Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
РОЖДЕНИЕ БЕЗУМНОЙ ИДЕИ
ДЖИНН ВЫХОДИТ ИЗ БУТЫЛКИ
АРГУМЕНТЫ УЧЕНЫХ
ЗАТИШЬЕ ПЕРЕД ШТУРМОМ
ЭКСПЕДИЦИЯ ФЛОРЕНСКОГО
Каталог
ЗАТИШЬЕ ПЕРЕД ШТУРМОМ
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Проза » В.К.Журавлев, Ф.Ю.Зигель, Тунгусское диво » Книга первая. ВИЗИТ С НЕБА » Часть II. ВЗРЫВ НАД ТАЙГОЙ » ЗАТИШЬЕ ПЕРЕД ШТУРМОМ

МОНОГРАФИЯ КРИНОВА

      Хотя в статье В. Г. Фесенкова и Е. Л. Кринова говорилось, что "никакой загадки Тунгусский метеорит не представляет", это категорическое заявление "в пылу полемики" не отражало действительного положения дел. Тунгусская проблема по-прежнему оставалась для Комитета по метеоритам (сокращенное наименование — КМЕТ) одной из главных нерешенных проблем. Сразу после войны Е. Л. Кринов провел огромную работу по упорядочению материалов экспедиций Кулика. В итоге в 1949 году в издательстве Академии наук СССР вышла в серии "Итоги и проблемы современной науки" книга "Тунгусский метеорит". Выход книги Кринова был важ­ным событием в истории Тунгусской проблемы. Вместе с подробным обзором, который опубликовал в 1951 году в журнале "Природа" И. С. Астапович, эта книга стала настольной для всех исследователей послевоенного периода. В книге Е. Л. Кринова были систематизированы показания очевидцев Тунгусского болида и аномальных оптических явлений, подробно изложена история экспедиций Кулика, описаны на основе личных наблюдений и материалов Кулика и Шумиловой область поваленного леса, распространение ожога деревьев, проанализированы результаты аэрофотосъемки. 
      Е. Л. Кринов подчеркивал, что сам факт падения в районе Ванавары космического тела после анализа всех собранных материалов установлен вполне однозначно. Сомнения по этому поводу высказывались еще до экспедиционных работ, немало мешали работе первопроходцев и дожили до наших дней. Сейчас их иногда высказывают люди, не вникавшие в существо проблемы, знакомые с вопросом по сообщениям газет. Теперь такие сомнения уже могут быть лишь материалом для юмористов.*

 

Участники экспедиций КМЕТа в район падения Сихотэ-Алинского метеорита (справа налево): Е. Л. Кринов, Е. И. Малинкин, В. И. Цветков, А. О. Аалоэ
Фото 70-х гг

 

Вторым важным выводом было заключение, что полет Тунгусского болида окончился взрывом. При этом Кринов опирался и на теорию кратерообразующих метеоритов, и на собственные наблюдения в тайге. Он сделал интересные выводы о "лучистом" характере действия ударной волны в некоторых местах, т. е. кумулятивных явлениях при взрыве. 
      Наконец, Кринов подверг критике решение вопроса о траектории Тунгусского болида. Кулик нашел первых очевидцев на Транссибирской железнодорожной магистрали. Первое название явления — "Филимоновский метеорит"—также было связано с этой магистралью. Вознесенский и Астапович, Обручев и Кулик считали, что Тунгусский болид летел с юга на север. Кринов "повер­нул" его траекторию к юго-востоку. На основе анализа показаний очевидцев он считал, что метеорит вошел в атмосферу севернее озера Байкал. Азимут этой траекто­рии, взятый с заимки Кулика, составлял 137°. Против это­го вывода Кринова возражали Астапович и Зигель. Она резко противоречила и данным Суслова, полученным от эвенков. 
      Обсуждение вопроса о траектории Тунгусского болида заканчивалось следующим мнением автора: 
      "К сожалению, вряд ли возможно будет получить более точные данные о траектории Тунгусского метеоpuma, так как теперь, спустя 40лет после падения метеорита, из очевидцев остались в живых лишь немногие, да и те не в состоянии, конечно, сообщить сколько-нибудь надежные сведения ".
      Сейчас ясно, что вопрос о траектории Тунгусского тела следовало изучать именно тогда, когда выш­ла в свет книга Кринова. "Здравый смысл" оказался ложным. Вопрос о траектории не решен и через 90 лет после Тунгусской катастрофы. 
      В 1948 году И. С. Астапович опубликовал изложение рассказа П. Н. Липая, участника гидрологической экспедиции  В. Я. Шишкова, ставшего потом знаменитым советским писателем. Из рассказа Липая следовало, что В. Я. Шишков и его спутники были первыми европейцами, которые пересекли заваленный буреломом район Тунгусской катастрофы, когда в 1911 году спасались от надвигавшейся зимы. 
      На Третьей метеоритной конференции обсуждался вопрос об орбите Тунгусского метеорита, о степени его распыления в атмосфере. В. Г. Фесенков считал, что "если принять первоначальную массу Тунгусского метеорита в несколько миллионов тонн, то размеры его должны быть порядка в сотню метров в поперечнике, что соответствует небольшому астероиду". 
      В протоколах конференции есть такая любопытная запись: 
     "В связи с обсуждением вопроса о Тунгусском метеорите было предоставлено слово А. А. Штернфельду. Последний сообщил, что им были сделаны различные варианты технического расчета пути, который мог бы быть осуществлен при перелете марсианского корабля в случае если бы он был управляем разумными существами. Результаты расчетов показали, что ни при каких допущениях марсианский корабль не смог бы достигнуть Земли в день и год падения Тунгусского метеорита. " 
      Расчет А. А. Штернфельда, известного советского деятеля космонавтики, относился к пассивным, так называемым гомановским орбитам, когда космический корабль летит к цели, используя гравитационные поля планет, без расхода горючего. 
      В протоколе Четвертой метеоритной конференции, проведенной в 1952 году, отмечено: 
      "Е. Л. Кринов сообщил, что для опровержения распространившейся было версии о том, что будто Тунгусский метеорит является марсианским или каким-то иным космическим корабле, Комитет опубликовал ряд статей в некоторых газетах и научно-популярных журналах ". 
      В решении конференции предлагалось уточнить орбиту, траекторию и физическую обстановку полета Тунгусского болида, провести полевые исследования на месте падения как с воздуха, так и наземными методами. Однако новая экспедиция с года на год откладывалась. Кроме того, в феврале 1947 года на Дальнем Востоке в районе Сихотэ-Алинского хребта выпал уникальный железный метеоритный дождь. В отличие от Тунгусского метеорита Сихотэ-Алинский метеорит оказался "нормальным" железоникелевым астероидом. Многочисленные глыбы метеоритного железа образовали в приморской тайге небольшие кратеры, отдельные осколки врезались в деревья. Многочисленные очевидцы видели, как звездочка, появившаяся на дневном небе, превратилась в огненный шар, затем произошла осле пительная вспышка, после которой космическое тело рассыпалось на множество осколков. 
      Небольшой коллектив Комитета по метеоритам все свои силы бросил на изучение этого падения. Экспедиции в дальневосточную тайгу сразу давали конкретные результаты: в Москву ехали ящики, набитые осколками свежего метеорита, которые тут же поступали на химические и изотопные анализы. В Тунгусской же тайге нужно было искать неведомо что и неизвестно где.

РАЗВЕДКА ФЛОРЕНСКОГО

      Но летом 1953 года на заимке Кулика снова вспыхнул костер — через 14 лет после того, как Леонид Алексеевич захлопнул дверь штабной избы. Летом 1953 года московский геохимик, кандидат геолого-минералогических наук Кирилл Павлович Флоренский** изучал в бассейне Подкаменной Тунгуски характер газопроявлений. По просьбе КМЕТа Флоренский посетил район Тунгусской катастрофы, где никто не был уже много лет, если не считать случайно заглядывавших на заимку Кулика Ванаварских охотников. К. П. Флоренский встретил нескольких очевидцев события 1908 года, осмотрел с самолета район эпицентра и установил, что, несмотря на вновь выросший лес, радиальный вывал старых, поваленных взрывом деревьев, виден еще хорошо. 
      Пройдя вместе с проводником-эвенком пешком от Ванавары до заимки Кулика, Флоренский нашел избы Кулика в полной сохранности. Тропа Кулика частично заросла, но идти по ней человеку, знающему тайгу, было можно. 
      Осмотрев ямы на торфянике около изб Кулика, Флоренский пришел к заключению, что эти воронки — "карстового" происхождения. Осмотр Южного болота с земли и с самолета не произвел на него впечатления чего-то необычного — заурядное зарастающее большое болото, типичное для сибирской северной тайги. 
      В отчете Флоренского об этой разведке говорилось, что "следов метеоритного кратера, который мог бы соответствовать мощности взрыва метеорита, определяемой в 1020—1023 эрг/сек, нам заметить не удалось; летчикам такие образования также неизвестны''. 
      Прошло 14 лет после последней экспедиции Кулика и 8 лет после окончания войны. Сибирь, как и вся наша страна, стремительно менялась. Авиация стала привычным транспортом на территории огромного Красноярского края. Аэрофотосъемка тайги для лесного хозяйства края теперь уже будничное дело. Эвенки в Ванаваре переходили на оседлый образ жизни; те, кто не хотел расставаться с оленями, перебирались дальше на север — в Муторай, Стрелку, Туру. Из небольшой торговой фактории Ванавара превратилась в районный центр с собственным аэропортом, Домом культуры, библиотекой. 
      В период большой воды речной флот завозил сюда по Тунгуске не только продукты, но и горючее, технику, стройматериалы.
       Отчет Флоренского о посещении района Тунгусской катастрофы оканчивался заключением: "Организация экспедиции в район падения метеорита сейчас не представляет трудностей и легко может быть проведена". В резолюции метеоритной конференции 1953 года снова предлагалось "обратить особое внимание на завершение в ближайшие годы всех исследований по падению Тунгусского метеорита". 
      На этой конференции был сделан доклад астрономом Н. Н. Сытинской, которая проанализировала сообщения очевидцев, наблюдавших пролет Тунгусского болида. Сытинская пыталась решить вопрос: какая из двух предложенных траекторий Тунгусского болида лучше согласуется со всей совокупностью показаний очевидцев: южная, которой придерживались исследователи довоенного периода, или юго-восточная, предложенная Криновым? Вывод был неожиданным: очевидцы, разбросанные по огромной территории от Енисея до Байкала, одинаково хорошо подтверждают оба варианта траектории! Однако в то время этот парадокс не вызвал ни беспокойства, ни интереса — считалось очевидным, что "старики уже ничего не помнят и верить им нельзя". 
      На следующей. Шестой метеоритной конференции в мае 1954 года в традиционном докладе об успехах метеоритики академик В. Г. Фесенков сказал: 
      "... Прежние экспедиции, работавшие под руководством Л. А. Кулика, искали только крупные массы этого метеорита, которые, по тогдашним представлениям, должны были находиться где-то на значительной глубине. Однако не подлежит сомнению, что огромная разрушительная энергия Тунгусского метеорита должна была прежде всего разрушить этот самый метеорит, что произошло бы ужэ на значительной высоте над земной поверхностью. В настоящее время снова поднят вопрос о продолжении исследования Тунгусского падения. Несмотря на прошедшие 45 лет, это представляется вполне возможным, как показало предварительное обследование района падения, произведенное летом 1953 года К. П. Флоренским. Одной из первых задач будущей экспедиции должны быть сборы проб почвы с различных глубин для исследования вещества метеорита ". 
      Но прошло еще два года, а экспедиция в Тунгусскую тайгу так и не была организована. На Седьмой метеоритной конференции (ноябрь 1956 года) о Тунгусском метеорите и вовсе не говорилось. Но тут произошло событие, которое вновь взбудоражило всех исследователей: старший научный сотрудник КМЕТа А. А. Явнель в пробах почвы, взятых Куликом и много лет пролежавших на полках в Комитете по метеоритам, вдруг нашел... осколки Тунгусского метеорита! Осколки были видны под микроскопом как неправильной формы железные частицы, некоторые из них напоминали стружки. Самая крупная частица имела длину шесть миллиметров. Статья об этой находке была срочно напечатана в 1957 году в "Астрономическом журнале". 
      Но, увы, вскоре выяснилось, что допущена досадная ошибка. Химический анализ показал, что состав этих крупинок неотличим от химического состава образцов Сихотэ-Алинского метеорита. При распиловке осколков дальневосточного метеорита железная пыль засорила пробы Кулика. Долгожданное открытие, к сожалению, не состоялось. Но оно "подтолкнуло" организацию новой экспедиции.

     

     * В 1984 г. "Комсомольская правда" опубликовала заметку своего корреспондента И. Тетерина "Был ли метеорит?" В ней говорилось, что красноярец Д. Тимофеев рассчитал, что Тунгусский взрыв произошел вследствие взрыва 2,5 миллиардов кубометров природного газа. Газ взорвался от грозового разряда. То, что 30 июня 1908 года район падения был в гребне антициклона и все очевидцы говорили о ясном небе, — автора "гипотезы" меньше всего интересовало. Аналогичную идею в виде научной статьи опубликовал Фомин в Новосибирске ("Физика горения и взрыва", 1997).

      ** Сын П. А. Флоренскоговыдающегося ученого и религиозного философа, погибшего в лагере ГУЛАГа и посмер­тно реабилитированного в 1956 г

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт