Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
О г л а в л е н и е
С ЧЕГО ВСЕ НАЧАЛОСЬ?
Часть 1. ТРОПОЮ КУЛИКА
Часть 2. ВЗРЫВ НАД ТАЙГОЙ
Часть 3. В ПОИСКАХ ИСТИНЫ
Послесловие, которого могло бы и не быть
ПРИЛОЖЕНИЕ. К вопросу о происхождении Тунгусского тела
Л И Т Е Р А Т У Р А
Каталог
Послесловие, которого могло бы и не быть
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Проза » ФЕЛИКС ЗИГЕЛЬ. ТУНГУССКОЕ ДИВО » Послесловие, которого могло бы и не быть

Книга, чтение которой вы заканчиваете, должна была выйти в свет в Западно-Сибирском книжном издательстве. Об этом свидетельствовал договор, заключенный со мною 2 октября 1972 г. Кроме рукописи, в издательство были представлены две рецензии. В одной из них, принадлежащей заслуженному деятелю науки и техники РСФСР, доктору физико-математических наук, профессору М.М.Протодьяконову, в частности, говорилось:

«Автор собрал и проанализировал богатый и обширный документальный материал о Тунгусском явлении 1908 года. Это – многолетний серьезный труд автора. Книга убедительно обоснована. Она написана четким литературным языком, доходчиво и увлекательно. Следует ожидать, что эта книга по выходе ее в свет быстро завоюет популярность весьма широкого круга читателей как за рубежом, так и в СССР».

Другой рецензент из Института Атомной энергии им.Курчатова АН СССР, лауреат Ленинской премии, доктор технических наук Е.П.Кунегин подчеркнул, что «книга Ф.Ю.Зигеля представляет большой интерес для читателей, как специалистов в соответствующих отраслях науки, так и для интересующихся любителей».

Хотя этих двух авторитетных отзывов формально было вполне достаточно для публикации книги, я попросил Издательство направить мою рукопись на отзыв Комиссии по метеоритам и космической пыли Сибирского отделения Академии наук СССР, члены которой во главе с профессором Н.В.Васильевым провели большую и плодотворную работу по изучению Тунгусского дива.

Издательство удовлетворило мою просьбу и отзыв, весьма деловой и обстоятельный, был получен. Так как в нем изложена, по существу, точка зрения сибирских исследователей на Тунгусскую проблему, и потому он представляет для читателя несомненный интерес, я приведу его целиком:

О Т З Ы В

на рукопись книги Ф.Ю.Зигеля «Тунгусское диво» (11 а.л.)

Научно-популярной книги о Тунгусском метеорите, в которой бы просто, полно и доступно для широкого читателя излагалось состояние проблемы, в настоящее время нет. Однако и рецензируемая книга, будь она напечатана, не смогла бы заполнить этот пробел. Причина этого в следующем.

Автор книги – непримиримый противник метеоритной и кометной гипотезы, и столь же беззаветный сторонник гипотезы ядерной. В такой ситуации автору трудно, если не невозможно, быть вполне объективным и избежать тенденциозности. Хочет он этого или нет, но история исследований предстает в его изложении как борьба сторонников и противников «ядерной» гипотезы. А поскольку наиболее последовательно «ядерную» точку зрения проводил и проводит в своих исследованиях А.В.Золотов, то естественно,  что он постепенно становится центральной фигурой повествования.

Но беда не в этом. Раз симпатии автора отданы безраздельно атомному – или термоядерному – взрыву на Тунгуске, то естественно, что все достижения или неудачи исследований в этом плане кажутся ему решающими. Ну что же, на то и наука. Борьба мнений, честные открытые дискуссии – это необходимое условие продвижения вперед человеческого познания. И в данном случае интересно последовательное изложение различных этапов исследования и разных аспектов явления под углом зрения атомного взрыва. И хорошо, что это изложение ведет «ядерщик».

Однако в таком случае автору не стоит облачаться в явно тесный ему костюм объективности (справедливости ради отметим, что если бы книгу написали наиболее непримиримые сторонники кометной гипотезы, то вряд ли они обошлись бы с ядерной гипотезой более терпимо). По-видимому, автору нужно было в самом начале, еще в аннотации, признать, что он  п ы т а е т с я  в меру своих сил быть объективным, но что все его симпатии принадлежат одной гипотезе, и поэтому он ей и уделяет основное внимание, затрагивая все остальные лишь постольку поскольку. Автор считает, что на Тунгуске в 1908 г. произошел совершенно необычный взрыв, и его цель – показать читателю это. Далеко не все, однако разделяют такую точку зрения.

Такая линия, будучи четко проведенной в самого начала, предохраняет читателя от убеждения, что перед ним – истина в последней инстанции. Толковое предисловие и комментарии (подстрочные либо в конце книги) непредубежденного научного редактора помогут читателю окончательно восстановить правильный баланс.

Кроме того, в таком варианте книгу можно было бы пустить, видимо, в печать с минимальными переделками, изменив лишь аннотацию, предисловие и устранив фактические ошибки в тексте (последних, вообще говоря, немало). Остановимся на некоторых из них, следуя порядку изложения, а не степени их значимости.

1. В аннотации. Учитывая изложенное выше о симпатиях автора, из аннотации следует неукоснительно убрать (либо переделать) фразу «…. В котором впервые в нашей литературе так полно представлены материалы…. и т.д.».  На самом деле полно представлена лишь ядерная гипотеза. Под этим углом зрения следует посмотреть и на конец стр.6.

2. К стр.4. Оценка световой энергии дана таким образом, что приведен лишь заведомо крайний ее вариант.

3. К стр.6. Автор исповедует миф о «десятках гипотез» о природе Тунгусского  метеорита. Не всякий вздор (например, луч лазера либо взрыв облака метана над Южным болотом) можно считать гипотезой.

4. К стр.10. Откуда взято, что Л.А.Кулик беседовал с машинистом поезда, остановленного 30 июня 1908 года? Кажется, этого не было.

5. К стр.10. В Томске полет болида никто не видел, показания о видимости его в Канске сомнительны.

6. К стр.12 и ниже. Не Ново-Карелинское, а Нижне-Карелинское.

7.      К стр.14. От Кежмы до эпицентра не 350, а примерно 200 км.

 8. К стр.16. С.В.Обручев не «знаменитый академик» и не автор фантастических романов. Академик и автор книг В.А.Обручев, отец С.В.Обручева.

9. К стр.32. Опечатка. Вместо фамилии «Сытин» написано «Суслов».

10. К стр.75. Автор пишет, что «…. Флоренский изучил ямы, привлекшие в свое время внимание Леонида Алексеевича, и пришел к заключению, что «обследование не оставляет сомнения в карстовом происхождении этих воронок». Сказано поверхностно и неточно. Окончательно в природе этих воронок разобрались только в 1962 году, после исчерпывающих изысканий Ю.А.Львова и Н.И.Пьявченко, специалистов-геоботаников из Томского университета и Красноярского института леса СО АН СССР в 1960 и 1961 гг. Вопрос этот оказался совсем не столь простым, чтобы его можно было решать путем обычной рекогносцировки. В 1953 году Флоренский был на месте падения метеорита один, с проводником, и никаких решающих выводов, естественно, сделать не мог – для этого у него не было ни средств, ни сил. Кроме того, следует сопоставить это место с подлинным текстом заметки Флоренского – верно ли, что там употреблен термин «карст», и не «термокарст»? Флоренский – опытный геохимик, непонятно, как он мог допустить эту неточность в тексте. Нет ли здесь недоразумения?

11. К стр.78. Автор утверждает, что в 19658 году экспедиция Флоренского «тщательно обследовала Южное болото». В составе экспедиции 1958 г. болотоведов не было. Поэтому их работа по этой части носила рекогносцировочный характер, как и вся экспедиция в целом. Как уже говорилось, эти исследования были выполнены двумя-тремя годами позднее – группой Ю.А.Львова в составе экспедиции, руководимой К.П.Флоренским в 1961 г.

12. К стр.79. Без комментариев дается выдержка из заметки Е.Л.Кринова, характеризующая работу экспедиции 1958 г. в несколько гиперболизированных тонах.

13. К стр.86. Нам не известно, чтобы экспедиция КМЕТ АН СССР в 1958 году ставила какие-либо исследования радиоактивности на месте падения. Зная резко отрицательное отношение руководства КМЕТ АН СССР к этому направлению полевых работ, думаем, что эта информация является недостоверной. Автор злоупотребляет цитированием собственных работ, нельзя делать цитаты длиной в 5 и даже (ниже) в 11 стр. машинописи.

14. К стр.89. Поперечник Южного болота не 15 км, а 1,5-2,0 км, вдоль – километров 7.

15. К стр.90. «Б.Вронский забывает, что энергия взрыва в Тунгусской тайге была в сотни раз меньше, чем энергия взрыва термоядерной (а не атомной) бомбы». Это недоразумение. Энергия Тунгусского метеорита была 10-40 мегатонн, а это энергия взрыва весьма крупной термоядерной бомбы.

16. К стр.91. Говоря о «молодежном» составе экспедиции 1959-1960 гг., хотелось бы, чтобы автор акт-то подчеркнул, что речь идет о событиях более чем 15-летнй давности. За 15 лет, к сожалению, люди молодые стали не совсем молодыми, а немолодые успели состариться. Подано же это в таком ключе, что перед взором читателя предстают некие «юноши бледные со взором горящим». В отношении Г.Ф.Плеханова – по профессии он не только врач, но и инженер-радиофизик (закончил Томский политехнический и Томский медицинский институты). В настоящее время – заведующий лабораторией в Сибирском физико-техническом институте.  Создается впечатление, что автор не случайно подчеркивает «биологическое естество» руководителей Томской группой (подсказывая читателю мысль об отсутствии у них профессиональной подготовки) в противовес А.В.Золотову, этим качеством обладающим. В отношении Г.Ф.Плеханова это необходимо исправить.

17. К той же странице. Группа Кошелева в 1959 г. в районе падения не работала. Участвовала в работах 1960 г., входя на кооперативных началах в состав КСЭ. После 1960 г. от работы полностью отошла.

18. К стр.94 и 95. Цитируемое заключение А.В.Золотова никак не комментировано. Между тем, на обоснованности его и сам А.В.Золотов в дальнейшем никак и нигде не настаивал. Оно носило чисто интуитивный характер и крайне слабо (если не сказать большего) подкреплялось фактами.

19. К стр. 98. Справедливости ради следует сказать, что отношение 9-й Метеоритной конференции к экспедиции на общественных началах далеко не было безоговорочно отрицательным. КСЭ, например, оно помогло добиться финансирования продолжения работ через СО АН СССР и преобразоваться в дальнейшем в Комиссию по метеоритам и космической пыли СО АН СССР.

20. К стр.108-112. Фактически ничего не было сказано об экспедиции СО АН СССР 1960 года (начальник – Г.Ф.Плеханов). Между тем, именно в 1960 г. были заложены основы инструментальной съемки района повала леса, систематическому изучению биологических последствий, впервые проведено с участием специалистов-болотоведов обследование болот района и дано заключение об их естественном происхождении, осуществлен широкий комплекс радиометрических работ. В отношении экспедиции 1961 г. подробно разобрано лишь наиболее спорное направление исследований – поиски метеорной пыли в почвах района. О других направлениях ее деятельности – съемки района разрушений (составление векторной карты повала), положенной в  основу всех дальнейших работ по физике взрыва (включая и работы А.В.Золотова), выявлении следов лучистого ожога (Г.М.Зенкин и А.В.Ильин), пожароведческих работах Н.И.Курбаского, исследованию биологических последствий (Г.Драпкина, В.Бережной, А.Н.Ерохина) и т.д. или не сказано ничего, или говорится скороговоркой. Между тем, это была самая крупная и самая результативная экспедиция КМЕТ АН СССР за всю историю Тунгусской проблемы и значение ее в истории Тунгусского метеорит исключительно велико. Она по-настоящему провела обследование всего района комплексно и всесторонне. Достаточно вспомнить, что в ее работах принимали участие представители 14 специальностей, работавшие в поле около 4 месяцев (общая численность экспедиции – около 80 человек).

21. К стр.112. В 1962 г. наша группа с К.П.Флоренским не работала. Это единственный год, когда КСЭ не посылал полевых отрядов на Тунгуску.

22. К стр.119. Следует внести существенные поправки в рассуждения автора о «светлых ночах». В эпицентре и широте Тунгусской катастрофы их, естественно, никто не наблюдал, потому что наблюдать их там было некому. Кроме того, в это время на Подкаменной Тунгуске бывает пора летних белых ночей. В Красноярске же и Енисейске «светлые ночи» достоверно были. Западная граница световых аномалий пока не установлена. Розыски судовых журналов того времени как следует, к сожалению, до сих пор не проведены, и это предстоит сделать.

23. К стр.120. Неверно, что при прохождении Земли через хвосты комет не наблюдается световых явлений. Подробнее об этом см.книгу Н.В.Васильева с соавт. «Ночные светящиеся облака и оптические явления, связанные с падением Тунгусского метеорита», изд. «Наука», 1965.

24. К стр.122. Рассуждения автора о фоне выпадения космической пыли сугубо субъективны. С очень большой натяжкой они могут быть отнесены к поискам космического вещества в нестратифируемых объектах (почва). К поискам этого материала в стратифируемых объектах они неприменимы (торф, лед). Впрочем, это место отражает субъективную точку зрения автора, и заставлять его перейти на противоположную было бы несправедливо и нереально. Если в предисловии автор поставит точки над «и» в отношении своего «кредо»,  это место можно оставить в той форме, в какой оно представлено.

25. К стр.123. при      =  0,8х10-3 г/см3 и          = 30 км/сек            = 7х106 кг/см2. В тексте же приведено иное значение.

26.    К стр.125. Нельзя растягивать цитаты на 11 стр. машинописи.

27.    К стр.127. Снова о фоне космической пыли. См.выше п.24.

28. К стр. 128 и смежным. Ничего не говорится о таком фундаментальном событии в истории Тунгусского метеорита, как установление его траектории. Объективность требует указать роль, которую сыграли при этом опросы энтузиаста-любителя, преподавателя математики в Вановаре В.Г.Коненкина.

29. К стр.134. «Наклон траектории не превышал 10о…… - нетрудно это доказать». Если бы и в самом деле это было доказать нетрудно….. Над установлением наклона траектории с потом великим бьются второе десятилетие и, как говорится, дай Бог, чтобы в пределах ближайших трех лет эта работа была закончена. А автору все ясно. Право же, хочется ему позавидовать.

30. К стр.135. Сумбурно сказано о СВ и ЮВ лепестках области звуковых явлений.

31. К стр.139. «Тунгусское тело пролетело над Преображенкой». Это далеко не очевидно. Далеко не все очевидцы из этого района подтверждают пролет тела через зенит.

32. К стр.141. «Можно считать окончательно доказанным, что в вывале леса если и принимала участие баллистическая волна, то довольно незначительное». Это точка зрения А.В.Золотова и автора книги. Большинством исследователей Тунгусского метеорита она не принята. Высказаны в последнее время и прямо противоположные суждения. Вопрос этот неясен, находится в состоянии разработки, поэтому столь категоричное заявление для историка (а не для полемиста, отстаивающего свою точку зрения) неуместно.

33. Так же стр.141. В.Г.Фаст выполнил весьма широкое, полное и всестороннее исследование вывала леса, в том числе – определил координаты эпицентра. А.В.Золотов использовал в своих расчетах карту вывала, полученную В.Г.Фастом. Поэтому неверно говорить: «…. Кроме Золотова, их провели Фаст и др.».

34. К стр.144. О протяженности взрыва говорит эллипсовидная форма области лучистого ожога.

35. К стр.145. Обсуждается карта Золотова, но сама карта в рукописи не приложена.

36.  К стр.149. Рассуждения о ледяных метеоритах прямого отношения к делу не имеют и в высшей степени сомнительны. Следовало бы их убрать.

37. К стр.153. О сучках, как свидетелях баллистической и взрывной волны. Это очень слабое, одно из самых слабых мест в работах А.В.Золотова. Вряд ли стоит делать на нем такой большой акцент.

38. К стр. 154. Автор придает существенное значение свидетельским показаниям, гласящим, что «сперва был звук». В действительности, такого рода смещение последовательности событий по каким-то причинам психологического порядка нередко имеют место и у свидетелей падений обычных метеоритов.

39. К той же стр. «Анализ карты поваленной тайги, как уже говорилось, со всей определенностью доказал, что на самом деле перед взрывом Тунгусское тело двигалось еще медленнее и его скорость составляла 1-1,5 км/сек». Этой точки придерживается и считает ее вполне доказанной только А.В.Золотов и автор книги. Остальные специалисты, занимающиеся этим вопросом, или считают это положение не соответствующим действительности, или не доказанным. Окончательно определение скорости Тунгусского тела – дело ближайших 3-4 лет работы.

40. К стр.158. Получается, что ожог изучался только А.В.Золотовым. Фундаментальный расчет Г.М.Зенкина (установление центра световой вспышки) даже не упоминается.

41. К стр. 160. Сибиряки (Плеханов и др.) занялись исследованиями геомагнитного эффекта не позже К.Г.Иванова (сравните, например, даты публикаций: Плеханов и др. «Известия вузов» Физика, № 2, 1960; «Геология и геофизика», № 6, 1961; Иванов К.Г. «Метеоритика», вып.21, 1961).

42. К стр.166. О том, что радиоактивность почвы в эпицентре вызвана, скорее всего, современными глобальными осадками, писали задолго до А.В.Золотова (см. «ПроблемаТунгусского метеорита», вып.1, статья Кириченко и Гречушкиной).  

43. К той же стр. Автор делает намеки на то, что природа заболеваний среди эвенков в 1908-1909 гг. не вполне ясна – была ли это черная оспа либо другое (уж не лучевая ли болезнь?). Следует заметить со всей резкостью, что спутать эпидемию черной оспы с лучевой болезнью труднее, чем ежа с крокодилом.

     Метод послойного озоления деревьев для использования их «календаря радиоактивности» успешно применяется Кириченко и Гречушкиной уже в экспедиции 1960 г. Поэтому нельзя говорить, что он разработан А.В.Золотовым. Думая, что экскурсия в специальную литературу покажет, что метод этот использовался лабораториями, занимающимися радиоактивностью, в других целях (не применительно к Тунгусскому метеориту) и раньше.

44.  К стр.171. Метод расчета массы антиматерии изложен неясно.

45. К стр.184-185. Дано описание рисунка, к рукописи не приложенного.

46. К стр.206. «Через несколько лет выяснилось, что здесь произошла ошибка». Какая, в чем? Неясно.

47. К стр.213. Откуда следует, что скорость в районе Илимска до 1 км/сек?

48.  К стр. 219. Указывается, что шарики в торфе обнаруживаются не только в районе падения, но и в «удаленных местах». «Удаленное место» - Вановара – находится в 65 от эпицентра падения по прямой. Для взрыва с энергией 20-4% мегатонн вряд ли такое место можно считать удаленным.

49. К стр. 224 и некоторым другим. Толкование и изложение автором результатов по термолюминесценции крайне упрощенное и просто неверное.  Термолюминесценцией обладают многие горные породы, она наблюдается не только в местах ядерных взрывов, причиной ее, как правило, являются естественные радиоактивные излучения либо космический фон. И в этом случае, как и во многих других, автор чрезвычайно прямолинейно толкует фактический материал, отвлекаясь – вольно или невольно – от сложности и противоречивости природных процессов.

50. Не стоит слишком часто и без нужды упирать на то, что такой-то академик «поддержал», «одобрил», «согласился» и т.п. Это создает впечатление, что позиции автора книги шатки, и он пытается укрепить их ссылками на авторитеты.

51. Методом изложения избрано широкое цитирование высказываний, статей, документов. Непосредственному участнику работ читать это интересно. В интересах же «широкого» читателя, вероятно, следовало бы слишком большие выдержки сократить. 

    Считаем, что рукопись может быть опубликована после переработки в соответствии со сделанными выше замечаниями, к которым следует также добавить необходимость широкого использования материалов Симпозиума по проблеме Тунгусского метеорита в 1971 г., и прежде всего, расчетных работ В.А.Бронштэна, В.И.Коробейникова, И.П.Пасечника. Шире следует представить фундаментальные расчетные работы М.В.Цикулина и модельные опыты И.Т.Зоткина.

Очевидно, что переработка книги в таком духе потребует известного времени, но это послужит, без сомнения, интересам общего дела.

Текст настоящей рецензии составлен А.В.Ковалевским и Н.В.Васильевым. Он согласован с В.Г.Фастом, Д.Ф.Анфиногеновым, Г.Ф.Плехановым, А.П.Бояркиной и Ю.А.Львовым.

Заместитель председателя Комиссии по метеоритам Сибирского отделения АН СССР, профессор

(Н.В.Васильев)

10.10.1973 г.

          Все конкретные замечания по этой рецензии (как и по двум предыдущим) были мною учтены и в июне 1974 года рукопись, окончательно подготовленная к набору, была мною сдана в Издательство.

Казалось бы, ничего не препятствовало ее выходу в свет – ведь в рукописи излагались и комментировались уже ранее опубликованные материалы по Тунгусскому диву. Собранные воедино, они, по замыслу автора, должны были подвести итоги многолетних исследований и помочь всем будущим исследователям ориентироваться в современном состоянии проблемы.

Однако, Комитет по метеоритам АН СССР, верный своей неизменной традиции дезинформировать общественность в Тунгусской проблеме и душить административным путем всякие проявления инакомыслия, и на этот раз добился успеха. Через Росглавиздат (административный орган, ведающий периферийными издательствами) Комитет по метеоритам затребовал уже сданную в набор мою рукопись на контрольную экспертизу. Как мне разъяснили во Всесоюзном Агентстве по авторским правам (ВААП), действия эти были противозаконными, т.к. научно-популярная литература такой экспертизе не подлежит.  

Тем не менее, моя рукопись была изъята из Издательства и передана на рецензирование в Комитет по метеоритам. Осенью 1974 г. я получил рецензию В.А.Бронштэна  с сопроводительным письмом Росглавиздата, в котором мне предписывалось учесть его замечания. Вот эта рецензия:

РЕЦЕНЗИЯ

на рукопись книги Ф.А.Зигеля «Тунгусское диво»

Рукопись посвящена истории исследований действительно уникального явления природы – падения Тунгусского метеорита, или, как говорят иногда ради осторожности, Тунгусского космического тела. Исследования Тунгусского падения еще не закончены, не оставлены, а напротив, успешно продолжаются, причем каждый год приносит что-то новое.

Тунгусская проблема оказалась исключительно плодотворной, выйдя по своему значению далеко за рамки исследований обстоятельств падения крупного метеорита. Она вызвала необходимость ряда важных исследований в области физики и динамики сильных и слабых ударных волн, взрывных явлений, взаимодействия тел различного состава с ударной волной и атмосферой Земли, а также в области геомагнитных и оптических явлений в атмосфере, методики сбора космической пыли в почве и торфяниках, изучения следов радиоактивности в почве и деревьях, выяснения причины ускоренного роста деревьев и т.д. Поэтому писать о ней надо, в том числе и для массового читателя, который где-то и что-то слышал о Тунгусском метеорите, но толком ничего не знает и хочет знать правду.

В нашей литературе имеется немало книг, сборников и статей, посвященных Тунгусской проблеме или отдельным ее аспектам. Их можно разделить на три категории.

1. Научные монографии, сборники и статьи. К числу монографий следует отнести книгу Е.Л.Кринова «Тунгусский метеорит» (изд. АН СССР, 1949), вышедшую почти четверть века назад и не охватывающую последние 15 лет интенсивных исследований явления, и книгу  А.В.Золотова «Проблема Тунгусской катастрофы 1908 г.» («Наука и техника», Минск, 1969), излагающую, в основном, результаты работ автора и во многом спорную и ошибочную (о работах А.В.Золотова см.ниже). Есть еще коллективная монография Н.В.Васильева и др. «Ночные светящиеся облака и оптические аномалии, связанные с падением Тунгусского метеорита» («Наука», 1965), посвященная лишь одному вопросу, указанному в ее заглавии, и два сборника «Проблема Тунгусского метеорита», изданные в Томске в 1963 и 1967 гг. Наконец, есть множество статей в сборниках «Метеоритика» и других сборниках и научных журналах.

2. Мемуары, воспоминания участников экспедиций и очерковые произведения. Здесь можно упомянуть книгу писателей И.Евгеньева и Л.Кузнецовой «За огненным камнем» (Географиздат, 1958) – о Л.А.Кулике, коллективную книгу томских исследователей: Н.Васильев и др. «По следам Тунгусской катастрофы» (Томск, 1960), книги участников экспедиции Ю.Кандыбы «В стране огненного бога Огды» (Кемерово, 1967) и В.Вронского «Тропою Кулика» («Мысль», 1968). Все эти книги хорошие и могут быть рекомендованы широкому кругу читателей. Есть и ряд   статей подобного же «жанра».

3. Научно-популярная литература. Статей здесь написано множество, но научно-популярной книжки о Тунгусском падении пока нет ни одной, хотя есть целые главы в книгах более общего характера (например, гл.6 в книге В.А.Бронштэна «Беседы о космосе и гипотезах», Наука, 1968) и др.

Все научно-популярные статьи о Тунгусском метеорите делятся на две категории: «описательные» (в которых излагается лишь история и суть дела) и «полемические» (это статьи А.П.Казанцева и Ф.Ю.Зигеля с защитой своих представлений о том, что Тунгусский метеорит был межпланетным кораблем, и статьи ученых с опровержением и разоблачением этой версии).

К сожалению, в нормальный процесс исследования Тунгусского феномена, начиная с 1946 г., ворвались элементы ложной сенсационности, связанные с псевдонаучной гипотезой писателя А.П.Казанцева (к которой примкнули автор рукописи Ф.А.Зигель и упоминавшийся выше инженер А.В.Золотов) о том, что Тунгусское тело было межпланетным кораблем иной цивилизации. И вот уже на протяжении 27 лет Казанцев и Зигель, используя свои незаурядные литературные способности, нагнетают нездоровый дух легкомысленной погони за сенсациями, создавая видимость «жарких дискуссий» в научных кругах вокруг Тунгусской проблемы, дезориентируя широкие круги советских и зарубежных читателей, поскольку их статьи публикуются, как правило, в таких многотиражных журналах, как «Знание – сила», «Техника- молодежи», «Вокруг света», «Юный техник» и др., а также в газетах.

Нужно сразу сказать, что Казанцев и Зигель спекулируют не только на Тунгусской проблеме. Они распространяли в свое время в нашей стране миф о «летающих тарелках», о микроорганизмах, якобы найденных в железном Сихотэ-Алинском метеорите, о пришельцах из космоса»), в справедливо раскритикованном  советской печатью псевдонаучном фильме «Воспоминания о будущем» фигурирует Казанцев и его взгляды), о разумной жизни на Марсе и искусственном происхождении его спутников. В последнем вопросе главную роль играл автор рассматриваемой рукописи Ф.Ю.Зигель, две другие книги которого на близкие темы («Обитаемые миры», «Знание», 1962; «Жизнь в космосе», «Наука и техника», Минск, 1966) подверглись суровой критике научной общественностью на страниах печати (см. «Правду» от 28 февраля 1964 г., «Бюллетень Всесоюзного астрономо-геодезического общества» № 34, 1963, «Земля и Вселенная» № 2, 1963). Лишь в самое последнее время под напором неопровержимых данных о природе «каналов» Марса и его спутников, полученных с помощью космических межпланетных станций, Ф.Ю.Зигель вынужден был признать на страницах «Науки и жизни» (№ 8 от 1971 г.) ошибочность неоднократно высказывавшихся им взглядов на существование в наше время высокоразвитой цивилизации на Марсе, построившей каналы и запустившей искусственные спутники Марса. А ведь ему не раз указывали на его ошибки, но он не считался с критическими замечаниями ученых.

Но может быть, теперь, учтя урок своего марсианского фиаско, Ф.Ю.Зигель пересмотрел свои позиции и решил дать читателям объективное повествование об истории исследований Тунгусского падения?

Сначала кажется, что так оно и есть. Вообще, первая глава («Тропою Кулика») написана заметно лучше, интереснее других (автор писать умеет!), читается легко. В этой главе живой рассказ о первых исследованиях Тунгусского метеорита Л.А.Куликом совсем не страдает от вкраплений показаний очевидцев, выдержек из газетных и журнальных статей, некоторых писем. Они органически укладываются в повествование.

Но чем дальше, тем изложение все хуже и хуже, а текст – труднее для чтения. И дело совсем не в том, что на сцене появляется «гипотеза» Казанцева и идет изложение спора между ним и учеными. В конце концов, это изложение идет (по крайней мере, в начале – примерно до 1957 года) более или менее правильно. Но постепенно выдержки из статей «за» и «против» гипотезы атомного взрыва  над Тунгусской тайгой становятся все длиннее, а авторские комментарии к ним – все короче, и получается не рассказ об истории научных исследований Тунгусского явления, а своеобразная «белая книга», этакая «хрестоматия» статей,    посвященных в основном полемике Казанцева и Зигеля с учеными.

Впрочем, может показаться, что со специалистами в области метеорной астрономии и метеоритики полемизируют не одни лишь Казанцев и Зигель. Так на стр.72-74 приводится письмо «большой группы советских деятелей астрономии» (А.А.Михайлов, Б.А.Воронцов-Вельяминов и др., всего 8 человек), которые в 1948 г. защищали постановку лекции-диспута «Загадка Тунгусского метеорита» в Московском планетарии (по сценарию А.П.Казанцева, с участием Ф.Ю.Зигеля) и критиковали некоторые утверждения В.В.Федынского, К.П.Станюковича и Е.Л.Кринова, но вовсе не высказывали согласия с гипотезой о ядерном взрыве межпланетного корабля. Умелая подача этого письма в «белой книге» создает у читателя впечатление, что эта большая группа ученых поддерживает точку зрения Казанцева и Зигеля.

Вообще иногда умелая подборка статей и документов может действовать на сознание читателя именно так, как того хочет ее составитель. Приведем пример из истории. В начале 1794 г. умеренный якобинец Камилл   Демулен, критикуя правительство Робеспьера, опубликовал в своей газете подборку из текстов римского историка Тацита, жившего на 17 веков раньше, и конечно, не имевшего в виду Робеспьера, о появлении которого спустя 1700 лет он,  естественно, не мог и догадываться. Но тексты Тацита, направленные против тиранов и тирании, били по Робеспьеру, как удары молота, и привели в конце концов Демулена на гильотину.

Ф.Ю.Зигель не случайно приводит полностью статью академика В.Г.Фесенкова и Е.Л.Кринова «Тунгусский метеорит или марсианский корабль?» в «Литературной газете» от 4 августа 1951 г. – ведь эта статья рассматривал проблему с позиций, на которых стояли ученые в 1951 году, задолго до начала новых экспедиций на место катастрофы, проливших новый свет на природу явлений, разыгравшихся там в  1908 году. Потом Ф.Ю.Зигель не раз будет возвращаться к этой статье и со злорадством подчеркивать ошибки ее авторов. Основная их ошибка состояла в том, что они допускали удар Тунгусского метеорита о Землю, его взрыв от этого удара и образование кратера, позже будто бы затянутого т.н. Южным болотом).

Примерно с середины второй главы автор начинает цитировать и свои собственные работы, появлявшиеся в разное время в массовых научно-популярных журналах. Конечно, в принципе, автор может ссылаться и на свои статьи, но в данной книге это порой приводит к многократному повторению одних и тех же мыслей, иной раз почти дословно. Так, критикуя кометную гипотезу, Ф.Ю.Зигель указывает, что яркость хвостов комет не превышает яркости Млечного пути. Это заявление встречается четырежды: на стр.154 (в перепечатке его неопубликованной статьи, отклоненной редакцией «Бюллетеня Комиссии по кометам и метеоритам»), на стр.168 (в тексте статьи из «Знание – сила» № 8 за 1962 г.), на стр.248 и 250 (в тексте автора книги).

Все критические замечания Ф.Ю.Зигеля в адрес кометной гипотезы, в свою очередь, можно подвергнуть критике. Ну, например, тот факт, что Тунгусская комета не была открыта  до встречи с землей, по Зигелю, говорит против кометной гипотезы. Да если бы она наблюдалась, не было бы никакой проблемы! А почему бы автору, справедливости ради, не привести следующий отрывок из упомянутой дважды в рукописи книги В.А.Бронштэна «Беседы о космосе и гипотезах» (стр.226):

«Критики кометной гипотезы считают это обстоятельство чуть ли не опровержением всей гипотезы. Но многочисленные факты пропуска или утери заведомо существующих комет с известными орбитами показывают, что не заметить слабую комету проще, чем обнаружить ее».

Вызывает удивление попытка Ф.Ю.Зигеля изобразить наличие в научной литературе двух вариантов траектории Тунгусского тела (южной, т.н. траектории Астаповича и восточно-юго-восточной как свидетельство «маневра», будто бы совершенного космическим кораблем. Но траектория  Астаповича давно уже и окончательно опровергнута, после того, как были собраны показания очевидцев с Нижней Тунгуски. Азимут траектории по этим показаниям совпадает с осью симметрии поля вывала леса (как по В.Г.Фасту, так и по А.В.Золотову). Почему же И.С.Астапович получил свой «южный» вариант траектории? Да потому, что в его распоряжении были данные о сейсмических и акустических явлениях и наблюдения только южной группы очевидцев (примерно от Енисейска до Киренска). Построенные им изолинии соответствуют южному лепестку «бабочки» - фигуры, изображающей действие воздушных волн Тунгусского тела на земную поверхность. Если бы в таком же количестве удалось собрать сведения из района к северо-востоку от эпицентра, получился бы такой же точно северо-восточный лепесток, а биссектриса этих направлений и соответствует истинной проекции траектории. Траектория Астаповича опровергается и анализом показаний очевидцев. Так И.В.Никольский из с.Малышевки (прямо под траекторией Астаповича!) сообщил, что и «огонь» и гром были на северо-востоке (именно в этом от Малышевки направлении находилась истинная траектория тела), а не в зенит. На Шаманских водомерных постах (тоже под траекторией Астаповича) наблюдался огненный шар в северной стороне, а не в зените. Агроном Кокбулин из Нижне-Илимского (следующий пункт под траекторией Астаповича) прямо указывает, что «двигался метеор с востоко-юго-востока на запад-северо-запад» и т.д.

Ф.Ю.Зигель пытался сделать доклад о своем «маневре» на совещании по Тунгусскому метеориту в Новосибирске в апреле 1971 года, но по решению Оргкомитета совещания этот доклад был снят. Автор по болезни не смог приехать в Новосибирск, но решение Оргкомитета было вынесено независимо  от этого. Теперь он пытается обосновать свой «маневр» в рецензируемой книге.

Особую роль отводит в рукописи инженеру-геофизику А.В.Золотову и его исследованиям. В конце второй главы и третьей главе Золотов становится центральной фигурой повествования. А уж вокруг этой фигуры в каком-то странном хороводе кружатся такие лица, как президент Академии наук СССР М.В.Келдыш, академики Б.П.Константинов, Л.А.Арцимович, М.А.Леонтович, Е.К.Федоров, министр геологии и охраны недр П.Я.Антропов, член коллегии того же министерства В.В.Федынский, а также противники Золотова: академики В.Г.Фесенков, К.П.Флоренский, Ю.Ю.Левин, К.П.Станюкевич, В.А.Бронштэн, М.А.Цикулин, И.Т.Зоткин и др. Автор вводит в этот «хоровод» и другие фигуры, например, американского ученого Ла Паза, физиков Либби, Коуэна, Этлури, Джентри. Одни из названных лиц помогают Золотову. Другие мешают и критикуют его, но, в конце концов, выходит победителем он, его результаты, как внушает читателю Ф.Ю.Зигель, «строгие», «красноречивые», «реальные», прочие же исследователи «вынуждены» признать то, что ранее получил Золотов и т.д.

Кто же в действительности А.В.Золотов и какова его роль в исследованиях Тунгусского падения? Можно вполне согласиться с его характеристикой, данной Б.П.Вронским и приводимой автором на стр.113. Это молодой ученый, способный, трудолюбивый, но увлеченный навязчивой идеей об атомном взрыве и поставивший себе целью доказать это любой ценой. На стр.275 автор так и пишет: «Узловой пункт программы группы А.В.Золотова – окончательное доказательство радиоактивности Тунгусских деревьев и установление характера ядерных реакций, породивших взрыв Тунгусского тела». Слова «окончательное доказательство» означают, что предварительное доказательство уже получено. На самом деле никто, кроме Золотова, радиоактивности в деревьях Тунгусской тайги не обнаружил, хотя такие попытки делались (см.стр.230-231 рукописи). Совещание 1971 года в Новосибирске отметило это в своем решении (стр.279 рукописи). Из своей кандидатской диссертации (защищенной в мае 1970 года в Ленинграде) А.В.Золотов полностью  исключил весь раздел о радиоактивности.

Но в рукописи Ф.Ю.Зигеля приводятся не только радиометрические, но и аэродинамические результаты А.В.Золотова, из которых следует, что Тунгусское тело имело скорость 1-2 км/сек и взорвалось за счет внутренней, а не кинетической энергии, точнее, как считает Золотов, за счет ядерной энергии.

Эти расчеты А.В.Золотова полностью ошибочны, в них допущены две грубые ошибки (и ряд мелких): неправильно представлена геометрия баллистической волны (ее сечение земной поверхностью) и не учтена неоднородность атмосферы. Последнее приводит к занижению энергии баллистической волны, а значит, и скорости тела. По этим причинам все расчеты, описанные на стр.184-185 рукописи, неверны, на что А.В.Золотову было указано неоднократно на научных совещаниях, в печати и в переписке с ним (см.работы М.А.Цикулин, И.Т.Зоткина, В.А.Бронштэна и др.).

Следующая важная, можно сказать, принципиальная ошибка А.В.Золотова состоит в предположении, что микробарограмма сильного взрыва зависит от его физической природы (об этом говорится на стр.203-204). На самом деле, характер воздушных волн зависит исключительно от энергии взрыва. Золотов сравнивал записи сильных ядерных взрывов со слабыми химическими, произвольно меняя горизонтальный масштаб. Концентрация энергии на единицу массы оценена им неверно, т.к. надо брать не массу расщепляющегося вещества, а массу огненного шара в начальный момент взрыва. Произвольно оценена Золотовым и температура взрыва.

 Итак, работы Золотова содержат множество ошибок, сводящих на нет его результаты, а автор строит на них все здание своей третьей главы. Что касается скорости в 1-2 км/сек, то она совершенно нереальна еще и потому, что в этом случае пролет тела по небу хотя бы в Преображенке продолжался бы 3-6 мин, т.е.  тело двигалось бы страшно медленно (в несколько раз медленнее искусственного спутника Земли). Но все наблюдатели отвечают, что полет проходил довольно быстро, за несколько секунд, как летят все  яркие болиды.

Мы не собираемся рассматривать частные недостатки рукописи Ф.Ю.Зигеля, которых также немало, но которые устранимы. Отметим лишь некоторые из них.

Автор на стр.254-256 приводит отрывок из статьи уже упоминавшегося Ла Паза «Дирак-материя и Тунгусский метеорит» (1968). Если автор внимательно читал статью Ла Паза, то он не мог не заметить, что она переполнена гнусными антисоветскими выпадами, и что Ла Паз использует критику работ Золотова в советской научной печати для обоснования своего тезиса о «режиме диктатуры» в нашей науке.

Вся история с т.н. Яготинским ледяным «метеоритом» (стр.190-192) – такой же блеф, как и с Домодедовским. Эта зловонная глыба упала из туалета самолета, по-видимому, военного (поэтому никаких справок о нем не дали).

Автор не имеет права публиковать служебную переписку Академии наук СССР с Министерством геологии СССР и служебные документы Академии наук СССР без соответствующего разрешения, которое ему наверняка не дадут (стр.121-124).

В рукописи очень много мелких ошибок и опечаток (искажения имен, фамилий, дат и др).

ОБЩИЙ ВЫВОД:

Книга Ф.Ю.Зигеля, несмотря на утверждение в аннотации, страдает необъективным подходом к серьезной научной проблеме, особенно во второй части. В ней неправильно, тенденциозно освещается положение с изучением этой проблемы в последние годы. Главная роль отводится работам Золотова, содержащим ряд принципиальных ошибок, но ничего не говорится о последних работах на местности (обнаружение космического вещества в слое торфа 1908 года и его картирование группой Н.В.Васильева), о теоретических работах В.П.Коробейникова, П.И.Чушкина, И.П.Пасечника и др. Изложение во второй части превращено в скучный набор выдержек и статей «за» и «против» ядерной гипотезы, хотя в серьезных научных кругах она вообще не обсуждается. Рукопись в ее настоящем виде не может быть рекомендована к изданию.

-------------- о --------------

     Получив эту рецензию и директивное письмо Росглавиздата, я ее, естественно, опротестовал. В письме на имя Председателя Государственного Комитта по печати СССР Б.И.Стукалина, я писал о недопустимости административного вмешательства в научные дискуссии, о том, что такого рода действия вредят науке, примером чего служат известные истории с генетикой и кибернетикой. Я настаивал на том, чтобы моя рукопись была направлена во Всесоюзный НИИ Геофизии группе А.В.Золотов, непосредственно занимающейся Тунгусской проблемой. Об этом в личной беседе просил Б.И.Стукалина и А.П.Казанцев.

Б.И.Стукалин внешне благожелательно отнесся к нашей просьбе и дал указание Комитету по печати РСФСР пересмотреть вопрос об издании мой рукописи. Входящий в состав этого Комитета Росглавиздат понял распоряжение Б.И.Стукалина весьма своеобразно. Он направил мою рукопись не группе А.В.Золотова, а снова в Комитет по метеоритам АН СССР. На этот раз рецензентом выступил известный скандальным «открытием» осколков Тунгусского метеорита А.А.Янвель. Привожу полностью текст его рецензии:

РЕЦЕНЗИЯ

на рукопись книги Ф.Ю.Зигеля «Тунгусское диво» Западно-Сибирское книжное издательство

История исследования проблемы  Тунгусского метеорита, которая продолжается свыше 50 лет, имеет некоторые особенности. 

Первая особенность состоит в том, что это явление, которое произошло в 1908 году, начало изучаться только через 20 лет, вследствие чего многие данные, которые могли быть тщательно исследованы, остались недостаточно выясненными. Кроме того, инструментальные измерения того времени были весьма ограниченными и мало точными. Все это привело к тому, что ученые в своем распоряжении имеют довольно скудный фактический материал об этом явлении. С другой стороны, только в последнее время наука начала постигать природу некоторых космических тел и явлений, происходящих в земной атмосфере при их движении и при мощных взрывах.

В итоге изучение такого сложного события, как Тунгусское падение, продолжается до сих пор и проблему нельзя считать решенной.

Другой особенностью является то обстоятельство, что в течение последних 25 лет к этой проблеме привлечено внимание широкой общественности, благодаря идее писателя-фантаста А.П.Казанцева, активно распространяемой Ф.Ю.Зигелем, о том, что Тунгусская катастрофа являлась ядерным взрывом марсианского (а затем – инопланетного) корабля.

Это привело  появлению многих энтузиастов-любителей, которые решили заняться поисками следов такой ядерной катастрофы.

Таким образом, популярное изложение истории исследования Тунгусского падения должно показывать, как развитие научных представлений и гипотез о природе этого явления на фоне общего развития смежных отраслей науки, так и ход самих исследований различными научными учреждениями и лицами.

Для того, чтобы рассказ об этой истории принес пользу широкому кругу читателей, в подавляющем большинстве своем непосвященных в курс дела, он должен быть написан автором, достаточно разбирающимся в научной стороне вопроса и, безусловно, вполне объективно и независимо от его точки зрения на существо самого явления. Если последнее условие соблюдено, то отдельные неточности в изложении конкретных научных вопросов могут быть исправлены при рецензировании и редактировании книги соответствующими специалистами.

Другое дело, когда автор сознательно идет на искажение фактов и известных событий, либо изменяет акценты в изложении различных фактов. В этом случае, очевидно, никакие частные исправления не помогут довести обзор до состояния, пригодного к публикации.

Мы подробно остановимся на этом вопросе, так как уже во введении (стр.6) настораживает то обстоятельство, что Ф.Ю.Зигель вычеркнул ранее написанные им слова о попытке «объективно, не навязывая читателю какого-нибудь одностороннего решения», представить события. Правда, перед этим он пишет, что «история документальная – что может быть доказательнее  документов?»

Но документов, относящихся к исследованиям Тунгусского метеорита, очень много. Здесь, кроме работ, опубликованных в научных и научно-популярных изданиях, имеется большое число публицистических статей, в основном, в молодежных журналах («Техника – молодежи», «Знание – сила», «Смена» и др.) и газетах, а также очерки, выступления, письма и т.д.

Так как из числа этих многочисленных документов можно привести, конечно, только незначительную часть, то понятно, что весь вопрос сводится к тому, как подобраны цитаты из этих материалов. Поэтому обилие цитат само по себе отнюдь не означает объективного освещения вопроса.

К сожалению, ознакомление с рукописью показывает, что эти цитаты подобраны весьма тенденциозно, не говоря уже о комментариях автора, сопровождающих эти цитаты. Все замечания по этому поводу привести невозможно, поэтому ограничимся только примерами по наиболее существенным вопросам.

Начнем с научной стороны проблемы.

Основой любого исследования является фактический материал. Среди различных сведений о Тунгусском падении большая роль принадлежит траектории движения метеорного тела в земной атмосфере. Траектория характеризуется данными о ее направлении и наклоне. Первоисточником таких данных обычно являются сведения очевидцев, наблюдавших подобное явление. Ф.Ю.Зигель в своей книге (стр.135-136) произвольно разделяет траекторию на два участка – начальный и конечный, и для начального приводит только данные И.С.Астаповича (1933, 1951 гг.), основанные на наблюдениях световых и, главным образом, звуковых явлений очевидцами, расположенными к югу от места падения. На основании этих наблюдений И.С.Астапович предположил направление движения болида с юга на север.

Однако Ф.Ю.Зигель совершенно умалчивает о более поздних работах Н.Н.Сытинской (1955) и И.Т.Зоткина (1966). В первой работе, где рассматриваются те же сведения о световых явлениях, что и в статьях И.С.Астаповича, показано, что эти сведения не дают определенных выводов. В работе И.Т.Зоткина рассматриваются не только сведения южной группы очевидцев, но и недавно собранные данные от наблюдателей, находившихся к востоку от места падения. В результате сведений всех очевидцев определена траектория с востока-юго-востока на запад-северо-запад. Что касается акустических явлений, направленных на юг от места падения, то, как показал И.Т.Зоткин, они отвечают распространению воздушных волн вдоль южного крыла «бабочки», образованной на месте падения (другое крыло направлено на северо-восток). Независимым подтверждением восточной траектории является ее совпадение с осью симметрии вывала леса. Автор принимает ее лишь для конечного участка траектории.

Также сознательно Ф.Ю.Зигель замалчивает данные Н.Н.Сытинской и И.Т.Зоткина о наклоне траектории, ссылаясь только на косвенные выводы И.С.Астаповича и на свои результаты (стр.137-140), согласно которым угол наклона траектории к поверхности Земли составляет около 10о. Вместе с тем, в работах Н.Н.Сытинской и И.Т.Зоткина на основании наиболее надежных сведений определен средний угол наклона около 35о. Этот результат также независимо подтвержден расчетами взаимодействия ударных волн в районе Тунгусского падения В.П.Коробейниковым и др. (1973 г.).

Замалчивание работ, противоречащих взглядам Ф.Ю.Зигеля, потребовалось ему для того, чтобы обосновать таким путем «гипотезу» прилета инопланетного корабля. Ведь данные о траектории метеорного тела являются первым и последним звеном цепи логических рассуждений, на которых построена вся эта «гипотеза».

Вот эта цепочка:

1) при угле наклона траектории менее 10о баллистическая волна, образованная при движении метеорного тела, очень слаба; 

2) если баллистическая слаба, то скорость тела мала – 1-2 км/сек;

3) если скорость тела мала, то взрыв был вызван не его кинетической, а внутренней энергией;

4) если это была внутренняя энергия, то скорее всего – ядерная энергия;

5) если это был ядерный взрыв, то он не мог быть естественным;

6) если это был искусственный взрыв, то он произошел при аварии инопланетного корабля, совершившего перед этим «маневр» - переход с южной траектории на восточную.

Но, так как малый наклон траектории, как указано выше, по меньшей мере не доказан, то Ф.Ю.Зигель прекрасно понимает, что если этот кирпич будет вынут из основания построенного здания, то оно рухнет. Поэтому он применяет такой «простой» прием, рассчитанный на непосвященного читателя.

Таким образом, мы видим, что автор не случайно вычеркнул во введении слова о своем раннем намерении объективно представлять события.

Если рассмотреть другие приведенные Ф.Ю.Зигелем фактические данные о Тунгусском падении, то и там в большинстве случаев мы наблюдаем подобную картину – если не полное замалчивание «инакомыслящих» авторов, то, во всяком случае, их результаты приводятся во много раз короче, чем не выдерживающие критики данные А.В.Золотова, на которые в значительно мере опирается автор. 

Посмотрим теперь, как Ф.Ю.Зигель освещает историческую сторону исследования проблемы.

Прежде всего, следует отметить, что автор неправомерно сопоставляет между собой различные гипотезы о природе Тунгусского космического тела.

Так, например, он сравнивает между собой «кометную» и «ядерную» гипотезы. При этом смешиваются совершенно различные понятия – происхождение тела и явление, вызванное его проникновением в земную атмосферу.

Если ставить цель разъяснить широкому кругу читателей различие между отдельными гипотезами, следует их классифицировать по определенным сопоставимым признакам. Как известно, в различное, а иногда и в одно и то же время, выдвигались гипотезы, что Тунгусское космическое тело было метеоритом, кометой, антивеществом либо «инопланетным» кораблем. В связи с изменением представлений об одном и том же явлении различные гипотезы могут переходить одна в другую.

Так, например, кометная гипотеза Л.А.Кулика, Френсиса Уиппла,  И.С.Астаповича была выдвинута в 20-30 годы, когда ядро кометы считалось идентичным с каменным метеоритом. Поэтому тогда эта гипотеза, по существу,  н отличалась от метеоритной. После того, как Фред Уипл в 1950 г. выдвинул предположение о том, что ядра комет представляют собой агломерат замерзших газов и тугоплавких частиц, кометная гипотеза, которую развивал в 50-е годы В.Г.Фесенков, приобрела другой смысл. Наконец, по представлениям Б.П.Константинова, который также считал Тунгусский метеорит кометой, все кометы состоят из антивещества. Таким образом, его кометная гипотеза Тунгусского метеорита скоре смыкается с гипотезой Ла Паза и др. об  антивещественной природе этого тела.

Почему же Ф.Ю.Зигель произвел иное деление гипотез? Да очень просто. Применив термин «ядерная гипотеза», он подменил одни понятия другими и объединил В.П.Константинова и сторонников антивещественной природы Тунгусского метеорита вместе с А.П.Казанцевым (и Ф.Ю.Зигелем), придерживающихся версии о ядерном взрыве корабля. Это ему потребовалось для того, чтобы создать впечатление у непосвященного читателя, что ряд крупных физиков, по существу, примкнули к «гипотезе» А.П.Казанцева о космическом корабле.

В доказательство такого мнения Ф.Ю.Зигель приводит на стр.105 не соответствующую действительности (кроме первой и последней фразы) цитату Г.Остроумова:

«Гипотеза А.П.Казанцева существует уже много лет, хотя, прямо скажем, многие астрономы, которым близка по специальности тунгусская проблема, сразу приняли ее в штыки. Иное отношение встретила она не только у читателей, но и у людей науки других специальностей… Гипотез самим фактом своего существования уже принесла пользу. Разве не она вновь возбудила интерес к Тунгусской тайне, к этой удивительной загадке природы? Ведь около двадцати лет после последней экспедиции Л.Кулика в 1938-39 гг. нога ученого не ступала в район катастрофы. Не она ли сплотила группы энтузиастов, отправившихся в тайгу, чтобы найти ключ к разгадке?»       

Этой же цели служит многократное выпячивание поддержки В.П.Константиновым работ А.В.Золотова. При этом Ф.Ю.Зигель даже приводит письма академиков Л.А.Арцимовича и М.В.Келдыша к министру геологии СССР П.Я.Антропову, что, по нашему мнению, недопустимо в такой книге. В действительности же Б.П.Константинов не поддерживал «гипотезы» о космическом корабле, в которую верит А.В.Золотов, а исследования радиоактивности А.В.Золотовым  ему были нужны для подтверждения своей гипотезы об антивещественной природе комет, к числу которых он относил Тунгусский метеорит.

 С другой стороны, автор пытается представить группу ученых-специалистов, занимающихся этой проблемой, как ортодоксов, всячески препятствующих новым исследованиям. Например, по Ф.Ю.Зигелю получается, что Комитет по метеоритам, в противоположность акад. Б.П.Константинову, занимал лишь негативную позицию по отношению к самодеятельным экспедициям. С этой целью автор на стр.98 из семи пунктов решения 9-й метеоритной конференции (1960), посвященных самодеятельным группам и их работе, привел лишь критические замечания в адрес самодеятельных туристов, содержащиеся в двух пунктах.   

Кроме того, в приведенной им цитате умышленно опущен непосредственно предшествующий ей абзац:

«Учитывая возросший интерес со стороны общественности к этому уникальному явлению и возникновение ряда самодеятельных экспедиций, рекомендовать Комитету по метеоритам АН СССР осуществлять консультации для согласования этих работ и рассматривать отчеты и материалы, представляемые в КМЕТ».

В рукописи не упомянуто даже, что в решении 9-й конференции намечена широкая программа дальнейших работ по исследованию Тунгусского падения, которая впоследствии осуществлялась.

Здесь мы отчетливо видим предвзятый подход автора к освещению истории исследований, искажающий истинное положение дела. Примеры подобного рода можно было бы продолжить, однако, как нам кажется, и этого достаточно, чтобы убедиться в том, что Ф.Ю.Зигель в своей книге, как и на протяжении ряда лет – в широкой печати, пытается представить в извращенном виде состояние проблемы исследования Тунгусского падения.

Будучи хорошим лектором и весьма опытным популяризатором, он делает это таким образом, что непосвященный слушатель или читатель не замечает, как его вводят в заблуждение. Это тем более незаметно, что читатель безусловно находит у Ф.Ю.Зигеля отклик своему стремлению узнать о необычном, в частности, о возможном посещении Земли инопланетянами.

Можно полагать, что представленная книга Ф.Ю.Зигеля читалась бы с большим интересом, несмотря на большие длинноты, в особенности, во второй части. В этом отношении ее можно сравнить с недавно шедшем на экранах (также документальном) фильмом «Воспоминание о будущем», который был воспринят широкой публику за истину и одновременно был резко осужден научной общественностью на страницах нашей печати, как вредная дезинформация.

Мы полагаем, что в связи с отмеченными принципиальными недостатками, рукопись Ф.Ю.Зигеля «Тунгусское диво» нельзя рекомендовать к опубликованию.

Ст.научный сотрудник

Комитета по метеоритам АН СССР,

Кандидат физ-мат. наук

А.А.Янвель

 Москва, 18 июня 1974 г.

--------------- о ---------------

«Пересмотрев» таким образом свою точку зрения, Росглавиздат вынес решение о запрещении издания моей книги. В август 1974 года Издательство расторгло со мной договор и вернуло мне рукопись. В препроводительном письме было сказано, что рукопись не может быть издана, «так как на нее имеются два отрицательных отзыва». О трех же положительных отзывах, естественно, не упоминалось ни слова.

В сентябре 1974 года я решил лично переговорить с начальником Росглавиздата Г.П.Лебедевым. В одном из флигелей старинного особняка на Малой Никитской меня принял в своем служебном кабинете чиновник средних лет, своей невозмутимостью и даже некоторой флегматичностью чем-то напоминающий артиста Малого театра Рыжова.

После того, как я изложил суть дела и свой протест против административного вмешательства в научный спор, между нами произошел любопытный диалог:

Лебедев: И все-таки мы вашу книгу выпустить не можем.

Я:          Но почему же, что в ней такого, что было бы вредно для советского                          читателя?

Лебедев: Ваша книга вызовет споры, а мы можем разрешить издавать только те книги, которые ни у кого никаких споров не вызывают.

Я:              Но вы сами–то читали книгу?

Лебедев: Если я буду книги читать, когда же мне работать?

Я очень жалел, что у меня не было магнитофона, который бы документально зафиксировал этот анекдотичный диалог.

Поначалу мне показалось, что Лебедев шутит. Когда же я понял, что это не шутка, мне осталось, сохранив вежливость, распрощаться и уйти.

Наш разговор с Лебедевым я изложил в новом протесте на имя В.И.Стукалина и в письме, адресованном Комиссии Партийного Контроля ЦК КПСС.

Как обычно в таких случаях, мои жалобы были направлены тому, на кого я жаловался. И вот 5 ноября 1974 года я получил из Росглавиздата за № 05-261/п следующее любезное письмо:

«Уважаемый Феликс Юрьевич!

Росглавиздат вновь рассмотрел Ваше письмо по поводу издания рукописи «Тунгусское диво». Мы по-прежнему считаем невозможным рекомендовать ее к печати. Западно-Сибирское Книжное Издательство допустило ошибку, заключив с Вами договор, так как тема Вашей работы для него непрофильна.

Начальник Росглавиздата                                                                    Г.Лебедев»

--------------- о ---------------

Видимо, почувствовав, что он несколько «пересолил», Г.П.Лебедев изменил мотивы отказа. Моя рукопись вдруг оказалась «непрофильной».  Но почему же тогда эту «непрофильную» рукопись утвердили в 1972 г. к изданию (в Издательском плане) в том же Росглавиздате? Почему Г.П.Лебедев дважды посылал на рецензию явно «непрофильную» рукопись, вместо того, чтобы отвергнуть ее сразу из-за «непрофильности»? Или может быть, все это из-за того, что по причине загруженности работой Г.П.Лебедеву некогда не только читать книги, но даже осмысливать их названия?

Как бы там ни было, круг замкнулся, и рукопись осталась неизданной. Администраторы-чиновники, не разбираясь в существе научного спора, тем не менее заняли позицию одной из спорящих сторон, и тем самым воспрепятствовали свободной научной дискуссии, о пользе которой в различных областях науки так красноречиво сказано в Программе КПСС.

На протяжении всей  этой книги читатель видел, что главной заботой Комитета по метеоритам АН СССР было задушить всякую дискуссию вокруг Тунгусской проблемы, представить эту проблему давно решенной и не заключающей в себе ничего уникального. Методы, которые для этой цели применялись В.Г.Фесенковым, Е.Л.Криновым, А.А.Янвелем и В.А.Бронштэном, по существу, ничем не отличались от тех, которыми «прославился» так называемый академик Лысенко. Да и результаты сходны – без той дезинформации, зажима критики и административного произвола, которым отличился Комитет по метеоритам за последние 30 лет, проблема Тунгусского взрыва, несомненно, была бы решена. Энергия, ушедшая на борьбу с антинаучными действиями Комитета, могла бы с успехом быть использована для разгадки Тунгусского дива.

Я нарочно назвал действия Комитета антинаучными, потому что они, как и «разбойничество» Лысенко, тормозят развитие науки, препятствуют поискам научной истины.

Этические принципы, которыми должен руководствоваться ученый, удачно сформулированы академиком А.Д.Александровым («Новый мир» № 10, 1970). Вот эти принципы:

1. Ищи истину и не затмевай своего сознания предвзятыми мнениями, авторитетами и личными соображениями.

2. Доказывай, а не только утверждай. Доказательство – в практике, наблюдении, опыте, эксперименте и в логическом выводе.

3. То, что доказано, принимай и не искажай, а отстаивай.

4. Но не будь фанатиком. Будь готов пересмотреть свое, даже основанное на доказательстве убеждение, если того требуют новые аргументы из того же арсенала средств доказательства.

5. Истина утверждается доказательством, а не силой, не приказом, не внушением, ничем, что подавляет критическую способность того, кому доказывают.

--------------- о ---------------

Как убедился читатель, действия Комитета по метеоритам не имеют ничего общего с этими основами научной этики.

К сожалению, и мои друзья – «томичи», несмотря на положительный отзыв, в частных беседах были против публикации моей рукописи. Так, например, в письме ко мне от 11 октября 1973 г. Н.В.Васильев писал:

«Выход этой книги приведет к несвоевременному взрыву полемики и накалу страстей. Это, несомненно, отразится на работе и не в лучшую сторону».

Увы, с этим трудно согласиться. Н.В.Васильев и его коллеги забыли прошлое. Ведь сама группа (КСЭ), как и группа А.В.Золотова,  возникла в результате той дискуссии, которую А.П.Казанцев и я (одни) в течение 15 лет (с 1945 по 1960 гг.) вели с работниками Комитета по метеоритам. Без этой дискуссии утвердилось бы всеобщее мнение, что Тунгусский метеорит утонул в таежном болоте и, в сущности, ничего уникального в себе не заключал. Дискуссия вызвала всеобщий, всемирный интерес к Тунгусскому диву, и именно этот интерес породил группы Н.В.Васильева и А.В.Золотова. Даже В.А.Бронштэн в 1968 году в книге «Беседы о космосе и гипотезах» (стр.10) был вынужден признать:

«Будем справедливы – в ходе рассуждений А.П.Казанцева было рациональное зерно ….. взрыв произошел не на Земле, а в воздухе!….. Если бы он на этом остановился, ученые, без сомнения, приветствовали бы его идею, получившую спустя 12 лет полное подтверждение в результате работ научной экспедиции Комитета по метеоритам АН СССР». Каковы на самом деле были эти «приветствия», читатель знает.

Свободная дискуссия вокруг всех сторон Тунгусской проблемы нужна и сейчас, как ответ на ту сознательную дезинформацию и ложь, которую распространяет вокруг Тунгусской проблемы Комитет по метеоритам. Успехи, достигнутые этой организацией, привели к резкому спаду интереса к Тунгусскому диву. И в самом деле, если ли бы не было никакого Дива, а столкнулась с Землей обыкновенная комета, детали этого явления могут интересовать только узких специалистов. Вот и получилось в результате, что группа А.В.Золотова была снята с государственного финансирования по исследованию Тунгусской проблемы, и члены этой группы, как и работники Комиссии по метеоритам и космической пыли СО АН СССР занимаются Тунгусской проблемой во внеслужебное время, бесплатно, в порядке «хобби». Ясно, что толку от этого не будет, и сроки завершающих исследований  грозят стать астрономическими.

 Дезинформация, созданная Комитетом по метеоритам вокруг Тунгусской проблемы, привела к тому, что некоторые крупные ученые пытаются решить эту проблему, не обращая ни малейшего внимания на факты, доказывающие «ядерность» Тунгусского взрыва. Так, например, в статье «О гидродинамических эффектах при полете и взрыве в атмосфере Земли крупных метеорных тел» («Метеоритика» в.32, 1973) В.П.Коробейников, П.И.Чушкин, Л.В.Шуршалов даже не упоминают монографии А.В.Золотова. Взрыв Тунгусского тела они считают аналогичным вспышкам метеоров и распаду метеоритов в точке задержки. Они строят функцию распределения энергии вдоль траектории Тунгусского тела, «не вдаваясь в подробности физических процессов» (?!). Далее, они «подгоняют» эту функцию  такому виду, при котором можно объяснить распределение деревьев в районе вывала. При нереальном наклоне траектории (30о) им удается получить лишь, как они и сами признают, «качественно соответствие с фактами». Ясно, что ценность такого исследования близка к нулю. Кстати сказать, в последующей статье (см. «Метеоритика» вып.33, 1974, стр.80) те же авторы вынуждены признать, что «уменьшение угла наклона траектории к поверхности Земли приводит к сильному  вытягиванию крыльев «бабочки» назад от головной части и образованию глубокой выемки между ними». Иначе говоря, при реальном наклоне траектории (не более 10о) никакого даже качественного сходства с действительностью не получается.     

Иногда Тунгусскую проблему пытаются решить «с ходу». Так, например, 26 февраля 1975 г. на сессии Отделения Общей физики и астрономии АН СССР с докладом о Тунгусской проблеме выступил академик Г.И.Петров. Заявив, что ложные идеи о ядерности Тунгусского взрыва окончательно опровергнуты А.К.Лаврухиной (?!), Г.И.Петров убедительно доказал, что тепловой взрыв твердого Тунгусского тела физически невозможен.  Отсюда он сделал неожиданный вывод, что Тунгусское тело было рыхлым со средней плотностью около 0,01 г/см3.

Нелепость этого вывода очевидна даже школьнику. Тело с плотностью в 100 раз меньшей, чем вода, не может пролететь в плотных слоях атмосферы многие сотни километров. Как я показал еще в 1962 году, снегообразное кометное ядро должно было бы разрушиться в 770 км от Вановары, т.е. сразу при входе в тропосферу.

Незадолго до этого в январе 1975 г. акад. Г.И.Петров выступил с аналогичным докладом на очередной  16-й Метеоритной конференции (см. «Природа» № 4, 1975). Доклад этот был выслушан почтительно, спокойно, и даже А.В.Золотов предпочел отмолчаться и не портить отношения с академиком.

Что и говорить – за 30 лет существования ядерной гипотезы многое изменилось, кое у кого прежняя юношеская пылкость в ущерб научной истине уступила место солидной «дипломатической» сдержанности.

Поощренный почтительным  молчанием слушателей, академик Г.И.Петров решил довести свои идеи до сведения миллионов. В газете «Правда» от 12 апреля 1975 г. он заявил, что «плотность Тунгусского метеорита была очень мала – меньше одной сотой грамма на кубический километр – и что состоял он из легко возгоняющихся уже при низкой температуре веществ». И все это якобы «показали расчеты». Какую слепоту к фактам, какое неуважение к труду других надо воспитать в себе, чтобы публично на весь мир заявлять явно несуразные вещи?

После всего сказанного можно ли считать удивительным, что за рубежом, где о Тунгусском диве знают в основном понаслышке или по статьям о «Тунгусской комете», иногда выдвигаются странные гипотезы, экстравагантность которых может конкурировать лишь с их необоснованностью. Их появление – также плод дезинформации и искажения фактов о Тунгусском диве.

Так, например, в 1973 г. Джексон и Райан предположили, что Тунгусское тело было небольшой «черной дырой» (модный объект!) с диаметром всего в несколько ангстрем и массой, типичной для астероидов. Эта «дыра» пробила насквозь Землю и вышла наружу в Северной части Атлантики.

Эта доморощенная гипотеза вряд ли заслуживает опровержения, как и десятки других подобных гипотез, демонстрирующих полное незнание их авторами фактической стороны проблемы. Журнал «Природа» № 2 за 1975 год все же среагировал на эту гипотезу следующей заметкой-опровержением:

«Еще раз о Тунгусском метеорите.

Тунгусские события 1908 г.  до сих пор привлекают внимание исследователей. Значительный интерес вызвала идея, высказанная в 1973 году Джексоном и Райаном, согласно которой явление можно объяснить  столкновением с Землей небольшой «черной дыры» с диаметром в несколько ангстрем и массой, типичной для астероидов.

Недавно американские ученые У.Висли и Б.Тинсли подвергли гипотезу Джексона и Райана серьезной критике на основе анализа микробарограмм, записанных в 1908 году в Лондоне и Кембридже. На этих записях зарегистрирована инфразвуковая волна, порожденная Тунгусским взрывом. Время, прошедшее между взрывом и регистрацией волн, соответствует ожидаемому для случая распространения волн со скоростью звука от места взрыва в Сибири; с этим также согласуется и запаздывание Лондонской записи по сравнению с записью, полученной в Кембридже. Если бы гипотеза Джексона и Райана была справедлива, «черная дыра» прошла бы за 10-15 мин сквозь Землю и вызвала аналогичный взрыв в северной части Атлантики. Инфразвуковые волны, порожденные взрывом в районе выхода, достигли бы Лондона примерно на 3 часа раньше волн, идущих из Сибири, но на записях, сделанных в это время, не обнаружено никаких следов волн от точки выхода. Поэтому Висли  и Тинсли считают, что следует отвергнуть гипотезу о вторжении «черной дыры» и принять, что тело, вторгшееся 30 июня 1908 г. в атмосферу Земли, было сходно с ядрами комет. Такое предположение ранее высказывалось многими, в том числе и советскими исследователями».

--------------- о ---------------

Итак,  снова «комета», взорвавшаяся, как 40-мегатонная ядерная бомба, вызвавшая световой ожог, геомагнитный эффект, повышенный прирост деревьев, мутации, термолюминесценцию горных пород и ионизационное свечение верхних слоев атмосферы, да ко всему этому еще совершившая удивительный маневр в земной атмосфере, протяженностью в сотни километров!

Любой непредубежденный исследователь, заинтересованный в установлении научной истины, а не в проявлении «усердия по начальству», должен признать, что такая «комета» так же мало похожа на настоящую комету, как еж на крокодила.

На самом деле Тунгусское тело – уникальный представитель того весьма многочисленного класса объектов, за которыми утвердилось обозначение НЛО (неопознанный летающий объект). То, что за последние три года в США создан Национальный научный центр по изучению НЛО (руководитель проф. А.Хайнек), и к решению проблемы НЛО привлечены крупные научные силы как в США, так и в других странах, позволяет надеяться, что интерес к Тунгусскому НЛО рано или поздно возродится. И не как к рядовой и бесследно распавшейся в земной атмосфере комете, а как к экспериментальному инопланетному зонду, по неизвестным причинам взорвавшемуся в воздушной оболочке Земли. Для завершения исследования такого уникального события нужен государственный подход к проблеме, т.е. государственные средства и плановое исследование соответствующими инстанциями. Существующее положение, когда тайком, между делом отдельные энтузиасты стараются «дорешить» проблему, явно ненормально и не соответствует исключительной значимости задачи.

Да и энтузиазм «самодеятельных» исследователей  Тунгусской проблмы иссякает на глазах. После защиты диссертации А.В.Золотов уже несколько лет в области Тунгусской проблемы не опубликовал ни одной работы. До сих пор не издан третий сборник трудов сибирских исследователей, да и сами эти исследователи, занятые основной своей работой, физически не в состоянии уделять Тунгусскому диву должное внимание. К тому же нынче работы по этой проблеме никем не финансируются, а Комитет по метеоритам по-прежнему считает эту проблему в принципе окончательно решенной.

Еще раз хочется подчеркнуть, что Тунгусский НЛО уникален. Хотя феномен НЛО имеет глобальный характер и проявлялся на протяжении веков (со времен египетских фараонов), ничего похожего на Тунгусский взрыв при этом не наблюдалось. Можно считать твердо установленным, что наклон траектории  Тунгусского тела к горизонту в любом случае не превышал 10о. Тем самым отпадают все гипотезы о распаде «кометного ядра» и его «тепловом взрыве».  В действительности Тунгусский взрыв обладал всеми параметрами воздушного термоядерного взрыва (включая остаточную радиоактивность), наконец, атмосферная траектория Тунгусского тела не была баллистической, а имела весьма сложный характер, о котором говорилось выше.  Все эти уникальные качества Тунгусского тела и заставляют причислять его к классу НЛО. Но уникальность явления вовсе не повод к его игнорированию. В современных научных зарубежных картотеках НЛО хранятся десятки тысяч наблюдений НЛО (визуальных, фотографических, радарных и др.). В Северо-Западном университете США читается курс по НЛО, защищены первые диссертации. В конце 1974 года Мак-Дивитт и другие американские космонавты, наблюдавшие НЛО, выступили с призывом организовать научное изучение этих объектов в глобальном масштабе. Даже советский реферативный журнал «Космические исследования» с 1972 г. начал публиковать краткие рефераты зарубежных научных исследований НЛО.      

Ряд зарубежных ученых (как и автор этих строк) полагает, что НЛО – инопланетные зонды, ведущие наблюдения за земной цивилизацией. Чтобы эта гипотеза стала доказанным фактом, нужны подробные и обстоятельные исследования. В отношении «старых» НЛО (типа Тунгусского) эти исследования могут быть вполне открытыми – в доавиационную и доракетную эпоху спутать НЛО с созданием военной техники было невозможно.

Это обстоятельство, конечно, облегчает задачу. Но она не сможет быть решена без свободной борьбы мнений, без свободных творческих дискуссий, без публикаций статей и книг, излагающих разные точки зрения на проблему. И конечно, без соблюдения тех элементарных этических норм, о которых писал академик А.Д.Александров.

Неисправимый оптимизм автора заставляет его надеяться, что эта рукопись может оказаться полезной всем добросовестным исследователям Тунгусского дива.

Л И Т Е Р А Т У Р А

 

1.      Кринов Е.Л. «Тунгусский метеорит». Изд. Академии наук СССР, 1949.

2.      «Проблема Тунгусского метеорита», вып.1, изд. Томского университета, Томск, 1963.

3.      Сытин В. «Путешествия», изд. «Советский писатель», Москва, 1969.

4.      Вронский Б. «Тропою Кулика». Изд. «Мысль», Москва, 1968.

5.      Евгеньев И., Кузнецова Л. «За огненным камнем». Географгиз, 1958.

6.      Астапович И.С., Федынский В.В. «Метеоры», изд. АН СССР, 1940.

7.      «Метеоритика», вып.10, 1952.

8.      «Метеоритика», вып.14, 1956.

9.      Васильев Н. и др. «По следам Тунгусской катастрофы». Томское книжное изд., 1960.

10. «Метеоритика», вып.20, 1961.

11. Цикулин М.А. «Ударные волны при движении в атмосфере крупных метеоритных тел», изд. «Наука», 1969.

12. Золотов А.В. «Проблема Тунгусской катастрофы 1908 года». Изд. «Наука и техника». Минск, 1969 (в этой книге дана подробная библиография по Тунгусской проблеме).

13. «Проблема Тунгусского метеорита». Сб. статей, вып.2, изд. Томского унив-та, Томск, 1967.

14. «Современное состояние проблемы Тунгусского метеорита», Томск, 1971.

 

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт