Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
География района
Ванавара
Тропа Кулика
Пристань
Водопад Чургим
Метеоритная заимка
Река Хушма
СУСЛОВСКАЯ ВОРОНКА
Гора Фаррингтон
Камень Джона
Южное болото
Озеро Чеко. Лаборатория КСЭ
Река Кимчу
Советы путешественнику
Каталог
Метеоритная заимка
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Проза » В.Ромейко, Эхо далекой Тунгуски » III . Путешествие к эпицентру » Метеоритная заимка

А если вдруг пурга, метель и путь исчезнет невидимкой,
Тогда открой скорее дверь, Метеоритная заимка.
Накроем столик у окна, наполним кружки и стаканы
И выпьем старого вина за Кулика и Лючеткана. 
  Г.Карпунин

Я думаю, что на всех картах мира не встретишь второго такого странного названия - Метеоритная Заимка. Почему метеоритная? И почему Заимка?

Леонид Кулик, впервые попав в эпицентр взрыва, помимо сухого обожженного леса, обнаружил несколько подозрительных круглых болот по своему внешнему виду напоминавших метеоритные кратеры. После осмотра местности, он решил построить исследовательскую базу именно здесь, посреди топей и болот, наполненных комариным писком, тучей слепней и кровососущей мошки. Самым подходящим местом для лагеря оказалась площадка под западным склоном горы Стойковича. С одной стороны крутой склон, защищающий от холодных ветров, с другой относительно сухое торфяное болото, посреди которого стоял каменный остров. Впоследствии Кулик назвал торфяник Северным, а остров Кобаевым.   Странное название острова произошло из-за маленькой птички-кулика жившей в лесу и издававшей заунывные, повторяющиеся звуки.

Надо заметить, что Леонид Алексеевич, на правах первооткрывателя и для удобства ориентировки начал давать названия окружающим вершинам и болотам. Чаще всего вершинам присваивались имена известных исследователей метеоритов и геологов конца ХIХ, и первой половины ХХ века. Так, на карте можно встретить имя американского геолога Оливера Фаррингтона, основателя метеоритики Эрнста Хладни, профессора Харьковского университета Афанасия Стойковича и многих других. В конце книги, можно прочитать об этом более подробно.

Построенный лагерь он назвал Метеоритной Заимкой. Заимка - слово сугубо таежное и означает зимовье, охотничьи, хозяйственные постройки, проще - база охотника. В январе 1929 года, бригада кежемских (из села Кежма на р. Ангаре) рабочих   под руководством Г.К. Генца срубила на заимке   2 избы, кузницу и продуктовый лабаз. Большая часть построек сохранилась до нашего времени. Сейчас под горой Стойковича расположен исторический комплекс краевого значения под названием «Избы Кулика». В самой избе Кулика находится небольшой музей, в котором можно увидеть инструменты и оборудование многих экспедиций. Столы у окна, табуреты, полки, дощатая лежанка, железная печь – с виду простые предметы, но, сколько уюта создают в этой таежной глуши.

Участники   экспедиций издавна называют избу «командоркой». В честь своего первого руководителя - Геннадия Федоровича Плеханова. С 1959 года все его величают не иначе, как Командором. Позже, этим же званием удостоится Николай Владимирович Васильев – бессменный руководитель КСЭ вплоть до 2001 года. Г.Ф.Плеханов и Н.В.Васильев, это удивительные люди, собравшие единомышленников посвятивших себя разгадке тайны Тунгусского метеорита (Катастрофы 1908 года). Объединив специалистов разных направлений (физиков, математиков, химиков, биологов), они, по сути, создали общественный научно-исследовательский институт Тунгусской проблемы, существующий уже более 40 лет. Название этому институту КСЭ – комплексная самодеятельная экспедиция. Сотни исследователей, тысячи и тысячи проб, научные труды, конференции и все без госфинансирования и жесткой структуры управления. Есть хороший специалист с идеей, ему обязательно подберут группу помощников. Так было, например, с томским математиком Вильгельмом Фастом, который решил построить картину катастрофного повала деревьев, и на основе этого выяснить природу Тунгусского взрыва.   КСЭ это уникальное явление нашей российской научной культуры.

Рядом с избой Кулика, находится «рабочая изба», или попросту «рабочка». В ней жили рядовые участники экспедиций. Здесь же хранилось экспедиционное оборудование.

Ниже, у болота, стоит странное сооружение - изба на курьих ногах. Это типичный сибирский лабаз. По стоящей рядом лестнице не трудно догадаться, что эта постройка предназначена для хранения продуктов и их защиты от животных. Четыре массивные столба, поддерживающие небольшой сруб с крепкой дверью, оббиты железом, так что мыши, бурундуки, белки забраться туда не могут. Да и для медведя высоковато.

Еще одной достопримечательностью Заимки, является небольшая деревянная фигура бога Агды встречающая всех посетителей идущих по тропе Кулика. Перейдя болото, путник почти носом упирается в деревянного идола, поскольку поднимается от болотной топи. Вокруг разбросанно множество совершенно ненужных предметов: зеркало, монеты, гильзы и патроны, пуговицы и значки, спички и даже резиновый верблюд. Список можно продолжать сколь угодно долго. Есть такое неписанное правило: если ты на Заимке впервые, подари Агды какую – нибудь вещицу. Тогда тебе будет сопутствовать удача. В 2004 году у меня произошел более чем поучительный случай. Оказавшись на месте с молодыми, новыми участниками экспедиции, я рассказал для чего здесь стоит деревянная фигура.   Один из парней вполне серьезно заявил, что чужим богам он не поклоняется. Я в шутку заметил, что дороги дальше не будет. Мы отошли от Агды метров на 100, как хлынул дождь. И он начинался всякий раз, пока мы не покинули Заимку. На обратном пути тот самый убежденный юноша, подойдя ко мне, тихо сказал, что поверил во всемогущество Агды и оставил ему рублевую монету.

В наше время, Метеоритную заимку, нередко называют «Центр». Вероятно, оттого, что, во все времена именно в этом месте располагались центральная база экспедиций. Здесь работали: Леонид Алексеевич Кулик, Кирилл Павлович Флоренский, Геннадий Федорович Плеханов, Николай Владимирович Васильев, Алексей Васильевич Золотов, и много других замечательных людей посвятивших себя разгадке великой тайны ХХ столетия.

Удачное расположение Заимки Кулика, дает возможность легко ознакомиться со всеми достопримечательностями района. Отсюда можно совершить экскурсию на вершину горы Стойковича и осмотреть «камень Джона». Рядом, в сотне метров к западу от заимки находится знаменитая Сусловская воронка. Через заимку Кулика проходит путь на гору Фаррингтон, тропа на лабораторию КСЭ, реку Кимчу и озеро Чеко. Именно поэтому на многие годы экспедиции Комитета по метеоритам АН СССР и экспедиции КСЭ выбрали Метеоритную заимку своей основной базой.

Рядом, но торфяном болоте, вертолетная площадка. Так, что от сюда до Ванавары или озера Чеко рукой подать.

Описание Заимки Кулика было бы неполным, если бы мы не рассказали о таежном ресторане «Гурман». Возник он во времена наплыва огромного числа энтузиастов – исследователей, т.е. в начале 60-х годов. Вечно голодная братия молодых «космодранцев» возвращающаяся из тяжелых маршрутов, попав на Заимку, чувствовала себя на вершине блаженства. Но вот кормили здесь всегда однообразно: суп из концентратов и пшенная каша с тушенкой. Правда, подавали блюда, как правило, весьма симпатичные девушки. Ироничные интеллигенты назвали столовую под открытым небом рестораном «Гурман».

Прекрасно оборудованный навес над костром и столами построенный кода то Ю.Л. Кандыбой, позволяет проводить в этом месте общие сборы и небольшие научные конференции. В некоторые годы здесь собиралось до сотни человек, и устанавливался целый палаточный городок. Общие сборы экспедиций КСЭ во все времена проходили по строго установленному ритуалу. Часов в 7 вечера из избы Кулика появлялся строгий НВ (академик Н.В. Васильев), и деревянной колотушкой бил в пожарный рельс. Все участники рассаживались за столы, и начинался доклад о Проблеме, и о том, какие работы удалось выполнить в данном сезоне. Несмотря на академический стиль изложения, минут 40, собравшиеся с большим интересом слушали руководителя экспедиции, а затем и руководителей направлений. Вопросов, обычно задавали немного, поскольку участники экспедиции ждали следующего действия - чтения рукописного журнала «Курумника» и праздничного приказа. Это уже был настоящий спектакль. Нарочито – серьезный тон НВ никак не увязывался с юмористическим содержанием текста, где в сатирической форме и в стихах описывались таежные приключения участников экспедиции. Целый час   вечернюю тайгу оглушал всеобщий хохот и смех. Официальная часть заканчивалась пением ксэшного гимна на мотив песни «Глобус».

Я не знаю, где встретиться
Нам придется, пилот.
Под земным полумесяцем
Ты провел звездолет.
И мелькали города и страны,
Голубые наши океаны,
Проносилась под тобой планета,
Солнцем жизни навсегда согрета.

Мы проходим завалами
Средь тунгусских болот,
Чтобы горы сказали нам,
Где погиб ты, пилот.
Расстояния страшны человеку ли,
И пускай разделены парсеками,
Неизвестными мегагерцами
Друг у друга будем слышать сердце мы.

Плыли зори бессонные
До высоких небес
И тайга мегатонная
Поклонилась тебе.
Если гибель нас в пути застанет,
Если сердце биться перестанет,
Пусть такие же пылают зори,
Пусть такие же грохочут горы.

Есть на свете таежная
Высота Фаррингтон.
К ней дорогой тревожною
Наш маршрут проведен.
Потому что мы народ бродячий,
Пожелай же нам, пилот, удачи.
Этот мир на самом деле тесен
Без дерзаний, без дорог, без песен.

  Затем начинался праздничный ужин, пение песен сочиненных в экспедициях, и кулуарные дискуссии. Завершалось все действие ближе к утру. Когда под предводительством командора все отправлялись на гору Фаррингтон для встречи восхода Солнца.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт