Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
Рождение «безумной» идеи
Джинн выходит из бутылки
Несостоявшееся открытие
Взрыв произошел в воздухе
Неразгаданная тайна
По тропе Кулика идет молодежь
Два подхода к проблеме
Спор о Тунгусской комете
А был ли взрыв?
Каталог
Джинн выходит из бутылки
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Проза » ФЕЛИКС ЗИГЕЛЬ. ТУНГУССКОЕ ДИВО » Часть 2. ВЗРЫВ НАД ТАЙГОЙ » Джинн выходит из бутылки

     Рассказ «Взрыв» не вызвал ни в прессе, ни среди общественности почти никаких откликов. Правда, редакция журнала «Вокруг света» получила несколько писем читателей, восторженно отозвавшихся на рождение фантастической гипотезы.

     Весной 1946 года по совету Е.Л.Кринова Казанцев посетил Московский планетарий, где автор этих строк работал в ту пору заместителем директора по научной части. На очередном заседании лекторского коллектива Планетария выступили А.П.Казанцев и Е.Л.Кринов.

     Александр Петрович изложить суть своей гипотезы. Кринов же прокомментировал ее с позиции науки. По совету Е.Л.Кринова, почти единодушно было принято решение о постановке в Планетарии инсценированной лекции-диспута на тему «Загадка Тунгусского метеорита». Такая лекция, по общему мнению, должна была сделать то, что пока не удалось «Взрыву» - привлечь внимание общественности к Тунгусскому телу и тем самым способствовать организации новой экспедиции в сибирскую тайгу. Разумеется, никто тогда (кроме, может быть, ее автора) всерьез не принимал гипотезу об инопланетном корабле – слишком «безумной», необоснованной казалась эта идея. Другое дело – использовать фантазию на службе науке – тут, как говорится, игра стоила свеч.

     С моей помощью А.П.Казанцев подготовил и составил текст необычной лекции. Позже пригласили «артистов» и после долгих репетиций в январе 1948 года состоялась, наконец, премьера.

А теперь вообразите себя в роли слушателя этой необычной лекции:

     Под голубым куполом Планетария вокруг, по горизонту, возникает пейзаж тунгусской тайги. Умиротворяющая музыка дополняет впечатление тихого, раннего июньского утра. И вдруг – свист, как от приближающегося снаряда, нарушает тишину. Из-за горизонта появляется огненное тело. С грохотом проносится оно по голубому небосводу и где-то за горизонтом вспыхнувшее пламя предваряет на мгновение раскаты мощного взрыва.

     Но вот все исчезает, как странное видение, и начинается лекция о загадке Тунгусского метеорита. Я излагаю вполне ортодоксальную точку зрения на проблему:

     Тунгусское тело было исполинским кратерообразующим метеоритом. При ударе о землю энергия его движения перешла в энергию чудовищного взрыва. При этом вещество метеорита, в основном, превратилось в газ и поэтому искать крупные осколки Тунгусского метеорита бессмысленно. Мелкие же осколки, как и затянутый болотом метеоритный кратер, должна найти новая экспедиция.

     Казалось бы, лекция окончена. Но тут возникает (заранее инсценированная) дискуссия. Слово просит «студент» (артист Московского малого театра С.Ф.Конов), он жарко вступает в спор со мной, заявляя, что взрыв Тунгусского метеорита произошел в воздухе, над землей, а в атомном взрыве исчез не обычный, а урановый метеорит.

     Это вопиющее невежество возмущает слушавшего лекцию «профессора физики» (лектора-физика Н.Н.Кравченко). Возражая «студенту», он доказывает, что атомный взрыв возможен только для изотопа урана 235, получаемого искусственно, да и то лишь в том случае, если его масса больше критической. Словом, атомный взрыв естественного метеорита невозможен.

     Примирить спорящих пытается «полковник-ракетчик» (лектор Ю.Ф.Метт). Он развивает идеи о принципиальной возможности межпланетных перелетов и прилете к нам инопланетян.

     Подвод итоги «дискуссии», я снова говорю о необходимости новых экспедиций на место катастрофы и научного решения загадки тунгусского метеорита.

     Присутствовавший на «премьере» председатель Астрономического совета Академии наук СССР  (ныне академик) А.А.Михайлов поздравил коллектив Планетария с новой, весьма удачной формой популяризации научных знаний. Положительные отзывы на лекцию-диспут дали и другие известные советские астрономы – профессора В.В.Шаронов и М.С.Эйгенсон.

     Примерно такого же мнения придерживался и профессор В.В.Федынский, написавший в отзыве на лекцию, что «почин А.Казанцева следует всячески приветствовать», но опасавшийся, что идея взрыва космического корабля отвлечет внимание слушателей от подлинно научного понимания проблемы.

     Следует заметить, что в те годы, когда в Московском Планетарии читалась лекция «Загадка Тунгусского метеорита» (1948-1951 гг.), В.В.Федынский вместе с другим известным советским ученым профессором К.П.Станюковичем, разработали новую теорию кратерообразующих метеоритов.

     Они доказали, что при ударе исполинского метеорита о землю энергия его движения переходит в энергию сильнейшего взрыва. Пробегающая по метеориту ударная волна разрушает кристаллическую решетку этого твердого тела, отчего молекулы теряют сдерживающие их связи, а сам метеорит становится физически похожим на очень сильно сжатый комок газа. Но такой газ стремится мгновенно расшириться. В итоге и происходит взрыв, по энергии иногда превосходящий взрывы атомных бомб.

     Федынский и Станюкевич подсчитали, что при скорости соударения в 4 км/сек метеорит взрывается с такой же мощью, как равное ему по массе количество тринитротолуола – самого активного из химических взрывчатых веществ. При большей скорости эффект получается в сотни и даже тысячи раз большим. Почти вся масса ударившегося о землю исполинского метеорита обращается в газ, образуя огромный кратер, который напоминает воронку от наземных искусственных взрывов.

    Новая теория советских ученых отлично объясняла происхождение знаменитого Аризонского кратера поперечником более километра и глубиной около 200 метров. Ныне в Америке и других частях света открыты исполинские кратеры поперечником в десятки, а то и сотни километров. Виновниками их образования, по-видимому, были когда-то столкнувшиеся с Землей гигантские кратерообразующие метеориты. Такие метеориты легко пробивают воздушную броню Земли, тогда как мелкие тормозятся атмосферой и даже разрушаются в ней. Не было ли Тунгусское тело огромным кратерообразующим метеоритом?

     Энергия Тунгусского взрыва и другие его свойства хорошо объяснялись новой теорией. Правда, экспедиции Кулика не нашли метеоритных кратеров. Но они, быть может, затянулись болотом, а основная масса Тунгусского метеорита при ударе и взрыве испарилась – отсюда и неудачи Кулика в поисках осколков? А если так, то фантастическая идея Казанцева приобретала характер вредной и даже антинаучной гипотезы, отвлекающей внимание от настоящего научного объяснения фактов.

     Не случайно поэтому после первых же «премьер» вокруг лекции «Загадка Тунгусского метеорита» разгорелись бурные страсти. Споры о допустимости новых форм популяризации научных знаний в конце концов перешли в споры о правомерности «атомной» гипотезы, о том, имеет ли она вообще право на существование. На этой первоначальной стадии дискуссии лишь двое (А.П.Казанцев и автор этих строк) отстаивали правомерность «атомной» гипотезы и по форме, и по существу.

     Почти после каждой лекции «Загадки Тунгусского метеорита» в лекторской комнате Московского Планетария разгорались диспуты. Отсюда они постепенно перешли в научные аудитории.

     Уже в феврале 1948 года на заседании Московского отделения Всесоюзного астрономо-геодезического обществ (ВАГО) гипотеза А.П.Казанцева подверглась широкому научному обсуждению. Председатель собрания профессор П.П.Перенаго, подводя итоги дискуссии, заявил:

     «Я думаю, что выражу общее мнение, если скажу, что все спорившие сошлись на том, что мы имеем дело с гостем из Космоса. Что касается меня, то на семьдесят процентов я верю, что это был метеорит, но на тридцать процентов готов допустить, что это были инопланетяне». С тех пор меткое выражение выдающегося советского астронома «гость из космоса» стало настолько распространенным, что многие, вероятно, и не подозревают, кто был его автором.

     В полемику вступили не только ученые, но и пресса. Весной 1948 года в газете «Московский комсомолец» появился фельетон «Удивительно, но факт!» Его автора возмутило прежде всего то, что в стенах Московского планетария открыто ведется пропаганда антинаучных вымыслов. 26 мая 1948 года на страницах «Комсомольской правды» ему ответил  известный советский географ и писатель Н.Н.Михайлов, защищавший фантастическую гипотезу Казанцева. Спустя три дня в защиту фельетониста на страницах «Московского комсомольца» выступили трое известных ученых – К.П.Станюкович,  В.В.Федынский и Е.Л.Кринов. В статье говорилось, что «вместо пропаганды научных знаний Планетарий, выступив с лекцией «Загадка Тунгусского метеорита», встал на противоположный путь – он известные и не загадочные явления природы заменяет всякого рода лжегипотезами.

Атмосфера накалялась – «джинн» начинал выходить из бутылки. Лекция в Планетарии действительно вызвала вновь огромный интерес к Тунгусской проблеме, но не в том плане, как первоначально предполагал Е.Л.Кринов – широкую аудиторию увлекла гипотеза атомного взрыва.

     На выступление трех ученых отозвалась группа советских деятелей астрономии – директор Пулковской обсерватории А.А.Михайлов, профессора   В.А.Воронцов-Вельяминов, П.П.Паренаго, КЛБаев, М.Е.Набоков, кандидаты наук А.Г.Масевич и К.Н.Шистовский и, наконец, уже хорошо нам известный В.А.Сытин. Они обратились с коллективным письмом  в редакцию «Комсомольской правды» (оно частично опубликовано в журнале «Техника – молодежи» № 9 за 1948 г.). В этом письме, в частности, говорилось:

     «Пропаганда научных знаний не исключает поисков новых, доходчивых форм, в которых восприятие передаваемых знаний слушателям является не пассивным, а активным.

     Попыткой найти решение этой задачи и является лекция-инсценировка А.Казанцева.

     Признавая это начинание заслуживающим внимания и поддержки, мы не можем пройти мимо желания во что бы то ни стало опорочить как форму лекции, так и ее содержание.

     Несомненно, широко известны работы неутомимого Л.А.Кулика по розыскам упавшего 30 июня 1908 года в сибирскую тайгу Тунгусского метеорита. Однако в явлениях, сопровождавших падение этого метеорита, есть ряд аномалий, давших возможность А.Казанцеву создать увлекательную научно-фантастическую фабулу лекции «Загадка Тунгусского метеорита». В самом деле: несмотря на многократные экспедиции Л.А.Кулика, ему так и не удалось обнаружить ни осколков метеорит, ни метеоритных кратеров, образующихся обычно при падении крупных метеоритов.

     Более того, исследования Л.А.Кулика показали, что в центре падения сохранились стоящие на корню обожженные, лишенные ветвей деревья.

     Если отсутствие осколков метеорита и метеоритных кратеров сравнительно легко объяснить большой энергией взрыва при ударе метеорита о землю и болотистостью таежной почвы, которая могла затянуть первоначальные метеоритные воронки, то наличие стоячего «мертвого» леса в центре падения представляет пока еще неразрешенную научную проблему.

      Неверно утверждение, что конкретная картина мертвого леса был якобы «строго научно истолкована и самим профессором Куликом и рядом советских исследователей метеоров». На самом же деле общая теория взрывных явлений, сопровождавших падение крупных метеоритов, никогда и никем не была использована для подобного и конкретного объяснения картины центрального района падения Тунгусского метеорита.

     Вместо  того, чтобы попытаться этим путем разрешить проблемы, связанные с аномалиями Тунгусского метеорита, авторы статьи, являющиеся специалистами в области метеоритной астрономии, ограничиваются общими и малосодержательными заявлениями о характере распространения взрывных волн и безапелляционно заявляют, что «здесь уже давно не существует никакой загадки». 

     Но такая неправильная постановка вопроса исключает необходимость продолжения важных и в действительности незавершенных исследований Л.А.Кулика».

     Никто тогда в лекции, разумеется, не отстаивал всерьез выдвинутых гипотез. Опыт Московского планетария был лишь новой интересной формой пропаганды научных знаний. К тому же среди подавляющего большинства ученых идея Казанцева симпатии не вызывала.

     В 1950 году В.В.Ляпунов в журнале «Знание – сила» (№ 10 за 1950 г.) опубликовал научно-фантастический рассказ «Из глубин Вселенной». По существу, он использовал основную идею А.П.Казанцева, несколько дополнив ее. Он ввел в свое произведение вымышленного французского астронома, якобы видевшего Тунгусское тело над Европой. Кроме того, писатель Ляпунов предположил, что космический корабль прилетел к нам не с неизвестной планеты, а «из глубины Вселенной». Позже использовал ту же идею в романе «Астронавты» и польский писатель-фантаст Станислав Лем.

     В мартовском номере журнала «Техника – молодежи» за 1951 год А.П.Казанцев выступил с новым научно-фантастическим рассказом «Гость из космоса». Один из его героев высказывает предположение, что в корабле, погибшем над Тунгусской тайгой 30 июня 1908 года, к нам летели марсиане.

     Вероятно, писатель ввел в повествование марсиан потому, что Марс в ту пору был очень популярен. В Казахстане успешно действовала первая в мир организация по изучению на нем жизни – сектор астробиологии Казахского филиала Академии наук СССР. Возглавлял сектор знаменитый основоположник астробиологии, горячи сторонник многочисленности обитаемых миров, Гавриил Андрианович Тихов.

     Используя дискуссии в Московском Планетарии, А.П.Казанцев снабдил рассказ научными комментариями, в которых, в частности, говорилось:

     «Предположение о падении в Тунгусскую тайгу грандиозного метеорита хотя и более привычно, но не объясняет:

     а) отсутствие каких-либо осколков метеорита; б) отсутствие кратера и воронок; в) существования в центре катастрофы стоячего леса; г) сохранности слоя вечной мерзлоты; д) появления ослепительного, как солнце, шара в момент катастрофы.

     Внешняя картина произошедшего в Тунгусской тайге взрыва полностью совпадает с внешней картиной атомного взрыва.

     Предположение, что такой взрыв произошел в воздухе над тайгой, объясняет все обстоятельства катастрофы.

     Лес в центре стоит на корню, поскольку воздушная волна обрушилась на него сверху, обломав ветки и вершины.

Свечение неба – действие улетевших вверх остатков радиоактивного вещества.

Возгонка,  превращение в пар всего влетевшего в земную атмосферу тела естественна при температуре атомного взрыва (20 миллионов градусов Цельсия), и конечно, никаких его остатков найти было нельзя.

     Фонтан воды, бивший сразу после катастрофы, был вызван образованием в слое мерзлоты трещин от удара взрывной волны.

     Ожог, наблюдавшийся Куликом на месте предполагаемого падения метеорита, сильно отличается от ожога после лесных пожаров.

     Все признаки указывают на мгновенное действие высокой температуры, после которого пожара не последовало.

     Ветви у стоящих на корню деревьев загнуты дугообразно книзу с выпуклостью кверху. На всех концах обломанных ветвей всегда имеется уголек, причем самый излом всегда направлен книзу и идет косо.  Обломанные концы веток с угольками имеют своеобразный вид, напоминающий, по определению Кулика, «птичий коготок».

     Все это также подтверждает, что мгновенный тепловой (лучевой) удар был направлен сверху вниз.

     Выдвигают гипотезу, что это взорвался урановый метеорит. Если даже и предположить невероятный случай, что в природе оказался кусок «рафинированного» урана, то он не мог бы существовать: предполагаемый метеорит взорвался бы миллиарды лет назад, сразу же после своего образования.

     Если предположить атомный взрыв, то неизбежно будет предположение, что взорвалось радиоактивное вещество, полученное искусственным образом.

     Посылка научной экспедиции в Тунгусскую тайгу представит несомненный научный интерес. Решить вопрос, произошел ли в Тунгусской тайге атомный взрыв, можно.

     Можно предложить исследовать для этого радиоактивность поваленных деревьев, почвы и скал.

     Если в Тунгусской тайге действительно произошел атомный взрыв, то радиоактивное излучение в момент взрыва должно было способствовать возникновению радиоактивных изотопов.

     Так, в древесине атомы азота могли перейти в тяжелый радиоактивный углерод (с периодом полураспада около 5 тысяч лет), который встречается обычно в органических веществах в количестве не больше 0,001%.

     Подобные же изотопы элементов должны были образоваться и в почве и в горных породах.

     Если экспедиция будет снабжена счетчиками элементарных частиц, отсчитывающими количество распадов атомов в секунду, то с их помощью можно будет легко установить, превышают ли они обычную норму.

     Если будет установлено, что повышенная радиоактивность района Тунгусской катастрофы обязана главным образом излучению коротко живущих элементов среднего веса, то этим будет установлена и несомненность атомного взрыва в 1908 году.

Так или иначе, но загадка Тунгусского метеорита может быть решена».

     Итак, в 1951 году шел спор уже не только по поводу лекции, но главным образом,  вокруг самой гипотезы о взрыве космического корабля.

     На комментарии А.П.Казанцева к своему новому рассказу последовал незамедлительный ответ.

     4 августа 1951 года в «Литературной газете» со статьей «Тунгусский метеорит или ……. «марсианский корабль?» против «атомной» гипотезы Казанцева выступили известный советский астроном, академик Василий Григорьевич Фесенков, после смерти В.И.Вернадского возглавивший Комитет по метеоритам Академии наук СССР, и Е.Л.Кринов. Они утверждали следующее:

     «За последнее время распространилось мнение, что упавший в 1908 году в Центральной Сибири так называемый Тунгусский метеорит был якобы марсианским или каким-то иным космическим кораблем, и что корабль этот, управляемый разумными существами при помощи атомной энергии, будто бы потерпел аварию и взорвался при посадке на Землю. Эта версия была высказана в статьях В.Ляпунова «Из глубины вселенной», опубликованной в журнале «Знание – Сила» (1950 г., № 10), и А.Казанцева «Гость из космоса» - в журнале «Техника  - молодежи» (1951 г., № 3). Подобному мнению способствовала отчасти также и лекция – постановка Московского планетария «Загадка Тунгусского метеорита».

     Между тем, статьи Ляпунова и Казанцева, опубликованные под видом научно обоснованных предположений, в действительности не что иное, так фантастические измышления авторов.

     Изучение обстоятельств и места падения метеорита, которые открыл Л.Кулик в 1927 году, производились им вплоть до 1931 года. Затем оно было возобновлено в 1938 и 1939 гг. и снова прервано в связи с Отечественной войной. К настоящему моменту эта работа остается неоконченной, и ряд вопросов требует дополнительных исследований. Но, тем не менее, все основные явления, связанные с падением Тунгусского метеорита, получили научно объяснение. Они не оставляют никаких сомнений в том, что это был действительно метеорит, а не «космический корабль».

     Совершенно бесспорно установлено, что Тунгусский метеорит двигался в межпланетном пространстве навстречу Земле. Вследствие этого, его начальная скорость (скорость влета в земную атмосферу) достигала почти 50-60 км/сек. При такой скорости метеорит обыкновенных размеров, какие ежегодно в большом количестве падают  на Землю, не смог бы достичь земной поверхности. Вследствие чрезвычайно сильного сопротивления воздуха при этой огромной скорости он превратился бы в раскаленный газ и в тончайшую пыль и распылился бы в атмосфере. Между тем, записи сейсмографов Иркутской геофизической обсерватории, а также обсерваторий Европы свидетельствуют, что Тунгусский метеорит все же достиг земной поверхности. Удар его о землю сопровождался сильным взрывом. На месте падения произошел вывал леса. Все это означает, что метеорит был огромных размеров. По произведенным расчетам, его начальная масса равнялась нескольким миллионам тонн. Тем не менее, земной поверхности могла достичь только сравнительно незначительная часть метеорита, а вся основная его масса распылилась в атмосфере.

     Распыление в атмосфере значительной массы Тунгусского метеорита подтверждается тем, что после его падения несколько суток стояли необычайно светлые ночи. Частицы метеорита в виде тончайшей пыли быстро разнеслись в верхних слоях атмосферы над огромной территорией и отражали лучи солнца, не заходящие в летнее время глубоко за горизонт. Светлые ночи, в свою очередь, создали благоприятные условия видимости серебристых (светящихся) облаков со многих местах нашей страны. Как известно, серебристые облака ежегодно наблюдаются в северных широтах и никакого отношения к свечению продуктов радиоактивного распада, как придумали В.Ляпунов и А.Казанцев, не имеют.

     Что же получилось с остатком Тунгусского метеорита, который достиг земной поверхности? Этот остаток, составлявший, как мы уже показали, всего лишь незначительную часть метеорита, ударился о земную поверхность со скоростью не менее 4-5 км/сек (только при этом условии мог произойти взрыв, отмеченный сейсмографами). Весь запас его кинетической энергии в один миг преобразовался в мощную волну, от которой произошло разрушение кристаллической решетки вещества метеорита. Метеорит превратился в мельчайшую пыль и частично в газ; возникла воздушная волна, приведшая к вывалу леса. Таким образом, не подлежит сомнению,  что от Тунгусского метеорита могли сохраниться только ничтожные мелкие осколки, рассеявшиеся по тайге, или даже вообще ничего не сохранилось (особенно, если метеорит был каменный). Поэтому и оказались безрезультатными все попытки Л.А.Кулика найти части Тунгусского метеорита. Нужно далее отметить, что взрыв Тунгусского метеорита произошел не на высоте нескольких сотен метров, как фантазирует А.Казанцев, а при ударе о земную поверхность. Это подтверждается тем, что во всех ущельях между сопками в окрестностях места падения метеорита лес, защищенный сопками от взрывной волны, уцелел на корню.

     В настоящее время известен целый ряд так называемых метеоритных кратеров, расположенных в разных странах. Эти кратеры образовались в результате падений метеоритов, сопровождавшихся взрывами.  Кратеры имеют от десятка метров до нескольких километров в поперечнике. Вокруг кратеров были обнаружены многочисленные мелкие осколки железных метеоритов самых обыкновенных типов. Однако ни в каком кратере не было  найдено крупных метеоритных масс. Однако метеорит этот упал в низинное место, заполненное вечно мерзлым илом толщиной в несколько десятков метров и покрытое полуметровым слоем торфа (район падения метеорита находится в области вечной мерзлоты). Поэтому образовавшийся первоначально кратер диаметром, возможно, в десятки или немногие сотни метров, вследствие того, что ил растаял, быстро наполнился водой. Вода затопил и всю низину поперечником в 3-5 км. Этим можно объяснить тот факт, что на месте падения метеорита образовалось огромное болото и нет кратера, подобного тем, которые образовались в твердом грунте в других местах.

     Итак, никакой «загадки» Тунгусского метеорита нет. Его природа не вызывает никаких сомнений.

     У советских ученых, работающих в области метеоритики, выдумки  В.Ляпунова и А.Казанцева вызывают возмущение. Под видом научно обоснованных объяснений авторы статей распространяют халтуру. По меньшей мере, вызывает удивление также то обстоятельство, что редакции журналов «Знание – сила» и «Техника – молодежи» публикуют эти выдумки и вводят в заблуждение своих читателей. Такая оценка статьям В.Ляпунова и А.Казанцева дана в резолюции третьей метеоритной конференции, происходившей в Москве в 1951 году.

     Мы не против фантастики. Она нужна и полезна. Мы против научно необоснованной фантастики, такой, которая вносит путаницу в представления читателей».

     После этой публикации лекция «Загадка Тунгусского метеорита» в Планетарии была снята,  и на несколько лет споры затихли.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт