходимо отстаивать мысль, что метеориты не взрываются ни в воздухе, ни в земле, потому что внутри метеорит холодный, нагреванию подвергается только поверхность метеоритов. Они дробятся при ударе об атмосферу, так как их плотность не играет существенной роли. Плотность земли при космических скоростях получает второстепенное значение. При ударе метеорит разбивается. Действию удара необходимо приписать дробление метеорита и освоиться с мыслью, что метеориты дробятся».

Таким образом, мы видим, что при истолковании обстановки падения Тунгусского метеорита Кулик исключал явление взрыва, происшедшего при ударе метеорита о поверхность земли с остатками космической скорости. Он предполагал, что при таким ударе могли переходить в газообразное состояние лишь слои почвы и незначительная часть самого метеорита. Главное же, что происходило при этом с самим метеоритом, по мнению Кулика,- его дробление на части.

Переходя к изложению результатов работ экспедиции 1928 г., он отметил, что основной работой была подготовка местности и условий для производства длительных работ. Затем он указал, что производилась разведка района – ближайших окрестностей не далее 25 км от места работ. В результате наиболее полно обследованной оказалась территория к югу и юго-востоку от центра котловины. Здесь поваленный лес прослежен до границы его простирания. Менее всего, отмечал Кулик, обследована территория к северу, где выполнению разведки мешала река Кимчу, затем – к северо-западу, где расположены труднопроходимые болота, и к западу. Хребет Лакура также остался необследованяым. В качестве места падения группы метеоритов Куликом рассматривалось и «северное болото», которое по топографическим причинам, как он отметил, им на карту не нанесено (оно расположено к северу от котловины, за северными сопками). По определению Кулика, горные породы, из которых сложены сопки, окружающие котловину, состоят из базальта. Он отметил также, что во многих воронках им была обнаружена «горная мука» — тончайший порошок из трапов. В этом он видел доказательство метеоритной природы воронок, объясняя образование «горной муки» дроблением трапов при падении метеорита.

По докладу Кулика выступили многие присутствовавшие на собрании. Наибольший спор вызвало объяснение Куликом образования торфяников и болот в котловине, причем он рассматривал торфяники — как складки, а болота — как воронки, возникшие от падения отдельных метеоритов. Общее мнение присутствовавших на собрании сводилось к тому, что наиболее вероятным местом паления метеорита является именно данное место, т. е. котловина. Однако образование торфяников и депрессий-воронок имеет естественную причину, не связанную с падением метеорита, и приурочено к южной границе вечной мерзлоты. Многие указывали Кулику на то обстоятельство, что обнаруженные им в котловине торфяники и воронки представляют собой обычные явления, часто встречающиеся в Сибири в разных местах.

Собрание пришло к решению о необходимости проведения дальнейших работ по изучению падения Тунгусского метеорита с целью обследования значительно большей территории и выяснения, не расположено ли место падения метеорита в каком-либо ином участке. Однако ввиду того, что для такого обследования потребовались бы значительные средства и поскольку Л. А. Кулик доказывал, что местом падения метеорита является обследованная им котловина, а обнаруженные в ней болота представляют метеоритные воронки, то в первую очередь было решено проверить правильность этих утверждений.

Это могло быть выполнено при постановке бурения в одной из воронок на глубину залегания коренных пород.

Таким образом, принятое с самого начала, по крайней мере со времени второй экспедиции, неправильное направление работ по изучению падения Тунгусского метеорита не было исправлено. Несмотря на то, что почти для всех было очевидным, что болота являются естественными образованиями, все же Кулику была представлена возможность заняться их изучением для того, чтобы в конце концов убедиться в их естественном происхождении. Обследование же большей территории, по крайней мере для установления границ и детального выяснения характера уже обнаруженного вывала леса, было отложено.

5 января 1929 г. состоялось заседание Комиссии экспедиционных .исследований Академии Наук СССР. Академик А. Е. Ферсман доложил об организации в текущем году Тунгусской экспедиции под руководством Кулика и о намечаемых работах этой экспедиции. По докладу Ферсмана было постановлено признать желательной организацию экспедиции на Подкаменную Тунгуску в район, намечаемый Л. А. Куликом как место падения метеорита 1908 г., с проведением раскопки или бурения одной из воронок, болотоведных и гидрологических наблюдений и исследований физическими методами. Было признано также крайне желательным осуществление намечаемой Осоавиахимом аэрофотосъемки и определение астрономических пунктов — Обществом по изучению Сибири.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт