Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
ПЕРВАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ
ГДЕ ЖЕ МЕТЕОРИТ?
ТРЕТЬЯ ЭКСПЕДИЦИЯ
С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА
ПОСЛЕДНИЙ МАРШРУТ
Каталог
С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Проза » В.К.Журавлев, Ф.Ю.Зигель, Тунгусское диво » Книга первая. ВИЗИТ С НЕБА » Часть I. ТРОПА КУЛИКА » С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА

СТРАННАЯ СИТУАЦИЯ

      Сложилась странная ситуация. Найдено место Тунгусской катастрофы. Установлены грандиозные масштабы разрушений. На основании сообщений очевидцев выяснено с полной достоверностью, что виновником этих разрушений было космическое тело, вторгшееся в земную атмосферу, ранним утром 30 июня 1908 года. Тысячи людей видели его полет. Круговым веером разбросанная тайга вполне определенно указывала, что Южное болото и есть место, где закончил свои странствия космический пришелец. Но как раз "пришельца", виновника катастрофы, и не удавалось никак найти. Ни одного, пусть крошечного, его осколка. Ни одного, пусть совсем маленького, метеоритного кратера. За всем этим крылась какая-то не только волнующая, но и раздражающая ученых загадка. 
      Возможно, это была одна из причин того, что после 1930 года надолго прекратились экспедиции в Тунгусскую тайгу. Несмотря на упорные просьбы Л. А. Кулика об организации новой экспедиции, в исследованиях Тунгусского дива наступил длительный перерыв. Не изучали и пробы торфа, почвы и растительности, привезенные с Тунгуски. 
      Но в 1933 году в "Астрономическом журнале" была опубликована большая статья о загадочном явлении 1908 года. Ее автором был Игорь Станиславович Астапович, впоследствии профессор астрономии Киевского университета, выдающийся исследователь метеоров. И. С. Астапович начал изучение Тунгусской проблемы в конце 1928 года. Во время астрономических и геофизических экспедиций 1930—1932 гг. на Лене и Ангаре он собрал новые воспоминания очевидцев, дополненные, затем в Иркутске и Ленинграде. Астапович подверг обработке не только данные экспедиций Л. А. Кулика, но и вообще весь наблюдательный материал по явлению, известный в то время. В его руках сказались барограммы и сейсмограммы русских и европейских станций, зарегистрировавших приход воздушной волны от Тунгусского взрыва и вызванные этим взрывом землетрясения. На основании акустических и световых явлений, оценки количества поваленных деревьев и других данных. Астапович впервые вычислил энергию Тунгусского взрыва (1020—1021 эрг). Анализируя показания очевидцев, он рассмотрел возможные оценки яркости, цвета, формы Тунгусского болида. Автор не ставил под сомнение метеоритную природу явления. Отсутствие метеоритных кратеров было оставлено без объяснений.

                                                  Река Хушмо 
                                                 Фото Д. Яшкова, 1989 г

      Обстоятельная работа И. С. Астаповича явилась первым всесторонним физическим и астрофизическим исследованием необычного события 1908 года. Даже сейчас, когда наши знания об этом явлении существенно обогатились, любой исследователь, начинающий работу по Тунгусской проблеме, просто обязан проштудировать классический обзор И. С. Астаповича.

АЭРОФОТОСЪЕМКА

      Еще в 1927 году Л. А. Кулик настаивал на проведении аэрофотосъемки района Тунгусского падения. С высоты птичьего полета общая картина разрушении в тайге виделась бы совсем иначе, чем на земле. По фотоснимкам, охватывающим огромную территорию, было бы легче выявить характер повала деревьев, которые могли указать центр разрушений более определенно. По разным причинам, однако, аэрофотосъемка откладывалась с года на год. В то время район Тунгусского падения был еще малодоступным даже для авиации. Редкая метеосеть плохо обеспечивала самолеты информацией о погоде. Большую проблему составляла заброска в тайгу достаточного количества горючего, запасных частей. Для дешифровки аэрофотоснимков нужна была геодезическая и топографическая база. 
     Кулик настойчиво готовил для аэрофотосъемки те условия, которые зависели от наземных экспедиций. В экспедиции 1929 года работал геодезический отряд, возглавляемый С. Я. Белых. Он провел картографическую привязку местности на основе трех астрономических пунктов: на горе Фаррингтон, на горе Шахорма и в Ванаваре. 
      Сначала предполагалось провести аэрофотосъемку силами ОСОАВИАХИМа, который взял шефство над экспедицией Кулика. Однако общественной организации решение этой задачи оказалось не под силу. Тогда Кулик обратился в Главное управление Северного морского пути. Главсевморпуть в то время возглавлял академик О. Ю. Шмидт, знаменитый математик, астроном и полярный исследователь. Благодаря поддержке О. Ю. Шмидта в план работ Главсевморпути на 1937 год была включена аэрофотосъемка района Тунгусского падения. В связи с этим Академия наук СССР выделила средства на командировку Л. А. Кулика в Ванавару. Но при посадке на Подкаменной Тунгуске самолет, на котором летели Л. А. Кулик и аэросъемщик С. В. Петров, потерпел аварию. К счастью, все остались живы, но съемку снова пришлось отложить. 
      Л. А. Кулик и топограф И. Е. Бурченков провели в районе падения геодезические работы, необходи­мые для привязки аэрофотоснимков.

Схема изучения проблемы Тунгусского метеорита Л. А. Куликом в 1921—1941 гг.

      В мае 1938 года Л. А. Кулик снова был коман­дирован Академией наук СССР для руководства аэрофотосъемкой. 25 июня 1938 года — через 30 лет после катастрофы — первый самолет пролетел над территорией вывала. Съемка велась в течение всего июля. Первые снимки тут же в тайге дешифровались и анализировались Куликом. Кулик стремился провести аэрофотосъемку весной или осенью, когда деревья стоят без листвы. Однако это не удалось осуществить: из-за погодных условий намеченное на сентябрь продолжение съемки пришлось отменить. 
      В результате оказалась заснятой площадь вываленного леса, равная приблизительно 250 км2, т. е. в среднем в радиусе до 10 километров от заимки Кулика. Аэрофотоснимки убедительно подтвердили радиальный характер повала леса, открытый Куликом в 1927 году. Осенью 1938 года была изготовлена полевая мозаичная схема заснятой территории на основе пристыкованных друг к другу аэрофотоснимков. Статистическая обработка направлений повала деревьев была бы очень трудоемкой, и Л. А. Кулик попытался определить центр, на который указывали поваленные стволы, с помощью натягивания нитей. Нити совмещались с направлением деревьев на снимках. Этот примитивный прием дал, в общем, неплохой результат: Кулик выделил два близко расположенных центра на северной кромке Южного болота и еще один центр примерно в километре от них недалеко от тропы, ведущей на заимку. Практически это значило, что деревья, поваленные на огромной территории, направлены строго в одну точку. 
      Большую работу по анализу аэрофотоснимков позднее провел Кринов. Он пришел к выводу, что между снимками, сделанными с воздуха, и визуальными наблюдениями в наземных маршрутах имеется хорошее согласие. В то время он писал, что, несмотря на ряд недостатков с точки зрения стандартов аэрофотосъемки, снимки "представляют исключительно ценный документальный научный материал, удостоверяющий единственный на земном шаре своеобразный радиальный вывал леса, вызванный взрывом при падении гигантского метеорита". 
      Негативы этих снимков, хранившиеся в Комитете по метеоритам Академии наук, в 1975 году были по указанию Кринова сожжены, как представляющие опасность для подвала, где они хранились, в пожарном отношении. Та же судьба ожидала позитивные контактные отпечатки, которые, вероятно, были еще более опасными. Энергичные меры, принятые Н. В. Васильевым, спасли этот бесценный научный материал, который был эвакуирован в Томск.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт