Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРОВ
Книга первая. ВИЗИТ С НЕБА
Книга вторая. ШАГИ К НЕБУ
Послесловие одного из авторов
Библиография по проблеме Тунгусского метеорита
ПРИЛОЖЕНИЕ I. В КОНЦЕ ВЕКА
ПРИЛОЖЕНИЕ II. Фрагменты обзорных докладов, представленных на юбилейную конференцию "90 лет Тунгусской проблемы"
ПРИЛОЖЕНИЕ III
Каталог
Послесловие одного из авторов
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Проза » В.К.Журавлев, Ф.Ю.Зигель, Тунгусское диво » Послесловие одного из авторов

      В нашей стране книги долго ждут своего выхода в свет. Труден их путь от издательства к читателям. В 1987 году, на пути в очередную экспедицию в район Тунгусской катастрофы один из соавторов вручил рукопись книги "Тунгусское диво" главному редактору Красноярского книжного издательства. Но на "родине" Тунгусского метеорита издать книгу о нем не удалось. История "загадки века" показалась издателям скучной и неактуальной. 20 ноября 1988 года скончался Феликс Юрьевич Зигель. За два месяца до его смерти мы обсуждали пути ускорения выхода в свет нашего совместного труда. Феликс Юрьевич был уверен в том, что эта книга нужна не только любителям научных загадок, но и исследователям. Очень немногие даже из членов Тунгусских экспедиций имеют представление о проблеме в полном объеме. Многие результаты первых исследователей забыты. Давно опровергнутые предположения возникают вновь только потому, что их авторы не знают о своих предшественниках. 
      Первый вариант этой книги был написан Ф.Ю. Зигелем еще в 1975 году. И тогда ее издать не удалось. В 1983 году Феликс Юрьевич предложил мне переработать его рукопись. Представляемое, наконец, читателям научно-популярное изложение проблемы Тунгусского метеорита разделено на две книги. Первая мало отличается от первоначального текста Ф.Ю. Зигеля. Но с тех пор собрано много материалов о жизни Л. А. Кулика, о его экспедициях. Эта важная работа ведется участниками КСЭ Ю.Л. Кандыбой, И.Т. Рысенко, В.М. Черниковым. Ознакомившись с изложением истории Тунгусской проблемы довоенного периода, которое дал Ф.Ю. Зигель, они не во всем с ним согласились. Исправив явные ошибки, я, однако, не счел себя вправе вносить существенные изменения в рассказ Зигеля, который уже не может отстаивать свой взгляд на историю проблемы. Изучение ее продолжается. Сравнение трудов разных летописцев — более объективный путь к истине, чем посмертное редактирование. 
      Название книги предложено Ф. Ю. Зигелем. На нем он настаивал, хотя не всем его единомышленникам оно нравилось. Его придумал не сам Феликс Юрьевич. Внимательный читатель должен заметить, что так назвали Тунгусское явление люди, которых коснулось дыхание космической катастрофы, пережившие ужас приближающегося конца света. "Диво, страшное диво",— говорили эвенки на берегах таежных рек. Они хорошо знали тот чистый, первозданный русский язык, которому научились от живших рядом с ними "ангарцев" — русских крестьян. И они нашли точное, выразительное, яркое слово. 
      Диво — почти то же, что чудо. В 1962 году И. С. Шкловский смело ввел в научный оборот "не­научный" термин "космическое чудо". Он предложил обозначать им "ненормальные", "неестественные" явления, которые должны сопровождать деятельность цивилизаций. Цивилизация — это творение невероятных вещей и событий. Независимо от собственных намерений она обречена на эту деятельность. Это ее главный признак, метка, по которой ее можно обнаружить. Маловероятные явления происходят в природе и без вмешательства разума. Но не случайно именно они приковывают внимание человека разумного, человека мыслящего. Он чувствует с ними свое внутреннее родство. Они вызывают у него глубокое волнение, удивление, смешанное с восторгом или страхом. Диво — редкое, волнующее явление, но у этого слова другой оттенок, чем у его синонима — "чудо". Чудо в нашем сознании связано с мистикой, религией, сказкой. Дивиться, удивляться можно и естественным, природным явлениям, если они нарушают течение будней. 
      Ф. Ю. Зигель, опытный литератор и популяризатор науки, вероятно, первый почувствовал необходимость в новом научном термине, для нового типа явлений, которые оказывались в поле зрения ученых все чаще. В научно-популярных изданиях замелькали заголовки: "Петрозаводское диво", "Робозерское диво", "Енакиевское диво". 
      Название "Тунгусское диво", не предрешая вопроса о природе феномена 1908 года, подчеркивало его необычность, споря с теми авторами, которые спешили "подогнать" проблему под известный ответ в задачнике науки. Вероятность того, что эта необычность означает искусственную природу Тунгусского метеорита, была, с точки зрения Ф. Ю. Зигеля, очень высокой. 
      И. А. Ефремов — ученый, писатель, путешественник, в середине XX века обратился к современникам с призывом, в котором звучали ноты бессилия и укора: "Если бы мы могли почаще ставить себе подобные завоеванию Эвереста цели!". Цели такие есть всегда. Не все решаются бросить им вызов. Ф. Ю. Зигель начал восхождение к своему Эвересту в 1958 году. Это была проблема неопознанных летающих объектов — НЛО. Он и автор русской аббревиатуры названия предмета с муками рождающейся новой научной дисциплины — уфологии. Ожесточенная борьба шла даже из-за названия. Оппоненты твердили, что НЛО — это миф, существуют лишь НАЯ (неопознанные атмосферные явления). На что Феликс Юрьевич однажды ответил: "Но я русский человек и не могу говорить: явление приземлилось!". В 1990 году термин НЛО стал уже общепринятым и общепонятным, а сообщения о приземлениях и зависаниях "летающих тарелок" — привычным разделом еженедельных новостей не только за рубежом, но и в нашей стране. К сожалению, Ф. Ю. Зигель не дожил до этих дней всего несколько месяцев. 
      Борьба за становление научной уфологии, за правдивую, объективную информацию о феномене НЛО стала частью его жизни. 
      Стрессы, неизбежные в этой бескомпромиссной борьбе с превосходящими силами противников уфологии, без сомнения, были одной из причин его преждевременной кончины. Феликс Юрьевич презирал компромиссы и дипломатические соглашения за счет истины, часто шел напролом, никогда не слушал советов осторожных друзей. 
      В 70-х годах он был уверен, что Тунгусский взрыв — это катастрофа сигарообразного НЛО, корабля-матки. В последние годы жизни у него появились сомнения в правильности такого толкования. В беседах со мной он подчеркивал, что не одобряет фанатичного стремления непременно связывать Тунгусскую катастрофу с аварией инопланетного аппарата, что могут быть и другие объяснения. Он высоко оценил монографию "Тунгусский феномен — вид солнечно-земных взаимосвязей", вышедшую в свет в 1984 году. Он писал мне, что ее авторы продемонстрировали образец объективного и современного подхода к проблеме Тунгусского метеорита. Для меня был большой неожиданностью его одобрительный отзыв о гипотезе Цынбала — Шнитке. Он расценил ее как серьезный — не в пример пристрастным и искусственным схемам Фесенкова — анализ проблемы. "Я не фанатик. Я не против того, что это могла быть и комета,— если только это возможно обосновать всерьез... Вот только геомагнитный эффект не вписывается..." — задумчиво говорил Феликс Юрьевич, уже будучи тяжело больным... 
      Но примерно тогда же Ф. Ю. Зигель написал мне, что надо сделать попытку рассмотреть Тунгусский феномен с позиций гипотезы о намеренном эксперименте внеземной цивилизации. В 60-х годах он считал эту идею "слишком сложной". Его очень огорчали темпы подготовки нашей книги к публикации. Я пытался утешить его тем, что она уже существует как неотъемлемая часть проблемы Тунгусского метеорита и ее встреча с читателями — неизбежна.

В. Журавлев, 1992 г.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт