Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
О г л а в л е н и е
С ЧЕГО ВСЕ НАЧАЛОСЬ?
Часть 1. ТРОПОЮ КУЛИКА
Часть 2. ВЗРЫВ НАД ТАЙГОЙ
Часть 3. В ПОИСКАХ ИСТИНЫ
Послесловие, которого могло бы и не быть
ПРИЛОЖЕНИЕ. К вопросу о происхождении Тунгусского тела
Л И Т Е Р А Т У Р А
Каталог
ПРИЛОЖЕНИЕ. К вопросу о происхождении Тунгусского тела
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Проза » ФЕЛИКС ЗИГЕЛЬ. ТУНГУССКОЕ ДИВО » ПРИЛОЖЕНИЕ. К вопросу о происхождении Тунгусского тела

      Хотя с момента Тунгусского взрыва прошло более семи десятилетий, природа тела, породившего взрыв, и сегодня остается невыясненной. Многолетние, подчас героические исследования района взрыва, проведенные большим коллективом исследователей, выявили весьма сложную картину, однозначная теоретическая интерпретация которой пока не найдена. Тем не менее отпало множество скороспелых, непродуманных, часто псевдосенсационных гипотез (типа, например, гипотезы о «черной микродыре»), которые оказались не в состоянии объяснить богатейший фактический материал, накопленный экспедициями. Ныне любая гипотеза, претендующая на объяснение Тунгусского дива, должна считаться с рядом основных, твердо установленных фактов. В противном случае она рискует стать чисто спекулятивной, не имеющей отношения к делу. В чем же заключаются эти бесспорные факты или, иначе говоря, главные параметры Тунгусского взрыва?

К таким параметрам прежде всего относится малый наклон атмосферной траектории Тунгусского тела.

В ряде работ, посвященных выяснению физической природы  Тунгусского тела, авторы берут для наклона «i» его атмосферной траектории самые различные, иногда ничем не обоснованные значения. Между тем этот угол может быть достаточно жестко определен по данным очевидцев, наблюдавших Тунгусское тело восточнее эпицентра его взрыва (1), (2), (9). Эти свидетели наблюдали болид, его пылевой след, слышали звуки при полете Тунгусского тела. Все эти факты позволяют достаточно уверенно оценить, по крайней мере, верхнюю границу угла  «i» .

По данным Прерийной фотографической сети (Мак-Кроски, Позен «Отчет № 273 Смитсонианской Астрофизической обсерватории, 1968). Высоты появления 29 ночных болидов не превышают 100 км. Распределение болидов по высотам появления дано в табл.1.

 Таблица 1

Интервал  50-55 55-60 60-65 65-70 70-75 75-80 80-85 85-90 90-95 95-100
Кол-во болидов     1 1 2 5 6 5 4 2 3 1

   Судя по этим данным, максимум распределения приходится на интервал высот 70-75 км. По данным Б.Ю.Левина (10) и А.Н.Симоненко 3/3, типичная высота появления ночных болидов близка к 60 км. Для дневных болидов, в особенности таких ярких, как Тунгусский, эта высота вряд ли превышает 50 км. Таким образом, можно принять, что высота появления Тунгусского болида находилась в интервале 50-70 км.

Полет Тунгусского тела наблюдался на огромной территории, в частности, на Лене в селениях Оловцево, Требени, Кондрашино, Подволошино (3), отстоящих от эпицентра на 490 км. По воспоминаниям М.П.Тройнина из с.Подволошино «по небу летело что-то в виде снопа, но размерами побольше, сзади искры. Полет был высоким, но ниже облаков. Не очень яркий, можно было смотреть глазами». Жительница деревни Кондрашино «видела, как летела бочка, по краям поуже, посредине потолще, зеленого цвета, упала за утес Цимбалы». Очень интересны показания Ярыгина В.И. (1), проживавшего в 1908 г. в дер. Олонцово. Он сообщает следующее:

«Мы в этот час ехали в поле. Сначала услышали сильный грохот, так, что кони остановились. Увидели по небу черноту, за этой чернотой огненные хвосты…. Пламя пролетело с юга на север».

Так как полет болида «был высоким» (что видно и по подробному рассказу свидетелей), примем, что угловая высота появления болида была не меньше 45о. Обозначим  Hmin = 50 км и  Hmax = 70 км экстремальной высоты, на которых началось свечение Тунгусского тела, и допустим, что само это тело наблюдалось в направлении эпицентра. Тогда решением прямоугольных треугольников соответственно получим   i  » 7о и i  » 8о . Даже если принять для высоты появления Тунгусского болида заведомо нереальную высоту в 100 км, то и тогда  14о .

Эти выводы о малом угле наклона подтверждаются и акустическими наблюдениями В.И.Ярыгина и др. Так как звуки от болидов возникают лишь тогда, когда высота болида не превышает 50 км, то и по этим данным  i  » 7о. По новым данным наблюдателей  с Лены, опубликованным в (9), получаем, что при Hmin = 50 км  i  » 5о и даже при Hmax = 70 км   i  » 10о .

Обратимся к группе свидетелей из района Преображенки (350 км от эпицентра) и окрестных сел (В.Калинино, Мога, Юрьево, Боковиково и др.). Некоторые очевидцы (Юрьев К.Е.) сообщают, что Тунгусское тело пролетело над Преображенкой или над соседней деревней Верхним Калинино) (И.А.Боковиков). Как отмечают В.И.Цветков и А.П.Бояркина (2), многие очевидцы видели метеорит «высоко над головой», причем все они находились от эпицентра далее, чем на 300 м.

Если считать, что Тунгусское тело действительно пролетело над Преображенкой и ее окрестностями, то тогда получается, что imin » 8о , а imax » 11о . Эти результаты не только отлично согласуются с данными наблюдателей на Лене, но и подтверждаются независимыми определениями по наблюдениям звуков и пылевого следа Тунгусского болида в районе Преображенки (2). Из села Непа С.В.Зарукин сообщил, что он «сперва услышал звук, а потом увидел огненный сноп». Его односельчанин И.В.Фарков видел, как «высоко и быстро летел по небу огонь, как большая куча, был от него шум, вроде грома». По этим и другим аналогичным акустическим наблюдениям получаем, что i  » 8о .

В с.Дарьино на Лене при полете Тунгусского тела свидетели заметили «шипящий свист» (9). По этим данным i  » 5о . Были слышны звуки и в более отдаленных районах (например, Витим и др.).

Пылевой след Тунгусского болида наблюдал И.М.Воложин в Преображенке («по небу прошла полоса дыма, в которой проблескивал огонь»), а М.С.Фаркова из с.Мога видела три полосы («желтую, синюю и бордовую»), исходящие из летящего тела (1). Последнее явление следует, согласно И.С.Астаповичу (4) , приписать иризации - диффракционному  рассеянию солнечного света на пылевом хвосте Тунгусского болида. Учитывая, что пылевые следы образуются лишь тогда, когда дневной болид снижается до высоте не большей 50 км, получаем, что i  » 6о . Пылевой след Тунгусского тела наблюдался  даже из таких отдаленных от эпицентра деревень на Лене, как Мурья и Хамра (9). В с.Ичора (около 600 км от эпицентра)   наблюдатель К.В.Малышева видела, как Тунгусский болид летел «высоко-высоко» (9). Считая, что он пролетел над Ичорой, получим, что i  » 5о . Допустим теперь, что из района Преображени (почти вдвое более близкой к эпицентру, чем Ичора), Тунгусский болид наблюдался не над головой, а на высоте 45о в стороне эпицентра (при меньших высотах не было бы описаний болида и свидетельств о его «высоком» полете). Даже при этих явно противоречащих фактам допущениях получаем, что imin » 9о , а imax » 14о . Примеры, подобные приведенным, можно было бы умножить.

Таким образом, по самым различным данным НАКЛОН АТМОСФЕРНОЙ ТРАЕКТОРИИ ТУНГУССКОГО ТЕЛА ЗАКЛЮЧЕН В ПРЕДЕЛАХ 5-14 ГРАДУСОВ,  что в среднем дает приблизительно 10о.

Следует заметить, что В.А.Бронштэн из совершенно иных рассуждений недавно пришел к выводу, что для  i наиболее вероятное значение близко к 11о.

Но из малого наклона атмосферной траектории Тунгусского тела вытекают важные выводы. Отпадает, как не объясняющая (для малых углов наклона) даже качественную картину вывала леса вокруг эпицентра теоретическая модель Тунгусского взрыва, предложенная В.П.Коробейниковым, П.И.Чушкиным и Л.В.Шуршаловым (5). В работе (6) те же авторы подчеркивают, что «уменьшение угла наклона траектории к поверхности Земли приводит к сильному вытягиванию крыльев «бабочки» и образованию глубокой выемки между ними», чего, как известно, нет на самом деле.

В работах (12) и (13) показано, что теоретическая картина разрушений имеет некоторое сходство с реальной лишь при     = 40о. При    30о, как отмечают сами авторы, «рассчитанные зоны разрушений сильно отличаются от натурной по форме и, в особенности, по внутренней структуре».

Оказывается несостоятельной и гипотеза Г.И.Петрова и В.П.Стулова, считающая Тунгусское тело рыхлым комом снега радиусом около 300 м и плотностью менее 0,01г/см3, который влетел в земную атмосферу со скоростью 40 км/сек (7), (14). Прежде всего заметим, что тел с плотностью, не превосходящей 0,01 г/см3, астрономия не знает. Плотность наиболее рыхлых метеорных тел, по крайней мере, на порядок выше. Для сравнения укажем, что плотность «земного» рыхлого, только что выпавшего снега составляет 0,13 г/см3.

Допустим, однако, что исполинская гипотетическая «снежинка» Г.И.Петрова и В.П.Стукалова существовала и влетела в земную атмосферу с начальной скоростью 40 км/сек. Легко показать, что в этом случае тело с плотностью, не превышающей 0,01 г/см3, распадется уже в самых верхних слоях атмосферы и никакого полета в тропосфере (как это было с Тунгусским телом) оно не совершит.

Давление потока воздуха (скоростной напор) на тело, движущееся с большой скоростью в земной атмосфере, как известно, определяется формулой

 

Где         - коэффициент сопротивления;    - плотность атмосферы на данной высоте;         - скорость движения тела.

В таблице 2 приведено подсчитанное по этой форме давление (в кг/см2), оказываемое атмосферой на тело для различных высот. Скорость принята равной 11,2 км/сек, что является минимальной скоростью входа метеоритов в атмосферу.

Таблица 2

Скорость  11,2 км/сек

                                        Высота в км

 

10

  20

  30

 40

 50

 60

  70

 

220,8

47,7

10,3

2,0

0,5

0,2

0,02

     Предельные статические разрушающие нагрузки для различных материалов приведены в таблице 3.

 Таблица 3

                   Материал

                0 в кг/см2

     Чугун

                   8800

     Сталь

                   6700

     Базальт

                   5000

     Гранит

                   3000

     Латунь

                    800

     Кирпич

                      60

     Пемза

                      20

В этой таблице указаны статические нагрузки. При динамических нагрузках (что было при полете Тунгусского тела) сопротивляемость разрушению падает в 2-3 раза.

     Для метеорных тел с плотностью 0,01 г/см3           10-2 кг/см2 (4). Это означает (см.табл.2), что тело с такой плотностью полностью распадется уже на высоте, не меньшей  80 км, и пролететь сотни км в атмосфере оно не может. Тем самым, оказывается, что гипотетическая схема Г.И.Петрова и В.П.Стулова к реальному Тунгусскому телу никакого отношения не имеет.

Можно оценить минимальную плотность Тунгусского тела, считая, что непосредственно перед взрывом в конце полета оно имело скорость около 2 км/сек – при меньшей скорости свечение болида не возникает (4). В тот момент давление на тело составляло 78,2 кг/см2, а это значит, что плотность тела была не меньшей 2 г/см3. Уж отсюда следует, что Тунгусское тело не было ядром кометы, для которого В.Г.Фесенков принимал плотность равной сотым долям грамма на кубический сантиметр (8).

Таким образом, ВЫСОКАЯ МЕХАНИЧЕСКАЯ ПРОЧНОСТЬ (а значит, и плотность) ТУНГУССКОГО ТЕЛА ЕСТЬ НИЗБЕЖНОЕ СЛЕДСТВИЕ из факта длительного его полета в нижних слоях атмосферы.

Если малое значение «  » для Тунгусского тела можно считать ТВЕРДО УСТАНОВЛЕННЫМ ФАКТОМ, то вопрос об азимуте «А» его атмосферной траектории решается, к сожалению, не так просто.

Не вызывает никаких сомнений тот факт, что при подлете Тунгусского тела к месту его взрыва азимут его атмосферной траектории был заключен в пределах 275-295о. Эта траектория прослеживается до районов, расположенных восточнее Лены (даже в Бодайбо, правда, низко над горизонтом наблюдали болид).  Но этот «восточный вариант» траектории для исследователей Тунгусского тела  выявился совершенно неожиданно в 1965 году – сначала по теоретическим расчетам, а затем и по показаниям очевидцев. До этого момента был общепризнан «южный» вариант траектории с азимутом, близким к нулю (4). Такой азимут был хорошо обоснован в работах первых исследователей Тунгусского метеорита – Л.А.Кулика и А.В.Вознесенского, И.С.Астаповичаи других (см., например, (15). В монографии И.С.Астаповича (4) азимут траектории Тунгусского тела оценен независимо по показаниям очевидцев, наблюдавших полет болида, гиперсеймам, электрофонным явлениям, изолиниям громкости. Особенно впечатляет рис.254 в этой монографии, что изолинии громкости имеют выемки в южном направлении, что И.С. Астапович объяснил влиянием баллистической волны. В работе (16) И.С.Астапович снова возвращается к оценке азимута траектории и находит А = 7о, что вполне соответствует и другим «южным» вариантам.

Сохранилось много показаний очевидцев, наблюдавших полет Тунгусского тела вообще с юга на север, причем А.В.Вознесенский на их основании считал, что болид возник южнее Транссибирской магистрали (15). В Канске, находящемся на этой магистрали, Е.Сарычев и другие отчетливо наблюдали болид, оценив его форму, цвет и другие физические характеристики. Ясно, что из Канска они не могли видеть то, что происходило на Лене, восточнее эпицентра – их радиус видимости просто не охватывал эти районы. Качество «южных» наблюдений нисколько не уступает «восточным», тем более, что получены они были во времена, гораздо более близкие к 1908 году. Легко показать, что вполне добротные наблюдения «южных» и «западных» свидетелей, на которые опирались первые исследователи Тунгусского дива, в большинстве своем несовместимы с «восточным» вариантом траектории. Остается либо отбросить серьезные данные, на которых базируется «южный» вариант траектории, либо допустить, что Тунгусское тело двигалось в земной атмосфере по НЕБАЛЛИСТИЧЕСКОЙ ТРАЕКТОРИИ с переменным азимутом и высотой, причем где-то (возможно, выйдя за пределы атмосферы), оно перешло из района Кежмы (где его видели «высоко в небе»)(17) на «восточную» траекторию.

Еще не поздно проверить высказанную гипотезу о «маневрах» Тунгусского тела – для этого следует провести опрос очевидцев (или их детей) в районах, охватывающих «южную» траекторию Тунгусского тела. Опыт опроса очевидцев в районах восточнее эпицентра доказал, что их показаниям следует верить. Атмосферная траектория Тунгусского тела может оказаться гораздо более сложной, чем та, которая ныне считается почти общепризнанной.

Для выяснения механизма взрыва Тунгусского тела, впрочем, важна лишь «восточная» его траектория, или, точнее, то, как вело себя тело непосредственно перед взрывом.

Из малого значения « » неизбежно следует, что скорость Тунгусского тела над областью разрушений была небольшой, а непосредственно перед взрывом, по-видимому, не превышала 1-2 км/сек (18). В связи с этим роль баллистической волны в вывале леса была несущественной, на что обращено внимание в ряде работ, в частности, (19). Но отсюда неизбежно следует, что взрыв Тунгусского тела произошел за счет выделения его внутренней энергии, что убедительно доказано А.В.Золотовым (19). В связи с этим вызывает недоумение утверждение некоторых исследователей, что Тунгусский взрыв длился, по крайней мере, 0,2-0,3 сек и что за это время «тело успело пройти путь не менее 18-20 км», т.е. на конечном участке имело скорость 30-40 км/сек (20). Недоразумение очевидно – при таких скоростях (и даже при гораздо меньших скоростях) и малом « i » баллистическая волна произвела бы мощный полосовой вывал леса, чего нет в действительности.

Многие считали (да и считают до сих пор), что источником Тунгусского взрыва с мощностью энерговыделения 1023-1024 эрг служила кинетическая энергия, вторгшегося в земную атмосферу тела. Но для этого необходимы большая масса тела и весьма значительная его скорость на заключительном участке его пути. Однако, отсутствие заметных следов баллистической волны («полосового вывала») при малом  «  » сегодня исключают эту возможность.

  Популярная одно время гипотеза «теплового взрыва» (21) оказалась несостоятельной, т.к. в ней не учитывалась весьма низкая теплопроводность гипотетического ледяного кометного ядра. Пытались возместить недостаток энерговыделения указанием на то, что в кометных ядрах могут быть активные химические вещества, которые добавят нужную энергию в форме «химического взрыва». Действительно, как указывает в своих работах О.В.Добровольский (22), (23), в ядрах комет радикалы NH  при температуре 148о могут превращаться в азид NH4N – сильно взрывчатое вещество, а радикалы  OH  при температуре 77оК – в химически активную перекись водорода H2O2 . Не исключены в  ядрах комет и реакции типа горения с участием кислорода. Однако при любом химическом взрыве отношение световой энергии к общей энергии будет на много порядков меньше, чем в реальном случае Тунгусского взрыва.

Недавно Т.Я.Гораздовский выдвинул гипотезу о реологическом характере Тунгусского взрыва (9). Однако, для реологического взрыва необходимо всестороннее, очень сильное сжатие вещества, тогда как при полете Тунгусского тела происходил обычный процесс абляции, а давление со стороны атмосферы испытывала лишь лобовая часть тела.

Все эти неудачи в построении теоретических моделей Тунгусского взрыва, на наш взгляд вполне естественны, так как этот взрыв был совершенно необычным, имеющим многие параметры, характерные для ядерных взрывов.

Таковы, например, геомагнитный эффект, высокий выход световой энергии и вызванный этим лучистый ожог. К нетривиальным последствиям Тунгусского взрыва относятся также термолюминесценция траппов, вызванная облучением жесткой радиацией, усиленный прирост растительности в районе катастрофы, мутационные изменения у сосен и муравьев, вызванные ионизирующей радиацией, перемагничивание горных пород в районе взрыва.   Сходство микробарограмм и сейсмограмм Тунгусского взрыва и ядерных взрывов было подробно обосновано в работах А.В.Золотова (18) и многих других исследователей.

Вопрос о радиоактивности района взрыва пока остается предметом горячих дискуссий. Однако твердо установлено относительное повышение радиоактивности в районе эпицентра, не сводимое к колебаниям фона (9), (20). В годичных слоях деревьев, включающих слои 1908 года, рядом исследователей (Либби, Коуэн, Этлури в 1965 г.,  А.П.Виноградовым, А.Л.Девирц, Э.И.Драбкиной в 1966 г. (24), В.Н.Мехедовым в 1967 г. (25), А.В.Золотовым в 1961-1969 гг.) обнаружены радиоактивные аномалии, что, конечно, нельзя считать случайным. Так как уровни радиоактивности малы и находятся подчас на пределе точности измерительных приборов, результаты этих исследований пока неоднозначны. По-видимому, реально повышенное содержание в слоях 1908 г. изотопа С14 и повышение  β-активности, связанное с  Сs137. Последнее вытекает не только из работ А.В.Золотова, но и из исследований спектров золы голубики, выполненных в ИГГ СО АН СССР (20). Возможно, некоторый вклад в радиоактивность дает изотоп, порождающий мягкое излучение – например  Cl36 (25). Отрицательные результаты в поиске изотопа  Az39 в минеральной компоненте почвы вблизи эпицентра вызваны, судя по всему, малой активностью искомых излучений, требующих гораздо более чувствительной методики (26).

Таким образом, наличие радиоактивных аномалий, связанных с Тунгусским взрывом, ныне уже не может вызывать серьезных сомнений, хотя характер и детали этих аномалий подлежат дальнейшему изучению.

Последнее время в ряде работ наметилась странная тенденция – все непонятные или непонятые до конца аномалии Тунгусского взрыва считать доказательством кометной природы тунгусского тела. Можно подумать, что не существует кометной астрономии с ее многовековым опытом, а сами кометы – настолько малоизученные тела, что с ними может происходить все что угодно. Так, например, считается, что гипотетическая «Тунгусская комета» взорвалась, не долетая до поверхности Земли, как 30-50 мегатонная ядерная бомба, вызвала многие характерные для этой бомбы эффекты, а кроме того, еще усилила прирост растительности, мутации растений и насекомых и многое другое, не менее загадочное и странное. 

Между тем, нетрудно доказать, что гипотеза о мифической Тунгусской комет несовместимо с современными, твердо установленными истинами кометной астрономии.

Прежде всего, отметим, что ядра комет – это рыхлый конгломерат различных «льдов» (        и др.), загрязненных мелкими твердыми включениями типа метеорных тел. Диаметры кометных ядер не превышают, как правило, 1-2 км при средней плотности не выше 0,1-0,2 к/см3. О физических свойствах и составе кометных ядер можно уверенно судить по наблюдениям метеорных потоков – остатков распавшихся ядер комет.

Возьмите в руку пушистый комок снега  (плотность 0,13 к/см3) и сдуйте его с ладони. Может ли такой комок, по плотности и структуре схожий с кометными ядрами, пролететь с космической скоростью сотни километров в плотных слоях земной атмосферы? На этот вопрос возможен лишь отрицательный ответ.

Современная «ледяная» модель ядра в свое время была предложена Уипплом и другими, как единственная модель, способная объяснить огромный и безвозвратный расход газов в динамических атмосферах комет – их головах и хвостах. Никакая «каменистая» модель сделать это не в состоянии, а потому ошибочны попытки представить себе ядро Тунгусской кометы, как монолит типа углистого хондрита (20). В кометных ядрах нет ничего, что могло бы вызвать Тунгусский взрыв и его последствия. Нет там (как и в метеоритах) сколь либо заметного количества редкоземельных элементов (иттербия и других), способных вызвать почвенную аномалию (20).  Количество этих элементов в метеоритах (27), а стало быть, и в пылевой составляющей кометных ядер неощутимо мало. Наличие в мезосферных облаках аномального количества тяжелых (в т.ч. редкоземельных) элементов, нетипичных для космической пыли, по-видимому, вызвано индустриальным загрязнением атмосферной среды.  

Проверить это можно было бы, изучив содержание тех же элементов в торфах 1908 г., в районах, далеких от эпицентра Тунгусского взрыва. Как известно, в 1908 году наблюдалось аномально большое число мезосферных облаков. Если они и тогда содержали указанные выше элементы, то их аномальное содержание в слоях 1908 года должно быть глобальным. Если же такая аномалия наблюдается лишь в районе Тунгусского взрыва, то из этого следует, что современный состав мезосферных облаков связан с промышленными загрязнениями, а Тунгусское тело имело совершенно нетипичный для комет состав.

Еще в 1968 году кандидат физико-математических наук В.Н.Мехедов в письме ко мне обратил внимание на следующее:

«Сообщение А.В.Ковалевского, В.К.Журавлева и др. о повышенном содержании в почвах и золе растений из района катастрофы некоторых редкоземельных элементов, а также и др. можно рассматривать как обнадеживающее, ибо в сложной конструкции инопланетного корабля многие узлы могут быть изготовлены из самых различных материалов и их сплавов. Например, редкие земли могут применяться в качестве легирующих добавок в сплавах     и       , а свинец может применяться для защиты от радиации двигателя».

Как бы не относиться  к высказанным В.Н.Мехедовым мыслям, бесспорно одно: обнаружение в районе Тунгусского взрыва аномального содержания веществ, заведомо не встречающихся в сколь либо ощутимых количествах в кометах, никак не может служить аргументом в пользу кометной гипотезы.

  Сторонники этой гипотезы чуть ли не главным своим доводом считают необычное свечение ночного неба, наблюдавшееся в первые два дня после Тунгусского взрыва. Они приписывают это свечение частицам пылевого хвоста Тунгусской кометы. Нетрудно, однако, показать, что эти выводы основаны на недоразумении.

Прежде всего, отметим, что поверхностная яркость кометных хвостов (не зависящая, как известно, от расстояния до наблюдателя, колеблется в пределах 10-5 – 10-8 сб., т.е. сравнима с яркостью Млечного Пути (4). Свечение же ночного неба после Тунгусского взрыва по яркости было на много порядков выше.

 Пылевые частицы кометных хвостов имеют диаметр порядка 0,1 миллиметр. Такая частица с высоты 100 км осядет на поверхность Земли за 22 года – Тунгусское же свечение прекратилось на третий день.

Это загадочное свечение наблюдалось внутри конуса земной тени и, следовательно, не могло быть солнечным светом, рассеянным на частицах кометного хвоста. Если же предположить, что свечение внутри земной тени вызвано ударной ионизацией воздуха со стороны частиц кометного хвоста, то легко подсчитать, что в этом случае частицы диаметром 0,1 породит телеметеор 33 зв. величины, недоступный даже 6-метровому советскому рефлектору.

 Ограниченное распространение свечения по земной поверхности с позиций кометной гипотезы совершенно необъяснимо. Ведь кометы с массой ядра 106 и выше имеют головы и хвосты, намного превосходящие земной шар. Значит, Тунгусская комета с таким ядром должна была бы породить свечение, по крайней мере, во всем западном полушарии Земли. Особенно ярким оно должно было быть в Вановаре и ее далеких окрестностях – ведь здесь взорвалось ядро кометы, и вторглась в атмосферу ее голова – самая плотная часть кометы. В действительности ничего похожего не наблюдалось.

Земля много раз проходила сквозь хвосты комет, иногда очень мощные. Но никогда никаких световых эффектов, сравнимых с теми, что были в 1908 году, не отмечалось. Некоторое слабое повышение яркости ночного неба в 1861 году, когда Земля проходила сквозь хвост кометы 186ΙΠ, было вызвано метеорным потоком Понс-Виннекид (Виннекид) (4). В других случаях и такого небольшого по интенсивности эффекта не наблюдалось.

Можно было бы привести и ряд других аргументов против кометной гипотезы, что в свое время успешно делалось рядом исследователей, в частности, В.Г.Фастом, А.Ф.Ковалевским, Г.Ф.Плехановым (19). В настоящее время для каждого непредубежденного исследователя очевидно, что кометная гипотеза неспособна объяснить ни одной особенности, ни одного параметра Тунгусского взрыва. Полная несостоятельность этой гипотезы исключает кометную природу Тунгусского тела.

Чем же оно тогда было, это загадочное тело? Следует ли его считать уникальным (в нашей земной практике) естественным космическим телом или это тело имело искусственное происхождение, т.к. было, например, инопланетным зондом?

С того момента, когда А.П.Казанцевым и автором этих строк была выдвинута и подкреплена научными аргументами «ядерная гипотеза» (1945-1948 гг.), прошло более 30 лет. За это время астрофизика не открыла каких-либо космических тел, способных породить эффекты Тунгусского взрыва. Зато, как известно, возникла и бурно развивается новая отрасль естествознания – поиски внеземных цивилизаций, условно названная проблемой CETI (28). Принципиальная возможность прямых контактов между цивилизациями космоса общепризнана. В «Программе по проблеме связи с внеземными цивилизациями», разработанной Научным Советом по комплексной проблеме «Радиоастрономия» АН СССР (29) есть пункт 1.7 на стр.19, в котором говорится, что «особое внимание следует уделять возможности обнаружения зондов ВЦ, находящихся в Солнечной системе или даже на орбите вокруг Земли». Предприняты первые попытки поиска таких зондов.

С другой стороны за последние 30 лет, естественно, изменились и наши представления о технике межзвездных перелетов. Стало очевидным, что обычные ракетные двигатели, даже термоядерные, для этой цели явно не пригодны по ряду причин. Рождаются идеи о гипотетическом межзвездном корабле, работающем на аннигиляционном принципе.  Судя по некоторым работам, «топливом» для такого двигателя, возможно, могли бы служить элементарные частицы, полученные из физического вакуума за счет процессов, аналогичных «рождению пара». Если к тому же внеземные цивилизации научились «подавлять» гравитацию (а значит, и инерцию), то это, конечно, существенно облегчит существование межзвездных перелетов. Короче говоря, в современной редакции ядерная гипотеза представляет собой Тунгусское тело, как ИНОПЛАНЕТНЫЙ ЗОНД, ПОГИБШИЙ, СКОРЕЕ ВСЕГО, В АННИГИЛЯЦИОННОМ ВЗРЫВЕ.

Эта, конечно, экзотическая гипотеза, допускает, однако, экспериментальную проверку. В случае аннигиляционного взрыва к настоящему времени, как это указывал еще В.И.Мехедов (25), должны сохраниться лишь такие радиоактивные изотопы, как и некоторые другие. Их обнаружение в районе Тунгусского взрыва могло бы послужить аргументом в пользу его аннигиляционного характера. Подтверждение небаллистического характера атмосферной траектории Тунгусского тела можно рассматривать, как доказательство его искусственного происхождения. О том же свидетельствовали бы и аномалии в вещественном составе остатков Тунгусского тела, аномалии в количествах химических элементов, практически не встречающихся в кометах, но широко используемых в промышленной технологии.

Следует, конечно, до конца разобраться в механизме и причинах ускоренного роста растений, мутаций и других загадочных последствий Тунгусского взрыва.

Как показано в работе (3), оптические аномалии 1908 года имели сложный характер и многие из них (например, «досвечивание, обилие в течение всего года серебристых облаков и др.), по нашему мнению, не имеют отношения к Тунгусскому взрыву. Здесь, вероятно,  произошло случайно наложение многих событий. Из них лишь кратковременное свечение неба в течение двух дней после взрыва имеет бесспорное к нему отношение. Выяснить его причины и механизм – задача, далеко еще не снятая с повестки дня.    

Наконец, надо оставить открытой дверь и для новых идей, новых гипотез. Трудно поверить, что взрывное выделение энергии из недр вещества возможно лишь в трех вариантах – ядерном, термоядерном и аннигиляционном. Не застыли ли мы зря перед, быть может, слишком ограниченной дилеммой – «комета» или «корабль»? Не исключено, что исследователей Тунгусского дива в дальнейшем ждет и НЕЧТО ТРЕТЬЕ, пока неведомое и непредсказуемое. Оставить такую возможность должны, по моему мнению, все те, кто убежден, что наука не окончилась сегодня, что не все нам на свете известно, и что бесконечно сложная и многоликая Природа таит в себе еще множество тайн.

26 февраля 1979 г.                                                                              Ф.Ю.Зигель

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт