Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
ТУНГУССКИЙ ФОЛЬКЛОР
Исследователи
Названия вершин
Местные названия
ЛИТЕРАТУРА
Сведения об авторе
Каталог
ТУНГУССКИЙ ФОЛЬКЛОР
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Проза » В.Ромейко, Эхо далекой Тунгуски » IV . Приложение » ТУНГУССКИЙ ФОЛЬКЛОР

Лучше нет для нас призванья,
Чем бесплодные скитанья...
Ю.Визбор

Исследователи тунгусской тайги, от первопроходца   Кулика и до   наших современников, в минуты радости и печали выражали свои чувства высоким поэтическим слогом. Тунгусский фольклор, это особый взгляд на проблему – взгляд изнутри, со стороны участников бесконечного числа малых и больших экспедиций и походов. Он создал свой смысловой язык понятный лишь покорителям тропы Кулика объединенным под общим названием КСЭ (Комплексная самодеятельная экспедиция). Каждое поколение исследователей стремилось отобразить наиболее важные черты своего времени; будь то очередная идея о «космическом пришельце», смешное приключение на маршруте, или созерцание первозданной   тайги. В таежных походах и экспедициях, где родились стихи, не может царить уныние и скука. Они верный признак успешных   творческих научных изысканий в дальних странствиях. А потому каждый сезон радовал нас все новыми и новыми произведениями наших бардов.

На тунгусскую тему написаны сотни стихов и песен. Их авторы, по большей части наши современники: Геннадий Карпунин, Дмитрий Демин, Владимир Воробьев, Виктор Черников, Джон Анфиногенов, Дмитрий Ефанова и множество других. Дети своей эпохи, они отобразили романтическую часть Тунгусской проблемы.

Читайте, и вникайте в суть явлений этого нескучного времени...

Л. Кулик    

Тихое, теплое, раннее утро,
Дали лесистые, речки, ручьи...
Небо безоблачно, солнце июня
Шлет на тайгу, не скупяся, лучи.
Щедро весна расточает здесь чары,
Волнами льют аромат свой цветы,
Свадьбу справляют растенья и твари,
"Гимн торжествующий слышен любви".
Гром! Встрепенулась тайга и затихла.
Пламя! Луч солнца ослабил свой свет.
С грохотом мчится по небу светило
Сыплются искры, и тянется след.
Жуть!... Тишина... лишь удары несутся,
Облако виснет у края небес,
Там у тунгусов олени пасутся
Валит там воздухом девственный лес.
Мечутся звери, в смятении люди,
Рев и проклятья... А небо гремит.
Где же виновник всех этих явлений?
Где же Тунгусский метеорит?

ЦЕНТР ПАДЕНЬЯ

...На перевале я разбил второй свой сухопутный лагерь
И стал кружить по цирку гор вокруг Великой котловины;
Сперва - на запад, десять километров пройдя по гребням гор;
Но бурелом на них лежал уже вершинами на запад.
Огромным кругом обошел всю котловину я горами к югу;
И бурелом, как завороженный, вершинами склонился тоже к югу.
Я возвратился в лагерь и снова по вершинам гор
Пошел к востоку, и бурелом вершины все свои туда же отклонил.
Я силы все напряг и вышел снова к югу, почти что к Хушмо:
Лежащая щетина бурелома вершины завернула тоже к югу...
Сомнений не было: я центр паденья обошел вокруг!
Струею огненной из раскаленных газов и хладных тел
Метеорит ударил в котловину с ее холмами, тундрой и болотом
И, как струя воды, ударившись о плоскую поверхность,
Рассеивает брызги на все четыре стороны,
Так точно и струя из раскаленных газов с роем тел вонзилась в землю
И непосредственным воздействием,
А также взрывной отдачею произвела всю эту мощную картину разрушенья.
И по законам физики (интерференция волн) должно быть было и такое место,
Где лес мог оставаться на корню, лишь потеряв от жара кору, листву и ветви...

1927 г.

НА ТУНГУССКОМ МЕТЕОРИТЕ

На горе побурел и полег иван-чай.
На ветвях всюду капли повисли.
Солнца нет, разве выглянет луч невзначай
Из разодранных туч, что так низко повисли.
  Переходит тайга в черно-синюю даль.
  Мокрый снег задержался у склона.
  Не зима и не осень! Одна лишь печаль
  Безнадежно сквозит в каждом шаге сезона.
Под горой в буреломе избушки стоят.
Мертвый лес (обожженный) покрыл всю окрестность
За болотом в торфянике землю бурят -
Торфяными буграми усеяна местность.
  Их немного работает там, под горой:
  Пять всего лишь! Но прочен союз их идейный:
  Увлекла их туда чрез тайгу за собой
  Вера крепкая в факт небывалый паденья.
На горе побурел и полег иван-чай.
Мрачный полог свинцовый пусть небо завесит:
Солнца нет - и не надо! Им что за печаль?
Им рассудок дорогу к победе осветит!

16 октября 1929
Метеоритная заимка

Д. Демин  

***

Парни ушли в долину.

Дымкой туман клубится.

Тянется тропка ниткой

В серой осенней мгле.

Где-то на старой ели

Свила гнездо жар-птица.

Где-то легли маршруты

По вековой тайге.

Вслед им махни рукою:

Легкой тропы, бродяги!

Льются дожди косые

В огненный мох болот.

Белым подножьем сосен

Чуть серебрится ягель,

А иностранный спутник

В тучах добычу ждет.

Много дорог прошли мы

По голубой планете,

Много еще осталось

В жизни пройти дорог.

Сядем к костру, ребята,

И помолчим об этом,

И расцветут легенды

Прямо у наших ног.

Парни вернутся скоро

В стиранных ветром робах.

Снова теплом заимка

Встретит своих ребят.

Белый туман ложится

Клочьями им под ноги,

А на таежных реках

  Снова костры горят. 

***

Листаю списки КСЭ,
Заветную тетрадку.
Здесь перечислены мы все
Без всякого порядка.
Здесь педантично учтены
Фамилии и даты -
И дети мировой войны
И лет пятидесятых.
Разнообразная шкала –
Мыслители, поэты...
На белые анкеты.

Г.Карпунин    

СИНИЛЬГА

Любаше Д.

Росу голубую склевала синица,
Над Южным болотом дымится рассвет.
Мы снова уходим, и снова Синильга
Березовой веточкой машет нам вслед.
Куда ж мы уходим и что же нас гонит,
Куда же влечет нас иная страна?
Мы встретимся завтра в пустынном вагоне,
И ты улыбнешься - привет, старина!
А помнишь, как вместе с тобою мы жили,
Как слали проклятья бродячей судьбе?
Мы станем иными, мы станем чужими,
Изменим друг другу и сами себе.
Ребята, ребята, мы будем бессильны
Вернуть удивительный этот рассвет,
Ведь только однажды, однажды Синильга
Березовой веточкой машет вослед.

***

Прощай, Тунгусская тайга,
Прощайте, мертвые шаманы.
Ложатся белые снега,
А мы на родину шагаем.
Нас ждут российские дома,
К нам дети сядут на колени.
Из тундры белая зима
На белых катится оленях.
А если вдруг пурга, метель
И путь исчезнет невидимкой,
Тогда открой скорее дверь,
Метеоритная заимка.
Накроем столик у окна,
Наполним кружки и стаканы
И выпьем старого вина
За Кулика и Лючеткана.
И пусть за окнами пурга
Ломает юные деревья.
Прощай, Тунгусская тайга,
Прощайте, дальние кочевья.
Нас ждут российские дома,
К нам дети сядут на колени.
Из тундры белая зима
На белых катится оленях.

ОПРОС ОЧЕВИДЦЕВ ПАДЕНИЯ ТУНГУССКОГО МЕТЕОРИТА

Приписка к стихам В. Черникова

Посвящается физику Л. Е. Эпиктетовой

 Вот старый дед бредет околицей.  
Он видел все наверняка.
Мы начинаем с ним, как водится,
Свой разговор издалека.
“Ты помнишь, дед, во время оное,
Еще ты юный отрок был,
-Летело тело раскаленное,
Как будто сноп по небу плыл?
Скажи, какие наблюдения
Ты произвел в минуты те:
В каком летело направлении
И на какой, дед, высоте?”
И дед ответил с изумлением:
“Уж вам-то, братцы, знать пора б,
По всем выходит наблюдениям,
То марсианский был корабь”...

В. Черников

Позднее сделал дополнение

Другой из местных стариков:
“Корабь с Луны доставил Ленина
И остальных большевиков.
И было им заданье дадено
Произвести переворот,
Чтоб все, что у людей украдено,
Вернул себе простой народ.
И, выполняя ту инструкцию, -
Чтоб царь их не арестовал, -
Ильич межзвездную конструкцию
Для конспирации взорвал.
Вот отчего, как тут ни рыщите
И сколько ни берете проб,
Вы ни хрена, хе-хе, не сыщите,
А только расшибете лоб...
А про вагон немецкий с пломбами
Так то ж придумали враги.
Я видел сам, когда он с бомбами,
Тот лысый, вышел из тайги”.

***

Пролетело сверкающим комом,
Прочертило серебряный след,
Прогремело неслыханным громом,
Излучило невиданный свет,
Полыхнуло над материками
Небывалой игрою лучей,
Огневыми прошло облаками,
Вереницами белых ночей.
Отсняло, поникло, распалось,
Повалив вековые стволы,
И нигде ничего не осталось -
Ни в торфах, ни в наплывах смолы.
Ну а то, что осело на траппах
У Великих тунгусских болот,
Постепенно на маленьких лапах
Растащил муравьиный народ.

Дж. Анфиногенов  

Лежит на всей Тунгуске тень - тень Звездолета.
Который год, который день мы ищем что-то...
Кто Ящик черный, а кто ген – Ген мирозданья.
А кто-то просто ищет Ген и... дрожь свиданья.
Витает над Тунгуской   дух — Дух Командора.
Таких, как он, не сыщешь двух на тех просторах.
Мы не нашли пока Перо – перо Жар-птицы...
И тянет-тянет за порог Бог экспедиций!

21.01.99

***

Юрию Кандыбе

Звезда, упав с небес, свела с ума людей
И повлекла к себе, как чудо-чародей.
И мы уж столько лет идем издалека
На непонятный свет тропою Кулика.
В краю далеких звезд, зовущих нас к себе,
Есть каждом; погост, записанный в судьбе.
Уйдем когда-нибудь туда - за облака.
Зови последний путь тропою Кулика.
Порой закрыв глаза, идем не тем путем,
Забыв, что жизнь нельзя отложить на потом
Не сетуй на судьбу, коль ноша нелегка
И обнови тропу   на избы Кулика.
Пусть скажут: старый хрыч, лежал бы на печи!
Но ты терпи, не хнычь, не мучайся в ночи...
Буди, буди толпу, чтоб, закусив слегка,
Мы вышли на тропу к владеньям Кулика.
Смотри: горит заря! Забудь про пустяки —
То светлый знак Царя и Рыцаря тайги!
Нас ждут разгадки тайн и лямки рюкзака.
Очнись, Старик, и стань под Знамя Кулика!

1982 г.

Ю. Львов

  В ДАЛЕКОЙ СИБИРИ

В далекой-далекой Сибири был взрыв удивительной силы:
Огромное зарево встало над марями, деревья под корень валило.
Тянулися долгие годы, рождались и гибли народы.
В далекой Сибири Стволы уже гнили, на гарях прорезались всходы.
Кулик неустанно работал, долбил вековое болото,
Рубил он заимку, топтал он тропинку и баню на Хушме построил.
Искал он огромную глыбу, нашел не то пень, не то фигу,
И слал в Академию отчет о падении Железного метеорита.
Казанцев ангар звездолета построил на Южном болоте,
Не то марсианку, не то негритянку сгубил он в далекой Сибири.
Задумались дяди из КМЕТа, составив раздутую смету,
Как главную силу призвали Кириллу, Палея рабочим наняли.
Газеты трубили по свету, что найдено тело кометы
Не то на Таймуре, не то на Лакуре, не то во дворе Комитета.
Так где же собака зарыта Тунгусского метеорита?
И в жаркой полемике друзья академики Казанцева кроют сердито.

КМЕТ - Комитет по метеоритам АН СССР; Кирилла - Флоренский К. П.,
руководитель экспедиции КМЕТа к месту падения Тунгусского Метеорита;
Палей П. Н
. - доктор химических наук, нанятый в экспедицию КМЕТа
рабочим.

В.Бронштэн    

ВОЛНЫ И ФОРМУЛЫ

Влетело к нам ядро кометы, откуда-то с окраин света,
И эхом взрыва над тайгой легли деревья полосой.
Свалила их волна взрывная, таилась сила в ней большая,
Но все ж   чем дальше, тем волна била не так уже сильна.
И баллистические волны цилиндром расходились вниз,
Затем с волной взрывной слились и отразились, гнева полны,
Замолкло все. Деревья пали. Десятилетья протекли.
И вдруг те волны вновь взыграли и в грудь ударились Земли.
Преобразившись в уравненья и в интегралов строгий ряд,
Они избыточным давленьем деревья валят и косят.
О, математика! Ты славу давно снискала средь людей;
Стройна красива, величава и взрыва мощного сильней.

Начало 70-х годов.

Б. И. Вронский  

В.Кошелеву и его товарищам подводникам-любителям перед их погружением в озеро Чеко.

На озере Чеко ищите разгадку!
В его недоступной для глаз глубине
Скорее всего вы найдете остатки
Межзвездной ракеты средь ила на дне.
И вот, подготовив баллоны и шланги,
Подводный мушкет прихватив заодно,
В резиновых ластах, надев акваланги,
Вы спуститесь гордо и смело на дно.
В немом полумраке бесшумно, как тени,
У дна, где метровые щуки живут,
В экстазе азотно-угарных видений
Проложите вы свой бессмертный маршрут.
Я знаю, я чувствую - верьте поэту, -
Что с тайны удастся сорвать вам покров:
Вы мигом найдете остатки ракеты
Посланца безвестных межзвездных миров.
Поверьте - вас ждет небывалая слава,
Вам будут завидовать все как один,
Когда вы кусок неизвестного сплава
Наверх извлечете из темных глубин.
А может случиться, что странные кости
Удастся найти вам средь ила на дне,
И мы распознаем, какие же гости
Погибли в далекой Тунгусской стране.
Они к нам летели, считая парсеки,
Не зная того, что погибель их ждет
На озере странном с названием Чеко,
Где прах их любитель-подводник найдет.
Найдет и вручит изумленному миру
Какой-то загадочной кости кусок,
Быть может, с комком силикатного жира,
Который случайно к суставу присох.
И может ведь статься, что в кости той старой
Иной обнаружится, странный состав:
Не кальций в ней будет, а стронций и барий,
Чего не знавал ни один костоправ.
Итак, начинайте! Ныряйте! Ищите!
Мутите с усердием ил и песок
И в будущем вашем отчете взрастите
Гипотезы новой махровый цветок.

Д.Ефанов

Всем отважным последователям Л.А.Кулика, ищущим Тунгусский Метеорит, посвящается...

«Сжимаю топор в волосатой руке …»

В.Л.Туриянский

«На озере Чеко ищите разгадку…»

Б.И.Вронский

Сжимаю топор в волосатой руке, вся грудь комарами покрыта –
Ищу я осколки в тунгусской тайге Тунгусского Метеорита!
Я месяц, не помню по счету какой, ломлюсь без оглядки куда-то,
И твердо сжимаю рукою другой флакон диметилафтолата!
Я смело иду по тропе Кулика, – посланник далекой Европы, –
Моя, вся в мозолях, большая нога протопчет здесь новые тропы!
Бреду по колено в мерзлотной воде под солнцем, нещадно палящим,
И если мужчиной, то только вот где, я стану теперь настоящим!
К чему оправданий пустые слова: расстались до осени – точка.
Ты там, где на карте - кружочком Москва, а Я - там, где нет ни кружочка!
Тунгусское лето, недель кутерьма: заброски, привязки, маршруты...
Здесь можно сойти за неделю с ума, а можно и за две минуты!
Я видел следы неизвестных зверей, я слышал пространные звуки,
И множество чувств испытал Я, скорей, еще не известных науке!
Я пальцами угли беру из огня, кормлюсь недоваренным рисом -
Поэтому люди прозвали меня не как-то, а именно Лысым!
Когда ночью ярко Капелла горит, я, молча из фляжки хлебая,
Себе повторяю, что метеорит и жизнь эта, в сущности, - Майя!
Но вот и окончился август…
Такая работа: сплошные бега! И песня как будто не спета!
Но что-то желтеть начинает тайга... но вот и окончилось лето!..
Все тише жужжат комары под сосной, все ближе дыхание вьюги...
Давайте ж скорей прилетайте за мной мои ванаварские други!
Он вернулся в Москву…
Ну, вот и Москва – можно жить не тужить, но что-то мне сладко не спится:
Я стал только мокрые кеды носить и лишь диметилом душиться!

P.S.

Гипотезы, факты, – умы в западне! И только лишь озеро Чеко
Хранит в толще вод, в своем илистом дне загадку двадцатого века!
Диметилфтолат – средство от комаров
Капелла – яркая звезда в созвездии Возничего

лето 1994 - лето 1996 гг.

В.Цветков, В. Ромейко, И.Марков  

Песня - гипотеза, написанная по случаю кризиса идей в Тунгусской проблеме, наступивших в середине 60-х годов ХХ века.

Подражание В.Высоцкому

На границе Марса с альфой Эридана
Полоса нейтральная – матушка Земля.
В каменных пустынях трудно марсианам,
И на Эридане голые поля.
А, на нейтральной, на Земле цветы,
Необычайной красоты.
Славные ребята эти марсиане,
За цветами послан мощный звездолет.
Но разве ж знать они могли,
Что на Эридане тоже был задуман
На Землю полет?
А, на нейтральной, на Земле цветы,
Необычайной красоты.
Их пути пересеклись над тайгой тунгусской,
И никто не захотел дорогу уступать.
И все посыпалось в тайгу, ругаясь не по русский,
И обломки кораблей упали в эпифаст.
И появились на Земле хлысты,
Необычайной высоты.
Спят космонавты, и пусть им снится,
Что находят их кости во мхах и золе.
Они вовсе не хотели загадкой становиться.
Им букетик хотелось сорвать на Земле.
А, мы фантастики растим цветы.
Необычайной пестроты.

Эпифаст – эпицентр взрыва по В.Г.Фасту

Хлысты – сухие деревья в центре катастрофы

Район Тунгусской катастрофы 1966 г

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт