Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
Новые аномалии
Живые свидетели
Огонь с неба
Космическая пыль
Иллюминация над Евразией
Память людей
Каталог
Иллюминация над Евразией
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Проза » В.К.Журавлев, Ф.Ю.Зигель, Тунгусское диво » Книга вторая. ШАГИ К НЕБУ » Часть V. В ПОИСКАХ ИСТИНЫ » Иллюминация над Евразией

КРАСКИ РЕРИХА

     В 1926 году в редакцию журнала "Мироведение" поступило письмо от заведующего метеорологическим бюро Кубано-Черноморского краевого института Л. Апостолова. В нем говорилось:
      "В № 1 "Мироведения" за 1925 год напечатана заметка А. В. Вознесенского о метеорите, упавшем 30 июня 1908 г. в окрестностях р. Подкаменная Тунгуска (в Сибири), у меня появилась мысль о близкой связи этого явления с явлением белой ночи, наблюдавшейся мною в г. Ставрполе-Кавказском 17 (30) июня 1908 года, т. е. в тот же самый день, когда метеорит упал в Сибири. Ставрополь-Кавказский находится на широте 45°, и 30 июня заря там совершенно потухает в 9 часов 15 минут вечера, а потому в это время становится уже совершенно темно. Готовясь к очередному метеорологическому наблюдению в 9 часов вечера, я был очень удивлен, что на дворе совершенно светло и заря настолько яркая, что не потребовалось даже фонаря для наблюдений... Было уже 10 часов вечера, но по яркости зари уже ясно было, что заря не потухнет целую ночь и мы будем свидетелями небывалого явления - белой ночи под широтой 45° спустя девять дней после летнего солнцестояния. В 11 часов появились наконец, некоторые яркие звезды..."
     
Неудивительно, что описание редкого явления, сделанное профессиональным наблюдателем, было опубликовано. Удивительно другое — то, что редактор журнала не усомнился в высказанном предположении о том, что "белая ночь" на Северном Кавказе как-то связана с метеоритом, упавшим в бассейне Подменной Тунгуски, на расстоянии более 4000 км от наблюдателя! Казалось бы, это был тот случай, о котором можно сказать, что самая смелая фантазия должна все же считаться со здравым смыслом... 
      Тем не менее, фантастическая мысль Л. Апостолова оказалась совершенно правильной. Необычные световые явления наблюдались в течение трех ночей, на территории от Енисея до восточного берега Атлан­тического океана. 
      Необычную ночь над Европой наблюдали и исследователи-астрономы, и метеорологи. Среди них были очень авторитетные ученые: Макс Вольф, наблюдавший аномальное явление в Гейдельберге, Феликс де Руа— в Антверпене, Э. Эсклангон — в Бордо. 
      В России наблюдателями этого явления были молодые исследователи Фесенков и Полканов, ставшие впоследствии академиками. Ночь исчезла, свет проби­вался даже через тучи. Вот что видел А. А. Полканов, находясь недалеко от Костромы:
      "Небо покрыто густым слоем туч, льет дождъ, и в то же время необыкновенно светло. Уже 11час. 30 мин. ночи, а все так же светло, в 12 часов то же, в первом часу так же. Настолько светло, что на открытом месте можно довольно свободно прочестъ мелкий шрифт газеты. Луны не должно быть, а тучи освещены каким-то желто-зеленым, иногда переходящим в розовый, светом. В первый раз довелось видеть такое явление ". 
      На необыкновенно светлую ночь обратили внимание ученые даже стран севера Европы, где в июне стоят белые ночи: в Швеции, Шотландии. Были сделаны фотографии неба и ландшафтов в Гринвиче, Стокгольме, Гамбурге, в Тамбовской и Орловской губерниях России. Напомним, что в начале века фотография делала только свои первые шаги, светочувствительность фотопластинок была несравнимо ниже, чем у современных негативных материалов. Тем не менее, фотоснимок в Гринвиче потребовал выдержки длительностью только 15 минут, а в Шотландии — всего полторы минуты. 
      Самые восточные наблюдения были сделаны в Красноярске и Енисейске. Газета "Красноярец" сообщала (даты по старому стилю): 
      "В Красноярске в первых числах июня наблюдались чрезвычайно высокие облака, в особенности 14 и 17 числа. Они были окрашены в розовый цвет и виднелись очень поздно, что указывает на их высокое положение в атмосфере, 14 числа их можно было видеть в 11 1/2 часов вечера, но самые ясные 17 числа, когда нижние темные кучевые облака в разорванном виде быстро неслись на запад, окрашенные же в розовый цвет длинной полосой оставались неподвижными. Такое явление продлилось до половины первого ночи ".
      О светой ночи в Енисейске мы знаем по сообщению О.Е. Олфинской, которая в письме Кулику от 26 декабря 1927 года описывала ее так:
      "В эту пору года (30 июня) двенадцатый час является здесь (в Енисейске) наиболее темным временем суток. Тем не менее, на улице было так необычайно светло, что я была поражена этим. Это явление обратило на себя внимание и других обывателей ". 
      Олфинская писала далее, что, пробыв на улице около часа, она не заметила наступления темноты, и вскоре стало светать.

КЮТ за работой
Фото 1979 г

      Создается впечатление, что световые явления в центре Европы были ярче, разнообразнее и необычнее, чем в Красноярском крае. Впрочем, утверждать наверняка это трудно, так как судить о явлении мы можем только по описаниям очевидцев, а эти описания зависят и от профессии, и от характера человека, и даже от его настроения. 
      Русский геофизик А. М. Шенрок, собравший и проанализировавший все первые сообщения о необычном свечении неба в июне—июле 1908 года, в статье, опубликованной в том же году, отметил:
      "Вид сияния описывался наблюдателями различно. Величина его определяется по большей части в ши­рину — около четверти горизонта, а кверху оно распро­странялось в некоторых случаях до зенита. Цвет его описывался различно. Более всего встречаются указания, что сияние было оранжевого или красноватого цвета.

В. И. Кириченко (слева) и Антон Колонин в экспедиции. Сортировка проб
Фото 1979 г

Вообще, многие наблюдатели говорят, что оно напоминало зарево большого пожара, но есть также указания, что оно было или однородно бледного цвета, или с зеленоватым оттенком. Наконец, некоторые наблюдатели пишут, что оно напоминало северное сияние, а в отдельных случаях это явление прямо описывается, как северное сияние ".

      Одно из лучших описаний аномальных ночей 1908 года сделано немецким астрономом М. Вольфом, сделавшим большой вклад в изучение солнечных пятен. Он описывает необычные облачка, по форме похожие на вымпелы, имевшие структуру в виде тонких темных параллельных линий. Окраска их была буроватой, длина колебалась от 2 до 7°, скорость их движения с востока на запад была определена как один градус в минуту. Окраска светящейся вуали, покрывавшей небо, на севере имела цвет от серно-желтой до зеленоватой и напоминала ту, которая окрашивает цвет пламени горелки при внесении в него кристаллов хлористого натрия. 
      Хотя середина области свечения на горизонте почти всю ночь была в северной стороне неба, однако и за зенитом небо было освещено вплоть до южного горизонта. В полночь только звезды Альфа и Бета Большой Медведицы и Капеллы хорошо распознавались невооруженным взглядом. 
      Наблюдатель де Веер из Гарлема в Нидерландах описывал необычные облака иначе. Еще до захода солнца в 19 часов по местному времени он заметил на северо-востоке образования, подобные волнам, но не являющиеся истинными облаками. Впечатление было такое, что будто голубое небо было само по себе волнистым. Эти волны были направлены с юга-востока на северо-запад. 
      Анализ оптико-атмосферных аномалий, проведенный по материалам, содержащимся в научных журналах, а также в газетах 1908 года, в письмах очевидцев, привел И. Т. Зоткина и Н. В. Васильева к следующей классификации наблюдавшихся явлений. Во-первых, на огромной территории Евразии — от Енисея до западного берега Ирландии — резко усилилось собственное свечение ночного неба. Во-вторых, на этой же территории во многих местах наблюдались ночью светящиеся облака, по многим признакам похожие на так называемые серебристые (или мезосферные) облака. Природа серебристых облаков до сих пор окончательно не установлена. Это редкое явление природы, которое связано, по-видимому, с проникновением в стратосферу космической пыли и определенными погодными условиями. Ни раньше, ни позже не наблюдалось такого небывалого по масштабам и одновременности развития серебристых облаков. 
      В-третьих, в Европе наблюдатели отметили появление необычно ярких зорь. Эти зори во многих местах длились всю ночь, вплоть до восхода Солнца. Наблюдатель Медведев из Воронежа подчеркивал такую их особенность: постепенного перехода тонов одного в другой, какой наблюдается при обычных закатах, не было. Такую особенность, как резкий переход цветов зари, отмечают космонавты, наблюдающие закат и восход Солнца на орбите, сравнивая это явление с изображением зари на гималайских пейзажах Н. Рериха.
      В-четвертых, наблюдался ряд аномалий дневного или сумеречного неба. На них обратил внимание Н. В. Васильев. Это изменение поляризационных свойств атмосферы, которое было зарегистрировано приборами нескольких наблюдателей в Западной Европе, кратковременно — слабое — помутнение неба, отмеченное в Париже актинометром, появление днем редких перламутровых облаков, наблюдавшихся профессором Моном в Осло, появление световых кругов вокруг Солнца, которое можно распределить по известным метеорологам видам: гало, венцы, кольцо Бишопа. 
      Директор Трептовской обсерватории Ф. Архенхольд днем 30 июня осматривал строительство нового здания обсерватории. То, что он увидел сквозь оконные проемы и недостроенную крышу, удивило его: он никогда не видел неба такой необычной синевы, ни в Германии, ни в Италии. Единственно, с чем он мог сравнить этот необычный синий цвет, была картина Беклина "Поля блаженных". Другой очевидец, из Берлина — Эндрюс тоже сравнивает цвет неба в этот день с красками художников — кобальтом или ультрамарином. Астрономы М. Вольф и Р. Зюринг в других городах Германии также наблюдали "глубоко-синий" цвет неба.

ЗАГАДКА ТОЧКИ АРАГО

      Ориентация световых волн, испускаемых Солнцем, в среднем хаотична. Однако солнечный свет, пройдя через атмосферу Земли, становится частично упорядоченным —поляризованным. Положение плоскости поляризации световых волн можно определить с помощью оптического прибора — полярископа В начале века исследователи пользовались несложными самодельными полярископами. Например, полярископ Савара представлял собой комбинацию призмы с кварцевыми пластинками. В таком полярископе поляризованный свет вызывает появление интерференционных полос. Если в объектив полярископа попадает неполяризованный свет, то полосы не наблюдаются. Таким образом, с помощью полярископа можно отличить поляризованный свет от "естественного", т. е. хаотично ориентированного. Человеческий глаз не обладает этим свойством, и синева неба представляется нам довольно однообразной. Пчелы видят гораздо более сложную картину небосвода—их зрение отличает поляризованный свет от неполяризованного. 
      Если повернуться лицом к Солнцу и рассматривать в полярископ небо в плоскости, проходящей через центр солнечного диска и наш зрачок, можно увидеть, что плоскость поляризации расположена по-разному около Солнца и, например, в зените. Около Солнца плоскость поляризации света, идущего от небосвода, составляет угол больше 45°. Такую поляризацию условились называть отрицательной. Ближе к зениту угол плоскости поляризации с вертикалью оказывается меньше 45° — тогда поляризацию называют положительной. Область положительной поляризации от области отрицательной поляризации отделяется нейтральной точкой— небольшим пятнышком на небосводе, от которого идет неполяризованный свет. 
      Нейтральная точка над Солнцем называется точкой Бабине. Есть еще одна нейтральная точка — точка Араго. Ее можно видеть на небе, когда Солнце подойдет к горизонту. Точка Араго всходит над "антисолнцем"—т.е. над воображаемым "антиподом" центра солнечного диска. Если наблюдатель смотрит на заходящий диск Солнца, то точка Араго находится у него за спиной. Когда Солнце стоит достаточно высоко на небе, точка Араго опускается под горизонт.
      Нейтральные точки как бы связаны с Солнцем —они сопровождают его движение по небу. Но связь их с Солнцем как бы "нежесткая" — они выписывают с течением времени сложную траекторию. При заходе Солнца точка Араго сначала приближается к солнечному диску, вскоре после заката начинает удаляться, выписывая кривую с минимумом. 
      Ф. Буш в июне 1908 года проводил каждый вечер регистрацию высоты нейтральных точек над горизонтом в Арнсберге. Разумеется, только в те дни, когда горизонт не был закрыт облаками. Им были опубликованы (в 1911 году, в трудах государственной физической лаборатории в Гамбурге) таблицы этих наблюдений за 2, 3, 5 января, 25 марта, 18 мая, 24,25,28 и 29 июня, 1, 22, 25 июля, 7 сентября. 
      Ход нейтральных точек 29 июня был обычным. В самый интересный день — 30 июня — измерений высот нейтральных точек, по-видимому, не было. Хотя Буш наблюдал аномальное свечение и серебристые облака в этот день и даже с помощью своего полярископа установил, что светящиеся облака имели сильную отрицательную поляризацию. Может быть, яркое сияние небосвода не позволило найти нейтральные точки?

Рис. 31. Расположение нейтральных точек на небосводе (масштаб не соблюден). 0 —точка наблюдения: GG — линия горизонта; С — направление на центр солнечного диска, находящегося на схеме под горизонтом; С' —направление на антисолнечную точку; А — направление на точку Араго; В — направление на точку Бабине

      Об этом Буш ничего не говорит. Но результаты его измерений 1 июля крайне необычны. Пока Солнце было над горизонтом, ход точки Араго был обычным, впрочем, повышенные значения ее угловых расстояний указывали на заметное запыление атмосферы. Но когда Солнце ушло под горизонт, точка Араго вдруг повела себя более чем странно: увеличив свою высоту с 21° до 21,5°, она вдруг "нарушила закон природы". В самом деле, Солнце опускалось под горизонт на 2°, 3°, 5°, и все это время точка Араго стояла над горизонтом, "как вкопанная", — прибор фиксировал, что она сдвигалась не более, чем на 0,1˚. Наконец, при глубине погружения Солнца под горизонт на 5,5° нейтральная точка "дрогнула" и увеличила свою высоту примерно на 0,5°, как бы "вспомнив" о "правилах поведения". Следующее измерение было сделано, когда Солнце ушло под горизонт на 7,5°. Оказывается, к этому моменту точка Араго "скатилась вниз": вместо того, чтобы подниматься от достигнутого уровня 22°, она оказалась на высоте 18°. Далее Буш прекратил наблюдения, вероятно, будучи в полном недоумении от творящегося на небе беспорядка...

Рис. 32. Поляриметрическая аномалия Ф. Буша, зарегистрированная 1 июля 1908 года в г. Арнсберге. Вечерний ход точки Араго в зависимости от положения Солнца: А — высота точки Араго в градусах над антисолнечной точкой; С — высота Солнца над горизонтом в градусах (отрицательные значения относятся к положению Солнца под горизонтом); 1 —среднегодовой ход точки Араго: 2 — аномальный ход точки Араго 1 июля 1908 года

      Действительно, с поляризацией в атмосфере творилось что-то очень странное. Можно было бы сказать, что для нейтральной точки Араго 1 июля 1908 года в Арнсберге Солнце на какое-то время остановилось! Можно сказать по-другому — свет Солнца был заменен каким-то другим источником света, более "организованным". Был ли это свет, рассеянный космической пылью? Свет серебристых облаков? Об этом можно лишь строить догадки. Научного ответа на вопрос о природе поляриметрической аномалии Буша нет. Теория нейтральных точек ныне — заброшенный участок обширного поля атмосферной оптики. Давно прекращены и регулярные наблюдения за поляризацией небосвода, за поведением нейтральных точек. Поэтому информация о состоянии атмосферы летом 1908 года, записанная полярископом учителя гимназии Ф. Буша, лежит без применения, скрывая еще одну тайну странного события.

ХВОСТ КОМЕТЫ

      В 1964 году академик В. Г. Фесенков писал: "Совершенно ясно, что приписывать чисто тропосферные явления, как, например, изменения поляризации и экстинкции взрыву Тунгусского метеорита в самый день 30 июня 1908 года нет никаких оснований". Эта точка зрения была обоснована исходной позицией: Тунгусский метеорит мог быть только кометой! 
      В статье В. Г. Фесенкова, опубликованной в 1961 году, приводились следующие аргументы в пользу эффекта кометного хвоста:
      "В полночь 30 июня для Ташкента в зените высота атмосферных слоев, еще освещаемых непосредственно солнечными лучами, составляет около 600 км. На этой высоте обычная метеорная материя никогда не наблюдается — она спускается несравненно ниже. Эти световые явления не могли быть обусловлены продуктами взрыва самого ядра кометы, происшедшего в нижних слоях атмосферы, уже недалеко от земной поверхности ". 
      Фесенков подробно обосновал невозможность связать свечение неба с продуктами взрыва ядра кометы. Действительно, с высоты порядка 10 километров эти продукты не могли бы подняться на высоту в несколько сот километров, которая была необходима для их освещения прямыми лучами Солнца. Даже если допустить возможность их подъема на эту высоту, то они не имели бы той скорости, которая нужна для ионизации атомов и возбуждения свечения неба. Чтобы объяснить действием этих продуктов свечение над Европой, нужно предположить, что они за двадцать часов прошли 7000 километров в западном направлении. В действительности пыль, которую зарегистрировали в Калифорнии, дрейфовала в течение двух недель. 
        В 1961 году Фесенков считал, что наличие эффекта свечения неба на огромных пространствах на запад от Солнца является доказательством кометной природы Тунгусского метеорита, так как кометный хвост  отклоняется в сторону, противоположную Солнцу. Однако в обзоре 1966 года в "Астрономическом журнале" он формулировал выводы более осторожно: 
      "...Свечение произведено пылевым облаком, проникшим в верхние слои атмосферы одновременно с Тунгусским метеоритом ". 
      Фесенков признавал, что причиной быстрого исчезновения аномальных светлых ночей не может быть обычное оседание мелкой пыли. Об этом говорят, например, такие хорошо установленные факты, как длительное время оседания в тропосферу вещества обычных метеоров с высоты 90 километров — обычно этот процесс длится не менее месяца. Поэтому наиболее простой причиной исчезновения светлых ночей Фесенков предлагал считать быстрый разнос пыли на большие расстояния вихревыми движениями в высоких слоях атмосферы. 
      Из такого объяснения следовало, что частицы кометного хвоста не могли вызвать появления серебристых облаков, которые формируются всегда на высотах 80 — 82 километра, и тем более — зоревых эффектов, ответственными за которые считаются слои атмосферы на высотах 40—50 километров. Поэтому В. Г. Фесенков считал, что эти аномалии не связаны с Тунгусской кометой, они просто случайно совпали во времени с ее вторжением. 
      В 1965 году издательство "Наука" издало книгу, написанную томскими участниками КСЭ, "Ночные светящиеся облака и оптические аномалии, связанные с падением Тунгусского метеорита". В ней был собран большой материал, накопившийся в результате ответов зарубежных обсерваторий, просмотра научных журналов, газет и личных архивов 1908 года. Анализ оптико-атмосферных аномалий сопровождался сопоставлением с метеорологической, геомагнитной, гелиофизической ситуацией в дни накануне и после катастрофы. В этой книге впервые был подробно проанализирован поляриметрический сдвиг точек Араго и Бабине и другие аномалии атмосферной поляризации тех лет. Тщательно изучив имевшийся материал по светящимся облакам, световым аномалиям и сравнив данные с мнениями ученых, изучавших эти явления в 1908 году, Васильев пришел к выводу, что эти аномалии охватывали всю толщу атмосферы Земли и представляли собой единый территориально-временной комплекс, рассекать который на части нет никаких оснований. 
      В обзоре 1966 года Фесенков уже вводил некоторые поправки в свою теорию. Так, он, например, уже писал: "Более крупные частицы из следа болида могли усилить явление серебристых облаков ". А в статье, опубликованной в "Метеоритике" в 1968 году, он сделал новую поправку: "Хотя аномально светлые ночи 30 июня — 1 июля 1908 года не могли сказаться на оптических свойствах нижних атмосферных слоев и даже не могли быть связаны с серебристыми облаками, распыление основной массы Тунгусского метеорита, произведшее значительную экстинкцию во всем Северном полушарии, должно было, конечно, сказаться на поляризации дневного неба, произвести аномальные зори и аналогичные явления ". 
      Простая и, на первый взгляд, очевидная модель кометного хвоста, отклоненного лучами Солнца к западу от места падения Тунгусского метеорита, при более внимательном ее изучении оказывалась не такой уж очевидной. 
      В 1961 году в "Астрономическом журнале" В. Г. Фесенков, анализируя расположение Солнца, Земли и Тунгусской кометы, пришел к заключению: 
      "Если облако тонкой космической пыли влетело одновременно с метеоритом в земную атмосферу и было ориентировано в направлении, противоположном Солнцу, то оно могло проникнуть в пределы земной атмосферы только на обращенном к нему полушарии Земли, независимо от направления движения самого метеорита. Если появление аномально светлых ночей связывать с Тунгусским метеоритом, то начало их следует ожидать на их крайней западной границе (США) уже после полуночи в ночь с 29 на 30 июня 1908 года, где в момент падения была ночь, в отличие от более восточных областей, земного шара ". 
      В обзоре 1966 года Фесенков указывает, что область проникновения кометной пыли в атмосферу Земли должна охватывать то полушарие Земли, над центром которого находился радиант кометы на небесной сфере. Оказалось, что граница этой области "проходит при всех возможных предположениях о видимом направлении движения метеорита через Северную Америку, разные области Южного полушария, а на Западе достигает лишь Каспийского моря и, в крайнем случае, Кавказа. Западная Европа остается вне пределов досягаемости ". 
      Вопреки этим выводам сейчас можно твердо говорить о том, что ни в Канаде, ни в США, ни в Индии, ни в Южной Америке не было световых аномалий. Наиболее яркими они были как раз в Центральной и Западной Европе, и начались они там в ночь с 30 июня на 1 июля. Поэтому Фесенков ставил вопрос о причине "запоздания светлых ночей в Западной Европе". 
      Вот какое объяснение предлагалось для этой задачи в итоговом обзоре 1966 года. "Облако космических частиц было непосредственно связано с ядром Тунгусской кометы и было направлено в сторону, противоположную Солнцу... Кометный хвост занимал небольшой объем, и его частицы не могли попасть в Южное полушарие ". 
      Подчеркнем, что только очень мелкие частицы пыли (меньше одного микрона) могут отбрасываться в космическом пространстве лучами Солнца. Но даже они не были бы отброшены далее Волги. Почему же тогда на следующие сутки они появились дальше, вплоть до берега Атлантики? Что заставляло двигаться в том же направлении крупные частицы, которые смогли опуститься ниже стратосферы и вызвать появление серебристых облаков и зоревых аномалий? И почему граница свечения проходила по берегу Ирландии (в Испании и Алжире аномалий не заметили). По просьбе Фесенкова королевский астроном Великобритании профессор В. Вилли провел обследование судовых журналов английского флота, находившегося в июне 1908 года в Атлантическом океане. Оказалось, что в них не отмечено ничего необычного. В США была распространена специальная анкета. Результат тоже был отрицательным. Граница свечения неба проходила но западным берегам Ирландии и Франции. 
      В.Г. Фесенков дал следующее описание возможной картины тех явлений, которые происходили в день Тунгусской катастрофы (не забудем, что к западу от Урала в час вторжения Тунгусского тела была еще ночь):
      "Через высокие слои частицы прошли насквозь и ушли в межпланетное пространство. Лишь некоторый слой верхней атмосферы оказался загрязненным частицами. Попавшие в более низкие слои частицы полностью задержались и остались в пределах "прямой видимости ", т. е. на полушарии от США до Каспия.
     
В промежуточных слоях, высоту которых можно определить вычислениями, частицы задерживались и затем были отнесены к западу. Дополнительной причиной, обусловившей перенос пылевых частиц в западном направлении, были, по-видимому, систематические западные ветры, особенно сильные на больших высотах ". Мы видим, что "смещение хвоста кометы на запад" постепенно становится ненужным; приходилось вводить новые причины: стратосферные ветры, рассеяние пыли вихрями. Простейший вариант кометной гипотезы "буксовал", когда нужно было объяснять подробности явления. 
      Н. В. Васильев еще в 1965 году обратил внимание на еще один эффект, который также требовал усложнения теории явления оптико-атмосферного возмущения. Светлая ночь, последовавшая после вторжения Тунгусского метеорита, имела своих "предвестников"! 
      Анализ научной литературы 1908 года показал, что необычные сумерки, яркие зори и светящиеся облака наблюдались в ряде пунктов Европы и, возможно, Сибири, уже с 21 июня. Сначала эти явления наблюдались в отдельных пунктах и не привлекали внимания населения, их отмечали лишь наблюдатели станций. Начиная с 27 июня число таких наблюдений стало возрастать, что явилось, как считал Васильев, своеобразной прелюдией перед днем вторжения Тунгусского болида. Вот что говорит об этом статистика. До 27 июня число сообщений об атмосферных аномалиях колебалось от одного до четырех, 28 июня — шесть, 29 июня — девять, 30 июня — свыше ста, 1 июля — сорок три, 2 июля — двенадцать, 3 июля — четыре сообщения. Эти данные приведены по томской картотеке, которая не была, конечно, полной. 
      Возражая против того, чтобы связывать аномалии до 30 июня с Тунгусским явлением, академик Фесенков писал:
      "Тунгусский метеорит был, несомненно, космическим телом. Он не мог оказывать влияния на Землю до падения, находясь еще в космическом пространстве. Следовательно, с ним могут быть связаны только те световые явления, которые произошли одновременно с падением или после него, но никак не раньше". 
      Аномалии предшествующих дней могли быть связаны с обычными случайными колебаниями нормального свечения ночного неба. Кроме того, на конец июня — начало июля приходится ежегодный максимум вероятности появления серебристых облаков. 
      Васильев, обсуждая вопрос о "предвестниках" светлой ночи 30 июня, напоминал, что Кулик считал 30 июня не началом, а пиком оптических явлений лета 1908 года. Кроме того, у многих ученых, описавших аномалии "по горячему следу", не возникало сомнения в том, что начало аномального периода относится к двадцатым числам июня 1908 года. Конечно, можно было бы сказать, что поскольку они ничего не знали о падении в Сибири Тунгусского метеорита, то им было трудно разделить эффект и его фон. Но и это возражение не совсем верно. Французский астроном Феликс де Руа в 1908 году высказал в журнале "Газет астрономик" предположение, что светлые ночи конца июня — начала июля 1908 года были вызваны прохождением Земли через облако космической пыли. Центр конденсации облака был пересечен 30 июня. Датский наблюдатель Торвальд Кооль 4 июля 1908 года высказал догадку: "Не появлялся ли в последнее время в Дании или где-нибудь в другом месте очень большой метеорит?" 
      Работа в архивах по изучению геофизических аномалий 1908 года не прекращалась в течение всего века. Можно отметить два наиболее крупных результата, полученные в последние годы уходящего века. В 1990 году в "Астрономическом вестнике" была опубликована капитальная работа В.А. Бронштэна, посвященная детальному анализу оптико-атмосферных аномалий лета 1908 года. Автор сумел построить стройную модель развития необычного сценария световых эффектов и появления серебристых облаков над Евразией после вторжения Тунгусского тела, не прибегая к новым гипотезам. По его теории, сложный комплекс редких явлений был порожден облаком пыли, сопровождавшем Тунгусскую комету. Многие особенности феномена можно понять, если рассмотреть очень плоский слой пылевой материи, проникший в верхние слои земной атмосферы. Несомненно, профессионально выполненная работа известного специалиста по метеорной физике явилась успехом кометного направления в изучении Тунгусской проблемы. 
      Второй результат связан с обнаружением забытых наблюдений полярных исследователей. Н.В. Васильев, изучая еще в 70-х годах старую книгу об экспедиции знаменитого исследователя Антарктиды Эрнеста Шеклтона, обратил внимание на описание эффектного полярного сияния вблизи 60 градуса южной широты. В книге утверждалось, что впечатляющее явление произошло 30 июня 1908 года. В соседние дни похожих явлений не наблюдали. Сообщением Васильева об этих результатах заинтересовались австралийские астрономы Дункан Стил и Ричард Фергюсон, которые сумели найти подлинные дневники Британской Антарктической Экспедиции 1908 года. В 1993 году в австралийском астрономическом журнале была напечатана большая статья этих ученых. Она подтверждала факт наблюдения полярного сияния в день Тунгусского взрыва со следующими уточнениями. Во-первых, это сияние было зарегистрировано наблюдателями экспедиции за 6—7 часов до взрыва в далекой Сибири. Авторы пытались обосновать возможную связь этого явления с ионизированным хвостом Тунгусской кометы, которая в это время приближалась к Земле. Конечно, у них не было доказательств справедливости этой гипотезы, но она была вероятной с точки зрения близкого совпадения во времени двух редких и ярких явлений. Во-вторых, изучение дневников показало, что некие - более слабые — свечения наблюдались и в течение примерно двух часов сразу после взрыва Тунгусского объекта. Следующие десять часов не наблюдалось каких-либо свечений. С точки зрения теории геомагнитной бури, опубликованной Золотовым, в антарктических широтах, симметричных сибирской магнитной широте, на магнитном меридиане взрыва Тунгусского тела, должно было наблюдаться "искусственное полярное сияние", как это имело место при взрывах ядерных бомб. Захваченные магнитным полем заряды плазмы взрыва могли дрейфовать только в этот район. Конечно, сияние на высоте сто километров могли наблюдать и на соседних меридианах. Научный анализ этой вполне возможной ситуации пока никем не проведен.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт