Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
Рождение «безумной» идеи
Джинн выходит из бутылки
Несостоявшееся открытие
Взрыв произошел в воздухе
Неразгаданная тайна
По тропе Кулика идет молодежь
Два подхода к проблеме
Спор о Тунгусской комете
А был ли взрыв?
Каталог
Два подхода к проблеме
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Проза » ФЕЛИКС ЗИГЕЛЬ. ТУНГУССКОЕ ДИВО » Часть 2. ВЗРЫВ НАД ТАЙГОЙ » Два подхода к проблеме

     Не все ученые отнеслись к работам А.В.Золотова так же пренебрежительно, как авторы резолюции 9-й Метеоритной конференции.

     В начале 1960 г. Золотова пригласил к себе известный советский физик академик Михаил Александрович Леонтович. Он заинтересовался проблемой Тунгусского дива и захотел лично убедиться в том, что аргументы защитников гипотезы об атомном взрыве над Тунгусской тайгой достаточно весомы.

Разумеется, ни в какой визит инопланетян академик Леонтович не верил. Его интересовало другое – не было ли Тунгусское тело куском антивещества, «антиметеоритом»?

     В окружающем нас мире каждой элементарной частице соответствует античастица, например, протону – антипротон, электрону – позитрон. Логично предположить, что где-то во Вселенной могут быть не только куски из  антивещества, но и огромные космические тела такого же необычного состава. Теоретические представления современной физики не противоречат гипотезе об антителах и даже антимирах.

     Иное дело – экспериментальное подтверждение этой гипотезы. Пока же в космосе обнаружены лишь некоторые античастицы. Не исключено, однако, что в нем странствуют и антиметеориты. Если такой «странник» столкнется с Землей, произойдет мощнейший взрыв. Вещество и антивещество аннигилируют, то есть, взаимодействуя, полностью превратятся в излучение. Выход энергии при этом получится максимальным, а взрыв – атомным, или, точнее, ядерным. Не исключено, что аннигиляция полностью произойдет в атмосфере Земли. Тогда, не долетев до ее поверхности, антиметеорит взорвется в воздухе, как термоядерная, а лучше сказать, аннигиляционная бомба. Вся эта теоретически легко представляемая картина, с первого взгляда, очень похожа на Тунгусский взрыв.

     Вот почему М.А.Леонтович, а за ним и другие крупные советские физики, заинтересовались Тунгусской проблемой. Не поиски остатков космического корабля (им это казалось нелепым), а опытная проверка гипотезы об антивеществе - вот что привлекало их к работам Золотова.

     Гипотеза об антивещественной природе Тунгусского метеорит был впервые выдвинута еще в 1941 году американским физиком Л.Ла-Пазом в статьях «Метеоритные кратеры и гипотеза о существовании  метеоритов из антивещества» и «Метеориты из антиматерии». В 1958 году на заседании Британского общества с поддержкой гипотезы Ла-Паза выступил известный английский астрофизик Бонди. Эти работы зарубежных ученых стали известными и советским физикам.

     По инициативе академика М.А.Леонтовича в январе 1960 года А.В.Золотов выступил на совещании в физико-математическом отделении  Академии Наук СССР. Вот протокол этого заседания:

     «Совещание считает, что сам по себе метод анализа радиоактивности годовых колец деревьев заслуживает серьезного внимания, т.к. дает возможность определять временное распределение радиоактивных загрязнений почвы.

     Учитывая большой научный интерес к проблеме Тунгусского метеорита, совещание одобряет инициативу т.т. Золотова А.В. и Дядькина И.Г. и считает целесообразным:

     А) просить Министерство геологии поддержать эту инициативу, и учитывая проделанную работу, продолжить ее официальным путем в системе ВНИИГеофизики;

     Б) просить Отделение физико-математических наук АН СССР оказать материальную и техническую поддержку этим работам».

     На основании принятого решения академик Л.А.Арцимович в июле 1960 года обратился к министру геологии СССР П.А.Антропову со следующим письмом:

     «Летом 1959 года группа сотрудников Волго-Уральского филиала ВНИИГеофизики в составе т.т. Золотова А.В. и Дядькина И.Г. по собственной инициативе провела ряд исследований в районе падения Тунгусского метеорита. По нашему мнению, полученные группой результаты  представляют определенный научный интерес. В ходе работы т.т. Золотовым А.В. и Дядькиным И.Г. был предложен и применен метод анализа радиоактивности отдельных годовых колец прироста деревьев, дающий возможность изучать распределение во времени радиоактивных загрязнений почвы. Однако объем проведенных исследований не дает возможности сделать однозначное заключение о природе метеорита. Считая весьма целесообразным продолжение таких исследований, прошу Вас дать указание дирекции ВНИИГеофизики включить в тематический  план сравнительное исследование образцов почвы и растений из районов Урала, Сибири, Дальнего Востока и района Тунгусской катастрофы 1908 года.

     Со своей стороны Академия наук СССР поддерживает проведение этих работ материальными и техническими средствами».

     Особенно большой интерес к работам А.В.Золотова проявил безвременно скончавшийся в июле 1968 года крупнейший советский физик, вице-президент Академии наук СССР, академик Борис Павлович Константинов.

     В течение 10 лет Борис Павлович был директором физико-технического института имени А.Ф.Иоффе. С его деятельностью связаны большие достижения института в области физики твердого тела, плазмы, ядерной физики, постановка новых проблем в области астрофизики, и создание в Ленинграде крупного исследовательского центра в области ядерной физики и радиохимии.

     Проводя большую научную и организационную работу, Б.П.Константинов всегда находил время для обсуждения разнообразных вопросов. В этих обсуждениях проявлялись его широкая эрудиция, глубокое понимание современной физики, и вместе с тем живой интерес к деталям и теоретическим тонкостям.

     Программа дальнейших исследований группы А.В.Золотова была согласована с академиком Б.П.Константиновым и Ученым Советом физико-технического института (ФТИ) в Ленинграде. Одобрил эту программу и Главный Ученый секретарь Академии наук СССР, известный «папанинец», академик Е.К.Федоров.

По просьбе академика В.П.Константинова в июле 1961 г. Президент Академии наук СССР академик М.В.Келдыш обратился к министру геологии и охраны недр СССР П.Я.Антропову (в его системе работал и А.В.Золотов) со следующим письмом:

     «Группа научных сотрудников Волго-Уральского филиала ВНИИ геофизики (г.Октябрьский БаССР) под руководством т.Золотова А.В. в течение 1959-60 гг. , согласно плану ВНИИ геофизики провела ряд исследований в районе Тунгусской катастрофы 1908 г. В результате получены новые данные о Тунгусской катастрофе, представляющие определенный научный интерес, которые частично опубликованы в научной литературе (ДАН, т.136, № 1, 1961).

     Результаты и методика исследований экспедиции были рассмотрены и положительно оценены совещанием при академике-секретаре Отделения физико-математических наук АН СССР академике Арцимовиче Л.А. 14.01.60 г. и на семинаре в физико-техническом институте им. А.Ф.Иоффе АСССР 02.06.61 г. В частности, значительный интерес представляет вывод о том, что взрыв Тунгусского космического тела произошел, по-видимому, не за счет его кинетической энергии, как это считалось ранее, а за счет внутренней  энергии этого тела – химической или ядерной.

     С этой точки зрения возникает необходимость исследования физических явлений в район Тунгусской катастрофы с целью изучения возможных ядерных процессов при взрыве космического тела.

     Считая целесообразным продолжение таких специальных исследований, прошу Вас включить в тематический план ВНИИ геофизики на 1961-1962 гг. проведение работ по сравнительному исследованию радиоактивности образцов горных пород поверхностных отложений, почв и растений из районов Урала, Сибири, Дальнего Востока и района Тунгусской катастрофы 1908 г.

Программа этих работ согласована с директором ФТИ им.А.Ф.Иоффе АН СССР академиком Константиновым Б.П.

     Все эти документы показывают, какое внимание проявило руководство Академии наук СССР к работам А.В.Золотова и какую огромную помощь оно оказало его группе. Благодаря этому, с 1960 года и по настоящее время группа А.В.Золотова проводит исследования Тунгусской проблемы не в порядке самодеятельности, а в плане выполнения государственных  планов научно-исследовательских работ и финансируется за счет государства.

     Большую поддержку оказал и оказывает поныне исследованиям А.В.Золотова профессор Всеволод Владимирович Федынский, председатель Комиссии по кометам и метеорам Астрономического совета  Академии наук СССР, член коллегии министерства геологии СССР. Относясь резко отрицательно к гипотезе А.П.Казанцева о гибели над тайгой инопланетного корабля, В.В.Федынский вместе с тем полагает, что в Тунгусской проблеме следует разобраться объективно и вполне научно. Какова бы не была в данном случае истина, ее следует выяснять спокойно, без всякой сенсационной шумихи.

     И все-таки советская общественность был взбудоражена неожиданными результатами экспедиции 1958-1959 гг. Многие решили, что они, пусть частично, но подтверждают гипотезу А.П.Казанцева (а тогда, как мы помним, отношение к нему большинства астрономов выглядело явно несправедливым). Вот что писал в «Неделе» (от 12 февраля 1960 г.) Георгий Остроумов, инженер, научный журналист, известный комментатор советских космических исследований:

     «Гипотеза А.П.Казанцева существует уже много лет, хотя прямо скажем, многие астрономы, которым близка по специальности тунгусская проблема, сразу приняли ее в штыки. Иное отношение встретила она не только у читателей, но и людей науки других специальностей…

     …. Гипотеза самим фактом своего существования уже принесла немалую пользу. Разве не она вновь возбудила интерес к Тунгусской тайне, к этой удивительной загадке природы? Ведь около двадцати лет после последней экспедиции Л.Кулика в 1938-1939 гг. нога ученого не ступала в район катастрофы. Не она ли сплотила группы энтузиастов, отправившихся в тайгу, чтобы найти ключ к разгадке?»

     Итак, к концу 1960 года окончательно сформировались два подхода к Тунгусской проблеме.

     Первый из них: Виновник Поисков – обычное космическое тело, рассеявшееся в атмосфере при столкновении с Землей 30 июня 1908 г. Судя по фактам, им не мог быть метеорит. Следовательно, это комета, так как других малых тел, сталкивающихся с Землей, астрономия не знает.

     Второй подход: Тунгусское тело уникально. Возможно, это антиметеорит. Во всяком случае, взрыв над Сибирью в 1908 году имеет все черты воздушного ядерного взрыва. Не связывая себя традиционными гипотезами («метеорит или комета»), следует до конца выяснить, чем на самом деле являлось Тунгусское диво.

     Но может быть, в этой второй точке зрения не было нужды? Может быть, гипотеза о кометной природе Тунгусского метеорита отлично объясняла все факты?

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт