Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
Как ядерная бомба
Радиоактивные следы Тунгусского взрыва
В поисках стимулятора роста
Загадочное свечение
Естественное или искусственное
Перспективы
Каталог
Радиоактивные следы Тунгусского взрыва
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Проза » ФЕЛИКС ЗИГЕЛЬ. ТУНГУССКОЕ ДИВО » Часть 3. В ПОИСКАХ ИСТИНЫ » Радиоактивные следы Тунгусского взрыва

Если воздушный ядерный взрыв происходит на высоте не менее 5 км, радиоактивного заражения местности может и не произойти: ветер отнесет вещества от эпицентра на десятки и даже сотни километров. Поэтому радиоактивное заражение не является необходимым признаком ядерности взрыва.

    Зато при обнаружении его при Тунгусском взрыве, безусловно, достаточный признак того, что катастрофа сопровождалась ядерными реакциями и ионизирующими излучениями.

    Известно, что уровень радиоактивности любого «зараженного» тела быстро убывает, стремясь к нулю по кривой, называемой экспонентой. Так как поиски следов радиоактивных Тунгусской катастрофы начались более чем полвека спустя после самого происшествия, уровень остаточной радиоактивности в настоящее время должен быть очень малым и обнаружить его, в принципе, можно лишь с помощью очень тонких методов исследования.

    Тем не менее еще в 1959-1961 гг. руководитель КСЭ, врач (ныне профессор) Николай Владимирович Васильев пытался выяснить, не было ли случаев лучевой болезни в Тунгусско-Чунском районе после памятного взрыв. Оказалось, что до 1953 года достаточно подробный анализ причин заболеваний и смертности здесь не проводился, а систематическое медицинское обслуживание населения началось лишь с 1936 года.

    Один из старейших врачей Эвенки А.Н.Десков вспомнил, однако, что среди эвенков после Тунгусской катастрофы ходили слухи о каких-то недугах. При всей неопределенности положения, Н.В.Васильев все же отметил, что «в условиях полного отсутствия врачебной и вообще медицинской помощи единичные случаи заболевания лучевой болезнью могли пройти совершенно незамеченными».

    Правда, опрошенные им жители района утверждают, что «вскоре после падения метеорита среди эвенков начались заболевания, принявшие вскоре массовый характер. Эвенки вымирали целыми семьями; до сих пор еще иногда находят в тайге вымершие стойбища – остовы чумов с лежащими в них скелетами». Но, судя по картине заболевания, Н.В.Васильев склонен считать, что речь идет об эпидемии оспы. Вопрос о том, вызвал ли Тунгусский метеорит у кого-либо лучевую болезнь, до сих пор остается открытым.

    В 1959 году молодежные экспедиции провели полевую радиометрическую съемку в районе эпицентра Тунгусской катастрофы. Измерялась радиоактивность поверхностного слоя почвы и золы деревьев. Оказалось, что радиоактивность золы здесь выше, чем в образцах, взятых на периферии. При этом максимум радиоактивности совпал с эпицентром и зоной сухостоя радиусом в 10 км.

Радиоактивность почвы повсюду была одинаковой.

    Позже выяснилось, что она вызвана осадками от ядерных испытаний последних лет и к взрыву 1908 года никакого отношения не имеет. Что же касается концентрации радиоактивности к эпицентру, то она объясняется тем, что на сухостое, не защищенном кроной, осадки оседают более интенсивно, чем на живых деревьях.

    Неудача томичей побудила А.В.Золотова применить иной метод. До этого сжигалось дерево, чтобы в золе сконцентрировать разбросанные по дереву радиоактивные вещества. Но если такая зола обнаруживает радиоактивность, то невозможно выяснить, какими изотопами она вызвана – современными или относящимися к взрыву 1908 года. Значит, общее, «интегральное», озоление деревьев ничего не дает. Другое дело, если сжигать дерево послойно, годовыми кольцами. Тогда, если в золе 1908 года обнаружится остаточная радиоактивность, вывод будет однозначным.

    Такой метод (своеобразный «радиоактивный календарь») подробно описан Золотовым в специальной статье, опубликованной в  Докладах Академии наук СССР (том 140, № 1, 1961), по представлению академика М.А.Леонтовича. К ней присовокуплен график, показывающий радиоактивность годовых слоев двух деревьев для различных лет. Одно взято из района Тунгусской катастрофы, другое (для контроля) с Урала. Радиоактивность при  этом оценивалась по бета-излучению, т.е. по интенсивности выброса электронов.

    Результаты оказались весьма красноречивыми: у Тунгусской сосны видны два скача (1908 года и 1945 года – начала ядерного века), у сосны с Урала – только второй.

    Исследования А.В.Золотова вызвали критические возражения со стороны некоторых физиков. В замечаниях на его отчет профессор В.И.Баранов и кандидат химических наук Ф.И.Павлоцкая написали:

    «Единственный аргумент, из-за которого поднялся в прессе разговор о якобы доказанном атомном взрыве, а именно «повышенная» радиоактивность почвы в районе Тунгусской катастрофы, самим автором отчета теперь признан недостаточным.

    В данном отчете его автор с такой же категоричностью утверждает, что ядерный характер взрыва доказывается результатом радиоактивности древесных образцов, как это подробно указано выше, и приведенные в отчете материалы, вероятно, постигнет та же судьба, что и данные об интегральной радиоактивности. Они сами автором будут признаны недостаточными.

    При серьезной постановке весьма интересной само по себе задачи о возможности падения на Землю ядерного  горючего на примере «Тунгусского падения» необходимо использование более совершенных методов исследования, в первую очередь, тонких радиохимических анализов в сочетании с теоретическими расчетами. Но чтобы оправдать уже затраченные средства и прекратить тот нездоровый шум, который поднят вокруг Тунгусского метеорита, по-видимому, целесообразнее разумно обработать собранные экспедицией Золотова и другими материал под углом зрения «ядерной» гипотезы с применением современных методов исследования, и в первую очередь, радиохимического анализа, так как без количественных данных о содержании отдельных радиоизотопов вообще невозможно делать научные выводы».

    А вот что подметил в отзыве на этот отчет А.В.Золотова профессор Г.И.Покровский:

    «Основной интерес в этом отчет представляют собой данные наблюдений, для получения которых была организована экспедиция и затрачено много сил.

    Чтобы оценить материал наблюдений, следует учесть следующие уже ранее известные факты.

1.  Согласно приводимой в отчете карты вывала леса в районе Тунгусского взрыва, не подлежит сомнению, что этот взрыв произошел на высоте не менее 5 км. При этих условиях так называемый огненный шар ядерного взрыва предполагаемой энергии не мог ни при каких условиях коснуться земной поверхности.

2.  Этот вывод подтверждается также тем, что стоячий лес сохранился в районе эпицентра.

3.  Если бы Тунгусский взрыв был действительно ядерным взрывом, то радиоактивные продукты этого взрыва должны были бы распространиться только в области огненного шара. Поэтому радиоактивные вещества на земной поверхности должны были бы возникнуть в поверхностном слое только под влиянием нейтронов.

    Однако, при высоте взрыва не менее 5 км нейтронный поток был бы очень сильно ослаблен поглощением в воздухе. Поэтому его действие на поверхность Земли было бы ничтожным.

    На основании перечисленных бесспорных обстоятельств следует, что непосредственного радиоактивного заражения очага взрыва быть не могло.

    Что касается высеивания радиоактивных продуктов из облака ядерного взрыва, то оно настолько медленно, что растягивается на очень большие расстояния и настолько неопределенно, что выявить след радиоактивного облака оказывается через несколько десятков лет практически невозможным на том природном фоне, который сам не является стабильным и равномерным.

    Из сказанного следует, что вся работа экспедиции по отысканию следов радиоактивного заражения с самого начала не имела оснований и могла привести только к отрицательному результату. Если же все же было бы найдено какое-то радиоактивное заражение местности, то оно не могло иметь какого-либо отношения к самому взрыву и сопровождающим его явлениям.

    В настоящее время доказано, что где бы в атмосфере Земли не произошел ядерный взрыв, примерно через год его продукты почти равномерно распределятся по всей атмосфере и вместе с атмосферными осадками могут попасть в любую точку земного шара. Следовательно, в свое время и продукты Тунгусского взрыва могли попасть в любую точку Земли и вызвать там радиоактивное заражение, разумеется, несравненно более слабое, чем в районе эпицентра.

    Как уже упоминалось, в 1965 году автор радиоуглеродного метода определения возраста горных пород В.Либби вместе с другим Нобелевским лауреатом К.Коуэном и К.Этлури сделали важное открытие. В годичных слоях 1908 и 1909 гг. древесины американских деревьев (дуб и ель) они обнаружили повышенное содержание радиоактивного углерода С14. Этот результат был позже подтвержден академиком А.П.Виноградовым (ДАН СССР, 1966, т.168, № 4).  В совместной статье (опубликованной в «Атомной технике за рубежом» № 1, 1966) американские физики писали:

    «Быть может, одним из наиболее ярких явлений нашего времени было падение метеорита 30 июня 1908 года.

    Перебирая возможные естественные способы освобождения большого количества ядерной энергии, мы неизбежно придем к возможности антиматерии с газами атмосферы. Мы можем следующим образом оценить верхний предел количества антиматерии в Тунгусском метеорите.

    Пусть радиоуглерод в атмосфере образуется за счет полной мощности атмосферных взрывов (70 МГт) и половины мощности наземных взрывов (100 МГт:2); тогда при освобождении (70¸ 50):25 или 5 МГт энергии в реакциях деления или синтеза в атмосфере, активность радиоуглерода увеличится на 1%. Легко подсчитать, что экспериментально найденному увеличению активности в результате взрыва Тунгусского метеорита на 7% будет соответствовать  35 МГт энергии деления и синтеза. Использовав уже установленные нами ранее величины, можно приближенно оценить массу антиматерии в Тунгусском метеорите.

    Для исследования мы взяли часть ствола трехсотлетней сосны, срубленной в горах Санта-Каталина в штате Аризона. Из годовых колец древесины с 1870 по 1936 годы вырезали образцы весом по 20 г через каждые пять лет, а вблизи 1908 года через каждый год и определили в них содержание радиоуглерода по отношению к уровню 1908 года, принятого в качестве стандарта.

    Только результаты 1909 года дают положительные отклонения от уровня 1890 года. Два других положительных отклонения в 1873 и 1923 годах значительно меньше по величине. Отклонение 1909 года примерно на 1% выше среднего отклонения, вычисленного для интервала в 40 лет вблизи 1909 года.

    Как в оценке количества радиоуглерода, которое могло образоваться в результате взрыва гипотетического антивещества Тунгусского метеорита, так и в определениях содержания радиоуглерода в атмосфере имеется неопределенность. Тем не менее,  получен положительный результат, соответствующий ½ части энергии, которая могла освободиться при взрыве метеорита, состоящего из антивещества».

    Работа Либби и его коллег возбудила большой интерес советских физиков. В декабре 1965 года в Объединенном институте ядерных исследований (ОИЯИ), находящемся в подмосковном городе Дубна, состоялась дискуссия по проблеме Тунгусского взрыва. Она очень помогла защитникам «ядерной» гипотезы, прежде всего потому, что физики-ядерники предложили некоторые интересные подходы к проблеме.

    Вот что, например, сказал доктор физико-математических наук В.К.Лавренчик:

    «Я не астроном, поэтому чисто астрономические аспекты проблемы рассматривать не могу. Что касается взрывов ядерного характера, то, как физик, я хотел бы поставить несколько вопросов.

    Наличие соответствующей активности стронция или цезия, относящейся к 1908 году, почти наверняка подтвердит нам, что произошел   ядерный взрыв. Углерод-14 (С14) – указатель взрывов ядерного, термоядерного, а также взрыва аннигиляции.

    Но к измерениям и пробам, взятым с годовых колец деревьев, перенесших катастрофу, надо относиться чрезвычайно осторожно. Известно, например, что год 1908 действительно дает резкий скачок радиоактивности в годовых слоях деревьев. Но это могло явиться результатом действия К40 – микроэлемента, попавшего через корни дерева после пожара. По-видимому, аналогично можно объяснить резкий скачок роста деревьев после катастрофы. Как известно, сильное облучение отнюдь не всегда стимулирует растения к росту.

Что касается препаратов для измерений, то надо иметь в виду, что после 1945 года количество радиоактивных осадков в воздухе стало очень большим.  Поэтому и стронций  Sz90 и цезий Cs137 , столь желанные «свидетели», практически однозначно доказывающие наличие ядерного взрыва, могли попасть внутрь дерева впоследствии вместе с влагой, путем  обычной диффузии. Если образец соприкасался с землей, то подобное загрязнение произошло почти наверняка. Последователей может запутать и бериллий (Ве9) и другие элементы – излучатели, появившиеся в результате мощных ядерных испытаний двух последних десятилетий.

Итак, скрупулезные, чистые опыты, самая тщательная проверка, точные измерения и, может быть, тайна Тунгусского дива перестанет быть тайной».

С иных позиций подошел к Тунгусской проблеме профессор Н.А.Власов:

«Мне хочется показать, что мысль о некоей массе антивещества, навестившей нашу планету, ничуть не фантастична.

В пределах нашей Солнечной системы действительно антивещества нет. Однако почему бы антивеществу не образовать свои собственные галактики и солнечные системы?

Симметрия мира как раз требует, чтобы подобные антигалактики существовали. Для того, чтобы это обосновать, не надо даже прибегать к помощи новых физических гипотез. Достаточно воспользоваться законами самой элементарной физики. Представим себе первичное вещество, из которого впоследствии образовались звезды и планеты – своеобразную плазму, собранную воедино. Здесь представлены и частицы и античастицы, поровну тех и других. В подобном конгломерате, естественно, возникает гравитационная неустойчивость и, соответственно, электромагнитные поля. Можно сравнить это явление с распределением частиц в поле тяготения Земли, когда частицы более тяжелые оседают вниз, а легкие диффундируют вверх. Затем переменные электромагнитные поля разделяют частицы и античастицы.

Никаких физических возражений на подобный механизм образования симметричных мира и антимира не существует.

- Где же находится антимир? – могут спросить нетерпеливые. – И почему до сих пор в космических лучах мы не обнаружили ни одной античастицы?

Действительно, данные анализа спектра космических лучей показывают, что если античастицы там и встречаются, то в количестве не более 0,1% от общего числа – предел точности приборов.

Но с другой стороны, ясно, что их там нет и не может быть. Эти частицы рождаются где-то в окрестностях нашей солнечной системы, где антивещество заведомо отсутствует.

И может быть, таинственное Тунгусское тело как раз и было сюрпризом – посланцем далекого антимира.

Кто может на 100% утверждать обратное?»

О различных типах ядерных взрывов говорит кандидат физико-математических наук Владимир Николаевич Мехедов:

«Гипотезы о происхождении Тунгусского тела можно, грубо говоря, разделить на две группы.

Первая говорит о теле известного изученного астрономического происхождения – комете или метеорите.

Сторонники второй утверждают, что в данном случае мы имеем дело со взрывными явлениями, что таинственный посланец космоса взорвался под действием внутренних сил.

Мне кажется полностью несостоятельной кометная гипотеза. Я уже не говорю о метеоритной, которую давно оставили все ее приверженцы. Дело в том, что в момент падения Тунгусского метеорита целый ряд обсерваторий мира зафиксировал микробарометрическую волну своеобразной формы, я бы сказал, типично взрывного характера. Поговорим поэтому о возможном внутреннем взрыве.

Отбрасывая взрыв чисто химический (энергия, выделяющаяся при этом, невелика), рассмотрим три возможности. Первая – это взрыв обычный ядерный – деление тяжелых ядер; вторая – взрыв термоядерный – синтез ядер; и наконец, третья – аннигиляционный взрыв – встреча космического антивещества с веществом атмосферы. Для того, чтобы выяснить, что же, собственно, произошло, надо самым скрупулезным образом изучить местность, где упал Тунгусский метеорит. Хотя с тех пор прошло более полувека, свидетельства катастрофы сохранились. Это радиоактивные ядра – «говорящие» свидетели, которых вполне можно «допустить».

Осколочные ядра Sz90 и Cs137 подскажут нам, что произошел ядерный взрыв.

Нейтронно-избыточные изотопы Н3, C14, Вс10, Si32, Со69 укажут на взрыв термоядерный. Бурные потоки мезонов и гамма-квантов, рождающиеся при аннигиляции, оставят много специфических «потомков» - следов облучения. Это, в основном, нейтронно-дефицитные ядра, которые, в отличие от ядер нейтронно-избыточных, дают позитронное излучение.   

Так можно получить четкие доказательства того, что в районе Подкаменной Тунгуски произошел тот или иной ядерный взрыв, если, конечно, он действительно там был. А кроме того, можно провести дополнительный контрольный анализ на мощных ускорителях нашего института».

Владимир Николаевич Мехедов…… Я вспоминаю этого жизнерадостного, талантливого советского физики, подлинного энтузиаста науки и искателя научный истины, безвременно погибшего от последствий лучевой болезни в март 1970 года. Но он все-таки успел многое сделать и для решения Тунгусской проблемы.

Получив от А.В.Золотова образцы золы тунгусских деревьев, Владимир Николаевич провел в Дубне тщательное измерение их радиоактивности. Результаты этого исследования опубликованы им в брошюре «О радиоактивности золы деревьев в район Тунгусской катастрофы». (ОИЯИ, 1967). Вот небольшая выдержка из нее:

«Выполненные измерения показывают, что повышение уровня радиоактивности слоев после 1908 года наблюдается как у растущих, так и у засохших деревьев. Это обстоятельство можно рассматривать в качестве подтверждения мысли о том, что появление первой ступеньки (1908 года) не связано со смещением радиоактивности от современных осадков поперек слоев при жизни дерева. Такое смещение, если и существует в действительности, то невелико.

Наши измерения полностью подтверждают данные послойных измерений Золотова. Поскольку науке неизвестны случаи образования радиоактивности во внешней среде при падении метеоритов, наши измерения отвергают метеоритную гипотезу.

Таким образом, если радиохимический анализ подтвердит высказанное предположение об источнике радиоактивности, мы получим однозначное доказательство аннигиляционного взрыва. Последнее либо доказывает высказанную Б.П.Константиновым с сотрудниками гипотезу о существовании антиматерии во Вселенной, что само по себе интересно, либо предположение об участии разумного конструктора в создании Тунгусского тела.

Другими словами, мы снова (как бы фантастично это не выглядело) возвращаемся к предложению о том, что Тунгусская катастрофа вызвана аварией космического корабля, топливом для которого служило антивещество».

Чтобы решить, какой же именно из радиоактивных изотопов обуславливает радиоактивность тунгусских деревьев, А.В.Золотов вместе со своими коллегами по институту В.Б.Чернявым и И.А.Ильинским изучили спектр гамма-излучения золы слоев 1908 года на многоканальном спектрометре. Результаты их сам Золотов изложил так:

«В слоях Тунгусских деревьев после 1908 г. в 13-м канале анализатора обнаруживается радиоактивный изотоп цезий-137. Ни в одном из исследованных образцов в слоях дерева до 1908 года цезий-137 не обнаруживается; для этих образцов показания анализатора в 13-м канале, соответствующем энергии гамма-излучения цезия-137, находится в пределах ошибки измерений. На спектрограмме гамма-излучения образцов деревьев из района г.Октябрьского цезий-137 четко проявляется (пик в 13-м канале) только в слоях дерева после 194 года (глобальные радиоактивные осади последних лет). В слоях до 1945 года показания в 13-м канале находятся в пределах ошибки измерений.

Таким образом, радиоактивная аномалия образцов Тунгусских деревьев – повышенная радиоактивность слоев деревьев после 1908 года – существует; эффект мал, но существует.

Однако, по мнению некоторых авторов, повышенную радиоактивность слоев дерева после 1908 года можно объяснить диффузией радиоактивных элементов из внешних слоев дерева во внутренние слои. Но перемещение элементов в клетчатке растущего дерева, по-видимому, не является простой физической диффузией, этот процесс относится  более сложным биологическим явлениям. Например, известно, что в процессе роста дерева калий перемещается из внутренних отмирающих слоев к внешним биологически более активным слоям дерева. Измерение содержания калия в золе показывает, что его содержание в золе внешних слоев дерева составляет 15-20%, даже 25%, что на порядок больше, чем во внутренних слоях золы (2-3-5). Этот биологический процесс идет в обратную сторону, чем физическая диффузия, и создает область устойчивого максимума содержания калия во внешних слоях в течение всей многовековой жизни дерева. Цезий, как спутник калия, и другие элементы, возможно, также претерпевают этот процесс и накапливаются во внешних слоях дерева. Тогда этот процесс будет способствовать уменьшению и ослаблению эффекта более раннего заражения деревьев радиоактивными элементами. Отсюда следует, что если Тунгусская радиоактивная аномалия существует, то как бы мала она не была, ее нужно исследовать всесторонне и до конца».

Работы А.В.Золотова по радиоактивности были высоко оценены акадмиком В.В.Константиновым. В предисловии к его книге «Проблемы Тунгусской катастрофы 1908 года», изданной в Минске, он писал:

«Начиня с 1960 года, А.В.Золотов проводил исследования Тунгусской проблемы по программе, одобренной академиками Л.А.Арцимовичем, Е.К.Федоровым, М.А.Леонтовичем и мною.

При разработке программы исследований А.В.Золотов исходил из идеи о ядерном характере взрыва Тунгусского космического тела. Эта идея многим ученым представляется совершенно невероятной и ненаучной. Однако, даже не разделяя такой точки зрения с автором данной книги,  приходится признать ее важное значение как рабочей гипотезы, позволяющей поставить исследование явлений Тунгусской катастрофы с другой точки зрения и получить новые и интересные результаты.

А.В.Золотов и руководимый им состав экспедиции проявили энергию при сборе материалов, незаурядную наблюдательность и способность к анализу и сопоставлению собранных фактов и наблюдений. Ряд заключений А.В.Золотова о характере Тунгусского падения заслуживает пристального внимания и, по моему мнению, представляет существенный вклад в изучаемую проблему».

Радиохимические методы анализа позволяют, как известно, выделить из «зараженного» тела отдельные радиоактивные изотопы. Этим самым «виновник» радиоактивности попадает в руки экспериментатора и вопрос к ее природе решается однозначно. Вот почему анализ золы Тунгусских деревьев в последние годы стал первоочередной научной задачей.

Как же комментировали новые данные сторонники кометной гипотезы?

Обратимся к сборнику «Метеоритика» (вып.28, 1968), на страницах которого академик В.Г.Фесенков заявил:

«Версия о якобы имевшем место ядерном взрыве, а следовательно, о каком-то прилетевшем космическом корабле или комете, состоящей из антиматерии, по-прежнему находит себе место на страницах научно-популярных изданий и вызывает положительные отклики за рубежом со стороны некоторых исследователей.

Предположение о том, что Тунгусское тело состоит из антиматерии, было высказано сначала Ла-Пазом (1941 г.), а затем Бонди (1953 г.) на заседании Британского астрономического общества и в самое последнее время Либби и другими. В отношении Тунгусского падения эти высказывания указывают просто на недостаточную осведомленность авторов.

Однако В.П.Константинов, А.М.Бредов, А.И.Белявский и И.А.Соколов, предположив на основании некоторых соображений возможность антивещественной природы микрометеоритов, высказали также идею о том, что кометы вообще и связанные с ними метеорные потоки представляют собой антивещество. Изучение Тунгусского явления, которое по всем данным представляло встречу кометы с Землей, совершенно опровергает это довольно одностороннее заключение.

Тунгусское падение не сопровождалось повышением радиоактивности, а было связано с распылением вещества разного характера, причем распыленного вещество длительное время сохранялось в атмосфере. Кроме того, имел место взрыв, который возник на определенной высот в атмосфере только вследствие малой плотности Тунгусского тела. Оно не могло, разумеется, состоять из антиматерии, а представляло собой обычную комету».

От подробного критического разбора многочисленных работ своих советских и зарубежных оппонентов В.Г.Фесенков, однако, воздержался.

Год спустя, в 1968 году в издательстве «Наука» вышла книга В.А.Бронштэна «Беседы о космосе и гипотезах». Вот отрывки из главы «Легенда о Тунгусском метеорите»»:

«Начиная с 1959 года, некоторые самодеятельные группы пытались обнаружить повышенную радиоактивность в пробах почв и в спилах деревьев. Одну из этих групп возглавлял молодой инженер-геофизик из г.Октябрьский Башкирской АССР А.В.Золотов. Можно сказать, что А.П.Казанцев заразил его своей идеей. А дальше начались непонятные вещи.

А.В.Золотов сразу же обнаружил повышенную радиоактивность в почве района катастрофы.  Тогда аналогичные исследования с боле совершенными приборами провели научные сотрудники Института геохимии и аналитической химии им.Вернадского и не получили никаких признаков роста радиоактивности.

А.В.Золотов вновь едет в тайгу, берет спилы деревьев, переживших катастрофу, сжигает их и исследует радиоактивность золы. На фоне общего роста радиоактивности к наружным кольцам (связанного с атомными и ядерными испытаниями, проводившимися после 1945 г.) для одного дерева обнаруживается небольшой подъем в 1908 г.

Аналогичные эксперименты проводят Л.В.Кириченко и М.П.Гречушкина из института прикладной геофизики и находят, что годовые слои 1900-1920 гг. (включающие 1908 г.) не обладают повышенной радиоактивностью по сравнению с соседними фракциями. Общий вывод: «Радиометрическая съемка и анализ проб почв района падения Тунгусского метеорита показали, что этот район по содержанию естественных радиоактивных продуктов  ничем не отличается от районов с аналогичным ландшафтом, а уровень загрязнения поверхностного слоя почвы радиоизотопами искусственного происхождения обусловлен современными глобальными выпадениями продуктов ядерных взрывов».

Группа ученых из института геохимии и аналитической химии им.Вернадского под руководством профессора В.И.Баранова провела радиохимический анализ почвы и деревьев с места катастрофы для выделения радиоактивных изотопов. Результат – изотопы обнаружены. Но наряду с долгоживущими стронцием-90 (период полураспада 28 лет) и целием-137 (26,9 лет) обнаружен церий-14 (период полураспада 284 дня). Если этот остатки Тунгусского взрыва, то стронция и цезия должно было сохраниться примерно ¼ того, что образовалось при взрыве (прошли два периода полураспада); а церия-144 – только 10-21 начального количества. Вывод ясен: все изотопы недавнего происхождения.

Неожиданно в английском журнале «Нейчур» за 1965 год появляется статья трех американских ученых – Нобелевского лауреата У.Либби, К.Коуэна и К.Этлури, в которой отмечается повышение на 1% содержания радиоактивного углерода С14 в слое 1909 года для двух деревьев, находившихся в 800 км друг от друга. Авторы статьи готовы допустить, что Тунгусский метеорит состоял из антивещества!

Антивещество! Как это заманчиво! Но Либби и его коллеги не первые выдвинули эту гипотезу. Еще в 1948 г. американский астроном Ла-Паз предложил такую идею. Никаких фактов, подтверждавших ее, кроме грандиозной катастрофы, у Ла-Паза не было. Но у Либби, казалось бы, факты налицо?

Увы, независимой проверки вывод Либби не выдержал. Американский физик Ганс Зюсс, измерив содержание С14 в 150 древесных образцах, возраст которых охватывает последние 200 лет, не подтвердил увеличение количества этого изотопа в 1909 году. Зато обнаружены его колебания разной периодичности, в которые легко укладывается результат Либби. Такой же вывод сделала группа советских ученых под руководством академика А.П.Виноградова. Единствнный факт отпадает, а с ним рушится и гипотеза антивещества – эффектная, но малообоснованная».

Вот тут-то и последовало сообщение о новой оценке радиоактивности Тунгусских деревьев, новой не только по времени, но и по методике. Предоставим слово А.В.Золотову:

«Известно, что прирост растущих деревьев, переживших катастрофу в район эпицентра Тунгусского взрыва после 1908 года, увеличился в несколько раз. При такой повышенной биологической активности содержание радиоактивного калия в слоях деревьев из района катастрофы после 1908 года тоже увеличилось. Это обстоятельство затрудняет обнаружение и измерение составляющей искусственной радиоактивности в слоях древесины на фоне изменяющейся по сечению дерева калийной составляющей радиоактивности. В связи с этим для исследования были выбраны деревья за пределами района катастрофы, вне зоны усиленного прироста после 1908 года, на расстоянии до 100 км от эпицентра взрыва с тем расчетом, чтобы содержание калия в слоях после 1908 года не превышало содержания калия в слоях до 1908 года.

Измерение интенсивности бета-излучения образцов зоны проводилось с помощью торцевого счетчика и методом авторадиографии. Для проведения авторадиографии навески образцов золы весом 150 мг равномерным слоем засыпались в ячейки кассеты из органического стекла и экспонировались на рентгеновской пленке в течение 105 суток. Каждая кассета имела 10 ячеек размером 12х20 мм. Во избежание химического воздействия золы на рентгеновскую пленку окна ячеек кассеты были заклеены лавсановой пленкой с поверхностной плотностью 1 мг/см2.

На рисунке представлено распределение калийной составляющей (кривая 1), суммарной бета-активности (кривая 4) и составляющей искусственной радиоактивности (кривая 6) по сечению дерева, спиленного в 1960 году в окрестностях фактории Муторай на расстоянии 90 км на северо-запад от центра катастрофы. Калийная составляющая вычислялсь по известноу содержанию калия в образцах золы методом сравнения с бета-излучением калийного эталона, состоящего из химически чистой соли КсЛ. Интенсивность суммарного бета-излучения измерялась с помощью торцового счетчика. Составляющая искусственной радиоактивности получена как разностная кривя между суммарным излучением и калийной составляющей.

На рисунке представлены также радиофотограммы образов этого же дерева. С целью разделения мягкой составляющей бета-излучения искусственных радиоактивных элементов образцов золы и относительной жесткой калийной составляющей экспозиция образцов на фотопленку производилась с фильтром с поверхностной плотностью 81 мг/см в течение 105 суток и без фильтра в течение 52 суток. При экспозиции с фильтром между кассетой и фотопленкой основная часть мягкой составляющей бета-излучения образцов поглощалась, почернение фотопленки в этом случае практически пропорционально калийной составляющей.

Рисунок показывает, что в слоях древесины непосредственно после 1908 года (1908-1920 гг.) наблюдается максимум радиоактивности, обусловленной содержанием искусственных радиоактивных элементов (кривая 6).

Результаты поведенных исследований говорят, таким образом, в пользу наличия связи радиоактивности Тунгусских деревьев с Тунгусским взрывом 1908 года».

Обратимся теперь к одному из самых загадочных последствий Тунгусской катастрофы.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт