Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
Рождение «безумной» идеи
Джинн выходит из бутылки
Несостоявшееся открытие
Взрыв произошел в воздухе
Неразгаданная тайна
По тропе Кулика идет молодежь
Два подхода к проблеме
Спор о Тунгусской комете
А был ли взрыв?
Каталог
Спор о Тунгусской комете
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Проза » ФЕЛИКС ЗИГЕЛЬ. ТУНГУССКОЕ ДИВО » Часть 2. ВЗРЫВ НАД ТАЙГОЙ » Спор о Тунгусской комете

     «Кометная» гипотеза Тунгусского взрыва впервые была высказана в 1934 году И.С.Астаповичем и английским метеорологом Ф.Уипплом (причем независимо друг от друга). Когда выяснилось, что Тунгусское тело не могло быть обычным метеоритом, академик В.Г.Фесенков развил гипотезу Астаповича-Уиппла применительно к современным сведениям о катастрофе. Вот как звучала «кометная» гипотеза в редакции академика В.Г.Фесенкова на 9-й Метеоритной конференции 1960 года:

     «Тунгусский метеорит наблюдался, как известно, ранним утром 30 июня 1908 года, когда Солнце находилось на востоке, и летел с юга. Направление орбитального движения Земли под прямым углом к Солнцу было в то время ориентировано на юг, т.е. навстречу метеориту. Если это было обусловлено тем, что сама Земля догоняла метеорит, имевший прямое движение, то относительная скорость обоих тел должна быть незначительной, и в таком случае метеорит не мог бы произвести столь разрушительные действия. Все говорит, напротив, о том, что метеорит действительно летел навстречу Земле, т.е. имел обратное направление движения в Солнечной системе.

     Метеориты, как продукты распада астероидов, не могут иметь обратного движения в Солнечной системе.

     Метеориты, как продукты распада астероидов, не могут иметь обратного движения в Солнечной системе. Значит, Тунгусский метеорит имел другое происхождение: он не был обычным метеоритом, он мог быть только кометой. Вещество ядра этой кометы, столкнувшись с Землей в районе Вановары, после взрыва распространилось по всей Земле и только через две недели достигло Калифорнии, где при этом было зарегистрировано длительное понижение солнечной радиации, продолжавшееся вплоть до сентября. По степени атмосферного помутнения, которое должно было распространиться на все северное полушарие земного шара, общая масса Тунгусского метеорит была оценена примерно в миллион тонн. При указанной скорости встречи с Землей, соответствующая кинетическая энергия Тунгусского метеорита составила около 1025 эрг, а это примерно на четыре порядка больше того, что было выведено разными авторами (Уипплом, Астаповичем и др.) на основании анализа разрушительных явлений на месте взрыва. При таком избытке кинетической энергии совершенно бессмысленно придумывать еще какой-то вид энергии, например, атомный, и тем еще больше увеличивать несоответствие с размерами эффектов, произведенных на самой земной поверхности.

     Другие признаки кометной природы Тунгусского метеорита заключаются в следующем.

     В первую же ночь после падения этого метеорита наблюдались интенсивные световые явления по всему миру, которые были видны к западу от Вановары даже в европейской части России и в Западной Европе.

     Причина этого явления может быть только в том, что одновременно с ядром Тунгусской кометы в высшие слои земной атмосферы проник также ее хвост, располагающийся, как известно, против Солнца, т.е. как раз в западном направлении.

     Хвосты небольших комет состоят из мельчайших пылевых  частиц, настолько мелких, что они отбрасываются в сторону, противоположную от Солнца, под действием его радиации и корпускулярного излучения. Частицы кометных хвостов даже меньше микрометеоритов, и поэтому они тормозятся в еще более высоких атмосферных слоях, производя их интенсивную ионизацию. Кроме того, находясь на больших высотах, они способны и непосредственно рассеивать солнечные лучи, особенно в эпоху, близкую к солнцестоянию, как это было в случае Тунгусского падения.

     Тунгусский метеорит сопровождался типичным кометным хвостом потому, что он был кометой».

     Летом 1960 года на месте Тунгусской катастрофы работали параллельно две экспедиции – уже знакомая нам КСЭ (руководители Г.Ф.Плеханов и Н.В.Васильев) в составе 73 человек, и группа А.В.Золотова из 7 человек. Обе они уже не были самодеятельными – первая финансировалась Сибирским Отделением Академии наук СССР, вторая – Всесоюзным Научно-исследовательским институтом Геофизики.

     Забегая вперед, нужно сказать, что с 1960 года в районе эпицентра регулярно действовали экспедиции КМЕТ, КСЭ и А.В.Золотова. Особенно многочисленными и плодотворными они оказались в 1961-62 гг. Никогда еще Сибирская тайга не видела такого количества ученых, с разных точек зрения пытавшихся исследовать Тунгусскую проблему.

     Экспедиция СО АН СССР 1960 года (начальник Г.Ф.Плеханов), члены экспедиции – участники КСЭ, заложила основы инструментальной съемки района вывала леса, весьма обстоятельно исследовала болота этого района и пришла к окончательному выводу о их естественном происхождении. Произведены также радиометрические измерения на местности, обнаружившие повышенную радиоактивность золы деревьев в районе эпицентра (к обсуждению этого вопроса мы еще вернемся).

     Экспедиция КМЕТ следующего, 1961 года, была самой любопытнейшей за все время изучения Тунгусского дива.  В нее входило около 80 человек, представляющих 14 специальностей. Участники экспедиции провели подробную съемку области разрушений, выявили новые следы лучистого ожога (Г.М.Зенкин, А.В.Ильин), изучили следы лесного пожара (Н.И.Курбасский) и биологические последствия Тунгусского взрыва (А.Н.Ерохина, Г.Драпкин, В.Бережной). Словом, эта комплексная экспедиция собрала богатейший материал, легший в основу всех дальнейших теоретических работ, в том числе и расчетов А.В.Золотова.

     Руководители КСЭ Г.Ф.Плеханов  и Н.В.Васильев вместе со своими коллегами придерживались гипотезы академика В.И.Вернадского, считавшего, что Тунгусское тело было сгущением в облаке космической пыли, сквозь которое в 1908 году пролетела Земля. Сам Г.Ф.Плеханов писал, что «вариант гипотезы облака космической пыли, по-видимому, не отличается принципиально от варианта кометной гипотезы» и между ними «имеются лишь терминологические различия».

     В журнале «Природа» № 8 1962 г. начальник экспедиции КМЕТ 1961 и 1962 гг. К.П.Флоренский высказал свою точку зрения:

     «Составленная в 1961 году карта поваленного леса достаточно подробна и охватывает весь вывал площадью около 2000 км2. Каждая изображенная на ней стрелка соответствует среднему направлению группы примерно из 100 поваленных стволов, причем имеются все данные для определения разброса их направления, и отражает силу ударной волны в каждой точке. Физико-математический анализ этой карты позволит восстановить направление фронта и амплитуду головной ударной волны, возникшей при взрыве метеорита.

     При взгляде на карту видно, что общая форма вывала леса напоминает треугольник, симметричный относительно юго-восточного варианта траектории метеорита, а эпицентр удара заметно смещен к северо-западу. В центре вывала находится зона стоячего, погибшего от пожара леса, впоследствии беспорядочно поваленного в разные стороны ветром. Эта картина свидетельствует о значительной высоте центра волны, пришедшей сверху. Очень характерно, что направленный вывал вблизи эпицентра возникает прежде всего на наружных склонах холмов, т.е. там, где направление фронта волны образует наименьший угол с поверхностью Земли.

     Радиус зоны «стоячего леса», «хаотического вывала»,  «безразличия», как он называется в разных отчетах, определен в 3-5 км, что позволяет подойти к расчету высоты «взрыва».

     При полете и разрушении Тунгусского метеорного тела в атмосфере должны были образоваться разные формы дисперсности вещества, имевшего совершенно различный характер рассеивания поверхности Земли. Можно считать вероятным, по крайней мере, наличие следующих типов.

1.             Пылевой и газовый хвост, оторвавшийся в самых верхних слоях атмосферы, вызвавший светлые ночи и рассеянный по поверхности Земли.

2.             Рассеявшийся без следа ионизированный газ по следу метеорита.

3.             Жидкие и парообразные конденсирующие продукты, сдуваемые с раскаленной поверхности и образующие след летящего тела. Крупные фракции следа, имеющие форму расплавленных капелек, застывающих в метеорные шарики, могут достигать поверхности Земли более или менее выраженной полосой.

4.             Продукты «взрыва» метеорита. Они могут дать крупные осколки, выпадающие вдоль траектории метеорита; мелкую метеоритную пыль; продукты застывания расплавленной части в виде шариков; газообразные продукты, легко рассеивающиеся. Места выпадения продуктов разного типа могут принципиально не совпадать между собой.

Вычисления показывают, что число шариков в пробах соответствует закону Пуассона. Взятые богатые пробы не могут объясниться колебаниями фона и  свидетельствуют о дополнительном внесении материала в те места, где они были взяты. А так как химический анализ, проведенный П.Н.Палеем, подтверждает их метеоритное происхождение, то принадлежность их с остатками Тунгусского метеорита становится наиболее вероятной.

     Таким образом, полевое изучение района падения никак не противоречит, а наоборот, стройно укладывается в гипотезу о кометной природе Тунгусского метеорита, выдвинутую в свое время И.С.Астаповичем и Ф.Уипплом и поддержанную сейчас академиком В.Г.Фесенковым».

     В том же журнале «Природа» В.Г.Фесенков писал о том, что найденные экспедицией К.П.Флоренского шарики,  безусловно,  связаны с Тунгусской кометой и являются ее остатками:

     «Иногда высказывается сомнение, действительно ли найденное вещество относится к Тунгусскому падению, а не характеризует общий космический фон. Можно представить два доказательства в пользу того, что это вещество действительно связано с Тунгусским падением.

     Во-первых, в других местностях вовсе не наблюдается подобной концентрации космических частиц. Так, например, экспедиция АН Казахской ССР на леднике Туюк-Су, Заилийский Ала-Тау, организованная в 1948 г. для сбора возможной космической пыли (материи), принадлежащей к подобному общему фону, не обнаружила ничего подобного – ни магнетитовых, ни силикатных шариков вещества. Анализ этих проб производился в институте геохимии и аналитической химии АН СССР.

     Во-вторых, собранные в районе Тунгусского падения микроскопические шарики в некоторой пропорции оказываются двойными, они состоят, в сущности, из двух шариков различной природы – магнетитового и силикатного, частично входящих один в другой. Проблема образования подобных двойных шариков требует еще детального обсуждения.

     Во всяком случае, эти находки служат прямым доказательством их принадлежности и связи с Тунгусским падением. Подобные, а следовательно, и все другие одновременно собираемые шарики никак не могут быть результатом медленного и редкого выпадения отдельных частиц общего космического фона».

     В 1962 году состоялась новая экспедиция КМЕТ под руководством К.П.Флоренского. Программа исследований осталась неизменной – в основном, изучение вывала леса и поиски вещества Тунгусского тела. Об этом свидетельствует выдержка из статьи К.П.Флоренского и В.И.Вронского («Природа», № 3, 1964 г.).

     «В многочисленных почвенных пробах, взятых на разных расстояниях от центра взрыва этого тела, обнаружены магнетитовые шарики с содержанием никеля до 10%, что подтверждает предположение об их космической природе. Кроме магнетитовых шариков, встречаются силикатные. Размер шариков колеблется от 5 до 400 мк. Большая часть их имеет размеры в пределах 80-100 мк. Среди магнетитовых шариков наблюдается многообразие форм и характера поверхности. Наряду с преобладающими сферическими образованиями встречаются и каплеобразные. Одни шарики имеют блестящую поверхность, у других она матовая, шероховатая и даже тонкопористая. Часто шарики бывают полыми со шлаковидным обликом внутренней части. Иногда встречаются сростки магнетитовых и силикатных шариков, указывающие на одновременность их образования и сложный состав Тунгусского космического тела, с которым связывается генезис этих шариков.

     Детальное изучение состава этих частиц представляет особый интерес, так как вероятно, что они представляют собой остатки кометы, вещество которых в лабораториях до сих пор не изучалось.

     Работами 1961-62 гг. установлено, что в распределении этих шариков на поверхности наблюдается определенная закономерность. Повышенная концентрация их приурочена к полосе шириной в 50-60 км, вытянутой в северо-западном направлении от эпицентра взрыва метеорита и прослеживается на расстояние свыше 250 км. Оба конца этой полосы остаются неоконтуренными».

     После 1962 года КМЕТ новых экспедиций в Тунгусскую тайгу не посылал. Все дальнейшие обоснования кометной гипотезы строились на теоретической обработке полученного материала и лабораторных экспериментах.

     Уже спустя три года, в 1965 году, в «Неделе» от 4 июля появилось интервью К.П.Флоренского под интригующим заголовком «Конец Тунгусской загадки». Вот что он, в частности, говорил:

     «В одном из последних номеров английского журнала «Нейчур» опубликована статья американских ученых, предполагающих, будто явления, связанные с падением Тунгусского метеорита, могут объясняться содержанием в нем антивещества. Эта статья вызвала за рубежом оживленные споры….

     Никакой сенсации здесь нет, как вообще уже нет нужды в беспочвенном фантазировании по поводу Тунгусского метеорита. Хотя об этом знают не многие, но природа этого редчайшего явления для нас уже не загадка».

     Из этого заявления видно, что Флоренский не сомневался в кометной природе Тунгусского дива.

     Что же утверждали американские ученые Либби, Коуэн и Этлури? В той же «Неделе» об этом сказано так:

     «Видные ученые допускают, что на Земле в составе метеорита попало антивещество! Есть от чего придти в волнение. Однако имеется ли на самом деле повод к шумихе?  Что же, в сущности, сделали Либби и его коллеги?

     Имея в качестве исходных данные о выделении в воздух углерода-14 при ядерных взрывах, величину высвобождающейся при этих взрывах энергии, а также оценочную цифру величины энергии взрыва Тунгусского метеорита, они с помощью электронно-счетной машины вычислили, сколько углерода с-14 было бы выброшено при взрыве Тунгусского метеорита, имей он природу антивещества. Они получили, что при этом содержание углерода-14 в воздухе должно было бы повыситься на 7 процентов. Далее, взяв материалы о содержании углерода-14 в годовых кольцах на срезе дерева в годы около 1908, американцы установили, что в 1909 году произошло увеличение на один процент. Вот и все. Сами по себе эти данные не противоречат гипотезе об антивеществе, но ничего и не доказывают.  Ко всему прочему данные и представления американцев о Тунгусском метеорите далеко не точны. Они, видимо, недостаточно осведомлены даже о тех материалах, которые появились в советских научных изданиях. Итак, ни о какой сенсации в связи со статьей в «Нейчур» говорить не приходится.

     И все же сенсация по поводу Тунгусского метеорита, вероятно, есть. Дело в том, что советские ученые собрали достаточно данных, чтобы от нескольких гипотез о Тунгусском метеорите перейти к исследованию одной единственной кометной теории».

     Несмотря на всю категоричность заявлений сторонников кометной гипотезы, истинная природа Тунгусского тела для многих осталась неясной. Во всяком случае, до «окончательной разгадки» было еще явно далеко. Это подтверждается хотя бы тем, что на состоявшейся в мае 1962 года в Ленинграде 10-й Метеоритной конференции значительная доля докладов вновь посвящена Тунгусской проблеме. Критика кометной гипотезы прозвучала в докладе автора этих строк «К вопросу о природе Тунгусского метеорита», в основу которого легла статья «По поводу о кометной природе «Тунгусского метеорита», написанная летом 1961 года, но не опубликованная в «Бюллетене Комиссии по кометам и метеорам» Астросовета АН СССР». Вот выдержки из этого выступления:

     «В настоящее время общепризнано, что космическое тело, взорвавшееся над Тунгусской тайгой 30 июня 1908 года, не было обычным метеоритом. Так как из естественных небесных тел кроме метеоритов с Землей могут сталкиваться только кометы, в последние годы снова выдвинута впервые высказанная еще в 1934 году гипотеза о том, что Тунгусское тело представляло собою ядро небольшой кометы. Нетрудно, однако, показать, что такая гипотеза встречает многочисленные затруднения и противоречит некоторым фактам.

     По мнению В.Г.Фесенкова, Тунгусское тело обладало обратным движением, что обычно для комет и не встречается у метеоритов. На самом деле, как было показано В.Ю.Левиным, наиболее вероятной траектории, найденной Е.Л.Криновым, соответствуют орбиты только с прямым движением. Для траектории И.С.Астаповича обратные движения получаются лишь при скоростях встреча, больших 35 км/сек. Однако нет никаких однозначных указаний на столь большую начальную скорость Тунгусского тела. Скорее всего, таким образом, его движение было прямым.

     Очевидно, нельзя оценивать скорость Тунгусского тела по величине энергии, выделившейся при его взрыве не только из-за незнания   точного значения массы тела, но и потому, что при этом источником энергии взрыва считается только кинетическая энергия тела. А это утверждение еще надо обосновать.

     Движение Тунгусского тела в атмосфере было подробно рассмотрено В.А.Бронштэном. Им найдены оптимальные значения начальной массы тела 106 тонн. Другая оценка массы, приведшая к тем же результатам, была выполнена В.Г.Фесенковым по данным о помутнении  атмосферы после катастрофы. Обе эти оценки спорны – первая потому, что источником энергии взрыва могла быть не только кинетическая энергия тела, а и его внутренняя энергия; вторая потому, что сделана по данным наблюдений в одном пункте, а экстраполирована на весь земно шар.

     Примем, однако, эти оценки и будем считать, что масса ядра Тунгусской кометы была не менее 106 тонн. Нетрудно видеть, что при такой массе ядра Тунгусская комета должна считаться обычной, рядовой кометой».

Далее я обратил внимание участников конференции на то, что косвенные методы определения размеров кометных ядер (по диаметру видимого ядра, интенсивности фраунгоферова спектра в районе ядра и др.) в лучшем случае дают лишь верхний предел, оставляя открытым вопрос о реальном размере ядра. Наиболее надежны прямые наблюдения, выполненные Бальде над кометами 1927VII (Понса-Виннеке) и 1930VI (Швасмана-Вазмана). Принимая альбедо равным 0, 1, он нашел, что поперечники ядер этих комет близки к 400 м. Эта оценки, по-видимому, также завышена, так как не учтено излучение комы и несколько занижено альбедо.

Шарообразная глыба льда (плотность равна единице) поперечником 400 м имеет массу около 32х106 т. Следовательно, ядро Тунгусской кометы по массе должно быть сравнимо с ядрами комет, исследованных Бальде.

Абсолютная яркость комет Н10 при прочих равных условиях прямо зависит от массы их ядер. Значит, можно думать, что Н10 для Тунгусской кометы была близкой к абсолютным яркостям комет 1927VII и 1930VI. Для первой из них  Н10 = 10,m 7, для второй Н10 = 10,m 3. В первом десятилетии текущего века комет с подобными Н10 было открыто около 30% от общего числа наблюдаемых комет, причем почти половина из них имела хорошо видимые хвосты.

Кометы 1927VII и 1930VI достигли значительного видимого блеска, развили хвосты и были легко наблюдаемы, хотя их минимальное расстояние от Земли составили соответственно 0,039 а.е. и 0,056 а.е. Тем легче было заметить Тунгусскую комету, сблизившуюся с Земле до столкновения.

     По Е.Л.Кринову, радиант Тунгусского тела находился в созвездии Эридана, по И.С.Астаповичу – в созвездии Кита. Оба эти созвездия были вполне доступны для наблюдения астрономами южного полушария и замечательно, что именно в июне 1908 г. созвездия Кита и Эридана просматривались на Капской и Мельбурнской обсерваториях в связи с очередным возвращением кометы Энке. Однако ни один из наблюдателей не заметил приближавшуюся к Земле Тунгусскую комету.

     Для того, чтобы объяснить, почему Тунгусская комета не была открыта до встречи с Землей, прибегают к совершенно искусственному допущению, что эта комета образовала пылевой хвост непосредственно перед столкновением с Землей. Попытки представить это событие, как типичное для комет,  противоречат фактам – пылевые хвосты образуются у комет нередко на весьма значительных расстояниях от Солнца, вплоть до 6 а.е.

     Позже один из моих оппонентов, возражая мне на приведенные выше рассуждения, писал, что «многочисленные факты пропуска или утери заведомо  существующих комет с известными орбитами показывают, что не заметить слабую комету проще, чем обнаружить ее*/. Но «кометная» гипотеза имела и другие уязвимые места.

     Одним из главных аргументов в пользу кометной природы Тунгусского тела обычно считают свечение ночного неба, наблюдавшееся в первые двое суток после  катастрофы. На самом деле характер свечения доказывает обратное.

     Кометные пылевые хвосты I I типа состоят из пылинок поперечником порядка 0,1 мк. Такие частицы при столкновении с Землей, затормозившись в верхних слоях атмосферы, должны были осесть на земную поверхность через весьма продолжительное время. Так по Линку пылинка поперечником 0,1 мк с высоты 10 км до высоты 22 м опускается за 10 лет. Даже с учетом атмосферной турбулентности для оседания пылинок кометного хвоста на поверхность Земли требуются многие годы. Между тем, аномальное свечение атмосферы прекратилось уже на третий день.

     С другой стороны, по наблюдениям известных комет наиболее яркие части кометных хвостов имеют поверхностную яркость, сравнимую с поверхностной яркостью Млечного Пути, тогда как поверхностная яркость небосвода в период аномального свечения была на несколько порядков выше. С позиций критикуемой гипотезы необъяснимо и аномальное свечение, наблюдавшееся внутри конуса земной тени. Таким образом, аномальное свечение не могло быть вызвано рассеянием солнечного света на пылинках кометного хвоста.

     Не согласуется с «кометной» гипотезой и картина распространения свечения по земной поверхности. Ядра комет, как известно, окутаны пылевой комой, дающей фраунгоферов спектр. Так как в области пылевой комы пространственная плотность выше, чем в хвосте, естественно ожидать, что в эпицентре катастрофы и вокруг него в радиусе нескольких сотен километров аномальные световые явления были бы наиболее сильными. На самом деле они там отсутствовали**/, хотя в Ленинграде и Стокгольме, имеющих практически ту же широту, что и Вановара, аномальные световые явления были весьма интенсивными. Непонятна и ограниченность свечения по широте. Если к северу ее можно объяснить белыми ночами, то резкая ограниченность свечения к югу противоречит кометной гипотезе. Вблизи орбиты Земли кометы, подобные Тунгусской, развивают головы поперечником в десятки тысяч километров и хвосты еще большей длины. Следовательно, при столкновении с Тунгусской

кометой Земля должна была полностью погрузиться в ее хвост и аномальное свечение, если бы оно возникло, наблюдалось повсеместно. Непонятна и недавно окончательно выявленная двусторонняя ограниченность свечения  по долготе  (от Енисейска до западных берегов Ирландии). Предположение В.Г.Фесенкова о задержке пылевой материи, вызвавшей свечение, на высоте 600 км над земной поверхностью выглядит искусственным и неправдоподобным. Ведь уже выше 200 км наступают условия, эквивалентные межпланетному пространству и неясно, какие преграды могли задержать пылевую материю на высоте 600 м.

 Пылинки кометного хвоста настолько малы, что они не способны вызвать свечение верхних слоев атмосферы. Если, однако, все же допустить, что механизм ударной ионизации, породившей свечение, имел место, то становится непонятным, почему при кратковременности свечения, порождаемого отдельными пылинками, и небольших размерах хвоста, аномальные световые явления продолжались двое суток.

Земля неоднократно проходила сквозь хвосты комет, в том числе и сквозь очень мощный пылевой хвост большой сентябрьской кометы 1882 года. При этом никаких аномальных световых явлений, сравнимых по масштабам и интенсивности с тем, что было в 1908 году, не наблюдалось, что является еще одним косвенным аргументом против кометной  гипотезы***/. По вопросу о вещественных остатках Тунгусского тела я сказал следующее:

«Экспедиция под руководством К.П.Флоренского в пробах почвы из района катастрофы обнаружила силикатные и магнетитовые шарики космического происхождения. Еще ранее подобные шарики и микроскопические металлические осколки были найдены А.А.Явнелем в пробах Кулика. По мнению В.Г.Фесенкова, все эти частицы являются вещественными остатками Тунгусской кометы. Для такого вывода, однако, пока нет достаточных оснований.

Магнетитовые и силикатные шарики, являясь продуктом распада метеорных тел, имеют повсеместное распространение. Их находят в геологических отложениях возрастом до 100 млн лет. Найденные в районе катастрофы шарики, в том числе и двойные (силикатные шарики с магнетитовыми включениями), неотличимы от типичных частиц повсюду встречающейся метеорной пыли. В частности, метеорная пыль, образующаяся при падении каменных метеоритов, должна состоять из переплавленного силикатного вещества с включением мелких зерен магнетита.

При взрыве Тунгусского тела образовался светящийся столб (фонтан раскаленных газов) высотой не менее 20 км. Нетрудно подсчитать, что частицы, фотографии которых приводит В.Г.Фесенков, с высоты 20 км могли осесть на поверхность Земли не раньше, чем за 10-12 часов. За это время гонимые стратосферными ветрами мельчайшие вещественные остатки Тунгусской кометы должны были развеяться на огромной площади, и искать их в эпицентр катастрофы вряд ли имеет смысл. Так как сроки оседания для этих частиц разных размеров различны, атмосфера произвела естественную рассортировку частиц тунгусского тела, что также сильно осложняет их поиски. Заметим, что по этим причинам поиски для них обычного «эллипса рассеяния» бесперспективны.

В земную атмосферу ежесуточно вторгаются десятки тысяч тонн раздробленного космического вещества. Общий фон его распространения по земной поверхности очень сложен и, главное,  изменчив. Метеорные потоки, клочковатость структуры которых не вызывает сомнений и отдельные спорадические метеорные комплексы еще больше осложняют картину. Поэтому, если в дальнейшем в районе катастрофы или в ее окрестностях будет обнаружена повышенная концентрация в почве космических частиц, то надо еще выяснить, следует ли приписать это явление Тунгусской комете или просто флутациям общего фона. С другой стороны, пока не ясно, чем метеорные тела, входящие в состав ядра кометы, отличаются от обычных метеорных тел, и потому неизвестны

____________________________________

 

те специфические черты, которые должны отличать частицы Тунгусской кометы от частиц внеземной пыли. Короче говоря, неясно ни что искать, ни где искать. К тому же за более чем полвека после взрыва выпавшие на поверхность частицы могли диффундировать в глубокие слои почвы, что также осложняет их поиски. По всем этим причинам дальнейшие поиски в почве частиц Тунгусского тела сопряжены с многочисленными трудностями».

Далее я подчеркнул, что Тунгусское тело взорвалось в воздухе на высоте 5-7 км. Радиальный характер вывала леса (мелкие нарушения этой радиальности в центре в счет не идут) показывает, что разрушения произведены только  взрывной волной, а баллистическая волна себя заметно не  проявила. Каким же мог быть механизм взрыва?

По мнению К.П.Станюковича и В.А.Бронштэна, ядро Тунгусской кометы представляло собой ледяной монолит, «тепловой взрыв» (быстрое испарение) которого и было причиной катастрофы. Такое объяснение ошибочно прежде всего потому, что для теплового взрыва ледяного ядра необходим его интенсивный прогрев внутри. Между тем, даже у железных метеоритов толщина коры плавления не превышает 2 мм. К тому же за 0,2 сек испаряется только 30% массы тел, а остальные 70% массы должны образовать метеоритный кратер.

Иную модель ядра (рой метеорных тел)  рассматривает В.Г.Фесенков. Однако, такая модель неустойчива и не способна объяснить основные кометные явления. К тому же подобно ядро при движении в атмосфере должно породить мощную баллистическую волну, что не наблюдалось. Боле правдоподобна схема Б.Ю.Левина, считающего ядро Тунгусской ометы рыхлым,  «снегообразным» образованием. Распавшись и быстро испарившись в воздухе, подобное ядро, по мнению Б.Ю.Левина, должно дать дополнительный выход энергии за счет химических реакций его компонентов с воздухом. При этой схеме все же остается непонятным, как могло рыхлое снегообразное тело пролететь в плотных слоях атмосферы около 800 м, и почему при его распаде не возникла мощная баллистическая волна. Заметим, что для всех трех моделей плотностью сохраняются трудности, указанные выше.

В заключительной части доклада мною было подчеркнуто, что «… вопрос о конечной скорости Тунгусского тела есть, пожалуй, центральный вопрос проблемы. Если будет окончательно доказано, что она не превосходила 3-4 км/сек, тем самым отпадут все варианты «тепловых» взрывов и придется допустить, что основным источником взрыва была внутренняя энергия Тунгусского тела.

До сих пор почти не обращалось внимания на механическую прочность Тунгусского тела. Примем высоту взрыв Н = 5 км, а плотность земной атмосферы на этой высот        = 0,8х 10-3 г/см3. Тогда полагая, что

 

 

где                          - конечная скорость Тунгусского тела,

                           - лобовое давление атмосферы на его поверхность,

можно подсчитать с учетом реальных значений коэффициента пропорциональности         , что при           = 30 км/сек

 

 

Приведем для сравнения предельные разрушающие нагрузки                (при деформации сжатия) для различных материалов в кг/см2

Инструментальная сталь (0,96%0           - 6700

Чугун                                                            - 3700-8800

Базальт                                                       - 2500-5000

Гранит                                                         - 2000-3000

Латунь                                                         - 1000

Кирпич                                                        - 150

Пемза                                                          - 20

 

Примем, что для метеорных тел           = 10-2 кг/см2. Тогда, считая, что траектория Тунгусского тела составляла с горизонтом угол 8о, получаем, что снегообразное ядро Тунгусской кометы должно было разрушиться на высоте Н = 110 км, т.е. в 770 км от Вановары. Аналогично, считая, что для льда       = 150 кг/см2, получаем, что распад ледяного ядра должен был наступить в 210 км от Вановары. Даже если бы ядро Тунгусской кометы имело прочность   гранита, то оно должно было разрушиться в 70 км от Вановары.

     Заметим, что все эта расчеты сделаны для предельных статических нагрузок. При динамических нагрузках (что и было при полете Тунгусского тела) сопротивляемость разрушению падает в 2-3 раза.

     Можно обратить задачу и подсчитать, при каких конечных скоростях ледяное или снегообразное ядро Тунгусской кометы могло достичь высоты 5 км.

     Получается, что в первом случае конечная скорость должна быть меньше 3 км/сек, а во втором случае меньше 100 м/сек. Обе эти скорости совершенно недостаточны для объяснения  Тунгусского взрыва трансформацией кинетической энергии.

     Конечно, приведенные расчеты имеют характер грубо приближенной оценки. Момент и характер разрушения метеоритов в атмосфере зависит не только от динамической нагрузки со стороны атмосферы на их поверхность, но и от ряда других причин (формы метеорита, особенностей его внутреннего строения и пр.). Вряд ли, однако,   можно отрицать, что Тунгусское тело обладало значительной прочностью. Тот факт, что оно распалось только на высоте 5 км  во всяком случае доказывает, что оно было ни рыхлым снегообразным телом, ни тем более роем из отдельных частиц. На эту сторону Тунгусской проблемы следует, по нашему мнению, обратить серьезное внимание, так как решение вопроса о причинах сохранности Тунгусского тела до высот 5-7 км может пролить свет и на его природу.

     Кометная гипотеза, таким образом, наталкивается на ряд серьезных затруднений, и лишь последующие исследования покажут, сумеет ли она их преодолеть».

     С критикой кометной гипотезы выступили и участники Тунгусской комплексной метеоритной экспедиции 1960-1961 гг. Г.Иванова, Ю.Кандыба, А.Егоршин, С.Веньяминов, Ю.Андреев. Журнал «Смена» (№ 1, 1961 г.) опубликовал их письмо под заголовком «Было ли это кометой?»

     «Мы, участники Тунгусской комплексной метеоритной экспедиции 1961 года  Комитета по метеоритам АН СССР, с удивлением недавно узнали из газет, что загадка Тунгусской катастрофы разрешена,  и разногласия ученых касаются только «деталей явления». Начальник экспедиции К.П.Флоренский в выступлениях в части и по радио заявил, что в этом году удалось найти остатки тела, взорвавшегося над тайгой в 1908 году, в виде шариков, и эти шарики говорят как будто о кометной природе тела.

     Пока что возраст найденных шариков не определен. А возраст шариков – их появление на Земле именно в 1908 году – был бы прямым доказательством их связи с Тунгусской катастрофой. Кроме того, чтобы связать эти шарики с Тунгусским телом, не зная их возраста, следует четко выявить «эллипс рассеяния» на общем фоне космической пыли. Число проб, взятых в районе катастрофы этим летом, недостаточно для того, чтобы установить предполагаемый район выпадения вещества взорвавшегося тела, если такое вещество вообще сохранилось. Фон же космической пыли, ее рассеяние по территории СССР неизвестны, так как систематических исследований не проводилось. А ведь этот фон,  может быть, сильно колеблется от места к месту.

     Из работ, опубликованных за рубежом, следует, что подобные магнетитовые шарики, представляющие собой следы космической пыли, найдены во многих местах как на суше, так и на дне океана, причем содержание шариков в пробах, взятых в разных местах, изменяется в десятки раз. Ясно, что такие сильные колебания фона в значительной мере затрудняют выявление «эллипса расстояния».

     Поэтому мы считаем, что выводы К.П.Флоренского преждевременны, и предстоит еще много сделать и понять, прежде чем можно будет заявить, что проблема «пришельцев из космоса» разрешена».

     В поисках вещества гипотетической Тунгусской кометы возникли большие трудности.

     Ведь на земной шар со всех сторон обрушиваются твердые частицы раздробленного космического вещества. Так было и год, и тысячелетия назад, так будет и впредь до неопределенно далекого будущего. Поэтому внеземная пыль встречается на поверхности Земли буквально повсюду. В прошлом веке магнетитовые шарики были найдены в надонных океанических отложениях возраста 25 млн лет. Еще старше магнетитовые шарики в пермских отложениях вблизи Зальцбаха – им около ста миллионов лет. Замечательно, что по своим размерам, составу и свойствам они вполне похожи на современные. Среди ископаемых найдены и парные – силикатные шарики с магнетитовыми включениями.

     Вблизи крупных промышленных центров основная часть пыли имеет промышленное происхождение. В глухих, далеких от культурных центров районах Земли доля внеземной пыли значительно больше. Впрочем, и здесь нет полной гарантии, что к пыли космического происхождения не примешивается земная.

В самом деле, представьте себе пылинку в верхних слоях атмосферы. Ею может быть, в частности, и индустриальная частица, унесенная вверх восходящими токами воздуха. Если пылинка (неважно какого происхождения) очень мала, то гонимая токами воздуха, она может, не оседая на земную поверхность, странствовать в атмосфере очень долго. Например, пылинка поперечником в один микрон с высоты 80 км опустится на поверхность Земли за 3-4 года! Чем тяжелее частица, тем быстрее она осядет. Но и крупные частицы с высоты в несколько десятков километров достигают земной поверхности за недели и даже месяцы. Носимые стратосферными ветрами, они могут упасть очень далеко от того места, где возникли.

     Общий фон внеземной пыли и сложен и, главное, непостоянен. Он меняется не только ежесуточно, но, строго говоря, ежесекундно.  Благодаря этому, узнать, какому именно небесному телу, столкнувшемуся с Землей, принадлежит данная частичка космической пыли, весьма трудно, а подчас просто невозможно.

Итак, если причиной Тунгусской катастрофы был взрыв над тайгой ядра какой-то кометы, можно ли отыскать ее твердые остатки, ее сохранившийся от полного разрушения прах? На этот вопрос следует дать, по-видимому, отрицательный ответ.

     В 1963 году в издательстве Томского университета опубликован объемистый (20 п.л.) сборник «Проблема Тунгусского метеорита», включивший в себя 28 статей участников КСЭ. В нем подробно анализируются данные по Тунгусской проблеме, полученные молодыми сибирскими исследователями за четыре года. Во вступительной статье Г.Ф.Плеханова, в частности, сказано:

     «Тунгусская катастрофа 30 июня 1908 года была вызвана одним центральным воздушным взрывом космического тела с энергией порядка 1023 эрг, произошедшем на высоте около 10 км. Взрыв по своей природе мог быть тепловым, химическим или ядерным. Дифференцировка трех указанных вариантов не представляется возможной до получения дополнительного фактического материала».

     Но тут возник горячий спор вокруг,  казалось бы, давным-давно решенного вопроса.

*/    В.А.Бронштэн «Беседы о космосе и гипотезах», Наука, 1967 г.

**/ В Красноярске и Енисейске «светлые ночи», связанные с Тунгусским взрывом, достоверно были.

 

***/ О возможных последствиях прохождения Земли сквозь хвосты комет см. у Н.В.Васильева и др. в работе «Ночные светящиеся облака и оптически явления, связанные с падением Тунгусского метеорита», Наука, 1965. 

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт