Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
Новые аномалии
Живые свидетели
Огонь с неба
Космическая пыль
Иллюминация над Евразией
Память людей
Каталог
Память людей
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Проза » В.К.Журавлев, Ф.Ю.Зигель, Тунгусское диво » Книга вторая. ШАГИ К НЕБУ » Часть V. В ПОИСКАХ ИСТИНЫ » Память людей

Легенды и цифры

      Участники первых послевоенных экспедиций, общаясь с населением Эвенкии, убедились, что прошед­шие полвека, насыщенные бурными событиями, не стерли память о Тунгусском диве. Однако факты и наблюдения перемешались с вымыслом, ошибками, мифами. Поэтому исследователи относились к рассказам местного населения о событиях 1908 года в основном со сдержанным недоверием. Большинство считало, что даже к рассказам, собранным Куликом, следует относиться крайне осторожно,— они записывались через 20—30 лет после катастрофы! Что же говорить о свидетельствах шестидесятых годов... Бесценный архив сообщений, собранный в конце двадцатых годов И. С. Астаповичем, погиб во время войны. Но в Комитете по метеоритам хранились подлинники или копии писем, поступивших в Иркутскую обсерваторию летом 1908 года. Долгое время казалось очевидным, что все, что можно было извлечь из имеющихся сообщений, уже изучено Куликом, Астаповичем, Вознесенским, Криновым. Но в 1959 году Плеханов, Васильев и Колобко-ва провели опросы большого числа очевидцев — в основном эвенков — в Ванаваре. Главная цель этих опросов сводилась к зыбкой надежде получить какие-то указания или хотя бы намеки на то, "что и где искать". Старики рассказывали и о ямах, в которых "ночью светятся камни", и о вымерших от непонятной болезни эвенкийских стойбищах. Еще Кулику рассказывали, что после катастрофы охотники якобы находили в тайге кусочки "белого серебристого металла, который был светлее, чем лезвие ножа". Как правило, рассказ заканчивался сетованиями, что старик, который "сам был там" или у которого "хранился осколок", уже умер. "Где же вы раньше-то были?.." 
      Рассказы 1959 года содержали мало конкретных фактов и деталей. Многие — по памяти или со слов умерших стариков — упоминали громовые звуки и красный цвет неба в той стороне, где повалило лес. Снова подтвердилась интересная особенность сообщений очевидцев в селах на Подкаменной Тунгуске — пролет болида никто не видел: явление выглядело внезапным ("пыхнул огонь, небо раскололось"). Очевидцы, наблюдавшие болид, находились примерно в 200 км от эпицентра (и дальше). В Кежме были свидетели обоих фаз явления: пролета и яркой вспышки. Но многие очевидцы описывали что-нибудь одно — или про­лет, или "пламя" у горизонта. После исчезновения пла­мени некоторые очевидцы заметили дым. Описывают его по-разному. В Кежме: "Нечто, похожее на облако пепельного вида, которое, постепенно уменьшаясь, делалось более прозрачным и к 2—3 часам дня совершенно исчезло". Это облако было много выше пламе­ни. Очевидец из Преображенки считал, что "дым был виден долгое время". А очевидец из Ждановой утверждал, что "дым быстро исчез". И. С. Астапович в своем обзоре пишет, что очевидцы сообщали о наблюдении "пиниеобразного"* облака дыма (в наше время го­ворят "грибовидное").

Лючеткан близ своего чума (фактория Ванавара), среди своих религиозных атрибутов. Слева — шкура оленьего теленка — жертва божеству Хавоки, сопровождаемая просьбой не допускать к его семье железных птиц Агды, делающих гром и молнию (агдыллян — по-эвенкийски). Справа поставлены три изображения птиц шили (цапли или выпи) с заданием отвести в сторону полет "дылячады" (болида), если этот "солнечный" снова появится (после 1908 года)
Фото и комментарий И. М. Суслова. Ванавара, сентябрь 1928 г.

Сообщения очевидцев о световых явлениях первым подверг физическому анализу А. В. Золотов. Он отметил, что из рассказа Акулины Петровой (который приведен в главе "Нет дыма без огня") и других описа­ний следует, что деревья падали уже горящими. Следовательно, они загорались не от пламени сухой подстилки, а от теплового импульса, действовавшего сверху. В первую очередь, должна была воспламениться хвоя. Споря с оппонентами, считавшими, что показа­ния очевидцев субъективны и потому ценности для физиков не имеют, Золотев обратил внимание на то, что, несмотря на субъективность, эти показания содержат и довольно точную цифровую информацию. 
      Очевидца из Ванавары крестьянина С. Б. Семенова опрашивали и Кулик, и Кринов. Его рассказ о световых эффектах в Ванаваре, находящейся на расстоянии 65 километров от эпицентра, был самым подробным. Приводим его текст по книге Е. Л. Кринова:
      "Точно год не помню, но больше двадцати лет назад во время пахоты паров в завтрак я сидел на крыльце дома на фактории Ванаваре и лицом был обращен па север. Только я замахнулся топором, чтобы набить обруч на кадушку, как вдруг на севере, над тунгусской дорогой Василия Ильича Онкоулъ небо раздвоилось и в нем широко и высоко над лесом (как показывал Семенов, на высоте около 50°, — прим. Кринова) появился огонь, который охватил всю северную часть неба. В этот момент мне стало так горячо, что словно на мне загорелась рубашка, причем жар шел с северной стороны. Я хотел разорвать и сбросить с себя рубашку, но в этот момент небо захлопнулось и раздался сильный удар. Меня же сбросило с крыльца сажени на три. В первый момент я лишился чувств, но выбежавшая из избы жена ввела меня в избу. После же удара пошел такой стук, словно с неба падали камни или стреляли из пушек, земля дрожала, и когда я лежал на земле, то прижимал голову, опасаясь, чтобы камни не проломили голову. В тот момент, когда раскрылось небо, с севера пронесся мимо изб горячий ветер, как из пушки, который оставил на земле следы в виде дорожек и повредил росший лук. Потом оказалось, что многие стекла в окнах были выбиты, а у амбара переломило железную закладку для замка у двери ". 
      Находившийся рядом с Семеновым его сосед Косолапов был, видимо, в кепке и в момент вспышки был обращен к ней спиной. Поэтому он почувствовал только, что ему внезапно обожгло уши, да так, что он схватился за них и присел. Он подумал, что горит крыша. Пока ударная волна, сбросившая наземь Семенова, катилась над тайгой к Ванаваре, Косолапов успел обменяться репликой с соседом, подтвердившим, что его "жаром охватило", и войти в избу. 
       Девятнадцатилетняя дочь Семенова также была в момент вспышки обращена лицом на север. "Небо раскрылось до самой земли, и пыхнул огонь... Огонь был ярче солнца", — так описывала она вспышку через 22 года. Она тоже подумала, что "с неба падают камни", хотя гремевшие звуки походили на выстрелы. 
      Эти три сообщения по сути дела можно считать коллективным наблюдением. Каждый очевидец, описывая явление, добавлял собственные подробности, которые были связаны с его положением относительно источника света и звука. К сожалению, других сообщений из Ванавары, столь же детально описывающих Тунгусское диво, нет. В 30-х годах этих очевидцев не искали, а в 60-х годах их уже не было. 
      Сопоставив сообщения эвенков, стоявших в момент катастрофы на Чамбэ, сообщения русских крестьян из Ванавары и наблюдения очевидцев в Кежме — в 220 км от эпицентра — (которые, говоря о вспышке, отметили, что ее сияние отражалось в комнатах, окна которых смотрели на север), Золотов попытался оценить величину светового импульса, т. е. энергию, приходившуюся на квадратный сантиметр, за время вспышки. Это можно было сделать, используя известный физиологический факт — наличие резкого болевого порога человеческой кожи. Полная световая энергия взрыва, по Золотову, оказывалась порядка 1023 эрг. В 1961 году, когда делались эти оценки, энергия ударной волны Тунгусского взрыва оценивалась разными авторами от 1023 до 1024 эрг, следовательно, выход световой энергии составлял десятки процентов. Этого никогда не бывает при химических взрывах. При ядерном взрыве на той же высоте, на которой находился источник ударной волны "гостя из космоса", световая энергия составляет от четверти до трети полной энергии взрыва. 
      Расчет Золотова был раскритикован В. А. Бронштэном и К. П. Флоренским. Указав, что результат оценки световой энергии зависит от неизвестной прозрачности атмосферы, они намекали, что А. В. Золотев просто "подогнал" цифры к нужному ему выводу. Желая объективно разобраться в возникшей дискуссии, штаб КСЭ организовал на заимке Кулика в 1963 году актинометрические** исследования. Проводившие их В. Сапожникова и Н. Заздравных тщательно изучили также материалы многолетних актинометрических наблюдений Ванаварской метеостанции.
      На основании полученных данных В. К. Журавлев повторил расчет Золотова по более надежным формулам. Этот расчет подтвердил, что даже в худшем случае световая энергия Тунгусского взрыва превышала выход света при любом химическом взрыве, по крайней мере, в сто раз. Но величина полной световой энергии оказалась раз в десять меньше, чем у Золотова. 
      О значении этих расчетов для самой проблемы мы скажем далее, здесь же важно подчеркнуть, что, казалось бы, субъективные впечатления очевидцев в некоторых случаях могут дать хотя и приближенные, но вполне достоверные численные величины. Успех с оценкой светового действия Тунгусского взрыва следовало развивать. Для этого нужно было объединение сил специалистов, говорящих на разных языках,— физиков, биофизиков, медиков, этнографов. Нужны были и новые опросы, поиск новых свидетелей.

МАРШРУТЫ КОНЕНКИНА

      Однако долгое время господствовало, казалось бы, совершенно очевидное мнение, что время для опросов упущено и ничего, кроме сказок и легенд, от очевидцев услышать невозможно. Лед был сломан Ванаварским учителем физики Виктором Григорьевичем Коненкиным. Его энергия, инициатива и энтузиазм, равно как и трагическая и, пожалуй, загадочная гибель оставили яркий след в истории Тунгусской проблемы.
      В 1962 году В. Г. Коненкин объехал глухие таежные районы верховьев Нижней Тунгуски. В этих местах прошло его детство. Он хорошо помнил, как старики рассказывали, что Тунгусский метеорит пролетал над селом, где он родился,— Преображенкой. У него не было сомнений, помнят ли старики это событие. Он знал своих земляков: многие из них в 70—80 лет ходят на лыжах, охотятся на лосей и росомах, сохраняют острое зрение и цепкую память — без этого охотнику в тайге нельзя. 
      На вопрос — помнят ли они событие 1908 года, многие отвечали: "Да разве это можно забыть?" Тогда считали, что наступает "светопреставление". Больше ничего подобного за всю жизнь не случалось. Встретившись с очевидцем, Коненкин нередко узнавал, что место его жительства с 1908 года не изменилось. Тогда он просил его вспомнить, в каком месте села или на каком берегу реки очевидец находился в момент наблюдения. Обычно старик хорошо это помнил. Тогда, взяв с собой компас и угломер, учитель шел с ним в это место. Очевидец показывал, в каком направлении он увидел огненное тело и за какой сопкой (изгибом реки, домом) оно скрылось. Конечно, далеко не все могли ответить на некоторые вопросы, были и такие, которые просто не помнили. Но, проехав несколько сот километров по Нижней Тунгуске и ее притокам, Коненкин собрал несколько десятков вполне определенных сообщений с указанием азимутов, высот, с описаниями звуков, яркости, цвета "пришельца".

Виктор Григорьевич Коненкин на берегу Подкаменной Тунгуски
Фото 1966 г

Статья В. Г. Коненкина была опубликована в сборнике "Проблема Тунгусского метеорита", изданном Томским университетом в 1967 году. Вот некоторые из его сообщений.
      С. И. Сафьянникову в год события было 18 лет, в год опроса — 72. Он родился и всю жизнь жил в селе Мога. Он рассказывал : "Я сидел дома, окна которого обращены на запад. Утром солнце никак не могло бросать лучи в окна, а тут я увидел из среднего окна отблеск солнца. Вскоре затряслась земля и послышались орудийные выстрелы. Взрывы послышались примерно через минуту или две после того, как блеснуло. Как взрывы получились, так и стали подниматься клубы дыма. Вон оттуда". (Азимут оказался равным 300°).
      Эвенка Е. И. Сафьянникова, которой было в 1908 году всего 10 лет, могла сообщить только, что "в южной стороне слева направо пролетел огненный шар". Зато ей запомнилось, что все перепугались, что старики эвенки оделись в лучшие одежды, готовясь умирать, но смерть не пришла...
      Н. А. Коненкина из Преображенки, 82 года, рассказала: "Летом 1908 года я вышла на крыльцо вот этого самого дома (откуда хорошо видны северо-западная, северная и северо-восточная стороны горизонта) и вижу, что за лес падает огромный огненный сноп. Огонь был круглый, а сзади него искры. За искрами никакого дыма не оставалось. Когда упал этот огонь за горизонт, вон в том направлении (азимут 285°.— Авт.), то вышел как огонь столбом и взялось с той стороны небо мороком. Дым поднялся примерно на высоту пяти деревьев. Вскоре началось трясение земли и послышался огромной силы гром. Я сильно испугалась и от испуга долго болела. В Преображенке в то время жили ссыльные политические, они говорили, что упала планета ". 
      Сообщения, собранные Коненкиным, поставили острый вопрос: так где же летел Тунгусский болид — мимо Кежмы или мимо Преображенки? Летом 1964 года две группы КСЭ (Львов, Иванова, Ковалевский и другие) провели опросы на Нижней Тунгуске и в других местах Эвенкии. Хотя не все долгожители помнили о событиях 1908 года, материалы Коненкина в целом как будто бы подтверждались. 
      В 1965 году большой отряд КСЭ, руководимый одним из активистов КСЭ, новосибирским инженером В. Э. Папе, совершил сплав по Нижней Тунгуске с це­лью проверки сведений, собранных Коненкиным. В сплаве участвовали опытные "тунгусоведы": Б. И. Вронский, А. П. Бояркина, В. А. Сапожникова, В. М. Черников... Был и представитель Комитета по метеоритам — В. И. Цветков. Пройдя по воде более 600 километров, группа собрала сведения из 40 населенных пунктов, находящихся от эпицентра на расстояниях от 200 до 600 километров. 
      Результаты опросов были опубликованы с небывалой оперативностью — статья Цветкова и Бояркиной вышла в свет в 1966 году в московском сборнике ВАГО. Авторы делали вполне определенный вывод: данные, собранные Коненкиным, подтверждаются! Участники маршрута нашли многих из тех очевидцев, на которых ссылался Коненкин, и опросили новых. Некоторые детали опросов 1962 и 1965 годов полностью совпали, но иногда были и расхождения. Так, Е. И. Сафьянникова не подтвердила, что видела огненный шар, заявив, что только слышала выстрелы. Н. А. Коненкина показала место, откуда выплывали дымные облака, на 25° севернее по сравнению с записью Коненкина, и т. д. Подтвердились почти все данные рассказа С. И. Сафьянникова в деревне Мога, его изба была использована в качестве "измерительного прибора"; было замерено по указаниям очевидца направление линии между световым пятном на стене дома и окном, в которое он видел полет болида. Согласно этим измерениям, угловая высота тела над горизонтом получалась 12—20°, азимут—300°. 
      Интересное наблюдение было записано при беседе с К. В. Бараковой. В 1908 году ей было 25 лет. Тогда она жила в селе Кондрашино, на Лене,— это был один из самых восточных пунктов наблюдения — 490 километров от эпицентра. Баракова рассказала: "Видела, как летела бочка (по краям поуже, посередине потолще) зеленого цвета, упала за утес Цимбалы на другой стороне реки. Потом встала стрела прямая, лентами всё разноцветными. Пошел дым, как из парохода. При полете гром был, потом бахало, кони упали на колени". В этом наблюдении четко разделены две фазы явления: пролет и взрыв. Указание на известный утес на реке помогло точно определить азимут на эпицентр: 306°. 
      Конечно, каждому отдельному рассказу верить следовало с осторожностью. Но совокупность независимых показаний говорила вполне определенно: живы еще десятки людей, видевших гигантский "громовой" болид, пересекший Лену и верховья Нижней Тунгуски и улетевший в направлении эпицентра Тунгусского вывала. Это произошло в начале века, "после японской войны", но "до германской войны". Точнее год установить было нельзя. Многие очевидцы говорили, что метеорит летел утром, однако, пожалуй, больше было утверждавших, что "огненный сноп" летел "в обед", днем, "близко к полудню". Цветков и Бояркина объяснили это несоответствие двумя причинами. Во-первых, тем, что "сельскохозяйственные работы начинались очень рано", во-вторых, тем, что Солнце в момент Тунгусского взрыва стояло в данном районе уже довольно высоко — 27° над горизонтом, и, вспоминая событие, очевидцы невольно "разворачивали" небесную сферу от запада к северу. 
      Было и другое несоответствие: если путь болида пересекал Лену и Нижнюю Тунгуску в районе шестидесятой параллели и сто восьмого меридиана, то почему же, например, на Ангаре, в районах, лежащих у сто второго меридиана, его яркость, размеры и интенсивность "стрельбы" были не меньше, если не больше? Могла ли баллистическая волна болида взволновать воду в Ангаре и Кане — за 300—700 километров от траектории? Почему в Кежме несколько очевидцев видели болид в западной части неба? Только некоторые из этих несоответствий можно объяснить забывчивостью свидетелей.

МАНЕВР

      Направление траектории Тунгусского метеорита по показаниям очевидцев первым определил А. В. Вознесенский в 1925 году. Тогда место падения было еще неизвестно. Тем не менее, линия, которую провел Вознесенский на карте, прошла всего в 30 километрах от эпицентра! Но ее азимут был 15°, т. е. Вознесенский считал, что очевидцы показывали направление полета почти с юга на север. Получалось, что огненное тело прошло в 40 километрах восточнее Нижнеудинска, пересекло долину реки Кова и пролетело всего в 20 километрах восточнее Кежмы, где пересекло Ангару. 
      Позднее И. С. Астапович немного сдвинул траекторию еще южнее,— обработав показания свидетелей пролета, собранные как им самим, так и Вознесенским, Обручевым, Куликом, он пришел к выводу, что метеорит летел точно с юга на север по географическому меридиану (географический азимут 0°). Кулик считал правильной именно эту траекторию — то, что Тунгусский болид пролетел над Транссибирской железнодорожной магистралью, сомнений не было: ведь одним из первых свидетелей был машинист, остановивший поезд! Если бы это было так, то болид наблюдали бы в зените на станции Зима, в Братске, а Ангару он должен был пересечь над селом Паново. 
      И. С. Астапович построил на основании показаний очевидцев карту изолиний громкости на территории от Енисея до Байкала. На крайней южной границе этой карты, на линии Минусинск — Иркутск, громкость звуков оказалась равной 30 децибел, в Ванаваре — 100 децибел. Изолинии от 60 до 80 децибел образовывали резкий излом, ось симметрии угла этого излома и была, по Астаповичу, проекцией траектории. С этой линией совпадали также оси симметрии трех других характеристик болида, данных очевидцами. Эта работа Астаповича, казалось, окончательно решала вопрос о направлении полета Тунгусского болида. То, что И.М. Суслов на основании опросов эвенков провел траекторию с юго-запада на северо-восток (примерно 60—70°), можно было не принимать во внимание: рассказы эвенков были достаточно неопределенными, а территориальная база размещения наблюдателей — много меньше.

Рис. 33. Парадокс траекторий. Диаграмма распределения числа наблюдателей тунгусского болида по угловым интервалам. Согласно данным каталога очевидцев, наибольшее число наблюдателей было на юге. Стрелками показаны направления пролета Тунгусского болида по данным разных авторов. Широкие стрелки символизируют большой разброс данных. (Диаграмма составлена А. Н. Дмитриевым и В. К. Журавлевым.)

      Е. Л. Кринов, готовя монографию "Тунгусский метеорит", уделил много внимания сообщениям очевидцев. Он построил карту размещения наблюдателей. Анализируя сообщения, он заметил, что наиболее сильные световые явления были отмечены не в юго-западном, а в юго-восточном секторе. По его мнению. Тунгусский болид загорелся над северной оконечностью Байкала и направление его полета характеризовалось азимутом 317°, т. е. на северо-запад.
      На этот вариант траектории ориентировался Флоренский при полевых работах, с криновской траекторией он пытался "состыковать" шлейф рассеяния метеорной пыли на северо-западе. Однако Астапович не согласился с ревизией его расчетов, тем более, что аргументы Кринова были только качественными, они не содержали количественных оценок громкости звуков и интенсивности световых явлений. В 1965 году он опубликовал статью, в которой снова настаивал на правильности южной траектории. Правда, он все-таки немного подправил ее — сместил к востоку на 8 градусов, теперь болид должен был пролетать над Иркутском. 
      Появление в 1966 году статьи Цветкова и Бояркиной о показаниях восточных очевидцев, утверждавших, что болид пересек Лену и Нижнюю Тунгуску, было неожиданным: новая траектория не совпадала ни с траекторией Кринова, ни с траекторией Астаповича. В 1967 году в Томске вышел второй сборник "Проблема Тунгусского метеорита". В нем была опубликована статья Коненкина, согласно которой Тунгусский метеорит летел по азимуту 285—320°. Но, главное, в нем были опубликованы выводы диссертации В. Фаста, одним из главных результатов которой было установление проекции траектории Тунгусского тела по данным изучения вывала. Географический азимут оси симметрии бабочки, определенный по карте изоклин, был определен как 295°. 
      Это направление прекрасно совпадало с результатами опросов очевидцев на Нижней Тунгуске и в других районах на восток от места катастрофы. Возможный разброс, по Фасту, составлял не более 2°. По Золотову, определявшему ось симметрии другим способом, азимут полета тела составлял 293—295°. Этот результат многим представлялся окончательным. Траектория Астаповича, которая не совпала с осью симметрии вывала, рассматривалась как ошибочная. Однако возникла и другая трактовка полученных результатов.

Рис. 34. Маневр Тунгусского космического тела по Ф. Ю. Зигелю. Карта-схема из журнала "Смена" (1967 г., № 3). Пунктир на карте показывает предварительную, условную траекторию маневра. Болид видели в Кежме и Преображенке, в Бодайбо видели взрыв, но не летящее тело. Севернее Кежмы сообщения о пролете также отсутствуют

      В 1967 году в Государственном астрономическом институте имени Штернберга состоялось заседание секции по межзвездным связям. На ней сделал доклад Ф. Ю. Зигель. Доклад назывался "Об искусственной природе Тунгусского тела". Краткое содержание доклада было опубликовано в журнале "Смена". 
      В докладе Зигеля подчеркивалось, что траектория Астаповича наилучшим образом согласуется со всей совокупностью показаний очевидцев. В то же время, судя по картине направлений поваленных деревьев, Тунгусское тело по крайней мере над областью разрушений подлетело к месту своей гибели с востоко-юго-востока. Согласовать южную и восточную траектории можно, лишь допустив, что Тунгусское тело совершило маневр, т. е. изменило первоначальное направление полета. Проанализировав имеющиеся сообщения, докладчик подчеркнул, что севернее Кежмы наблюдения пролета болида отсутствуют. В Ванаваре видели взрыв, а не полет. 
      Ссылаясь на результаты опросов в Преображенке и других селах на востоке, Ф. Ю. Зигель отметил, что если считать, что у Тунгусского тела была только восточная траектория, то становится непонятным, как могли видеть летящее тело в юго-западных районах — под Красноярском, Канском, в Енисейске. Выбирая же в качестве единственной южную траекторию, мы должны отказаться от показаний новых очевидцев и от таких объективных данных, как ось симметрии зоны вывала леса. Но и южная, и восточная траектории определены достаточно уверенно, и считать одну из них ошибочной невозможно.

Рис. 35. Маневр Тунгусского космического тела по А. Е. Злобину (1989 г.). Пунктир—траектория

      Предположение о маневре является единственной возможностью совместить две траектории. Детали этого маневра пока неясны, можно только утверждать, что Тунгусское тело повернуло на окончательную восточную траекторию где-то не очень далеко к востоку от Преображенки — в Витиме и Бодайбо видели взрыв, но не летящее тело. Как известно, космические тела естественного происхождения не способны круто изменять свою траекторию в горизонтальной плоскости. Поэтому подтверждение маневра Тунгусского тела равносильно утверждению о его искусственном, техногенном происхождении. 
      Эта новая идея была изложена также в докладе, посланном на Всесоюзное совещание по Тунгусской проблеме, состоявшееся в 1971 году в Новосибирске. Проведенная обработка имевшихся данных показала, что скорость и высота Тунгусского тела менялись не монотонно, а по-видимому, подвергались сложным колебаниям.
      Действительно, показания очевидцев отличались большим разнообразием описаний и формы болида, и его скорости, и направления траектории. Некоторые, говоря о длительности явления, говорили "быстро промелькнул", другие — "летел быстрее самолета", третьи, как Г. О. Зырянов из Соснино, утверждали, что "по небу летело, скорее плыло, ниже облаков бревно гораздо ярче Солнца со снопом искр сзади". Большинство очевидцев утверждали, что тело было "ярким, но не таким, как солнце".

В поисках очевидцев. Этнограф Н. В. Лукина и физик Л. Е. Эпиктетова на катере на р. Лене
Фото 1967 г

      Появление новой траектории, пестрота показаний очевидцев и появление гипотезы "маневра" стали толчком к организации нового направления и КСЭ — составление полного каталога очевидцев. С 1965 по 1974 год 35 отрядов КСЭ совершили поездки (или сплав по рекам) по территориям, примыкавшим к району катастрофы. Координацию и руководство этой работой осуществляла Л. Е. Эпиктетова — научный сотрудник Сибирского физико-технического института. Эпиктетова сама провела опросы в наиболее важных реги­онах — Лена и Витим, Ангара, Байкал, тракт Иркутск — Качуг — и пришла к выводу, что на Лене, в районе сел Мироново и Дарьино происходит "смена знака" в описаниях очевидцев. От верховьев Лены до этого участка очевидцы согласно показывали направление полета болида "справа налево" и в стороне, находящейся вниз по течению, а в Дарьино уже утверждали, что тело летело слева направо.

Лилия Эпиктетова выступает на Всесоюзном научном со­вещании в Новосибирске с докладом о результатах опро­сов очевидцев
Фото 1971 г

      В этих же селах болид видели летящим высоко и снижающимся "как сверху". Тогда как выше и ниже по течению угловая высота оказывалась ближе к горизонту. Следовательно, в районе Мироново болид пересек Лену. На Нижней Тунгуске зона пересечения реки оказывалась более расплывчатой, по Коненкину, она находилась между Преображенкой и Юрьево, по Цветкову — значительно южнее — скорее всего, болид шел над поселками Непа и Аян (на реке Непа), точнее, к востоку от них. В обоих случаях прямая линия, проведенная через места пересечения рек, приводила не в район вывала, а на сто или больше километров севернее. Это расхождение трудно было отнести за счет путаницы за давностью, потому что далеко не все в сообщениях очевидцев было беспорядочным, данные в общем укладывались в довольно логичную картину.


Рис. 36. Азимутальная карта-схема территории Центральной Сибири, показывающая плотность очевидцев, наблюдавших Тунгусский болид или слышавших звуковые явления, сопровождавшие феномен (составлена Л. Е. Эпиктетовой). Начало координат — в эпицентре Тунгусского взрыва. Контур "бабочки вывала" показан в увеличенном масштабе. Стрелки показывают направление на источник звука, отмеченное очевидцами в разных населенных пунктах. Черные точки указывают села, где очевидцы рассказывали о "потемнении" во время пролета болида. Десятичные дроби дают долю видимых и звуковых явлений, общую вдоль каждого интервала азимутов. Они относятся к опросам очевидцев, наблюдавших явление с расстояния далее 500 км от эпицентра

      Делая доклад на Всесоюзном совещании в 1971 году, Эпиктетова вынуждена была изобразить траекторию Тунгусского тела в виде дугообразной линии: чтобы попасть в Куликовский эпицентр, болид должен был где-то на водоразделе между Нижней и Подкаменлой Тунгусками "отвернуть" к югу. Внимательно слушавший доклад В. А. Бронштэн выступил с утверждением, что "так и должно быть": кривизна траектории — чисто геодезический эффект, если учесть кривизну земного шара, траектория "выпрямится". До сих пор никто не проверил, так ли это. 
      Впоследствии были высказаны предположения о возможности резкого изменения направления полета ледяного ядра кометы из-за его распада, несимметричного испарения и т. д. Однако вопрос о траектории оказался не единственной трудностью. С трудом совмещался весь комплекс восточных и южных сообщений. Так, если болид наблюдали "высоко в небе" над Леной, его не должны были видеть на уровне Солнца в Кежме и т. д.

ОЧЕВИДЦЕВ В СИСТЕМУ!

      Для решения этих загадок решили прежде всего собрать воедино и упорядочить все имеющиеся сообщения очевидцев. Картотека сообщений составлялась в течение пяти лет. Группа исследователей работала над составлением полного каталога очевидцев. Так как времени на эту работу часто не хватало, Васильев и Разин проводили сверку сообщений и редактирование текста каталога в экспедициях — это был "отдых" после работы с микроскопом. Опросы очевидцев после 1974 года уже не проводились — большинство стариков-долгожителей, видевших своими глазами Тунгусское диво, к этому времени уже закончили свой жизненный путь. Из 908 сообщений, занесенных Л. Эпиктетовой и О. Родимовой в картотеку, А. Ф. Ковалевский, много сил отдавший составлению каталога, отобрал те, которые, по его мнению, бесспорно относились к Тунгусскому болиду. Каталог очевидцев, объемом в 304 страницы, содержащий более 700 сообщений, собранных за всю историю изучения проблемы, был депонирован во Всесоюзном институте научно-технической информации в 1981 году. 
      К этому времени в решении вопроса о траектории Тунгусского болида возникли новые сложности. Определенная Фастом и Золотовым линия симметрии векторной картины вывала, рассчитанная на ЭВМ, казалось, не вызывала сомнений в своей достоверности. Это был простой, наглядный результат, полученный на основе объективных данных и капитальной математической обработки. Однако Фаст не был им вполне удовлетворен. Он продолжал совершенствовать методику расчета и разработал "более естественный подход к задаче об определении осевой симметрии, применимой к случайным полям довольно широкого класса". Был разработан алгоритм, на основе которого ЭВМ искала минимум "меры асимметрии". В этой работе участвовали С. А. Разин и А. П. Баранник. 
       В 1976 году был опубликован результат новой обработки каталога вывала: "По внутренней структуре поле средних направлений повала деревьев имеет четко выраженную симметрию около прямой, проходящей через особую точку поля вывала в направлении 99° к востоку от географического меридиана. Ясно, что эту симметрию следует связывать с симметрией ударной волны Тунгусского метеорита около траектории его движения ". 
      Направление 99° (или 95° по компасу) было воспринято сначала просто как небольшое уточнение старого азимута траектории (111° относительно магнитного меридиана)***. Оно отлично совпадало с ориентацией большой оси эллипса ожога веток, который также был определен Воробьевым и Деминым как 95°. Консультанты — инженеры-артиллеристы — указывали, что из двух вариантов траектории истинна та, которая лучше совпадает с осью симметрии световой вспышки. Ведь если на распространение ударной волны может повлиять ветер, неоднородность атмосферы, температурные градиенты, то распространение световых лучей гораздо меньше зависит от таких влияний. 
      Однако не сразу обратили внимание на то, что "вторая траектория Фаста" окончательно выбивает почву из-под ног тех исследователей, которые опрашивали очевидцев. Если траекторию Кринова можно было — хотя бы с большими натяжками — совместить и с осью симметрии вывала (признав возможной ошибку в 22°), и с направлением по данным восточных очевидцев (с погрешностью от 17 до 47°), то теперь к этим отклонениям нужно было приплюсовать еще 16°! Неужели при проведении траектории между точками, отстоящими на расстоянии 300 километров, возможна ошибка в 30—40°? 
      Если считаться с результатом Эпиктетовой, нашедшей точку пересечения Лены, тогда нужно было признать поворот болида в 140 км от эпицентра на угол примерно 50°. Фактически это было указание на реальность маневра, хотя и не в том варианте, о котором говорилось в докладе Зигеля. 
      Подводя итоги послевоенного этапа исследования Тунгусской проблемы, начавшегося с первой экспедиции Флоренского (в 1983 году этому этапу исполнилось 25 лет), Н. В. Васильев отметил, что проблема согласования и объяснения наблюдений очевидцев остается по-прежнему нерешенной.

НЕСКОЛЬКО ТЕЛ?

     Долгое время эта ситуация сохранялась в неизменном виде. На раннем этапе показания очевидцев мало интересовали исследователей. Казалось очевидным, что имея такой надежный материал, как карты и каталог вывала, нет необходимости разбираться с противоречивыми и явно субъективными описаниями свидетелей. Затем интерес физиков и астрономов к данным очевидцев несколько возрос. Однако, их сообщения использовались очень субъективно: в основном для подтверждения той или иной модели, той или иной концепции. При этом в ворохе разнообразных показаний всегда можно было найти то, что, казалось, подтверждало ту или иную идею. То, что ей противоречило, обычно даже не упоминалось. Таким образом, кроме субъективного характера самих сообщений очевидцев, возникла опасность субъективного подхода к ним со стороны исследователей. Эта трудность долгое время не осознавалась. Вызвана она была прежде всего тем, что для большинства специалистов в области физико-математических и технических наук, работающих только с тщательно проверенными фактами, была совершенно незнакома работа с материалом, состоящим не из фактов, а из сообщений о фактах, сделанных, к тому же, неспециалистами.


Рис. 37. Карта-схема размещения населенных пунктов, в которых очевидцы утверждали, что в момент явления "потемнело" (облако пыли?). Пунктиром отмечена ориентировочная граница "зоны потемнения". Карта составлена Л. Е.Эпиктетовой

      Только поработав достаточно долгое время с показаниями очевидцев, специалисты начинали задумываться о правильности методологии. Так, например, Фаст высказал мнение, что для анализа сообщений очевидцев редких явлений, возможно, требуется разработка особого раздела математической статистики, которая учитывала бы "человеческий фактор" — психологию, физиологию, особенности человеческой памяти... 
      Хотя "субъективной математической статистики" пока не существует, с подобными проблемами сталкиваются и так или иначе пытаются их решать научные работники самых различных специальностей, в первую очередь те, которые заняты применением вы­числительных машин для решения экономических, социологических, лингвистических задач. Один из них и заинтересовался каталогом очевидцев Тунгусской катастрофы. Это был Алексей Николаевич Дмитриев, научный сотрудник Института геологии и геофизики в Новосибирске, имевший большой опыт обработки на вычислительных машинах описаний геологических объектов, сделанных геологами-полевиками. Хотя в случае с Тунгусским метеоритом задача была более трудной, именно эти трудности вызвали у специалиста по математической геологии желание испытать имеющийся опыт, алгоритмы и программы. 
      Подход Дмитриева к анализу каталога очевидцев был не совсем обычным и сразу же вызвал возражения "ветеранов" проблемы — Зоткина, Фаста, Воробьева, которые считали, что и при машинной обработке следует считаться с соображениями интуиции и здравого смысла, т. е. первичная классификация сообщений должна проводиться человеком, лишь на втором этапе обработки данные вводятся в ЭВМ. Дмитриев начал с "препарирования" сообщений: из каждого рассказа извлекались — без всякой критики — признаки явления (время суток, форма, цвет, направление и т. д.). Эта формализация повествовательных сообщений проводилась помощником, не знавшим проблему, и потому препарировавшим сообщения, подобно автомату. 
      Полученный таким образом массив формализованной информации обрабатывался на ЭВМ методами теории информации и математической статистики с использованием алгоритмов, разработанных для задач геологического прогноза по описательным словесным отчетам. Методика обработки была построена таким образом, чтобы классификация различных признаков и характеристик явления не навязывалась экспериментатором, а как бы рождалась естественным путем в результате машинной сортировки и выбора. 
      При такой методологии получились следующие результаты: 
— картина Тунгусского явления не вписывается в классическую схему падения метеорита; 
— распределение признаков феномена по территории наблюдений не хаотично, существуют группы взаимосвязанных признаков; 
— выделяются южный и восточный комплексы связанных друг с другом признаков. 
       Излагая эти результаты конкретнее, можно подчеркнуть, что среди разнообразия сообщений, например, о цвете болида можно встретить почти все цвета, кроме фиолетового, включая черный. Наряду с сообщениями о том, что в момент события "осветило", есть и утверждения "потемнело". Время одни очевидцы называют ранним утром, другие утверждают, что огненный сноп летел "в обед". На первый взгляд, все ясно: очевидцы за давностью времени события путают и сочиняют. Но тогда эти ошибки не должны зависеть от географии района — они могут в среднем встретиться в любом пункте наблюдений. Однако машинный анализ показал, что это не так. 
      Если описывать восточный и южный секторы характеристиками, за которые "подано большинство голосов", то обнаруживается такая картина: если южные очевидцы наблюдали явление преимущественно утром, само явление продолжалось более 5 минут —по утверждениям рассказчиков,— а болид двигался на север, то восточные наблюдатели "голосовали" за дневной пролет на запад, называя время менее 5 минут. На юге чаще упоминали "цветные полосы", на востоке — "пламя". По мнению Дмитриева, такие контрасты говорят о различии восточных и южных комплексов явлений и дают основание для предположения о том, что с юга и востока почти "навстречу" друг другу двигались два разных тела. Разброс в сообщениях о скорости движения, внешнем виде и форме тела может быть не только следствием ошибок очевидцев, но и пролетом в близкое время нескольких тел. Этот вывод как будто соответствует рассказам эвенков о нескольких световых вспышках к северу и западу от их стойбищ. 
      Можно утверждать, что взрывы этих гипотетических "спутников" главного Тунгусского тела были неизмеримо слабее, чем взрыв, породивший куликовский вывал. Они не оставили никаких сигналов на самописцах. Проверка слухов о наличии дополнительных лесоповалов, связанных с событиями 1908 года, предпринятая несколькими отрядами КСЭ, показала, что во всех случаях речь шла о явлениях, не связанных с катастрофой. Однако, если говорить о территории куликовского вывала, то результаты поисков следов, оставленных "спутниками", нельзя признать полностью нулевыми.

СЛЕДЫ ОСКОЛКОВ?

      Одним из таких следов является "Сухая речка", сведения о которой записал в 1926 году И. М. Суслов. По рассказам эвенков, после катастрофы они обнаружили "на Лакуре" борозду длиной в несколько десятков метров. Борозда заканчивалась ямой, заваленной землей. О ней знал Кулик, но относился к рассказам о "Сухой речке" скептически, так как она находилась далеко от установленного им центра падения. Он опасался, что поиски "борозды" отвлекут участников экспедиции от раскопок, и в связи с этим даже убедил очевидца-эвенка подписать акт, в котором тот отказывался от своих слов, ссылаясь на то, что в тайге "летом все речки сухие". 
      Можно предполагать, что этот эпизод был в действительности еще одной серьезной ошибкой Кулика. Суслов в беседе с Васильевым подчеркнул, что сведения о "Сухой речке" эвенки подтвердили во время суглана (родового совета). Говорить неправду на суглане считалось преступлением, которое сурово наказывалось. 
      Неоднократные поиски "Сухой речки" наземными маршрутами и с вертолета (Плеханов, Кошелев, Анфиногенов) ни к чему не привели. Это легко объяснить тем, что к моменту поисков борозда и яма были зарасти лесом и стали неотличимы от естественных неровностей рельефа. Впрочем, во время дешифровки аэрофотосъемки Анфиногенов обнаружил в районе горы Шахорма не совсем типичное углубление, которое затем было обследовано им в наземном маршруте. Однако никаких "космических аномалий" при этом не было обнаружено. 
      Второй легендарный след на земле, якобы оставленный небесным телом, также связан с рассказом старожила-эвенка. Его разыскал В. Г. Коненкин. В 1908 году И. И. Аксенову было около 20 лет и он был в качестве проводника через несколько дней после катастрофы "на том самом месте", где как считали эвенки, упал пришелец с неба. Место это находится далеко от траектории, на самой границе вывала, недалеко от северного берега Чамбэ. Там, на сухой возвышенности, образовалась, по рассказу Аксенова, яма, заполненная водой, по которой плавало что-то белое, вроде сала, но с запахом, напоминавшим бензин. Вода в яме "ходила кругом". Раньше на это место эвенки ходили точить ножи. Теперь же одна из горок была "как бы срезана". 
      По указаниям Аксенова этот район был ориентировочно нанесен на карту, и его обследованием в 1969 году занимался В. М. Кувшинников — с земли и с самолета. Однако ничего необычного найти не удалось. В Ванаваре разыскали охотника, из русских, который утверждал, что в этом районе в 1939 году встретил не совсем обычную яму, но воды в ней не было. Даже через 60 лет Аксенов удивлялся, как на сухом месте появилось столько воды, и просил Коненкина объяснить ему: "Откуда вода-то взялась?"
      Наконец, третью аномалию на территории вывала обнаружила вычислительная машина. Когда в 60-х годах В. Г. Фаст строил карту изоклин, т. е. линий, вдоль которых поваленные деревья имели один и тот же азимут, он заметил, что в некоторых направлениях изоклины не являются гладкими линиями, на них появлялись волнообразные искажения. Это могло быть связано с влиянием рельефа на вывал, но появление "волн" на южных направлениях Фаст связывал с несовершенством методики расчета. Он был почти уверен, что при обработке каталога вывала по более густой сетке обнаруженные искривления сгладятся. Однако расчет, проведенный им в середине 70-х годов по более точной программе, наоборот, выявил, что изоклины 150° и 180° не только не выпрямились, но образовали характерный довольно симметричный узор. Его ось симметрии была направлена на северо-запад по азимуту 348°. Это направление заставляло вспомнить последний вариант траектории Астаповича (352°). Статья Фаста с новыми картами вывала вышла из печати в 1976 году, когда период романтического поиска окончился и лучшие силы КСЭ работали по программе исследования космической пыли. Сам Фаст, обнаружив интересную аномалию, не проявил какой-либо инициативы для ее более подробного изучения на месте. 
      Сомнительно, чтобы ее можно было объяснить особенностями рельефа: для этого масштаб аномалии слишком велик — от 5 до 10 километров. В широтном направлении она занимает километров 15— от долины Макикты в ее среднем течении до реки Элюма. По-видимому, именно эту реку эвенки называли Шелле и указывали ее как место падения. "Озеро на горе, в котором вода ходила кругом", по сообщению Аксенова, также было расположено в этом районе. 
      Можно предполагать, что выявленный "узор" симметричного повала деревьев вызван низким взрывом одного из малых "спутников" Тунгусского болида, летевшим в направлении горы Стойкович с южного направления до основного взрыва. Впоследствии деревья, поваленные широкой — до 15 километров — полосой вершинами к югу, оказались замаскированными радиальным вывалом, который в этом районе также был ориентирован вершинами на юг. Только обработка на ЭВМ позволила выявить следы симметричного воздействия на лес "спутника", который так же, как и главный объект, взрывался асимметрично — большая часть энергии выделилась назад.

Рис. 38. Карта изоклин (линий равных средних направлений вывала деревьев), рассчитанная В. Г. Фастом. Между изоклинами 165 и 180° вырисовывается симметричная ано­малия, продолжение которой заметно и в более широком секторе 150—195°. Стрелками показаны восточная и юж­ная траектории

Совершенно другое объяснение аномалии вывала, показанной на карте (рис. 38), дал А.Е. Злобин. В статье, опубликованной 12 апреля 1996 года в "Новой сибирской газете", он пишет:
      "Не нужно обладать большим воображением, чтобы угадать в симметричном "узоре " изоклин на карте В.Г. Фаста фигуру типа "подковы". Подобные "подковы "хорошо известны специалистам в области авиационной акустики — они являются результатом фокусирования волн давления при старте сверхзвуковых летательных аппаратов...
... Таким образом, создается впечатление набора высоты Тунгусским телом или его фрагментом ".
 
      Полученные на сегодняшний день результаты по обработке показаний очевидцев нельзя считать окончательными. По-видимому, неизбежны новые попытки обобщить имеющийся банк данных, сообщенных свидетелями Тунгусской катастрофы. Можно надеяться, что наиболее успешным будет подход, при котором удастся гармонично сочетать формально-математический анализ с всесторонним логическим анализом каждого конкретного сообщения.

* Пиния — итальянская сосна с характерной кроной
** Актинометрия — совокупность методов измерения солнечной радиации и других видов лучистой энергии в атмос­фере. С помощью методов актинометрии измеряют, в частно­сти, степень прозрачности воздуха.
*** В научной литературе по Тунгусской проблеме сложилась традиция: азимуты траектории Тунгусского тела обычно указывают в виде минимального угла, отсчет которого ведется к востоку от меридиана. Это может ввести в заблуждение некоторых читателей. Так как Тунгусский болид летел в сторону запада, следовало бы называть, например, не угол 95°, а 95° + 180° = 275°, 111°+ 180° = 291° и т. д. Однако в этом случае пришлось бы исправлять цитаты.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт