Главная Архивные документы
Исследования
КСЭ Лирика
Вернуться
ПРЕДИСЛОВИЕ
§1. Газетные сообщения
§2. Показания, собранные Л.А. Куликом. 1921-1927 гг.
§3. Показания, собранные С.В. Обручевым
§4. Показания, собранные А.В. Вознесенским
§5. Показания, собранные И.М. Сусловым в 1926 году
§6. Показания, собранные Л.А. Куликом до 1941 года
§7. Непосредственные окрестности эпицентра: пос. Ванавара и близлежащие фактории
§8. Река Подкаменная Тунгуска от пос. Оскоба до ее устья
§9. Бассейн р. Нижняя Тунгуска в среднем и нижнем ее течении
§10. Бассейн р. Ангара
§11. Верховья Нижней Тунгуски, бассейн р. Вилюй
§12. Южные районы Красноярского края
§13. Верховья и среднее течение р. Лены
§14. Среднее течение р. Енисей
§15. Горная Шория
§16. Прибайкалье
§17. Томская область
§18. Юг Якутии
§19. Алтайский край
§20. Материалы И.И. Суворова
§21. Некоторые замечания к показаниям
ПРИЛОЖЕНИЕ
Литература
Каталог
§21. Некоторые замечания к показаниям
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Исследования » Монографии » Васильев Н.В., Ковалевский А.Ф., Разин С.А., Эпиктетова Л.Е., Показания очевидцев тунгусского падения » §21. Некоторые замечания к показаниям

Заканчивая изложение материалов, характеризующих данные первичных опросов очевидцев Тунгусского падения, хотелось бы остановиться еще на одном моменте.

Во многих рассказах очевидцев имеются указания на те или иные образования (ямы, воронки, зоны повала леса, камни и т.п.), имеющие, по их мнению, отношение к падению Тунгусского метеорита. Сведения эти периодически проникают в популярную печать, читатели которой не всегда в состоянии оценить достоверность приводимых данных. Учитывая то обстоятельство, что показания такого рода имеются и в настоящем каталоге, мы считаем необходимым дать к ним соответствующие комментарии.

1. "СУХАЯ РЕЧКА".

Впервые сообщение о "Сухой речке" приведено И.М. Сусловым в 1925 г. в статье в журнале "Мироведение" [7], где им впервые были опубликованы результаты опросов эвенков во время суглана (родового совета). По словам очевидцев, падение метеорита вызвало повал леса в междуречье Хушмо-Кимчу, образование ям в районе Южной Чуни и появление особого образования, названного ими "Сухой речкой", на вершине Лакурского хребта. Последняя представляет собой, будто бы, борозду длиной в несколько десятков метров, заканчивающуюся круглой ямой, заполненной рыхлой землей. В дальнейшем эта версия в различных вариантах повторялась неоднократно, в том числе высказывал ее один из эвенков Л.А. Кулику, однако после подробной с ним беседы очевидец подписал акт, в котором отказывался от своих слов, ссылаясь на то, что летом "все речки сухие".

Проверкой версии о "Сухой речке", начиная с 1959 г., экспедиции в зону падения Тунгусского метеорита занимались неоднократно. В 1959 г. группа в составе Г.Ф. Плеханова, В.М. Кувшинникова, А.И. Ероховца провела подробное обследование гребня и склонов хребта, обозначенного на карте как Лакурский и расположенного в 70 км к ЮЗ от заимки Кулика. "Сухой речки" или чегобы то ни было на нее похожего найдено не было. При этом обнаружилось, что Лакурский хребет находится далеко за пределами района катастрофы, порос старым неповрежденным лесом и видимых следов катастрофы 1908 г. не имеет [15]. 

Вместе с тем, в 1959 г. были высказаны предположения о том, что слово "Лакурский" не является собственным именем, а что "Лакурой" эвенки обозначают любую поросшую лесом возвышенность. В связи с этим в 1960 г. поиски были продолжены с использованием вертолета, а район их был перенесен на возвышенности, расположенные к ЗЮЗ от горы Шахорма. Результат и в этом случае оказался отрицательным.

В 1966-1967 гг. Д.Ф. Анфиногеновым, проведшим подробную дешифровку аэрофотосъемки района падения Тунгусского метеорита, было отмечено подозрительное образование, расположенное на одной из возвышенностей к югу от г. Шахорма. Детальное обследование этого объекта летом 1967 г. полевой группой КСЭ (руководитель Д.Ф. Анфиногенов) позволило установить чисто естественное его происхождение.

Таким образом, неоднократные попытки обнаружения "Сухой речки" положительных результатов не дали. По-видимому, продолжение специализированных ее поисков мало перспективно, так как за семьдесят лет эта борозда должна была зарасти лесом, и натолкнуться на нее можно только случайно, при этом внешне вряд ли она будет чем либо заметно выделяться на фоне многочисленных лесных впадин естественного происхождения (напомним, что траншея длиной в 30 и глубиной в 3 метра, вырытая Л.А. Куликом и его сотрудниками в 1930 г. близ Сусловской воронки в настоящее время настолько заплыла и заросла, что практически не выделяется на фоне окружающей местности).

Тем не менее, существование "Сухой речки", по всей вероятности, реально. Дело в том, что первые сведения о ней были получены во время суглана, говорить неправду на суглане считалось делом крайне позорным, которое сурово наказывалось. Кроме того, из двух указанных тогда помимо "Сухой речки" мест, связанных с падением, одно подтвердилось полностью, а второе никогда всерьез никем не проверялось. В связи с этим вопрос о "Сухой речке" с повестки дня не снят, хотя обнаружение ее - дело мало вероятное.

2. ЯМЫ НА ЮЖНОЙ ЧУНЕ.

Как и версия о "Сухой речке", рассказы о ямах на Южной Чуне, связанных с падением метеорита, исходят от эвенков, опрошенных И.М. Сусловым в 1925 г. на суглане. Позднее, в 1967 г., И.М. Суслов [8] сообщил о том, что помимо  сведений о ямах, образовавшихся во время падения Тунгусского метеорита, эвенки рассказывали тогда же о вывале леса в верховьях Южной Чуни, повернутого вершинами деревьев в сторону Ербогачена. В 1975 г. известный в Эвенкии охотник-следопыт Андрей Дженкуль (племянник проводника Л.А. Лючеткана) в разговоре с руководителем Комплексной метеорной экспедиции Н.В. Васильевым подтвердил существование этих образований на Южной Чуне. По-видимому, они действительно существуют, но, к сожалению, в этом районе до сих пор не побывал ни один экспедиционный отряд и сведения о "ямах" и "вывале леса на Южной Чуне" ждут своей проверки.

3. ЯМЫ НА ЧАВИДОКОНЕ.

Во время опросных работ, проведенных зимой 1959 года Г. Колобковой в Ванаваре и ее окрестностях, местными жителями были сообщены сведения о том, что на реке Чавидоконе, правом притоке Хушмы, имеются круглые ямы, земля на бортах которых ночью светится, "как снег блестками". Летом 1960 г. во время КСЭ-2, руководимой Г.Ф. Плехановым, эти ямы были разысканы и обследованы. Оказалось, что это типичные карстовые воронки, не имеющие к событиям 1908 года никакого отношения. "Свечение" бортов ямы следует, по-видимому, отнести за счет фантазии очевидцев.

4. КАМЕНЬ ЯНКОВСКОГО.

К.Д. Янковский, один из участников экспедиции Л.А. Кулика, опубликовал в журнале "Знание-Сила" [16,17] рассказ о необычном камне, виденном им в центре района Тунгусской катастрофы в 1930 г. Хотя в деталях варианты этого рассказа расходятся, в первом приближении суть его выглядит следующим образом. Летом 1930 г. Л.А. Кулик на некоторое время уехал в Ванавару, а К.Д. Янковский остался ждать его на заимке. Воспользовавшись этим, К.Д. Янковский нарушил приказ Л.А. Кулика, строжайше запретившего отходить от изб Кулика дальше, чем на две-три сотни шагов, и совершил ряд экскурсий в Великой котловине. Во время одного из таких маршрутов он наткнулся на крупный (поперечником в несколько метров) камень, покрытый как бы окалиной, удивиший его необычным видом. Камень лежал на сухом торфянике, других выходов горных пород поблизости видно не было. Магнитными свойствами он не обладал, т.к. стрелка компаса им не отклонялась; тем не менее, внешность его была настолько своеобразной, что К.Д. Янковский этот камень сфотографировал.

Во время обратного пути на заимку с К.Д. Янковским случилось несчастье; он был укушен змеей и по возвращении пролежал в полубессознательном состоянии несколько суток. По возвращении из Ванавары Л.А. Кулик выслушал рассказ Янковского, первоначально заинтересовался, но потом, узнав, что камень не отклоняет стрелку компаса, потерял к нему всякий интерес. С течением времени забыл о происшедшем и Янковский (напомним, что в 30-е годы поиск был ориентирован на железный метеорит, а не на каменный). Об этом эпизоде, в том числе и о сделанной им фотографии К.Д. Янковский вспомнил лишь в 1958 г., под влиянием публикаций об экспедиции К.П. Флоренского в 1958 г., когда было впервые высказано предположение о том, что метеорит был каменным. Именно тогда и появились упомянутые нами публикации, снабженные сильно ретушированной фотографией. К сожалению, за давностью лет К.Д. Янковский забыл, в каком именно районе котловины имело место происшествие. Первоначально он говорил о долине р. Чургима, позднее - о материковом участке между тропой Кулика и Южным болотом, на отрезке от изб до пересечения тропой Чургима, в предположительной форме в разговорах упоминался и бугристый торфяник у подножья возвышенностей Эйхвальд и Лысая.

Поиски "Камня Янковского" проводились летом 1960 г. в долине Чургима путем наземных маршрутов и облетов на вертолете. В 1965 г. отрядом юных туристов "Орленок" под руководством К.Д. Янковского был прочесан параллельными ходами через 10 метров с затесами весь участок местности, ограниченный с севера г. Стойкович, с юга и востока - Южным болотом, с запада - тропой Кулика. Камень найден не был.

Летом 1972 г. Д.Ф. Анфиногенов, совершая маршрут на верховом болоте, расположенном на вершине г. Стойкович, случайно заметил, что один из скатов торфяного бугра имеет необычную цветовую гамму. При ближайшем рассмотрении "бугор" оказался камнем, поросшим слоем мха, сверху которого росла молодая березка. После снятия мохового покрова было определено, что камень представляет собою глыбу кварцита весом примерно в 10 тонн, лежащую на поверхности краевой зоны болота. Детальное обследование этого объекта Д.Ф. Анфиногеновым с участием геологов из Красноярского геологического управления подтвердило чисто земное происхождение камня, хотя некоторые обстоятельства остаются неразъясненными (механизм попадания его на поверхность болота, наличие в радиусе 15-17 м вокруг него крупных осколков, явно принадлежащих основному телу, часть из которых имеет глазуревую поверхность). Есть основания связывать происхождение камня с историей позднего оледенения района, так что эта находка представляет интерес для геологов-четвертичников, к проблеме же Тунгусского метеорита она ни малейшего отношения не имеет.

Во время обследования камня, найденного Д.Ф. Анфиногеновым, высказывалось мнение о тождестве его с камнем Янковского. Сам К.Д. Янковский, однако, ознакомившись с фотографиями объекта, найденного Д.Ф. Анфиногеновым, выразил в этом сомнение, сопоставление же фотографий 1930 и 1974 гг. к однозначному заключению не привели, т.к. фотоснимок, принадлежащий Янковскому, как уже говорилось, технически оставляет желать лучшего, а пейзаж за прошедшие сорок с лишним лет сильно изменился.

Все это, впрочем, имеет чисто второстепенное значение. Важно другое: камень Анфиногенова имеет земное происхождение, положение его на болоте примерно такое же, как и у камня, наблюдавшегося Янковским. Отсюда следует, что камень Янковского не уникален, и что в Великой котловине такие образования встречаются неоднократно. На вопрос относительно связи их с событиями 1908 года, следует, видимо, дать отрицательный ответ.

5. "КАМЕНЬ-ОЛЕНЬ" и "КАМЕНЬ-ГОЛАНКА".

Сведения об этих камнях содержатся в показаниях отдельных очевидцев. Специального их обследования не производилось и местонахождение их подавно не известно. Учитывая геологию района, изобилующего скальными трапповыми выходами, не вызывает удивления наличие в различных его пунктах каменных ожелезненных глыб, которые пост фактум при наличии определенной фантазии, очевидно, могут быть умозрительно связаны с падением метеорита 1908 года. Ценность этих сообщений для решения проблемы Тунгусского метеорита минимальна, и специальные поиски объектов такого рода малоперспектины.

6. ОКРУГЛОЕ БОЛОТО к ЮЗ от ВАНАВАРЫ.

В 1958 г. Б.И. Вронский на трасее Кежма-Ванавара примерно на расстоянии 20 минут полета самолетом АН-2 к ЮЗ от Ванавары было замечено и сфотографировано округлое болото с нечетко выраженным валом диаметром 80-100 метров. Б.И. Вронский высказал мнение о целесообразности его специального обследования, исходя из того, что это образование лежит в створе траектории. В дальнейшем, однако, выяснилось, что это не так: южный вариант траектории оказался несостоятельным, и в настоящее время твердо установлено, что тело двигалось с ВЮВ на ЗСЗ. Обнаруженное Б.И. Вронским болотце представляет собой, скорее всего, типичное термокарстовое образование, одно из тех, какие широко распространены на междуречье Подкаменной Тунгуски и Чуни, встречаясь изредка и к югу от Подкаменной Тунгуски. Обследование этой воронки малоперспективно.

7. "ВОСТОЧНЫЙ ВЫВАЛ".

Сообщения о "Восточном вывале" исходят от И.С. Астаповича [11], крупного советского астронома и специалиста в области метеорной астрономии. Будучи в годы войны эвакуированным в город Ашхабад, он познакомился там с П.Н. Липаем (умершим позднее в 1946 году), человеком с достаточно неординарной биографией, работавшим в военные годы преподавателем на кафедре иностранных языков в Ашхабадском медицинском институте. Почему он работал в этой должности - не совсем понятно, т.к. по образованию своему П.Н. Липай был геодезистом, служившим вместе с В.Я. Шишковы, тогда инжененром, а позднее крупным советским писателем, автором "Угрюм-реки" и Емельяна Пугачева". Узнав о том, что И.С. Астапович является специалистом по метеоритам, П.Н. Липай рассказал ему следующее:

В 1911 г. П.Н. Липай был заместителем В.Я. Шишкова во время экспедиции по изысканию трассы соединения верховьев Нижней Тунгуски с левым притоком Лены, экспедиции, проходившей в драматической обстановке и едва не закончившейся трагической развязкой для всех ее участников. Как известно, экспедиция должна была, по окончанию изыскательских работ в районе сел Ербогачен и Преображенское, сплавиться в течение 1-1,5 месяцев до Туруханска, расположенного в устье Нижней Тунгуски ("Угрюм-реки") [1]. Предпринятый, вопреки советам местных жителей - лоцманов, совершенно нереальный по срокам сплав чудом не кончился для участников экспедиции гибелью; шитик вместе с экипажем вмерз в лед вблизи устья левого притока Нижней Тунгуски р. Илимпеи, в совершенно, по-видимому, ненаселенной местности. К зимовке в суровых субполярных условиях экспедиция была абсолютно не подготовлена и от верной гибели ее спасло счастливое стечение обстоятельств: место, где шитик вмерз в лед, оказалось расположенным на расстоянии 1,5 км от единственной на многосотенном отрезке реки торговой избы купца Суздалева, к которой как раз в это время прикочевал тунгусский караван. Полузамерзший и отчаявшийся экипаж шитика был ими найден, накормлен и обогрет, после чего начались длительные и не без напряженности протекавшие переговоры о найме оленного каравана и проводников для вывода экспедиции на Подкаменную Тунгуску и далее на Ангару. Путь предстоял неблизкий - не менее 700 верст; уже выпал снег, тропы были завалены сугробами и особого энтузиазма к дальнейшему путешествию на Ангару эвенки не проявляли. Тем не менее, договоренность, в конце концов, состоялась и большой оленный караван двинулся, как говорил П.Н. Липай, по меридиану на юг, в сторону Подкаменной Тунгуски и Ангары. По словам П.Н. Липая, через некоторое время, преодолев нелегкую дорогу, он вышел на Подкаменную Тунгуску в поселок Орлик, откуда уже по конной колесной дороге перебросился в село Кежму и далее в Тайшет. При этом, по словам П.Н. Липая, не доходя до Подкаменной Тунгуски, караван пересек обширный район поваленного леса, происхождение которого проводники объяснили падением "огненного змея" за несколько лет до 1911 года. Заподозрив, что экспедиция В.Я. Шишкова пересекла район падения Тунгусского метеорита, И.С. Астапович попросил П.Н, Липая начертить схему маршрута каравана. Каково же было его удивление, когда П.Н. Липай нарисовал маршрутную ленту, проходящую примерно на 200 км восточнее вывала, описанного Л.А. Куликом. Если верить схеме Липая, опубликованной И.С. Астаповичем в журнале "Природа", караван В.Я Шишкова вышел на Подкаменную Тунгуску, двигаясь вдоль рек Илимпея и затем Тэтэрэ. На этом основании И.С. Астаповичем была выдвинута версия о существовании примерно в 200 км к востоку от изб Кулика второго района разрушений, вызванного падением Тунгусского метеорита.

Вплоть до 1959 г. сообщение П.Н. Липая проверке не подвергалось. Впервые вопрос о "Восточном вывале" включили в программу экспедиционных работ 1960 г., когда были проведены опросы местного населения и сделаны аэровизуальные наблюдения в бассейне рек Тэтэрэ и верховьев Южной Чуни. Одновременно предпринимались попытки поисков архивов экспедиции 1911 года, вы которых, как предполагалось, могли содержаться дневниковые записи ее участников. Результаты этих работ приведены в [12, 13] и могут быть сведены к следующим основным положениям.

Сведения, сообщенные П.Н. Липаем И.С. Астаповичу, при проверке подверлись значительному уточнению. Во-первых, выяснилось, что никакого поселка Орлик на Подкаменной Тунгуске ни в 1911 г., ни ранее не существовало. Экспедиция В.Я. Шишкова вышла не в мифический Орлик, а в факторию Аннавар, т.е. теперешнюю Ванавару, о чем имеется сообщение в одном из номеров газеты "Сибирская жизнь" и содержатся записи в личном архиве В.Я. Шишкова. Во-вторых, в Ванавару с Илимпеи тунгусские караваны ходили по разным оленьим дорогам: через район слияния Северной и Южной Чуни (место, где позднее, в 20-е годы, был построен поселок Стрелка Чуня), и по проходившей через бассейн реки Тэтэрэ так называемой Юктинской (Илимпейской) дороге. К сожалению, до сих пор не удалось выяснить, который из вариантов был избран В.Я. Шишковым, опросы же местных старожилов к однозначному итогу не привели. Легенда к отчету об экспедиции 1911 г. не найдена, хотя она несомненно существовала и даже, скорее всего, существует, т.к. картографическая его часть обнаружена сравнительно недавно в архиве Енисейского бассейнового управления.

Между тем, именно выяснение маршрута движения группы Шишкова на последнем отрезке пути (от Чуни до Подкаменной Тунгуски) имеет для судьбы версии о "Восточном вывале принципиальное значение. Если действительно караван шел по Юктинской дороге, П.Н. Липай, а вслед за ним И.С. Астапович правы и нужно искать еще один катастрофный район, расположенный намного к востоку от Куликовской заимки; если же экспедиция восходила по Чунской дороге, то никакой проблемы просто не существует, т.к. Чунская дорога пересекает северо-восточный лепесток области повала леса, описанный Л.А. Куликом и изученный последующими экспедициями.

Что касается аэровизуальных наблюдений в бассейне р. Тэтэрэ, то они, прежде всего, подтвердили многочисленные свидетельские показания старожилов о том, что в междуречье Тэтэрэ и Южной Чуни в конце 20-х годов и позднее неоднократно было пройдено мощными (в том числе редкими в этом районе верховыми) пожарами и представляет собой цепь взаимно перекрывающихся разновозрастных гарей. Выявить на этом фоне аэровизуальным способом вывал 1908 года в настоящее время представляется нереальной задачей. В 1975 г. экспедиционным отрядом под руководством А.П. Бояркиной был сделан пешеходный маршрут по Юктинской дороге вплоть до Южной Чуни с целью обследования предполагаемой трассы каравана В.Я. Шишкова. Крупных массивов поваленного леса, которые могли бы быть уверенно отнесены к началу нашего столетия, обнаружено не было, хотя в нескольких местах отряд А.П. Бояркиной натыкался на старые, примерно шестидесятилетней давности, полосовые повалы леса, ориентированные по розе ветров на СВ. Скорее всего, это следы обычных ветровалов, не имеющие отношения к исследуемому вопросу.

Несмотря на все сказанное выше, считать вопрос о "Восточном вывале" снятым с повестки дня было бы неправильно. В сочетании с версией о "Ямах" на Южной Чуне представляется вполне вероятным, что в результате падения Тунгусского метеорита, действительно имели место какие-то разрушения на междуречьи Тэтэрэ - Южная Чуня. Однако проверка этого предположения может быть сделана только путем трудоемких наземных маршрутных работ и проведения дендрохронологических исследований, ориентированных на датировку возможных лесоповалов.

8. ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ в ЕНИСЕЙСКОЙ ТАЙГЕ.

Сведения исходят также от И.С. Астаповича [18], который опирается на не вполне определенные показания очевидцев относительно землетрясения 30/VI-1908 года в Енисейской тайге, имевшего место, по-видимому, в бассейне реки Пит. Специальной проверке эти сведения не подвергались, хотя проведение такой работы представлялось бы желательным.

9. БУРЕЛОМ в БАССЕЙНЕ РЕКИ КЕТЬ.

Описаны П.Л. Дравертом со слов почвоведа М.А. Сергеева, путешествовавшего по Кети (север Томской области) Страница 275 с землеустроительной экспедицией в начале 30-х годов. Суть дела состояла в следующем. Сергеевым был пройден довольно большой участок, примыкающий к берегам Кети, между селом Максимкин Яр и районом бывшего Обь-Енисейского канала. Во время прохождения маршрута, вблизи села Максимкин Яр, Сергеев натолкнулся на огромный бурелом, по поводу которого проводник Сергеева хант Мизуркин сообщил, что он вызван был лет двадцать назад страшной бурей, разыгравшейся в этих местах. По словам Мизуркина, аналогичные, но еще большие по масштабу буреломы имеют место в районе сел Лукьяново и Орлюково на Кети (выше с. Озерного, находящегося у устья Обь-Енисейского канала). П.Л. Драверт на основании рассказа Сергеева высказал предположение, что причиной образования Кетских буреломов был Тунгусский метеорит, упавший в форме нескольких глыб на огромном пространстве Центральной и Западной Сибири. Известно, что П.Л. Драверт был не только крупным геологом, он и известным сибирским поэтом; в данном случае, судя по всему, поэт возобладал над ученым, потому что нужно было иметь развитую фантазию, чтобы связать эти явления. Тем не менее, дело было сделано, на страницах сборника "Метеоритика" появилась соответствующая публикация, и тем самым была порождена легенда, разбираться с которой пришлось всерьез и основательно. В 1960-1963 гг. КСЭ был предпринят большой комплекс полевых и опросных работ в бассейне Кети на Обь-Енисейском водоразделе и далее к востоку вплоть до сел Ярцево, Назимово и Колмогорово на Енисее.

Результаты этих исследований обобщены в двух публикациях [20, 21]. Кратко они могут быть сведены к следующему:

Буреломы в бассейне Кети - не миф, а реальность. Они имели в 1960 г. примерно пятидесятилетнюю давность и прослеживались на большом протяжении - от с. Белый Яр до канала, и, вероятно, далее. Некоторые участки буреломов, судя по рассказам местных жителей, действительно внушали аборигенам страх. Однако никаких признаков того, что эти разрушения связаны с космическими причинами, выявить не удалось. Более того, оказалось, что буреломы в районе Максимкиного Яра не одномоментны, а явились следствием наслоения по крайней мере двух событий - бури, прошедшей в этих местах где-то около 1910 года, и урагана, относящегося примерно к 1927 году. Равным образом не было обнаружено Страница 276 следов разрушений, вызванных будто бы Тунгусским метеоритом, и в Западно-Енисейской тайге в районе сел Ярцево, Колмогорово и Назымово. Можно достаточно уверенно утверждать, что вопрос о "Кетских буреломах" в плане их связи с Тунгусской катастрофой имеет лишь исторический интерес.

10. "Западный вывал"

В отличие от "восточного вывала", реальность которого сомнительна, "западный вывал" несомненно существует, и вопрос о его природе с повестки дня окончательно не снят.

Впервые он был обнаружен участниками экспедиции 1959 года. Это довольно обширный (площадью в 30-40 км2) участок старого бурелома, расположенный примерно в 25 км к западу от изб Кулика. Среди эвенков - свидетелей Тунгусской катастрофы ходили разговоры относительно того, что "западный вывал" образовался тогда же, что и повал леса в районе изб Кулика. В 1959-1971 гг. он неоднократно обследовался маршрутными группами, установившими, что возраст этого бурелома примерно такой же, что и повал леса, вызванного Тунгусским взрывом, однако структура его совершенно иная - вывал имеет полосовой характер, причем деревья лежат в направлении розы ветров (преимущественно на восток). Старый лес в этом районе сохранил отчетливые следы лесного пожара, относящегося к началу столетия. В настоящее время принято считать, что "западный вывал" - это лесная гарь, время появления которой случайно совпало с Тунгусским падением. Вместе с тем, отдельные участники экспедиций (Ю.М. Емельянов) полагают, что происхождение "западного вывала" имеет сложную природу: гарь в этом районе образовалась за несколько лет до катастрофы и отношения к 1908 году не имеет, но Тунгусский взрыв оказал на этот район какое-то влияние (появление деревьев - креней, датируемых 1908 годом).

Во всяком случае, можно достоверно утверждать, что и по конфигурации (полосовая структура) и по направленности "западный вывал" существенно отличается от куликовского и прямой связи с последним, вероятнее всего, не имеет.

11. "Гора на горе"

Сведения о "Горе на горе" исходят от К.Д. Янковского [16, 17, 28], одного из участников экспедиции Л.А. Кулика. К.Д. Янковский приводит со слов эвенков версию следующего рода.

Вскоре после падения метеорита один местный охотник, увлекшись погоней за лосем, зашел достаточно далеко в зону поваленного леса, посещать которую местное население опасалось. Оглядевшись вокруг, он узнал места, в которых охотились до катастрофы, и с удивлением обнаружил, что у одной из знакомых ему возвышенностей резко изменился рельеф; по его словам, на горе как бы появилась вторая гора ("Гора на горе"). Более детального описания удивившего по изменению рельефа очевидец не дал. Происшествие это имело место в районе, расположенном неподалеку от г. Шахормы. За достоверность этого рассказа ручаться трудно, эвенк же, явившийся его автором, давно умер.

* * *

Помимо перечисленных выше, в свидетельствах очевидцев имеются спорадические указания и на ряд других вывалов, ям, камней и других образований, относящихся или связанных, по мнению свидетелей, так или иначе, с Тунгусским взрывом. Таковы, например, указания на крупные гари на Ангаро-Катангском водоразделе, повалы леса на Лене, в верховьях Ванаварки и др. Сопричастность их к событиям 1908 года в высшей степени сомнительна, а специальная проверка вряд ли целесообразна. Определенный интерес, в связи с возрождаемой время от времени гипотезой рикошета Тунгусского тела, мог бы представить вывал леса в районе Байкала, однако вряд ли обнаружение и идентификация его спустя 70 лет после падения является возможной.

По-видимому, есть смысл при планировании дальнейших работ обратить внимание на проверку сообщений, относящихся к 1925 г. о ямах, вызванных падением Тунгусского метеорита в верховьях Южной Чуни. Вопрос о "восточном вывале"? скорее всего, также связан с этими сообщениями.

Поиски "Сухой речки" следует проводить лишь попутно, хотя она, вероятно, существует (либо существовала).

Вопрос о Кетских вывалах следует считать закрытым, что же касается "Камня Янковского", то после находки аналогичного ему "Камня Анфиногенова", земное происхождение которого очевидно, перспективность поисков его все более сомнительна.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт