Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
Рождение «безумной» идеи
Джинн выходит из бутылки
Несостоявшееся открытие
Взрыв произошел в воздухе
Неразгаданная тайна
По тропе Кулика идет молодежь
Два подхода к проблеме
Спор о Тунгусской комете
А был ли взрыв?
Каталог
По тропе Кулика идет молодежь
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Проза » ФЕЛИКС ЗИГЕЛЬ. ТУНГУССКОЕ ДИВО » Часть 2. ВЗРЫВ НАД ТАЙГОЙ » По тропе Кулика идет молодежь

     Летом 1959 года в истории изучения Тунгусского дива произошло небывалое: на место загадочной катастрофы отправились самодеятельные молодежные экспедиции. Вдохновляемые романтикой научного поиска, стремлением разгадать, наконец, полувековую загадку, молодые энтузиасты на собственные средства, без санкций официальных учреждений, ринулись в Тунгусскую тайгу.

     По тропе Кулика прошли молодые ученые, инженеры, студенты из Томска, Новосибирска, Москвы, Октябрьского и других городов страны. Они провели исследование места катастрофы двумя группами. Одну из них из 12 участников, назвавшую себя Комплексной самодеятельной экспедицией (КСЭ), возглавил Геннадий Федорович Плеханов (инженер-радиофизик и врач, ныне заведующий лабораторией в Сибирском физико-техническом институте) и Николай Владимирович Васильев (ныне профессор Томского медицинского института). Вторая группа из города Октябрьский (Башкирия) состояла всего из двух человек – инженера Золотова и его помощника Дядькина.

     Флоренский и руководство КМЕТ считало, что для повторной экспедиции время еще не наступило. Однако В.И.Вронский, К.Д.Янковский (один из участников экспедиции Кулика) и студент Петров В. на свой страх и риск «сколотили» еще одну, правда, не молодежную самодеятельную экспедицию, программа которой была согласована с Комитетом по метеоритам.

О том, что вдохновило их на работу в Тунгусской тайге, они рассказывают так:

     «Летом 1959 года в районе падения метеорита побывала экспедиция научных работников и студентов ряда городов Сибири, ставившая своею целью проверку предположения о ядерной природе Тунгусского взрыва.

     ……. С принципиальной стороны, гипотеза А.П.Казанцева, как об этом писал в свое время доцент Зигель, не может вызвать возражений, хотя вероятность вступления разумной жизни других миров в контакт с населением Земли очень мала.

     Доцент Зигель весьма резонно говорит о том, что гипотеза, объясняющая Тунгусскую катастрофу ядерным взрывом, охватывает и объясняет наибольшее число связанных с падением Тунгусского метеорита явлений. Казалось бы, именно поэтому она заслужила детальной научной проверки. Этого, однако, не случилось. С момента своего рождения гипотеза стала объектом чрезвычайно резкой и не всегда доказательной критики.

     Основной задачей организованной нами экспедиции являлась инструментальная проверка ядерной природы Тунгусской катастрофы 1908 года».

     В отчете об экспедиции 1959 года А.В.Золотов прямо говорит, что «поводом для этой поездки является предположение А.П.Казанцева о взрыве космического атомного корабля в Тунгусской тайге».

     А вот как результаты самодеятельных экспедиций 1959 года обобщили их руководители Г.Ф.Плеханов и Н.В.Васильев и В.А.Кошелев (журнал «Наука и жизнь» № 5, 1961 г.):

     «Полевые и лабораторные исследования показали, что в почвах, расположенных в центре падения небесного тела, аномальных отклонений от среднего уровня радиоактивности не наблюдается. Нет их и в пробах почв, взятых из-под изб Кулика.

     Ценные данные получены экспедицией при обработке материалов, любезно предоставленных нам более чем 140 обсерваториями мира. В частности, установлено, что 30 июня 1908 года, непосредственно после катастрофы, Иркутская обсерватория отметила изменение магнитного поля, аналогичное тому, которое наблюдалось в 1958 году на Тихом океане после американских высотных ядерных взрывов.

     Особое место в исследованиях занимает знаменитая «белая ночь» 30 июня 1908 года. До последнего времени ее объясняли распылением в атмосфере метеоритного вещества. Известно, что именно эта «белая ночь» используется сейчас в качестве одного из основных аргументов в пользу кометной природы Тунгусского метеорита. Участники Тунгусского комплексного отряда располагают уже сейчас документальными материалами, позволяющими утверждать, что эта необычайная «светлая ночь» была не началом, а кульминационным моментом аномальных оптических явлений, начавшихся, по крайней мере, за 3-4 дня до катастрофы.

Естественно, что исследования далеки еще от своего завершения.

     Однако имеющиеся данные не противоречат выводам, сделанным сторонниками «ядерной» гипотезы. Но это не означает также, что природа тунгусской катастрофы не может быть объяснена и с позиций «кометной» гипотезы.  Время покажет, какая из них ближе к истине».

     А вот заключение Алексея Васильевича Золотова, взятое из его рукописного отчета об экспедиции 1959 года:

     «Вся работа нашей кратковременной и малочисленной экспедиции от начала до конца целиком была направлена на решение главного вопроса при современном состоянии изучения Тунгусской проблемы – определение характера Тунгусского взрыва: ядерный или не ядерный. В данном отчете делается вывод о ядерном характере Тунгусского взрыва.

     В результате исследования фактического материала из района Тунгусской катастрофы обнаружились 3 независимых и достаточных признака ядерного характера Тунгусского взрыва.

1.  Явление лучистого ожога деревьев в районе взрыва.

2.  Наведенная активность углерода древесины «телеграфного леса», облученного потоком нейтронов во время взрыва.

3.  Зараженность местности и древесины растущих Тунгусских деревьев радиоактивными осадками, отнесенными к 1908 году.

     Отсюда следует, что ядерный характер Тунгусского взрыва можно считать достаточно обоснованным и доказанным фактом.

     Кроме того, в отчете дана оценка по порядку величины почти всех основных параметров взрыва: температура взрыва, полная энергия и световая энергия взрыва, концентрация энергии (тепловой эффект взрывчатого превращения), высота взрыва, и даже удалось выяснить, что при взрыве имело место деление урана или трансурановых элементов.

     Особенно интересным и убедительным, на наш взгляд, является график зависимости температуры взрыва от концентрации энергии взрывчатого превращения, который показывает, что различные типы взрывов существенно, на несколько порядков, отличаются друг от друга по своим параметрам.

     Отсюда следует, что ошибка расчетов, приведенных в отчете, даже на порядок величины не меняет существа дела, и выводы остаются справедливыми. Поэтому можно уверенно сказать, что по порядку величины параметры Тунгусского взрыва имеют следующие значения:

1.      Температура взрыва – несколько десятков млн. градусов.

2.      Количество вещества, прореагировавшего при взрыве – несколько сот килограмм.

3.      Высота взрыва – несколько километров (но не менее 5 км).

4.      Мощность взрыва – несколько (7-10) мегатонн тротила.

5.      В ядерном превращении взрыва имело место деление урана или трансурановых элементов.

     Дальнейшей главной задачей исследования Тунгусской проблемы является определение природы космического тела – естественный или искусственный».

     Эта цитата из отчета А.В.Золотова о его первой экспедиции обращает на себя внимание категоричностью выводов, отнюдь не соответствующей их обоснованности. Все оказалось гораздо сложнее, чем представлялось поначалу, и ядерный характер Тунгусского взрыва до сих пор окончательно не установлен. В этом первом отчете А.В.Золотова интуиция, подогреваемая энтузиазмом, явно преобладала над доказательностью

     В июне 1960 года в Киеве состоялась очередная 9-я Метеоритная конференция. В ней участвовали и представители самодеятельных экспедиций.

В.И.Вронский вспоминает:

     «На конференции мы познакомились с Золотовым. Веселый и остроумный, он производил впечатление хорошего, славного человека, общительного и добродушного. Однако, когда речь заходила о Тунгусском метеорите, он сразу превращался в фанатика, уверенного в непогрешимости своих взглядов. Спорить с ним было трудно. Он прекрасно владел методом математического анализа и немедленно переключался на язык сложных формул. Однако ведь в свое время академик Крылов сказал, что математика - это своеобразная мельница: какое зерно в нее положишь, такую муку и получишь. Золотов принял на веру ряд постулатов и, тенденциозно подбирая факты, старается доказать, умело используя находящуюся в его руках математическую «мельницу», нужные ему положения.

     На конференции его выступление успеха не имело. Следует отметить,  что по отношению к нему не было проявлено должного такта: ему мешали говорить, прерывали насмешливыми репликами и категорически отказались продлить время выступления».

     В докладе «О природе Тунгусского метеорита» академик В.Г.Фесенков заявил следующее:

«Тунгусское явление 1908 года представляло собой падение на землю какого-то космического тела. Было бы нелепо считать это явление радиоактивным взрывом космического корабля с другой планеты при неудачной попытке его приземления. Подобная версия, к сожалению, возникшая в Советском Союзе и обошедшая многие страны, нелепа вдвойне не только потому, что она совершенно расходится с общепризнанными фактическими данными, но и потому, что она неизбежно предполагает наличие  высокоорганизованной жизни на других планетах Солнечной системы, прежде всего, очевидно, на Марсе. Между тем, достоверно известно, что высокоорганизованной жизни в виде высших растений и животных, а тем более мыслящих существ, нигде на планетах Солнечной системы нет,  за исключением нашей Земли. Утверждать обратное,   значит, идти против научной очевидности, поэтому нет надобности больше останавливаться на фантастической интерпретации Тунгусского явления. Нет сомнения, что здесь было падение обычного космического тела.

Среди естественных небесных тел только метеориты и кометы могут сталкиваться с Землей. Метеоритная гипотеза не подтвердилась. Что касается комет, то по словам Фесенкова, «кометы должны сталкиваться с Землей не менее часто, чем крупные кратерообразующие метеориты, но их падение не оставляет следов, которые могли бы сохраниться на долгое время. Примером может служить произошедшее на нашей памяти 30 июня 1908 года падение кометы в районе Вановары, в Центральной Сибири, которое сначала ошибочно приписано обычному метеориту». И если Тунгусский метеорит «не был обычным метеоритом, он мог быть только кометой», причем эта новая гипотеза, по его мнению, «уже не может вызывать никаких сомнений».

В резолюции конференции, как окончательный вывод, подчеркнуто, что «взрыв Тунгусского тела произошел на некоторой высоте над поверхностью Земли. Наиболее вероятной признана гипотеза о кометной природе Тунгусского метеорита». Что же касается самодеятельных экспедиций, то о них сказано так:

«Следует иметь в виду, что массовое проникновение стихийных неорганизованных групп в район падения может нанести непоправимый вред дальнейшему изучению обстоятельств этого явления. Поэтому необходимо просить Президиум Академии наук СССР войти в Правительство с ходатайством об объявлении района падения Тунгусского метеорита заказником. До этого времени Комитету по метеоритам АСССР обратиться в Президиум Совета федерации туризма СССР с просьбой не разрешать туристских маршрутов по этому району без санкций КМЕТ»,

Справедливости ради следует отметить, однако, что отношение 9-й Метеоритной конференции к экспедициям на общественных началах все же не было безоговорочно отрицательным.

В дальнейшем КМЕТ, например, помог финансированием КСЭ через СО АН СССР, при его содействии создана впоследствии Комиссия по метеоритам и космической пыли СО АН СССР, сотрудниками которой стали, главным образом, участники КСЭ.

В резолюции конференции особо отмечено, что:

«Группа Золотова показала пример исключительно легкомысленного отношения к сбору материалов и их интерпретации. В результате кратковременного посещения района был представлен объемистый отчет (116 стр.), содержащий ряд домыслов и показывающий полную некомпетентность в решении поставленных вопросов, а также отсутствие у авторов элементарных представлений о сущности изучаемых явлений…

… Конференция считает, что распространение в нашей печати фантастических взглядов писателя Казанцева о том, что над Тунгусской тайгой в 1908 г. произошло не падение метеорита, а атомный взрыв межпланетного корабля, представляет собой пример легкомысленной погони за лженаучной сенсацией и наносит большой вред распространению научных знаний в нашей стране. Особенный вред представляют попытки некоторых литераторов преподносить эти взгляды как «научную гипотезу» и чуть ли не последнее слово науки в этом вопросе.

9-я Метеоритная конференция поддерживает резолюцию 3-го съезда Всесоюзного астрономо-геодезического общества, осуждающего распространение в советской печати этой и подобных ей лженаучных «гипотез».

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт