Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
Комета или плазмоид?
Опять сенсации
ЧТО ЖЕ ДАЛЬШЕ?
Каталог
Комета или плазмоид?
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Проза » В.К.Журавлев, Ф.Ю.Зигель, Тунгусское диво » Книга вторая. ШАГИ К НЕБУ » Часть VI. ИСТОРИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ » Комета или плазмоид?

НУЖЕН АЗИМУТ

      Теоретические расчеты ведущих специалистов по аэродинамике и метеорной физике, казалось бы, решили главную загадку Тунгусского феномена — на базе фундаментальной физико-математической теории и моделирования они объяснили механизм взрывоподобного разрушения космического тела в воздухе. То, что в начале 60-х годов вызывало недоумение, теперь оказывалось возможным. Это было главным и почти единственным достижением кометной гипотезы. Конечно, в ее актив можно записать и обнаружение в торфе аномалии летучих элементов, и открытие газов, характерных для комет, в силикатных шариках. Но уже эти результаты все-таки не были однозначными и окончательными. Остались непреодоленными почти все ее узкие места и противоречия. После кончины В. Г. Фесенкова в 1972 году развитие кометной гипотезы остановилось.

"Телеграфный лес"
Фото О. Максимова, I960 г

      Теоретические модели аэродинамиков, которые конструировались в рамках кометной гипотезы, лишь объясняли — с большим или меньшим успехом — часть фактического материала. Они не отвечали главному требованию ради которого строится научная гипотеза, — быть ведущей нитью для исследователей, давать оправдывающиеся прогнозы, предвидеть новые направления работ. Увы, прогностическая сила кометной гипотезы оказалась чуть больше нуля. Тем, кто ехал в тайгу исследовать реальные следы Тунгусской катастрофы, она ничем не могла помочь. Исследования в районе катастрофы шли своим ходом, моделирование и разработка теории — своим. Теория не смогла "переварить" даже многие важные детали картины вывала. И неудивительно — эти детали требовали усложнения модели взорвавшегося тела. А это усложнение разрушало то, что с трудом удалось состыковать. 
      Но это не все. В ходе полевых работ были открыты, детально изучены и "оцифрованы" такие следы катастрофы, которые никак не вытекали из картины испарения ледяного ядра кометы. Речь идет о таких эффектах, как термолюминесценция минералов, палеомагнитная аномалия, биологические аномалии, часть которых, как оказалось, имеет мутантную природу. Ясно, что эти результаты существенно дополняли общую картину явления. Но они оставались за рамками теоретических построений. Особенно удивительным для тех, кто незнаком с историей Тунгусской проблемы, является упорное игнорирование теоретиками одного из наиболее хорошо задокументированных и принципиально важных следов катастрофы — региональной магнитной бури, раскрывающей сущность и механизм Тунгусского взрыва. То же можно сказать и о сдвигах атмосферной поляризации, зарегистрированных в 1908 году приборами, и о количественной информации, скрытой в описаниях и регистрациях светимости неба. 
      Долгое время эта ситуация никого не беспокоила. Современная узкоспециализированная наука могла решать "Тунгусский интеграл" только, как говорят математики, "по частям". Журналисты, иногда приезжающие в район работ ежегодных экспедиций, разочаровывались — исследователей Тунгусской пробле- мы, казалось, меньше всего интересует сама "загадка века"! По крайней мере, как целое. Вопросы типа "так что же это было?", "какой гипотезы вы придерживаетесь?" вызывали или иронические улыбки, или раздражение. Исследователи меньше всего заботились о столь масштабных проблемах, у них "болела душа" по поводу вполне конкретных вопросов: удачно ли выбран метод сглаживания изолиний, каков наилучший режим озоления торфа, можно ли усовершенствовать программу расчета... 
      На фоне этих забот проблема Тунгусской катастрофы в целом отодвигалась в будущее, на усмотрение потомков. Считали само собой разумеющимся, что цепь грамотно решенных конкретных задач приведет, в конце концов, и к решению проблемы в целом. Общая картина феномена должна была сложиться из отдельных осколков, подобно мозаике.

Под-песню работа идет быстрее
Фото 1991 г

    Однако время шло, а увеличение числа "осколков мозаики" не способствовало прояснению всей картины. А иногда и затрудняло. Кометная гипотеза в большинстве случаев играла роль рамки, объединявшей разнородные программы. Все более стала осознаваться потребность в настоящей рабочей гипотезе, которая могла бы играть роль ориентира, давала бы прогнозы, которые можно было однозначно подтвердить или отвергнуть, была бы практически полезной для полевых работ. 
      Можно ли удивляться, что эта мысль была сначала четко сформулирована не теоретиками и не организаторами, а поэтами самодеятельной экспедиции? В одном из маршрутов родилась внешне непритязательная, почти шутливая песенка, напоминавшая о весьма серьезной проблеме:

Ах, ты, азимут, азимут,
Тропка давней мечты,
Может статься, что за зиму
Обозначишься ты.

Может статься, что румбами
Незнакомых путей
Двинем прямо и грубо мы
По болотной воде!

Ах, ты, азимут, азимут,
Мысли строгий полет...
А пока что мы лазаем,
Где и волк не пройдет.

 

Планирование маршрута. Виктор Гольдин, Алла Бояркина, Владимир Красавчиков на заимке Кулика
Фото 1987 г

      Последние строки характеризовали не только географические пункты, по которым проходили маршруты, но и общее состояние теории проблемы. В такой обстановке, сложившейся к началу 80-х годов, и появилась на свет "гелиофизическая гипотеза", предложившая не только новый подход к проблеме Тунгусского метеорита в целом, но и новую логику ее анализа, "логику геофизики".

ЛОГИКА ГЕОФИЗИКИ

      Ее авторами были А. Н. Дмитриев и В. К. Журавлев, но, как всегда, можно было указать и несколько их предшественников. Коллективная монография "Ночные светящиеся облака и оптические аномалии, связанные с падением Тунгусского метеорита", созданная под руководством Н. В. Васильева и вышедшая в свет в 1965 году, была первым шагом на том пути, по которому пошли авторы гелиофизической гипотезы. Можно ли считать, что ее главная мысль была высказана летом 1908 года теми сибиряками, которые считали, что Тунгусское явление — "взрыв серии шаровых молний"? А статья сельского механика из Новосибирской области Н. И. Скосырского, талантливого изобретателя, опубликованная 17 марта 1984 года в районной газете? Статья называлась: "Метеорит? Корабль? Нет, шаровая молния!" Мы оставляем эти вопросы для специалистов по истории науки. 
     Первым толчком к разработке еще одной гипотезы о Тунгусском метеорите для А. Н. Дмитриева послужили результаты проведенной им обработки свидетельств очевидцев, о которых рассказано в предыдущей главе. Что это за метеориты, которые летят с разных сторон света, чтобы встретиться над Великой котловиной? В начале книги мы уже рассказывали, что в 1972 году московские геологи Н. Л. Сапронов и В. М. Соболенко, изучив центр катастрофы на местности и по аэрофотоснимкам, пришли к выводу, что тот "амфитеатр гор", который Кулик назвал "Великой котловиной", не что иное, как остатки кратера древнего вулкана. Этот вулкан извергал лаву в мезозойскую геологическую эпоху, когда над теперешним Среднесибирским плоскогорьем летали еще не птицы, а птеродактили, но папоротниковые деревья уже уступали место предкам современных сосен. Конечно, с точки зрения метеоритики, то обстоятельство, что Тунгусский болид закончил свое существование именно над палеовулканом, было чисто случайным.


Схема изучения Тунгусского феномена Комплексной самодеятельной экспедицией (или с ее участием) в 1959— 1991 гг. Стра­тегия исследований — от фактов к гипотезам — не позволяет однозначно связать все результаты с той или иной гипотезой

УСЛОВНЫЕ ОБОЗНАЧЕНИЯ К СХЕМЕ

РА — поиск радиоактивных аномалий; АВ — атомарно распыленное вещество; МШ — распределение и состав микрошариков. 1 — эпицентр и высота вспышки: 2 — мощность, высота, координаты эпицентра взрыва; 3 — траектория болида; 4 — парадокс траекторий; 5 — геомагнитная буря ядерного типа; 6 — модель плазмоида; 7 — аномалия палеомагнитного фона; 8 — аномалия С14 в торфе, деревьях; 9 — максимум -фона в центре вывала; 10 — микрошарики, обогащенные натрием; 11 — кометные газы в микрошариках: СО, СО2, Н; 12 — аномалия редкоземельных элементов Yb, La, Ce; 13 — изотопные аномалии Н, С, РЬ; 14 — пики тугоплавких металлов Mo, Nb, Ag, Au; 15 — пики "летучих" элементов Na, Pb, Br, Zn, Hg; 16 — предвестники атмосферных аномалий; 17 — озонный кризис 1908 г.; 18 — дотунгусский болид; 19 — ослабление люминесценции вокруг эпицентра; 20 — увеличение второго пика люминесценции в зоне сла­бого ожога; 21 —сосны-мутанты; 22 — ускоренный рост деревьев

     

Но вот еще одна случайность: гора Стойкович, находящаяся почти в эпицентре взрыва,— центральная часть этого вулкана, место, где проходил главный выводной канал, по которому из недр Земли изливалась лава. А. Н. Дмитриев поставил вопрос: нет ли еще каких-то геологических и геофизических особенностей района, где взорвался "гость из космоса"? Проведенное им изучение геологических карт и других материалов дало основание для вывода: район катастрофы с точки зрения геологии и геофизики выделяется как на региональном, так и на планетарном, уровне. Одной из его особенностей является совпадение гравитационных и магнитных аномалий. Он находится на территории Восточно-Сибирской аномалии глобального масштаба, в ее юго-западном секторе. Восточно-Сибирская магнитная аномалия — одна из четырех особенностей магнитного поля нашей планеты, благодаря которым это поле можно рассматривать как сложный четырехполюсный "каркас". Восточно-Сибирская магнитная аномалия, как показывают измерения магнитного поля со спутников, уходит в виде вертикального магнитного столба в космос на 1000 км и далее. 
      Нет ли какой-то связи между известными фактами, которые до сих пор считались абсолютно не связанными? А именно: Тунгусское космическое тело летело в геофизически выделенный район нашей планеты, в район, над которым поднимается своеобразный "магнитный маяк"? Но магнитное поле Земли не настолько сильно, чтобы его градиенты влияли на движение обычных метеоритов. Кометы, по современным представлениям, вообще лишены собственного магнитного поля. Следовательно, если мы хотим обосновать неслучайность места расположения эпицентра Тунгусского взрыва, нам придется отказаться от традиционных представлений о природе "Тунгусского метеорита". 
      Авторы новой гипотезы сделали попытку как бы "сконструировать" такое космическое тело, которое могло бы в принципе породить все без исключения следы, обнаруженные исследователями. Среди них на первом месте, разумеется, магнитное возмущение, записанное Иркутской обсерваторией. Возмущение, по всем признакам являющееся геомагнитной бурей, но меньшей продолжительности, имеющее примерно ту же амплитуду и "почерк", что и местные магнитные бури после взрывов термоядерных бомб. Возмущение, распространяющееся вдоль магнитного меридиана и начавшееся не в момент вторжения болида и даже не в момент взрыва, а через шесть минут после него... 
      Обычные магнитные бури начинаются при вторжении в магнитное поле Земли плазмы, выброшенной Солнцем. Запаса быстрых протонов и электронов, идущих от Солнца, хватает на поддержание возмущения земного магнитного поля в течение нескольких суток — пока длится солнечная вспышка. При взрыве ядерной бомбы запас быстрых электронов, "раздвигающих" магнитные силовые линии, поддерживается радиоактивными изотопами в шляпке грибовидного облака — и возмущение может длиться до часа. Эта подпитка имеет принципиальное значение — без нее избыточная концентрация зарядов в ионосфере уже через 10—15 минут упадет до обычного на данной высоте значения вследствие рекомбинационных процессов. Это обстоятельство не позволяет связать геомагнитную бурю Тунгусского взрыва, скажем, с электронами, возникшими от ударной волны болида в ионосфере. Кроме того, такое объяснение не годится еще и потому, что оно ни объясняет запаздывания начала магнитного эффекта. 
      Если, ссылаясь на отсутствие радиоактивных следов на месте взрыва, мы займем "трезвую позицию", с точки зрения которой Тунгусский взрыв не был и не мог быть связан с ядерными реакциями, тогда нам нужно снабдить модель Тунгусского тела достаточно объемистым "контейнером" с готовой плазмой, которая через шесть минут после взрыва могла бы в полной сохранности оказаться в ионосфере на высоте, скажем, километров 70. Тогда — при достаточно большом запасе плазмы — может разыграться тот "спектакль", который был записан магнитографами Иркутска 30 июня 1908 года.

В. Журавлев в эпицентре катастрофы с рабочим инструментом. Пробы торфа из вечной мерзлоты можно взять только топором
Фото Н. Лебедевой, 1988 г

      Но не слишком ли напоминает такая модель Тунгусского тела технический объект? Может быть, но авторам гипотезы удалось — пока на качественном уровне — обосновать возможность существования в космосе естественных объектов, которые могли бы подойти для роли Тунгусского метеорита. Ими могут быть плазменные тела, в которых плазма удерживается сильным магнитным полем. Современная физика все еще не может указать способа создания устойчивой "магнитной бутылки", содержащей плазму. Усилия в этом направлении предпринимались и в связи с попытками создать количественную теорию шаровой молнии, и в связи с проблемой мирного применения термоядерной энергии. Проблема оказалась слишком трудной, хотя над ней работали лучшие физики современности. Магнито-плазменные системы, согласно современным представлениям, могут быть только метастабильными объектами, распад которых неизбежен. Если магнитная бутылка все-таки каким-то образом стабилизировалась в космическом пространстве, а после этого влетела в чуждую для нее среду — например, в атмосферу планеты,— ее распад резко ускоряется. Проблемой становится не то, почему такое тело взорвалось в воздухе, а лишь вопрос — как глубоко оно может проникнуть в воздушную среду до этого взрыва.

И снова — в маршрут. Джон Федорович Анфиногенов
Фото И. Щепеткина, 1990 г

      Эксперименты, проводившиеся еще в конце прошлого века, показали, что при высоковольтных или высокочастотных разрядах может возникать "огненный шар" с временем жизни порядка нескольких секунд. Некоторые из этих экспериментов проводили физики, стремившиеся получить искусственную шаровую молнию, в других случаях светящиеся шаровидные или веретенообразные плазменных объекты возникали как непредвиденный побочный результат опыта. В 1930 году знаменитый американский физик Роберт Вуд при описании подобных объектов, по-видимому впервые, употребил термин "плазмоид". 
      Астрофизикам, изучающим дальний космос, хорошо известны гигантские галактические плазмоиды — веретенообразные тела из замагниченной плазмы, имеющие, по земным меркам, огромные (1020 м) размеры и ничтожную плотность. По интенсивности радиоизлучения таких плазмоидов можно оценить энергию протонно-электронной плазмы, из которой они состоят. Эта энергия не должна превышать энергии магнитного поля, которое стабилизирует объекты и придает им форму веретена.* Следовательно, можно оценить величину магнитного поля плазмоида. 
      Изучение солнечных вспышек с помощью спутников привело некоторых космофизиков к заключению, что солнечная плазма, выброшенная в космос, нередко образует плазмоиды. Одним из первых их начал изучать К. Г. Иванов — геофизик, обнаруживший магнитограммы с возмущением после Тунгусского взрыва. Солнечные плазмоиды, выполняющие роль переносчиков (транзиентов) магнито-плазменной энергии в Солнечной системе, иногда называют также магнитными облаками. Размеры их, по сравнению с галактическими плазмоидами, малы, "всего" 100 миллионов километров. Когда Земной шар, имеющий поперечник около 13 тысяч километров, как песчинка, погружается в такой плазмоид, на Земле регистрируются магнитные и ионосферные бури.

Встреча на тропе. Справа налево: Виктор Журавлев, Михаил Миронов, Владимир Красавчиков, Андрей Черников
Фото О. Родимовой, 1987 г

      Журавлев и Дмитриев высказали предположение, что Солнце может извергать и совсем небольшие плазмоиды, имеющие размеры например, в тысячу километров, в сотни метров... Возможно, такие тела могут возникать в магнитных облаках, выброшенных Солнцем, при столкновении их с хвостами комет, облаками космической пыли, на границах планетных атмосфер. Магнитное поле, удерживающее плазму в объеме плазмоида, может выходить и за его границы, образуя магнитосферу плазмоида, простирающуюся, например, на тысячи километров. Магнитосфера также несет с собой плазму, но ее концентрация много ниже, чем в теле плазмоида. Подобным магнито-плазменным образованием могло быть тело, взорвавшееся над тайгой 30 июня 1908 года.

КРАСНОЯРСКИЙ СИМПОЗИУМ

      Эта новая гипотеза была доложена официально на расширенном пленуме Комиссии по метеоритам и космической пыли, состоявшемся 1—2 июля 1983 года в Красноярске, в одном из корпусов педагогического института. Пленум был посвящен сразу трем юбилейным датам Тунгусской проблемы: 100-летию со дня рождения Л. А. Кулика, 75-летию со дня падения Тунгусского метеорита и 25-летию послевоенного периода экспедиционных исследований проблемы. В его программу были включены доклады ученых из разных городов страны, работавших над Тунгусской проблемой. В работе пленума приняли участие член-корреспондент Академии наук СССР Н. А. Желтухин, доктор технических наук В. П. Коробейников. Красноярск представляли доктор физико-математических наук В. Г. Пивоваров и председатель Красноярского отделения ВАГО Г. А. Иванов. На заседаниях выступили Е. М. Колесников, В. А. Драгавцев, Г. Ф. Плеханов. А. В. Золотов... На приглашение не откликнулся только Комитет по метеоритам Академии наук СССР. По этому поводу в кулуарах пленума шутили, что этот факт — самое весомое доказательство того, что Тунгусский метеорит — не метеорит.

Наталья Лебедева—эколог и тунгусовед на заимке Кулика
Фото В. Черникова, 1989 г

      В обзорном докладе, подводящем итоги 25-летней истории Тунгусской проблемы, которую "писало" второе поколение исследователей, Н. В. Васильев подчеркнул, что в 80-х годах отчетливо выявились три крупных нерешенных вопроса, три парадокса, определяющих стратегию дальнейших исследований. Во-первых, это несовместимость траекторий Тунгусского тела, определенных по карте вывала леса и по совокупности сообщений очевидцев. Во-вторых, "неуловимость" вещества, которое от него осталось. Вещества слишком мало, и состав его, по данным разных методов и разных исследователей, слишком разнообразен. Нет надежных доказательств принадлежности обнаруженных аномалий именно Тунгусскому телу. В-третьих, осталась незавершенной и полной неясных моментов обработка данных об оптико-атмосферных аномалиях. По-видимому, кроме запыления верхних слоев атмосферы над Евроазиатским материком, необходимо учитывать процессы, связанные с интенсивной дополнительной ионизацией их неизвестным фактором. Несмотря на наличие этих парадоксов. Васильев считал возможным решение проблемы на путях дальнейшего усложнения кометной гипотезы и расширения наших представлений о строении и составе комет. 
      Доклады Журавлева и Дмитриева вызвали бурную реакцию зала — вопросы, сомнения, острые реп­лики, критика... Это было неудивительно — авторы искали решение проблемы на новых, неожиданных путях. Они доказывали, что отмеченные "три парадокса" могут быть сняты в рамках гелиофизической гипотезы, и что для исследователей намечаются новые средства и возможности решения самых трудных задач Тунгусской проблемы.

ПОСЛАННИК СОЛНЦА

      И для кометной, и для ядерной гипотезы самым "крепким орешком" был третий парадокс — сложность и быстротечность оптико-атмосферных явлений, охвативших огромные территории. С позиций гелиофизической гипотезы предлагалось рассмотреть процесс отрыва магнитосферы плазмоида в верхних слоях земной атмосферы и внедрение водородно-гелиевой плазмы в более низкие слои, где она могла играть роль катализатора фотохимических процессов для аэрозолей, рассеивавших солнечные лучи.

Рис. 39. Модель плазмоида, входящего в атмосферу. Ударная волна сжимает ионизированную атмосферу веретенообразного объекта, состоящего из плазмы, удерживаемой магнитным полем сложной конфигурации. Плюс и минус символически показывают распределение плотности зарядов плазмы

      Форма области разрушений связывалась с формой взрывавшегося веретенообразного тела. Разрушение магнито-плазменного объекта вследствие деформации магнитного каркаса и взрывоподобной рекомбинации протонов и электронов могло сопровождаться процессами кратковременного ускорения заряженных частиц и возникновением жесткого тормозного излучения. Возникновение подобных процессов при взрывоподобном испарении льдов с точки зрения физики невероятно. Другое дело плазма в магнитном поле — в этом случае гораздо легче представить механизм возникновения жестких излучений, на которые намекают биологические аномалии и повышение люминесценции минералов.

Встреча поколений. Участники юбилейной конференции в Красноярске у входа в краеведческий музей. Слева направо: В. Д. Несветайло, Н. Н. Ковалюх, Н. М. Колесникова, Н. И. Федоров (художник, участник экспедиций 1939, 1983,1988 гг.), Е.М. Колесников, О.В. Скрябина, Г.А. Сальникова
Фото 1988 г

      Отсутствие заметных количеств вещества даже в пылеобразном состоянии — совершенно непонятное обстоятельство с точки зрения кометной модели, так как ядро кометы состоит из пыли и льда. Химический состав плазмоида, порожденного Солнцем, должен определяться элементным составом солнечной плазмы. На 98% солнечное вещество состоит из водорода и гелия, которые не оставят следов в виде твердых остатков. Углерод — единственный элемент, которого довольно много (3·10-2 %) в атмосфере Солнца и который может остаться материальным свидетелем взрыва такого горючего, как солнечная плазма. Радиоуглерод на Солнце, по-видимому, отсутствует, а углерода-13 на 60% меньше, чем на Земле. 
      Вообще говоря, на Солнце имеются, наверное, почти все химические элементы таблицы Менделеева (пока достоверно обнаружено 22), однако их концентрации невелики. Поиски элементных и изотопных аномалий, ведущиеся в районе Тунгусской катастрофы, должны, согласно новой гипотезе, сверять свои результаты также и с результатами гелиохимии. 
      Гипотеза о солнечном плазмоиде позволяет решить, по-видимому, и самый трудный в Тунгусской проблеме вопрос о том, откуда взялась плазма, породившая магнитное возмущение после взрыва. Однако при этом снова возникает вопрос: почему же вторгавшаяся плазма не проявила себя во время пролета болида? Ведь она должна была выталкивать геомагнитное поле из объема плазмоида. Расчеты, проведенные авторами гипотезы, показали, что эту трудность можно преодолеть, если принять, что скорость тела не была большой — она должна быть не более 3 км/с в то время, когда плазмоид пересекал ионосферу. 
       Только при малых скоростях на движение плазменного болида могли влиять градиенты магнитного поля Земли. Если болид действительно "наводился" на колонну Восточно-Сибирской магнитной аномалии, его скорость "при выборе траектории" должна была быть небольшой. Но тогда в районе этой аномалии, являющейся вторым северным геомагнитным полюсом, и сейчас должны чаще, чем в других местах, появляться огненные шары, не оставляющие материальных следов. Исследование болидов в этом районе — одном из наиболее глухих и безлюдных в Сибири — никогда не проводилось**.
      Явление конденсации рассеянной плазмы в объекты с правильной геометрической формой может быть рассмотрено теоретически на основе нового раздела термодинамики, изучающего возникновение структур в неравновесных системах. При этом оказывается, что при таких процессах более вероятно образование целой "семьи" плазмоидов, а не единичного объекта. Поэтому появление в 1908 году наблюдений большого числа болидов и впечатление, что очевидцы видели "Тунгусский метеорит" летящим и с юга, и с востока, и с юго-запада, могут быть связаны с вторжением в атмосферу Земли целой группы плазменных объектов, ориентированных в район одной из планетных аномалий магнитного поля. Новая гипотеза допускает, что авторы всех траекторий Тунгусского тела были правы... Конечно, при условии, что один из плазмоидов был "главным" — только его взрыв был записан приборами.

Участники КСЭ в Ванаваре. В. Красавчиков, Ю. Кандыба, Н. Лебедева
Фото 1989 г

С точки зрения гелиофизической гипотезы, Тунгусский феномен был не случайным, а закономерным явлением. Еще в 1969 году член-корреспондент Академии наук СССР А. А. Ляпунов, беседуя с А. Н. Дмитриевым, высказал мысль о том, что Солнечную систему необходимо изучать как единый организм. Ее стабильность может поддерживаться не только законом всемирного тяготения, но и другими взаимодействиями — энергетическими, вещественными, информационными. В духе такого подхода Дмитриев и предложил взглянуть на Тунгусский феномен как на закономерное, хотя и во многом неясное еще звено в цепи солнечно-земных взаимодействий. Внедрение высококонцентрированной солнечной плазмы, несущей в район древнего палеовулкана такой же заряд энергии, который обычно поглощает магнитосфера Земли в течение суток от солнечного ветра, могло быть частью сложного космогеофизического процесса, смысл которого нам пока неясен. В настоящее время становится очевидным, что многие геологические процессы на нашей планете подчиняются космическим ритмам. Каков механизм согласования и регулирования таких процессов? Термодинамический анализ миграции химических элементов в коре и биосфере Земли вскрывает необходимость регулярной подкачки свободной энергии как в литосферу, так и в атмосферу. Такая подкачка может происходить как в "импульсном", так и в непрерывном процессе, как за счет запасов энергии в недрах планеты, так и за счет аккумуляции солнечной энергии. 
      Место, которое выбрал для себя Тунгусский метеорит, является с этой точки зрения очень характерным. Расположенное в центре горной страны, именуемой на языке геологов Сибирской платформой, оно выделяется развитием мощных магнитонесущих масс траппов. Развитие траппового покрова вглубь и на большой площади указывает, что район является, с точки зрения его геологической истории, особой точкой вулканического энерговыделения на планете. Изучение особенностей траппов этого района показывает, что вулканическая деятельность здесь периодически угасала и вновь возобновлялась. Несомненно, что эти процессы, охватывающие геологические эпохи, продолжаются и сейчас, подчиняясь геокосмическому ритму. Явления природы, которые в масштабах человеческой истории представляются случайными, могут быть элементами цикла или другого направленного процесса с масштабом геологической истории. 
      Изложенный подход к Тунгусской проблеме был опубликован в вышедшей в 1984 году научной монографии Дмитриева и Журавлева "Тунгусский феномен 1908 года — вид солнечно-земных взаимосвязей". Как уже говорилось, некоторые идеи, высказанные в ней, "уже носились в воздухе". В 1985 году в журнале "Студенческий меридиан" была опубликована статья научного сотрудника одного из московских институтов Л. А. Мухарева "Тунгусский метеорит — шаровая молния". Такая гипотеза, по мнению Мухарева, объясняла даже самые непонятные эффекты и особенности явления, включая "маневр". Правда, для этого нужно было допустить существование гигантских шаровых молний, которые автор рассматривал как особую форму длительно существующего атмосферного электрического разряда. Физическая теория такого разряда была одновременно опубликована Мухаревым в академическом журнале "Радиотехника и электроника". Согласно этой теории шаровая молния возникает в среде плазмы и ионизированного аэрозоля в условиях мощной энергетической накачки. Накачка создается разрядом обычной молнии или при резких колебаниях атмосферного электрического поля. 
      Не кинетическая, не химическая, а электромагнитная энергия как причина ударной волны Тунгусского тела? Дань новой моде? В этом вопросе позиция Мухарева совпадала с точкой зрения Дмитриева и Журавлева: иначе трудно понять факт высокой концентрации энергии источника ударной волны и светового импульса. "Единственным из известных нам видов внутренней энергии вещества (исключая атомную энергию), для которого может быть достигнута плотность, превышающая 107 Дж/г, является энергия электромагнитного поля (в частности, электрического или магнитного поля). Для концентрации этой энергии в веществе предельных ограничений не установлено ", — подчеркивал Л. А. Мухарев. 
      В этом же направлении работала мысль волгоградского учителя физики, астронома-любителя, активиста местного планетария Н. А. Сергиенко. Подчеркивая, что в атоме "законсервирована" не только ядерная энергия, но и "кулоновская" (т.е. энергия электронных оболочек), он предложил рассмотреть ее как источник энерговыделения Тунгусского болида. В качестве причины "электродинамического разбаланса" вещества метеорита рассматривалось электрическое поле. 
      Вопрос о вкладе энергии электронов вещества в метеорные явления был изучен московскими физиками Р. Ф. Авраменко и В. И. Николаевой на более основательном фундаменте квантовой механики. В статье, написанной ими совместно с Ф. Ю. Зигелем, ставился вопрос о том, что "квантовая энергия" может существенно увеличить энергосодержание как шаровых молний, так и болидов, в том числе объектов, наблюдавшихся в 1908 году. Проведенный ими расчет показал, что вклад "квантовой энергии" в общее энерговыделение плазменного болида в 3700 раз превышает выход химической энергии. 
      Сходные идеи о новом виде энергии — не ядерной и не химической - явились фундаментом новых экспедиций, проведенных А. В. Золотовым в район Тунгусской катастрофы в 80-х годах. Результаты их пока не опубликованы.
      В статье 1980 года Е. М. Колесников писал: "...Результаты последних работ по поискам вещества Тунгусского космического тела позволяют надеяться на скорое окончательное решение Тунгусской проблемы. Кометная гипотеза В. Г. Фесенкова в сочетании с гипотезой В. В. Кесарева, объясняющей Тунгусскую катастрофу простым химическим взрывом кометного вещества при вторжении в атмосферу, по нашему мнению, может хорошо описать все явление в целом. В настоящее время больше нет необходимости выдвигать новые экзотические гипотезы о Тунгусском явлении типа прилета антивещества или термоядерного взрыва, необоснованность которых была доказана нами ранее ". 
     Но именно в 80-х годах появился целый букет новых экзотических гипотез, в которых место ядерной энергии заняли разные виды электромагнитной энергии. На наш взгляд, это было не случайно. Это была попытка раздвинуть узкие рамки, которые ставила исследовательской мысли кометная гипотеза. В том виде, в каком она была построена В. Г. Фесенковым.

* А. С. Кузовкин, изучая в 1984 году фотоснимки неопознанных объектов, был поражен сходством странного объекта в виде веретена с "веретеном Анфиногенова" (см. стр. 75).
** Кроме наблюдений экспедиции Кулика в 1930 году на Метеоритной заимке.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт