Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
География района
Ванавара
Тропа Кулика
Пристань
Водопад Чургим
Метеоритная заимка
Река Хушма
СУСЛОВСКАЯ ВОРОНКА
Гора Фаррингтон
Камень Джона
Южное болото
Озеро Чеко. Лаборатория КСЭ
Река Кимчу
Советы путешественнику
Каталог
Тропа Кулика
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Проза » В.Ромейко, Эхо далекой Тунгуски » III . Путешествие к эпицентру » Тропа Кулика

Проблема проникновения к эпицентру Тунгусского взрыва стояла перед Л.А.Куликом особенно остро. Как доставить груз и людей к месту работ? Возможно ли вообще в летнее время проникнуть в страну   мертвого леса, когда непроходимые топкие болота, множественные реки и ручьи наглухо перекрывают таежные тропы? А лесные завалы, вызванные ударной волной? Это тысячи гигантских стволов лежащих на пути исследователей. На первых порах не решаемая задача. Именно поэтому первопроходцы шли водным путем. Но дорога была нужна. Помогли русские поселенцы на Ангаре. Леонид Алексеевич на остатки средств от экспедиции заключил договор о прокладывании вьючной дороги к горе Стойкович и строительстве двух жилых изб на месте катастрофы.

В далеком 1928 году ангарские крестьяне из поселка Кежма, под руководством мастерового Г.К.Генца проложили знаменитую дорогу от фактории Ванавара до Пристани. Впоследствии ее назвали "Тропой Кулика". Протяженность тропы, составила чуть более 80 километров. Вели ее по старым   эвенкийским охотничьим тропам и зимникам, в обход болот и высоких сопок. Делалось это для того, чтобы олени с одной стороны не тонули в болотах, а с другой, не сбивали копыта на каменистых вершинах. За основу была взята охотничья дорога известного эвенка Василия Ивановича Онкоуля ведущая на север от фактории.

Старая тропа . Насколько я помню, в 1966 году тропа Кулика начиналась сразу за Ванаварским кладбищем. В те годы исторический маршрут первопроходцев был местной достопримечательностью. На выходе из поселка, на большой лиственнице была прибита табличка с надписью «Тропа Кулика». С северной стороны к Ванаваре плотно подступал лес, по которому и шла дорога. Кончалась она на Цветковском торфянике, получившим свое название в честь жителя фактории, Михаила Ивановича Цветкова - заведующего ванаварского госторга. Михаил Иванович активно помогал в работе первых экспедиций Л.А.Кулика, снабжая их всем необходимым. Он же осуществлял связь таежной группы с   внешним миром, сообщая с помощью эвенка-почтальона важные новости.

У Цветковского торфяника дорога исчезала и начиналась тропа, идущая напрямую через торфяное болото. Со всех сторон оно окружено густым лесом, изобилующим болотистыми кочками, по которым иногда приходилось прыгать, дабы избежать падения в коричневую торфяную жижу. Дальше тропа шла вдоль небольших болотцев до самого ручья Петрик. Симпатичные места. Множество сухих холмиков поросших хвойным лесом, давали возможность разбить лагерь в 2-4 часах ходьбы от поселка. Вода всегда рядом, достаточно спустится к любому из болот.

Нынче процедура хождения по тропе до хребта Петрик, несколько упростилась, если не сказать просто - стала унылой. Причиной тому разбитая дорога к лесозаготовкам пролегающая через район экологической катастрофы местного значения. По роковой случайности, администрация поселка выбрала именно это место для вывоза мусора, а заодно и остатков нефтепродуктов. В один прекрасный день мусор вместе нефтяными озерами загорелся, и как напалмом выжег   окружающую тайгу. Теперь здесь можно снимать военные фильмы со сценами «ковровой бомбежки». Во всяком случае с минимальными затратами при максимальном эффекте. Одно успокаивает, картина всего этого безобразия тянется на 1-2 км. Увы, «Цветковский торфяник», как и начало тропы Кулика, почили в бозе, оставшись в памяти ветеранов КСЭ. Нынче, пожалуй, наиболее надежный ориентир – геодезическая вышка, стоящая справа у дороги, в 1 часе ходьбы от Ванавары.

Если у вас есть шагомер, то дальше можно смело довериться ему. Неоднократные передвижения по тропе с этим полезным устройством помогли мне и моим друзьям правильно рассчитывать собственные силы. Поскольку рост у меня средний, то и длина шага тоже средняя. Единственно, что может повлиять на длину шага – топи местных болот. Обычно по маршруту в тайге передвигаются «ходками». 1 ходка приблизительно 50 минут, что в среднем составляет около 4-5 тыс. шагов. Спутниковый навигатор можно смело убрать в рюкзак и доставать его только в крайнем случае (если вы существенно отклонились от тропы). Дело в том, что карты данной местности часто не соответствуют реальному положению. Так, что, будем идти по старинке, как первопроходцы, отмеряя путь ходками и шагами. По моим оценкам, от Ванавары до Пристани на реке Хушме, где-то около 100 тыс. шагов, и соответственно 18-19 ходок. Это не значит, что, выйдя из Ванавары, вы через 18 часов попадете на Пристань. Теоретический, да, а практический осуществить такой марш – бросок по пересеченной местности за всю историю удавалось единицам. Да и за чем?

Ванавара – река Чамба . До реки Чамбы от Ванавары, по словам местных жителей 28 км, или 35 тыс. шагов, и соответственно 7 ходок. Если вы вышли из Ванавары во второй половине дня, и не спешите, то через 2-4 ходки (11-22 тыс. шагов) есть неплохие места для ночевок на небольших возвышенностях в хвойном лесу. Обычно в этих местах лагерь разбивают слева от тропы. Воду берут в небольших болотцах, в ручье 1-й Юктукон . Вода в таежных речках и ручейках везде питьевая. Вправо от основной дороги уходят ответвления, это пути к лесозаготовкам, в них легко заблудиться. При движении на этом участке, надо помнить, что слева течет река Чамба. Местность в основном заболоченная, дорог туда нет, и по этому можно смело держаться левой стороны.

Когда-то в 60-х годах, последняя стоянка у воды в верховьях ручья Петрик перед «Сахарой», была названа «Мир проходящему». Почему так, никто не знал. Молодые романтики КСЭ повесили самодельный тряпичный плакат на сложном участке тропы, где силы оставляли самых слабых. Новосибирский математик   Дмитрий Демин запечатлел это место в стихах.

МИР ПРОХОДЯЩЕМУ!

На белом полотнище черной гуашью:
Мир проходящему!
Кто и когда здесь оставил навязчиво:
Мир проходящему!
Может, ребята с почтового ящика?
Мир проходящему!
Или охотник на древнего ящера?
Мир проходящему!
Стерлись следы, но осталось звенящее:
Мир проходящему!
Мир проходящему!

После ручья Петрик, вид тайги несколько улучшается. Поднявшись на небольшой хребет с одноименным названием, вы обозреваете пространства вплоть до самой Чамбы. С этого места начинается знаменитая «тунгусская Сахара». Отсюда до реки без малого 4,5 часа ходу по сухой холмистой местности покрытой в основном смешанными лесами и сосновыми борами. В сухое лето, при 30 градусной жаре, хождение по Сахаре настоящее мучение. Сколько легкомысленных путешественников оставшись без воды, проклинали тайгу, жару, комаров, паутов, а заодно и злосчастный метеорит. Благоразумный путник обязательно остановится у ручья и возьмет запас воды. Впрочем, если нет жары, и не идет дождь, ходить по этим местам одно удовольствие. Самое подходящее время суток для таких прогулок в жару с 7 утра и до 12 дня, либо во второй половине дня с 16 и до 22 часов.

Однажды, выйдя из Ванавары в 3 часа дня, я с товарищами к 22.30 дошел до Лимпопо (ручей верхняя Якукта). Место примечательное, тем, что в дождливые годы пересыхающий ручей разливается в широкую медленнотекущую реку. По нашим представлениям, именно так должна выглядеть настоящая африканская Лимпопо. Отсюда до Чамбы около 1,5 часов ходьбы. Ближе к Чамбе, дорога поворачивает к реке на сенокосы. До конца 60-х годов прошлого века, этих местах стояло бревенчатое зимовье, принадлежащее первым экспедициям. В нем не раз останавливался Л.А.Кулик со своим отрядом. Я хорошо помню это несколько мрачноватое сооружение, стоящее в метрах 100 от реки на опушке соснового леса. Низкое собранное из больших черных бревен оно имело крохотную дверь. Слева при входе стояла железная печь, у маленького оконца стол, по обеим   сторонам которого две лежанки из самодельных досок. Керосиновая лампа, спички, сухая растопка для печи и железные кастрюли – обычный атрибут всех таежных построек. База экспедиции Кулика   сгорела при лесном пожаре.

Сосновые боры на берегах рек, любимое место кочевых жителей тайги. В начале ХХ века здесь располагалось стойбище тунгусов из рода Мачакугырь. 30 июня 1908 года братья Чучанча и Чекарен стали непосредственными свидетелями катастрофы.

«…Наш чум тогда стоял на берегу Аваркитты . Перед восходом солнца мы с Чекареном пришли с речки Дилюшма, там мы гостили у Ивана и Акулины. Мы крепко уснули. Вдруг проснулись оба сразу: - кто-то нас толкал. Услышали мы свист и почуяли сильный ветер. Чекарен ещё крикнул мне: "Слышишь, как много гоголей летает или крохалей?". Мы оба были ведь ещё в чуме и нам не видно было, что делается в лесу. Вдруг меня кто-то опять толкнул, да так сильно, что я ударился о чумовой шест и упал потом на горячие угли в очаге. Я испугался. Чекарен тоже испугался, схватился за шест. Мы стали кричать отца, мать, брата, но никто не отвечал. За чумом был какой-то шум, слышно было, как лесины падали. Вылезли мы с Чекареном из мешков и уже хотели выскочить из чума, но вдруг очень сильно ударил гром. Это был первый удар. Земля стала дергаться и качаться, сильный ветер ударил в наш чум и повалил его. Меня крепко придавило шестами, но голова моя не была покрыта, потому, что эллюн задрался. Тут я увидел страшное диво: Лесины падают, хвоя на них горит, сушняк на земле горит, мох олений горит. Дым кругом, глазам больно, очень жарко, сгореть можно.

Вдруг, над горой, где уже упал лес, стало сильно светло, и, как бы тебе сказать, будто второе солнце появилось, русские сказали бы вдруг неожиданно блеснуло, глазам больно стало, и я даже закрыл их. Похоже, было на то, что русские называют - молния. И сразу же был агдыллян, сильный гром. Это был второй удар. Утро было солнечное, туч не было, наше солнце светило ярко, как всегда, а тут появилось второе солнце!

С трудом мы с Чекареном вылезли из-под шестов и эллюна. После этого мы увидели, будто вверху, но уже на другом месте, опять сверкнуло, и сделался сильный гром. Это был третий удар. Налетел на нас ветер, с ног сбил, о валенную лесину ударил.

Следили мы за падающими деревьями, видели, как ломались вершины их, на пожар смотрели. Вдруг Чекарен закричал: "Смотри вверх" и показал рукой. Посмотрел я туда и опять молнию, блеснула она и опять ударила, агдыллян сделала. Но стук был маленько меньше, чем раньше. Это был четвертый удар, как обычный гром…» (отсутствует курсив)

Сейчас идя по старому лесу, даже трудно представить масштабы катастрофы. А ведь отсюда до эпицентра взрыва более 40 км. Постепенно тропа поворачивает вправо к сосновому бору. За небольшим болотцем, буквально в нескольких метрах, показывается река. В давние времена эвенки назвали эту реку Чамбэ. Медленное течение и глубокая вода придают ей степенный, и какой-то торжественный вид. Еще в 70-е годы, в Чамбе было изрядное количество рыбы, но со временем из-за интенсивной ловли местными жителями, ее заметно поубавилось. На берегу оборудована стоянка с костровищем, но лучше пройти дальше вверх по течению. Путь небольшой, около 5,5 километров по долине реки, в 1.5 часах от сюда. В книге Б.И.Вронского «Тропой Кулика» это место описано весьма драматично: «Дойдя до левого берега Чамбы, торная тропа вдруг исчезает. Напрасно перебредший Чамбу путник ищет ее продолжение на противоположной стороне, напрасно растерянным взором обшаривает прибрежный участок того и другого берега - тропа исчезла! Дело в том, что, дойдя до Чамбы, надо идти около 5 километров вверх по ее левому берегу до небольшой каменистой шиверы. Здесь и находится брод. В полусотне метров от этой шиверы на правой стороне тропа вновь продолжается. Пятикилометровый участок берега между разорванными концами тропы заливается во время паводков, вода смывает следы, и неопытный путник напрасно блуждает вокруг, оглашая окрестности жалобными воплями…». Чтобы этого не произошло, за стоянкой надо перебраться через небольшую речушку Ховоркикту (старое название Аваркитта). Дальнейший путь идет по цветастому разнотравью, пышно разросшемуся по берегам Чамбы. Сразу бросается в глаза обилие даурской лилии, оранжевые цветы которой, в летний июльский день пылают яркими красками. Бывалый охотник советовал мне использовать соцветия этих дивных цветов в качестве салата. Вкусом они немного напоминают морковь. Сам я как-то не пристрастился к этому таежному деликатесу, а вот мой «пионер» Дима, пожирал их с завидным аппетитом.… Иногда тропа в этих местах пропадает из-за разливов реки. Но в пойме можно идти не опасаясь. Дойдя до переката (берег здесь заметно поднимается, а русло сужается) надо в брод перебрести реку. Обычно вода здесь небольшая, хотя   поднимается заметно выше колен.

Пройдя метров 200 выше по течению, вы увидите удобную стоянку. Рядом Анкудиновское зимовье. Названо оно так местными жителями в честь таежных охотников Анкудиновых построивших в 1980 году на берегу небольшую избушку. Издавна это место облюбовали участники экспедиций КСЭ, и назвали стоянкой «у дуба». Дубы, как вы понимаете, на Тунгуске не растут, а название связано с большой лиственницей стоящей на берегу и сплошь исписанной именами, стихами и разного рода пожеланиями. Стоянка находится почти по середине пути, и путешественники, движущиеся в ту или иную сторону, оставляют здесь памятные записи о составе группы и с указанием сроков пребывания в тайге. Тем самым осуществлялась незримая связь времен и поколений. Шли годы, списки пополнялись, и записи на «дубе» стали бесценными.

Берега Чамбы сплошь покрыты старым лиственничным лесом. Трудно представить, как могла выглядеть эта местность в момент катастрофы.

Недалеко от зимовья, метрах в 50-70 долгое время находилось эвенкийское захоронение - арангаз. В зимний период из-за промороженности почвы эвенки хоронили своих собратьев на деревьях. Для этого в толстом стволе лиственницы выдалбливалась полость, куда укладывалось тело умершего, затем оно помещалось на вершину спиленных стволов деревьев. Так вот, участники экспедиций были твердо убеждены, что на берегу Чамбы захоронение эвенкийского шамана. Хотя, мой знакомый ванаварец утверждал, что здесь похоронен эвенк – мальчик, утонувший в середине прошлого века. Сейчас от захоронения ничего не осталось.

Теперь нам предстоит вторая половина пути. Для начала, необходимо преодолеть три Макикты, т.е. нам придется 3 раза подходить к речке Макикте. Старое название на карте - Макирта. Это 5 ходок, и около 30 тыс. шагов или 20 км пути. Участок достаточно сложный. Особенно в жару или дождь.

РекаЧамба - 1я Маккикта . Искупавшись в Чамбе, можно выходить на тропу. Пройдя метров 300 от реки по вездеходной колее, вы попадаете в чамбинские болота. Этот малый переход, смело можно назвать переходом из рая в ад, настолько силен контраст. После прекрасных цветущих берегов Чамбы топи болот производят удручающее впечатление. Снизу зеленая трясина, сверху тучи комаров и прочей кровососущей дряни. Обходить заболоченные участки лучше с правой стороны. Минут через 30 тропу пересечет небольшая речушка Хэрэлгэн вытекающая от подножья Лакурского хребта. Место во многом примечательное. Отсюда берут начало реки Муторайка, Пенюга, Ядукон, Чавидакон. С Лакурским хребтом связано множество загадочных историй рассказанных эвенками. По словам местных жителей, именно в этот хребет ударился один из осколков Тунгусского метеорита, образовав при этом длинную борозду с ямой в конце. «Сухая речка», так называли аборигены это место.

В архивах Константина Николаевича Янковского записана беседа с проводником   экспедиции Кулика – Лючетканом: «Очень неохотно говорил Илья Потапович Лючеткан о «Сухой речке» и «Горе на горе». Всякий раз он уклончиво отвечал: «Пошто плохое вспоминать!» Содержание же его немногословных рассказов таково.

Примерно в те же годы, а может быть, несколько позд нее, его друг, хороший охотник, ушел «сохатовать» - охо титься на лосей в район Чамбинской тайги. Раненый зверь стал ухо дить от преследующего его охотника, который незаметно для себя перешел границу заповедного места. Зверь, со бравший последние силы, шатаясь, подошел к подножию сопки. Тут его и настиг эвенк. Только тогда он обратил вни мание на окружающую местность и увидел, что находится в «стране бога Агды». Но закон тайги поборол первоначаль ный испуг. Надо было снять шкуру с добытого сохатого и залаб а зить мясо от таежных хищников. Пока работал, боязнь прошла, и он стал с любопытством разглядывать окружаю щую тайгу, место, куда приходил Агды. Внимательно оглядевшись, охотник определил свое место нахождение. Восточный склон хребта Лакура. Он здесь бы вал не раз. «Если поднимусь на эту сопку»... - тут он взгля нул на нее и замер от испуга и неожиданности. Хорошо зна комая сопка имела совсем другой вид. Она стала двухвер шинной. «На горе еще гора! Будто кто-то бросил в сопку другой сопкой, голой, без одного деревца». Это поразило и заинтересовало эвенка. Совсем позабыв страх, он начал карабкаться на диковинную сопку.

Да, он точно узнал, где находится. Вот далеко на востоке виднеется сопка Шакарма. Перед ней большая болотистая низина. От сопки, на которой стоял охотник, тянулась как бы просека, «Сухая речка». Ее русло усеяли камни разной величины. По берегам лежали мертвые деревья, а за ними «на корню», с обломанными вершинами, стоял мертвый лес.

Опять стало страшно эвенку. Он поспешно спустился с сопки, поклонился ей до земли и ушел, оставив в дар богу Агды тушу и шкуру добытого лося.

Вернувшись в стойбище, рассказал охотник обо всем, что он увидел в стране мертвого леса.

Рассвирепел шаман, услыхав этот рассказ. «Ты нарушил спокойствие бога Агды, ты осмелился проникнуть в его цар ство, ты, сделавший это, умрешь в страшных мучениях!»

И действительно, через несколько дней охотник умер.

Илья Потапович говорил: «Шибко, шибко перед большим аргишом мучался друг». Когда я высказал мысль, что не иначе как шаман отравил эвенка, Илья Потапович не стал отрицать этого: «Однако, и верно, мог «бабкоуна» (отраву) дать». Но имени своего друга Лючеткан не сказал. Не сказали и другие эвенки. Шаман запретил: «Пусть забудет на род имя того, кто нарушил запрет. Кто назовет его имя, то же погибнет страшной смертью».

Давно уже умер и шаман, но имя этого охотника так никто и «не помнит».

По рассказу местного жителя В.И.Воронова, в феврале 1949 года, вечером, он наблюдал, как западнее Ванавары с юга на север пролетел яркий шар-болид. По его предположению в верховьях реки Муторайки мог выпасть метеорит и образоваться кратер. В 1992 году пролетая на самолете недалеко от этих мест, Воронов увидал какой – то кратер, но найти его так и не удалось.

Но продолжим наш путь. Хэрэлгэн свободно переходится по упавшей лесине, найти которую не составляет особого труда. Дальше дорога становится несколько суше. Иногда появляются небольшие сосновые боры. Итак, до 1-й Макикты в общей сложности идти от Чамбы   часа 1,5. Пройдено более половины пути - 10 ходок, 55 тыс. шагов. Спустившись с небольшой сопки, попадаем в долину реки Макикты. Тропа ведет нас через торфяник. В конце по мокрым камням поднимаемся на очередной склон. Перед нами оборудованная стоянка. Холодная вода из родника сзади на склоне. Вправо вниз уходит тропа. В этом месте небольшая заводь Макикты – вполне приемлемые условия для купания, особенно если жаркая погода. Но в отличие от Чамбы, тут несметные полчища комаров. Так, что, выскочив на берег, вы едва ли успеете обтереться полотенцем. Несмотря на это, любителей купания всегда хватает.

1я Макикта - 2я Макикта . Дальнейший путь вдоль Макикты по «кушарям» - низкорослым зарослям ивняка, березы и прочей таежной растительности. Но тропа видна хорошо. Справа, в камушках весело журчит речушка. Минут через 15-20 вы спускаетесь к торфянику. Еще минут через 20, справа, появляется Макикта. Она снова полноводна и окружена лесом. Это и есть «2я Макикта». Стоянка минут через 10, у небольших каменных горок поросших лесом. Слева, на дереве вырезано изображение бога Агды курящего трубку. Суров и величествен эвенкийский Зевс - бог грома и огня. По эвенкийский гром, гроза – агдыллян. Отсюда и происходит имя бога Агды. Автор монументальной деревянной скульптуры, участник одной из экспедиций КСЭ - Сергей Овчинников. До 3й Макикты осталось пройти 1,5 ходки.

2я Макикта - 3я Макикта . Как-то участник последней экспедиции Л.А.Кулика, Николай Иванович Федоров рассказал мне о событии, произошедшем в этих краях летом 1939 года. В один из дней произошел случай удививший всех, даже бывалых охотников. Горела тайга. Пожар с каждым часом подходил все ближе и ближе. Животные, спасаясь от огня, вдруг перестали бояться людей и друг друга. Вначале к отряду стоявшему на берегу небольшой речки, вылез небольшой мокрый зайчишка, и тут же шмыгнул под куст. Немного погодя реку перешел сохатый и, не обращая внимания на людей, улегся вблизи воды, затем вышел фыркающий, недовольный медведь. Различные животные небольшими группками переплывали на берег и, спрятавшись в кустах, суетливо посматривали на людей. Через какое-то время берег представлял собой аналог Ноева ковчега. Все жили в мире и согласии. Когда огонь приутих, первым не обращая ни на кого внимания, удалился хозяин тайги - медведь, а уж потом сохатый и остальные зверюшки. Таежная иерархия соблюдалась строго.

На пути от 2-й до 3-й Макикты мы опять идем по долине реки. Справа появляется цепь небольших горок изящно обрамляющих низину. Л.А.Кулик был в душе романтиком. Он очень точно охарактеризовал это место, назвав окружающие сопки покрытые поваленным лесом, «ожерелье Макирты». Пройдя «ожерелье», мы попадаем в небольшой лог. Идти надо по его левому склону. Внизу заболоченный участок и ручей. Очень важно найти место переправы и перейти на правый склон. Иначе тупиковая тропа выведет вас на торфяник, где можно проплутать не один час. Ручей пройден, дальше относительно сухая тропа выходит на очередной торфяник, а затем предстоит медленный подъем в гору. Тягун, малоприятный, особенно в жару. Наверху все заросло молодым осинником и лиственницей. Обдуваемое ветром место вполне подходит для короткого отдыха.   После спуска, сухая хойка, т.е. сухое торфяное болото (хой, по эвенкийский – болото). Пересекать его надо по старым затёсам сохранившимся на отдельно стоящих небольших деревьях. Сырые места – мочажины, лучше обходить справа. Перейдя на каменистый берег (даже если вы сбились с дороги) надо найти тропу, и идти по ней влево до перегиба через небольшой хребтик. Выйдя на вездеходную колею (она подойдет слева), идти по границе болота и хребта до зимовья минут 15-20. Стоянка «3-я Макикта», пожалуй, одно из самых красивых мест. С востока к ней проходит каменная гряда покрытая лесом, а с запада открывается прекрасный вид на болота. Хорошо защищенное от непогоды, прогреваемое солнечными лучами это место создает ощущение покоя. Небольшая избушка у реки часто используется для промежуточной ночевки. Обычно это происходит, когда группа на лодках движется из Ванавары, и проходит весь маршрут до Пристани за два дня.

3я Макикта – Хладни . Кажущаяся полноводность Макикты в этом месте, видимый обман. Пройдя по тропе вправо через склон, мы спускаемся к руслу, и здесь вместо речки видим небольшой ручей, легко переходимый по валунам. А вот в дождливые годы, тихая Макикта превращается в типичную горную реку. Перейти ее в это время большая проблема. Отсюда до стоянки «Хладни» 1,5 ходки, это около 9 тыс. шагов. До Пристани 18 км пути. Сразу за переправой начинается вездеходная дорога. Тут же справа можно подняться на достаточно высокую открытую гору для осмотра окружающей местности. По словам К.Д.Янковского эту гору однажды посетил Л.А.Кулик. В разное время она именовалось в честь того или иного восходителя. Последнее название мне запомнилось особенно хорошо: «Настины слезки». Школьница Настя Наседкина преодолевая боли в стертых ногах, поднявшись на вершину произнесла на выдохе лишь одну лаконичную фразу: «Не зря!»  

А, вот сам хребет назван Л.А.Куликом в честь известного геохимика, академика АН СССР Владимира Ивановича Вернадского. Он во многом содействовал организации первых экспедиций к месту катастрофы.

Дальнейший путь вдоль хребта легок, но таит в себе подвох. Хорошая дорога как бы сама уводит путника от тропы Кулика, следуя вдоль хребта. Нужно не пропустить поворота тропы влево, в сырую низину, к ручью Шахорма (прежнее название ручей Баранчук). Ручей получил такое необычное название в честь двуглавой вершины горы Шахорма. Она служит хорошим ориентиром на этом участке пути, выглядывая из-за деревьев слева. Ее вершина высотой чуть более 440 м прекрасно видна даже из района эпицентра. В 1929 году геодезисты экспедиции Кулика использовали Шакорму в качестве астропункта и установили на ней триангуляционный знак.

Продолжая движение в перед, на одной из возвышенностей, мы заметим, как влево по небольшому хребтику, повернула тропа. Это Муторайская тропа, точнее начало тропы. Охотники еще в давние времена проложили таежную дорогу от фактории Ванавара до фактории Муторай. Ее протяженность более 200 км. Район катастрофы она огибает вначале с юга, затем с запада, пересекая реку Хушма в близи устья ручья Чавидакон. Справа у начала охотничьей тропы находится «гора Идолов», так мы назвали вершину с каменными останцами.

В двух километрах к западу от Шакормы, по словам бывалого путешественника и известного исследователя Тунгусского метеорита Джона Федоровича Анфиногенова, возможно, находиться загадочная «сухая речка». Сам Джон Федорович предполагает, что это был оползень, но это всего лишь предположения. Сухую речку никто из исследователей, так и не нашел.

Постепенно склоны хребта уходят вправо, и мы спускаемся в низину. Это достаточно тяжелый участок приходится идти по хаекте. Так эвенки называют карликовый кустарник, которым сплошь зарастают долины ручьев и речушек. В этих местах часто встречаются следы медведей, но особых беспокойств путешественникам хозяева тайги обычно не доставляют. Стоянка « Хладни» возникает совершенно неожиданно, когда путники теряют всякую надежду на приличный отдых. Многие считали, что свое название это место получило из-за холодного родника расположенного у подножья склона, но это совсем не так. Академик Эрнст Флоренс Фридрих Хладни, живший в VII - IXX вв., был основателем отечественной науки метеоритики, за что Л.А.Кулик назвал его именем небольшой хребет, у подножья которого находится стоянка. Правда, на картах он опять назван не правильно, и обозначен как «хребет Хладного». При необходимости, место вполне пригодно для ночевки. До этого места от начала тропы 81 тыс. шагов и 14,5 ходок.  

Хладни - Купальня Зоткина . Отдохнув, можно двигаться дальше, но надо иметь в виду, что сухим пройти это место не удастся. Тропа спускается вниз, в болото. Темная, холодная вода местами может подниматься до колен. Идти приходится среди зарослей мелкорослого ивняка. Минут через 10 выходим на пологий склон, огибаем его слева, и далее по сухой дороге около 2х часов пути до «купальни Зоткина». Когда-то данный участок пути был самым благодатным после Чамбы. Тропа шла по небольшим возвышенностям среди смешанного леса иногда перемежавшегося с высокими зарослями ольхи и березняка. Во многих местах хорошо заметен вывал леса 1908 г. Его легко различить в редколесье. Параллельно лежащие, замшелые стволы деревьев, имеют характерное направление 177º. После большого лесного пожара 1989 года пейзаж существенно изменился. Тропа сильно заросла подлеском и молодой ольхой. Когда-то   тенистые леса спасали путешественников от жары. В книге Б.И.Вронского «Тропой Кулика» можно найти описание этого участка тропы: «Извилистая тропка весело вилась среди чудесного смешанного леса, который вскоре сменился большим массивом сплошного березняка. Хорошо идти по узенькой тропке, усеянной топким покровом жухлых прошлогодних листьев. Даже тяжесть рюкзака казалась какой-то меньшей во время хода по такой чудесной местности». Теперь жаркое солнце, упавшие после пожара деревья и обилие гнуса испытывают волю путников. Пропала тропа на прииск «Хрустальный». Постепенно следы пожара исчезают, дорога угодит вниз, вокруг появляются чахлые редкие сосны. Впереди показалось озеро-болото. Это верховье уже известной нам речки Макикты. В метрах 100 слева от тропы видна хорошо оборудованная стоянка с деревянной табличкой «Купальня   Зоткина».

В 1958 году научный сотрудник Комитета по метеоритам АН СССР Игорь Зоткин, не найдя обходной тропы, ринулся в болото, где ухитрился погрузиться в трясину по пояс. По свидетельству очевидцев, он все-таки перешел на противоположный берег. На такой подвиг способен не каждый. Настоящая тропа обходит болото справа. Ориентироваться лучше по засечкам на деревьях. Противоположный берег сильно выгорел, и искать там тропу в сумерках крайне сложно. Известны случаи, когда путешественники окончательно заплутав, уходили вправо к реке Хушме. Переходили ее и шли дальше до Пристани по геофизическому профилю. Но это существенно удлинит дорогу. Не говоря уж, о хождении «дёром» до Хушмы. Кстати, «хождение дёром», называется хождение без тропы, и подразумевает обдирание штанов, обуви и прочих элементов одежды, не говоря уж, о теле. Дер – это серьезно.

Купальня Зоткина – Кражуркан - Пристань . Дальнейший участок тропы в целом вполне сносный, разумеется, если нет дождя. Общее направление движения на север. Преодолев две небольших возвышенности, спускаемся в большую долину, сплошь поросшую низкорослой карликовой березой – хаектой. Идти по ней метров 500-700. При движении большой группы растянувшейся на тропе в долине, открывается прекрасный вид на цепочку людей несущих свои поклажи, точнее мы видим лишь их рюкзаки скользящие над кустарником. Преодолев долину, поднимаемся на сухой каменистый склон поросший молодым сосновым лесом. Прекрасное место для очередной стоянки, а возможно и для ночевки. От «Купальни» до этих мест идти одну ходку.

Далее путь пролегает по небольшой красивой возвышенности со странным названием «Кражуркан». Столь необычное слово произошло от фамилий трех нерадивых путешественников (Краснова В., Журавлевы В., Кандыбы Ю.) заблудившихся здесь в первых экспедициях КСЭ. Пройдя Кражуркан, спускаемся к небольшому ручью, впадающему двумя километрами ниже в реку Хушму.   В сухие годы, когда воды в ручье нет, справа от тропы мы видим глубокие ямы, покрытые коричневым торфяником. По всей видимости, это карстовые провалы подобные тем, что встречаются в устье ручья Чавидакон, находящимся в 16 км к западу. Глубина провалов   достигает 3-4 метров. Какое то время даже считалось, что это следы от удара Тунгусского метеорита. От сюда до Пристани не многим более 6 тыс. шагов. Местность пересеченная, вначале чуть заболоченная. Но идти легко. Направление движения определяется по замшелым стволам вывала 1908 года. По наблюдению исследователя Е.Л.Кринова, сплошной вывал леса начинался сразу же после долины ручья Баранчука, за хребтом Хладного, к северу от него. Здесь поваленный лес лежал сплошным настилом с вывороченными наружу корнями. Лишь в небольших долинках были видны участки сохранившихся растущих деревьев. Поваленные деревья лежали вершинами к югу, представляя собой голые хлысты с обломанными боковыми ветвями…

Тропа постепенно спускается в долину реки Хушма. И вот долгожданный берег. Песчанно-галечные плесы, прозрачная вода и уютные берега - хороший подарок любому путешественнику преодолевшему тропу Кулика. Отсюда до Пристани минут 20 ходьбы. Если вы пришли днем, в ясную солнечную погоду, я не советую спешить. Отдохните в этом райском месте. Здесь хорошо всласть выкупаться, позагорать, половить резвых хариусов и попить чаю.

Когда-то молодой паренек, Сергей Миндич, написал об этих местах замечательные строки:

И опять мы будем рады,
Вновь услышав Хушмы звон.
И под жарким сводом ада
Будет радостнее он.
Но настанет ли мгновенье,
Когда хладный тот поток
Нам подарит наслажденье,
Как прекраснейший цветок.

Река Хушма называлась по-разному, во времена Кулика – Хушмо, а у эвенков Хусмо. Но в любом варианте это означало, извилистая река, заваленная деревьями. В этих местах она имеет быстрое течение. Причиной тому каменное ложе, образованное выходом трапповых пород. Буквально за поворотом, вверх по течению, видено высокое каменное обнажение – яр. Пока вы отдыхаете, имеет смысл совершить по нему экскурсию. С высокого берега открывается замечательный вид на реку. Отсюда можно рассмотреть южные отроги Куликовского палеовулкана. Внизу, у реки можно собрать неплохую коллекцию камней: цветных яшм, красных сердоликов - сардов, халцедонов, песчаных конкреций . Если повезет, можно найти кости ископаемых животных. Одна из экспедиций КСЭ в середине 70-х годов прошлого века откопала в этих местах скелет древнего быка 200000 летней давности.   А если повезет, то можно найти утварь, принадлежавшую первым экспедициям Кулика. Ведь 13-ый лагерь, разбитый в 1927-28 гг. стоял совсем рядом, не доходя ручья Чургим.

Перейдя реку в брод, направляемся к Пристани. По тропинке проще идти вдоль берега, срезав в начале поворот реки. Высокий кустарник и низкие крутые берега, засоренные паводковым наносом, сильно мешают ходьбе. Если вы потеряли тропу, не отчаивайтесь, пройти мимо Пристани этим маршрутом нельзя. Устье ручья Чургим служит хорошим ориентиром. Перейдя его по большому бревну, пройдите еще метров 100, и вы увидите старую Куликовскую баню. На этом собственно 80-ти километровый маршрут закончен. Дальше заимка Кулика.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт