Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
Обзор проблемы
История исследования
Первые экспедиции
Очевидцы катастрофы
Кое - что о метеоритах
Гипотезы
Каталог
Очевидцы катастрофы
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Проза » В.Ромейко, Эхо далекой Тунгуски » I . Введение » Очевидцы катастрофы

Ты помнишь, дед, во время оное, -
  Еще ты юный отрок был, - 
  Летело тело раскаленное,
  Как будто сноп по небу плыл?
  Скажи, какие наблюдения
  Ты произвел в минуты те:
  В каком летело направлении
  И на какой, дед, высоте?
  В. Черников

Показания свидетелей при любом расследовании, а в нашем случае мы ставим вопрос "Что же это было?", несомненно, является первостепенным. Как же происходил полет Тунгусского болида? Что собственно видели жители Центральной Сибири? И когда это происходило?

Большую часть наблюдений удалось собрать в «Каталог показаний очевидцев Тунгусского падения». Он был издан в Томске в 1981 году. Авторы, томские исследователи Н.В. Васильев, А.Ф. Ковалевский, С.А. Разин, Л.Е. Эпиктетова. использовали все имеющиеся сведенья на момент публикации. В итоге опросных работ, как ранних, так и последующих лет, набралось более 700 свидетельских показаний.     Самые ранние, и, пожалуй, самые ценные сведения, были получены директором геофизической обсерватории А.В. Вознесенским (1908 г.), затем Л.А. Куликом (1921-1939 гг.), этнографом И.М. Сусловым (1926 г.), геологом С.В.Обручевым, астрономами И.С. Астаповичем и Е.Л. Криновым. В послевоенное время значительный вклад в сбор сведений о пролете болида 1908 г. был сделан экспедициями КСЭ охватившими период с 1959 по 1970 годы. Для этого были организованы целевые экспедиции, маршруты которых проходили по водным артериям центральной Сибири рекам Лена, Ангара, Подкаменная и Нижняя Тунгуска. Именно там, в начале века жила большая часть местного населения. Кроме того, были опрошены жители Красноярского края, Иркутской области, Бурятии и Якутии. С целю, выявления глобальных факторов, были разосланы запросы во многие метеорологические и астрономические обсерватории мира.

Большинство исследователей анализировавших показания очевидцев отмечают, что доверять сообщениям надо с некоторой осторожностью. В них очень часто обнаруживается противоречивость, а порой даже абсурдность. Одни свидетели событий утверждают, что болид летел днем, другие – после обеда. Одни сообщают, что видели полет с юга на север, другие с востока на запад. Результаты анализа каталога очевидцев проведенные Д.В.Деминым, А.Н.Дмитриевым, В.К.Журавлевым выявили следующие противоречия:

202 очевидца указывают время пролета: 100 чел - утром, 23 – в обед, 53 - вечером.

473 человека дают форму: 89 - шар красноватый (восточная траектория), 87 - цилиндр, конус цвет - голубой (южная траектория).

Форма

% очевидцев

Форма

% очевидцев

Шар, круглая       

18,8

Молния

2,1

Цилиндр

16,3

Светополосы

2,5

Конусообразная

2,1

Огненные столбы 

4,9

Звезда

3,4 

Пламя  

10,3

"Хвостатая"  

14,0

Искры

11,2

"Змееподобная"

2,3

Другие формы

   12,1

Вероятно, это связано с большим временным интервалом охватывающим опрос населения. Многие жители совмещают различные явления во времени, т.е. события более позднего периода относят к 30 июня 1908 г. Так, например, томский исследователь Д.Ф.Анфиногенов изучая старые газетные сообщения, обнаружил, что 13 августа 1908 года в районе Иркутска наблюдался яркий вечерний болид, внесший значительную путаницу в общую картину катастрофы. Не меньшая путаница возникла из-за различия в отсчете времени населением. Вот, что по этому поводу пишет томский математик В.Г.Фаст изучивший историю старообрядческого времени у народов Центральной Сибири: « На территории Сибири в начале века проживало довольно много староверов, скрывшихся в свое время от преследований официальной духовной власти после реформ Петра-I. По некоторым дореволюционным данным   процент населения, придерживающийся старой веры, составлял 30% от общего числа жителей. Староверы использовали (и до сих пор используют) Иерусалимское время в своей обычной жизни и не признают принятого официального исчисления времени. До 1699 года, т.е. до реформы Петра, вся Россия жила по Иерусалимскому времени. В частности, по Иерусалимскому времени 10 часов утра соответствует 4 часам утра официального времени. В распорядке дня  староверов отсутствует завтрак - после молитвы - работа. Зато есть обед, приходящийся на  2 часа Иерусалимского времени и он попадает как раз на 8 часов утра официального времени». В.Г.Фаст составил временную гистограмму как "утренних" показаний, так и "обеденных" показаний. Оказалось, что отношение числа "обеденных" показаний к числу всех показаний точно соответствует соотношению числа староверов к общей массе населения. При соответствующей поправке, т.е. пересчете Иерусалимского времени на официальное, все показания образуют единую гистограмму, как положено с одним пиком и с правильным (симметричным) разбросом. Таким образом, огромный пласт показаний очевидцев, указывавших время падения как "обед", "перед обедом" и т.п. должен рассматриваться как относящийся к Тунгусскому падению.

До сих пор остается открытым вопрос: По какой же траектории летел Тунгусский болид? По моим подсчетам, начиная с 1925 г., было выявлено 25 траекторий. При этом разброс азимутов в определении направления полета составил более 300°.

При всей запутанности данного вопроса, он решаем. Московские исследователи астроном И.Т.Зоткин, и математик А.Н.Чигорин, в обработке использовали не весь массив данных, а лишь его достоверную часть, основанную на четких астрономических привязках. По их заключению Тунгусский болид двигался почти в западном направлении по азимуту 255 °. К похожим выводам, полученным по данным повала деревьев в районе катастрофы, пришел В.Г.Фаст (295°±2°).

К сказанному, лишь следует добавить, что путаница с траекториями породила массу дополнительных гипотез, наиболее интересная из которых была выдвинута исследователем НЛО Ф.Ю.Зигелем, и объясняла столь необычное движение Тунгусского тела маневром космического корабля над тайгой незадолго до взрыва.

Очевидцы, наблюдавшие полет болида до момента взрыва.

Наиболее удаленным пунктом, из которого был замечен Тунгусский болид, является село Знаменка, распложенное в 710 километрах к юго-юго-востоку от места падения. По сообщению Л.Клыкова, именно там около 8 утра в юго-западной части неба в течение 7-8 секунд наблюдалась огненная полоса и раздавался сильный гром со взрывами, вызвавший небольшое землетрясение с двумя толчками.

Кокоулин в своем письме в Иркутскую обсерваторию от 12 июля 1908 года сообщил: "...30 июня, приблизительно в 7 часов 15 минут утра рабочие, строившие колокольню, видели огненный чурбан, летевший, кажется, с юго-востока на северо-запад. Сначала раздались два удара наподобие орудийных, затем весьма сильный удар с сотрясением земли. Одна девица упала с лавки".

Фаркова Елизавета Ивановна , жила в Верхне-Калинино: “Сначала видела огонь вроде снопа, большое пламя. Стояло несколько времени, а потом упало на запад. Никуда не летело, было на небе, а потом как провалилось, упало. После этого стрельба началась, бум-бум. По рассказам - земля тряслась и посуда брякала”.

Пермяков Степан Дормидонтович , 1887 г. рождения, наблюдал болид в селе Преображенском. “Я жил в работниках, возил навоз. Поехали утром первый раз. Вдруг началась стрельба. С востока летел огненный столб, цвет огня можно было смотреть. Тело летело дугообразно. Сначала было три взрыва, а потом шум: у-у-у. На западе упали два куска. Один за рекой, за отмелью на Каменщике, второй осколок за тундрой. Осколки искали даже ссыльнополитические, но не нашли, хотя падение видели все. Решили, что первый упал в воду - раньше была отмель, а потом стало глубоко”.

К.Н.Ружников , 1903 г. рождения, пункт наблюдения болида - деревня Бодай на Ангаре, Усольский район. Передает со слов своего дяди: “Говорили, что летела метла со снопом искр. Сначала шла по направлению вдоль Уральских гор, а потом повернула на Лену и упала”.

М.С.Леонов, Город Бодайбо на реке Витим. 1901 г. рождения, врач: “Было семь лет [свидетелю], летел метеорит. Летел по дуге. Заметил в точке: азимут 295°, высота 9°. Азимут ухода 250°. Шар огненный, цвета огня, чуть меньше солнца. С хвостом в форме языка пламени, хвост отходил не назад, а немного в сторону. Форма головы не совсем круглая. Летел минуты 2-3.”.

В.С.Фарков из Еремы расположенной на реке Нижней Тунгуске рассказывает о событиях 1908 года следующее: “Рубил дом, после обеда(?). Вдруг небо получилось рябое, сразу потемнело, как пасмурно. Раздался звук, похожий на гром, "трепание". На севере, как пламя озарило, и вышел огненный сноп. Звук "громадный", стекла "забрякали". Пролетел быстро как молния; сзади оставался оттенок огня - красная заря. Летел между севером и западом". По замерам точка ухода за горизонт = 315 ° , высота 60 ° .

30 июня 1908 года из села Каменское, что на Ангаре, жандармским офицером А.Голощекиным было направлено в Иркутскую геофизическую обсерваторию следующее сообщение: "Имею честь довести до сведения обсерватории, что 30 июня по новому стилю, в 7 утра в селе Каменском наблюдалось следующее явление: слышались три подземных громовых удара по направлению от северо-запада друг за другом. При этом некоторые наблюдали сотрясение. Из расспросов местных обывателей я узнал, что несколькими минутами ранее некоторые из них видели как бы оторвавшееся от Солнца тело больше аршина длиной, продолговатой формы и к одному концу суживающееся; голова у него была светлая, как Солнце, а остальная часть более туманного цвета. Тело это, пролетев пространство, упало на северо-востоке".

В 1921 году очевидец Е.Е.Сарычев находившейся недалеко от города Канска рассказывал: "Я был кожевенным мастером и летом, Канск ближе к весне, около 8 утра с работниками мыл шерсть на берегу р. Кана. Как вдруг послышался сперва шум, как от крыльев вспуганной птицы, в направлении с юга на восток, на село Анцырь, и по реке пошла вверх по течению волна вроде зыби. После этого последовал один резкий удар, а за ним - глухие, как бы подземные раскаты. Удар был настолько силен, что один из рабочих, Е.С.Власов, упал в воду. С появлением шума в воздухе появилось как бы сияние круговой формы, размерами около половины Луны, с синеватым оттенком, быстро летящее от Филимонова к Иркутску. За сиянием оставался в виде голубоватой полосы след, растянувшийся по всему пути и потом постепенно исчезавший с конца..."

От 2   июля   в   Иркутской   газете "Сибирь" читаем сообщение С.Кулеша: "17-го июня утром, в начале девятого часа у нас наблюдалось какое-то необычное явление природы. В селении Нижне-Карелинском крестьяне увидали на северо-западе, довольно высоко над горизонтом какое-то чрезвычайно сильно (нельзя было смотреть) светящее белым голубоватым светом тело, двигавшееся в течение 10 минут сверху вниз. Тело представлялось в виде "трубы", то есть цилиндрическим. Небо было безоблачно, только невысоко над горизонтом, в той же стороне, в которой наблюдалось светящее тело, было заметно маленькое темное облачко. Было жарко, сухо. Приблизившись к земле (лесу), блестящее тело как бы расплылось, на месте же его образовался громадный клуб черного дыма и послышался чрезвычайно сильный стук (не гром), как бы от больших камней или пушечной пальбы. Все постройки дрожали. В то же время из облачка стало вырываться пламя неопределенной формы".

Все жители селения в паническом страхе сбежались на улице, бабы плакали, все думали, что приходит конец мира...

У.А.Пешкова, 1900 года рождения, из деревни Салтыкове на реке Лене: “Играли на улице, привлек внимание шум ... Видела, как летела громадная, с дом (показала рукой на соседний деревянный одноэтажный домик), огненная масса, за ней отдельные куски поменьше, как бочки. Куски сгорали со свистом, как будто что-то трескалось, горело. Мелкие сгорали. Куски летели на расстоянии 15 метров. Цвет - как раскаленные угли ... Высоко летело ... Пролетело мгновенно. Летел на Тунгуску. (по замерам высота гор левого берега Лены из Салтыкове - 10°)”

Начальник полустанка "Филимоново" И.И.Ильинский, опрошенный Л.А. Куликом на этом полустанке 4 октября1921 г. сообщил следующее:

"На полустанке Филимоново я служу с 1910 г. До этого я служил на разъезде Лялька в 14 верстах к востоку от станции Канск по старой линии железной дороги. Описанное в календаре явление было не на полустанке Филимоново, а на разъезде ЛЯЛЬКА. Я сам был свидетелем этого. Я был как раз дежурным и находился на платформе, ожидая подходящий от Канска товарный поезд №92. Вдруг я почувствовал как бы сильное сотрясение воздуха и услышал гул. Я сильно растерялся, думал, что это землетрясение или другое природное явление. Поезд № 92 был в это время верстах в полутора от Ляльки. Машинист Грязнов был так напуган гулом и сотрясением воздуха, что остановил поезд, предполагая сход с рельс и, по прибытии на разъезд к нам, предлагал даже осмотреть поезд: не произошло ли где-нибудь в нем взрыва каких-либо веществ. Световых явлений я не заметил и не помню, чтобы кто-либо у нас говорил о них в то время. Это явление многих интересовало. Предполагали падение вблизи разъезда камня, а потому многие искали его... Приезжали разные лица из Томска из Политехнического института, из Красноярска и Иркутска, но камня не нашли; а те камни, которые предполагались упавшими, оказались местной породой".

Большой интерес представляют сведения, полученные от жителей села Кежма, расположенного на реке Ангаре в 210 километрах   к юго-востоку от места катастрофы.

В газете "Красноярец" от 13 июля читаем: "Село Кежемское. 17-го. В здешнем районе замечено было необычайное атмосферное явление. В 7 часов 45 минут утра пронесся шум как бы от сильного ветра. Непосредственно за этим раздался страшный удар, сопровождаемый подземным толчком, от которого буквально сотрясалось здание, причем получилось впечатление, как будто бы по зданию был сделан сильный удар каким-нибудь огромным бревном или тяжелым камнем. За первым ударом последовал второй, такой же силы и третий. Затем - промежуток времени между первым и третьим ударами сопровождался необыкновенным подземным гулом, похожим на звук от рельс, по которым будто бы проходил десяток поездов. А потом в течение 5-6 минут происходила точь в точь артиллерийская стрельба: последовало около 50-60 ударов через короткие и почти одинаковые промежутки времени". Очевидцы решили, что удары были вызваны артиллерийской стрельбой, открытой японцами, а село Кежма уже захвачено ими.

Житель села Кежма К.А.Кокорин, 64 года, опрошенный Криновым в 1930 году сообщил следующее: "Часов в 8-9 утра, не позднее, небо было совершенно чистое, облаков не было. Я вошел в баню и лишь только успел снять верхнюю рубашку, как вдруг услышал звуки, наподобие пушечных выстрелов. Я сразу же выбежал во двор, открытый на юго-запад и запад. В это время звуки еще продолжались, и я увидел на юго-западе, на высоте приблизительно половины расстояния между зенитом и горизонтом, летящий красный шар, а по бокам и позади него были видны радужные полосы. Шар летел 3-4 секунды и исчез на северо-востоке. Звуки были слышны во время полета шара, но сразу же прекратились, когда шар скрылся за лесом..."

Похожее описание в 1929 году дал житель Кежмы А.К.Брюханов: " ...не успел я еще одеться совсем после бани, Кежма слышу - шум. Выскочил, как был, на улицу и сразу на небо взгляд кинул, потому слышно - шум оттуда. И вижу: синие, зеленые, красные, оранжевые полосы по небу идут и шириной с улицу. Погасли полосы и снова послышался грохот и земля затряслась. Потом снова показались полосы, и ушли "под север". Казалось, что были они верст за 20 от Кежмы. Ну, а потом я услыхал я, что конец им был далеко, на тунгусской стоянке. Тунгусы рассказывали, что сожгло у них 4 лабаза, всякого имущества, да "оленей" 50 хлеба. А у стоянки вырыло канаву, и находили в ней тунгусы какие-то камни".

Несомненный интерес представляет письмо, присланное Л.А.Кулику бывшим политическим ссыльным Т.Н.Науменко, проживавшим в 1908 году в Кежме. Человек образованный, он Кежма достаточно грамотно воспроизвел не только полет болида, но дал подробное описание общей картины событий. “Точно не помню, 17-го или 18-го июня 1908 г. около 8 часов утра мы с тов. Грабовским строгали “двуручником” доски. День на редкость был солнечный и настолько ясный, что мы не заметили ни одного облачка на горизонте; ветер не шевелился, полнейшая тишина... Я сидел спиной к р. Ангаре, к югу, а Грабовский — лицом ко мне... И вот около 8 часов утра (солнце уже поднялось довольно высоко) вдруг чуть-чуть послышался отдаленнейший, еле слышный звук грома; это заставило нас невольно оглянуться во все стороны: при этом — звук послышался как будто из-за р. Ангары, так что мне сразу же пришлось круто обернуться в ту сторону, куда я сидел спиной, но так как до горизонта на небе вокруг нас нигде не было видно ни одной тучки..., то мы, полагая, что гроза еще где-то далеко от нас, снова принялись было строгать доски. Но звук грома начал так быстро усиливаться, что мы не успели строгануть больше трех-четырех раз, и нам пришлось бросить свой рубанок и уже не сидеть, а встать с досок, так как звук грома нам казался уже чем-то необыкновенным, поскольку туч на горизонте не было видно; при этом, в момент, когда я встал с досок, среди быстро усиливающегося звука грома раздался первый, сравнительно небольшой удар; это заставило меня быстро повернуться полуоборотом направо, т.е. к юго-востоку, откуда на меня падали лучи яркого солнца, и мне пришлось поднять глаза несколько вверх в направлении послышавшегося удара грома, в том именно направлении, откуда на меня смотрели лучи солнца. Это несколько затрудняло наблюдение того явления, которое показалось все же видимым для глаза в момент после первого удара грома, а именно: когда я быстро повернулся в направлении удара, то лучи солнца пересекались (наперерез) широкой огненно-белой полосой с правой стороны лучей, а с левой по направлению к северу (или, если взять от Ангары, так за Кежемское поле) в тайгу летела неправильной формы, еще более огненно-белая (бледнее солнца, но почти одинаковая с лучами солнца) несколько продолговатая масса в виде облачка, диаметром гораздо больше Луны..., без правильных очертаний краев.

...После первого несильного удара, примерно через две-три секунды, а то и больше (часов у нас не было, но интервал был порядочный) - раздался второй, довольно сильный удар грома. Если сравнить его с грозовым ударом, то это был самый сильный, какие бывают во время грозы. После этого второго удара... комка уже не стало видно, но хвост, вернее полоса, уже вся очутилась с левой стороны лучей солнца, перерезав их, и стала во много раз шире, чем была с правой стороны от него; и тут же, через более короткий промежуток времени, чем было между первым и вторым ударом, последовал третий удар грома и такой сильный и как будто бы еще с несколькими внутри него слившимися вместе ударами, даже с треском, что вся земля задрожала, и по тайге разнеслось такое эхо, и даже не эхо, а какой-то оглушительный сплошной гул; казалось, что этот гул охватил всю тайгу необъятной Сибири. Нужно отметить, что плотники, работавшие на постройке указанного амбара, после первого и второго ударов в полном недоумении крестились (их было человек 6-7, все   местные крестьяне; уже почти все старики тогда были); а когда раздался третий удар, так плотники попадали с решеток на щепки навзничь (было невысоко, - метра полтора) и некоторые были так сильно ошеломлены и перепуганы, что нам с тов. Грабовским приходилось их приводить в чувство и успокаивать, говоря, что все уже прошло; а они ожидали еще продолжения и говорили, что вот уже наверно пришел конец свету и будет страшный суд и т.д. Наших успокоений они и слушать не хотели, - побросали работу; и мы, нужно признаться, тоже были в полном недоумении от такого необыкновенного явления и, так как все мы затруднялись объяснить суть такого явления, то тоже бросили работу и пошли в село;

...в селе было еще около 30 человек политических ссыльных, среди них были и с высшим образованием, и поэтому мы считали, что от них мы получим исчерпывающее объяснение данного явления. Когда мы пришли в село, то видели на улицах целые толпы людей, как местных жителей, так и наших товарищей ссыльных, горячо обсуждавших и на всевозможные лады истолковывающих это необыкновенное явление; ибо наши товарищи в момент полета метеорита все находились в помещениях, а некоторые даже спали, и их разбудили эти необыкновенной силы удары грома, от которого звенели даже окна, вернее стекла окон, а в некоторых домах (как рассказывали и наши товарищи, и, особенно, сами местные крестьяне) — даже треснули печки и попадала с полок кухонная посуда от сильного сотрясения почвы; при этом местные жители, так же, как и работавшие с нами плотники, с ужасом на лицах бессознательно истолковывали это явление, которого они никогда раньше не наблюдали, не иначе, как суеверными мыслями о конце мира и надвигающемся “страшном суде” и проч. ересями. И так прошел почти весь тот день в разных толкованиях об этом явлении среди всех жителей села Кежмы; ...Они [ссыльные] в своих объяснениях строили предположение о падении на землю редкого и необыкновенного по величине метеорита, определяя эту величину необыкновенной силой ударов грома, ибо обычно, особенно при наблюдении таких полетов метеоритов вечером или ночью, нам виден только лишь огненный блеск головки и довольно длинного от нее, сравнительно узкого хвоста, как в данном случае хвост был, по сравнению с обычной шириной, чрезмерно широким и благодаря такой ширине, он казался значительно короче, чем это мне приходилось видеть в ночное время; а возможно - это объясняется ярким солнечным светом того дня и моментом самого полета, что и сокращало, вернее, укорачивало, отсвечивание позади хвоста метеорита”.

Очевидцы, наблюдавшие полет болида и взрыв на последнем участке траектории.

Одним из основных свидетелей наблюдавших взрыв Тунгусского болида, стал житель фактории Ванавара С.Б.Семенов. Вот, что он рассказал Л.Кулику в 1927 году:   “Точно год не помню,   но больше двадцати лет назад, во время пахоты паров, в завтрак я сидел на крыльце дома и лицом был обращен на север. Только я замахнулся топором, чтобы набить обруч на кадушку, как вдруг на севере, над тунгусской дорогой Василия Ильича Онкоуль небо раздвоилось и в нем широко и высоко над лесом (на высоте около 50) появился огонь, который охватил всю северную часть неба. В этот момент мне стало горячо, что словно на мне загорелась рубашка, причем жар шел с северной стороны. Я хотел разорвать и сбросить с себя рубашку, но в этот момент небо захлопнулось, и раздался сильный удар. Меня же сбросило с крыльца сажени на три (метра). В первый момент я лишился чувств, но выбежавшая из избы моя жена ввела меня в избу. После же удара пошел такой стук, словно с неба падали камни или стреляли из пушек, земля дрожала, и когда я лежал на земле, то прижимал голову, опасаясь, чтобы камни не проломили голову. В тот момент, когда раскрылось небо, с севера пронесся мимо изб горячий ветер, как из пушки, который оставил на земле следы в виде дорожек и повредил росший лук. Потом оказалось, что многие стекла были выбиты, а у амбара переломило железную накладку для замка у двери. В тот момент, когда появился огонь, я увидел, что работавший около окна избы П.П.Косолапов присел к земле, схватился обеими руками за голову и убежал в избу».

В тоже время Кулику удалось получить сообщение еще от одного жителя Ванавары - П.П.Косолапова. "В июне 1908 года, часов в 8 утра, собирался на сенокос, ему понадобился гвоздь; но не найдя его в комнатах, он вышел во двор и стал вытаскивать щипцами гвоздь из наличника окна. Вдруг ему что-то как бы сильно обожгло уши. Схватившись за них и думая, что горит крыша, он поднял голову и спросил у сидящего на крылечке С.Б.Семенова: "Вы видели что-нибудь?" - "Как не видеть", - отвечал тот, - "мне показалось, что меня как бы жаром охватило". П.П.Косолапов тут же пошел в дом, но только он вошел в комнату и хотел сесть на пол к работе, как раздался удар, посыпалась с потолка земля, вылетела заслонка от печки и было вышиблено в комнату одно стекло из окна. После этого раздался звук наподобие раскатов грома, удаляющихся к северу. Когда стало потом потише, то П.П.Косолапов выскочил на двор, но больше ничего не заметил".

И последним, интересным свидетелем была дочь Семенова, А.С.Косолапова: "Мне было 19 лет, и во время падения метеорита я была на фактории Ванавара. Мы с Марфой Брюхановой пришли на ключ по воду. Марфа стала черпать воду, а я стояла подле нее, лицом к северу. Вдруг я увидела перед собой на севере, что небо раскрылось до самой земли, и вспыхнул огонь. Мы испугались, но небо снова закрылось, и вслед за этим раздались удары, похожие на выстрелы. Мы подумали, что с неба падают камни и в испуге бросились бежать, оставив у ключа свой ушат. Я бежала, пригнувшись и прикрыв голову, боясь, как бы на голову не упали камни. Марфа бежала позади меня. Подбежав к дому, мы увидели моего отца, лежащего у амбара без чувств, напротив крыльца дома. Марфа и я ввели его в избу. Было ли во время появления огня жарко, я не помню. В то время мы сильно испугались. Огонь был ярче Солнца. Во время звуков земля и избы сильно дрожали, а в избах с потолков сыпалась земля. Звуки сначала были очень сильные и слышались прямо над головой, а потом стали все тише и тише".

При изучении этих свидетельств, обращает на себя факт длительности событий. Никто из очевидцев не отмечает кратковременности явления, а наоборот большинство отмечают его значительную продолжительность. От пяти минут до получаса. Действительно, последний случай это хорошо подтверждает: Девушки, услышав первый взрыв, добежали до дома, подобрали и ввели в него оглушенного отца, и лишь затем услышали очередной взрыв (я, кстати, проверял в Ванаваре, расстояние от ручья до дома довольно приличное, метров 200, не меньше). Сколько прошло времени от момента первого до последнего взрыва? Десятки секунд, минуты?   Как-то не верится, что тело, движущееся с космической скоростью, взрывалось в течение нескольких минут. Десятки секунд, не больше. Что-то тут явно напутано.

  И опять вернемся к очевидцам. Теперь к таежным. Ближе всех к месту взрыва находилась семья охотника Ивана Потаповича Петрова. Его чум стоял на устье реки Дилюшмо при впадении ее в реку Хушмо. (Здесь, очевидно возникла какая-то путаница с названиями, так как Дилюшмо впадает в реку Чамба выше Хушмо. На карте в книге Кринова, стоянка показана в устье реки Хушмо). Это километрах в сорока от эпицентра взрыва, почти под траекторией полета.  

Здесь, главным свидетелем Тунгусской катастрофы, стала эвенкийская женщина Акулина. Вот, что она рассказала об этом событии: «В чуме нас было трое -   я с мужем Иваном и старик Василий, сын Охчена. Вдруг кто-то сильно толкнул наш чум. Я испугалась, закричала, разбудила Ивана, мы стали вылезать из спального мешка. Видим, вылезает и Василий. Не успели мы с Иваном вылезти и встать на ноги, как кто-то опять сильно толкнул наш чум, и мы упали на землю. Свалился на нас и старик Василий, будто кто-то его бросил. Кругом был слышен шум, кто-то шумел и стучал в эллюн (замшевая покрышка чума). Вдруг стало очень светло, на нас светило яркое солнце, дул сильный ветер. Потом кто-то сильно стрелял, как будто зимой лед лопнул на Катанге, и сразу налетел Учир-плясун, схватил эллюн, закрутил, завертел и утащил куда-то. Остался только дюкча (четырехметровый остов чума из 30 шестов). Я испугалась совсем и стала бучо (потеряла сознание), вижу, пляшет учир (смерч). Я закричала и сразу живой опять стала (очнулась).

Учир свалил на меня дюкча и ушиб шестом ногу. Вылезла я из-под шестов и заплакала: сундук с посудой выброшен из чума, и он валяется далеко, раскрыт и многие чашки разбиты. Смотрю я на лес наш и не вижу его. Многие лесины стоят без сучьев, без листьев. Много-много лесин на земле лежит. На земле горят сухие лесины, сучья, олений мох. Смотрю, какая-то одежда горит, подошла и вижу - наше заячье одеяло и наш меховой мешок, в котором мы с Иваном спали.

Пошла я искать Ивана и старика. Смотрю, на сучке голой лиственницы что-то висит. Подошла, протянула палку и сняла. Это была наша пушнина, которая раньше висела привязанной к шестам чума. Лисьи шкурки обгорели, горностай стал желтоватым и грязным,

в саже. Многие шкурки булок сморщились и пересохли.

Взяла я пушнину, заплакала и пошла искать мужиков своих. А на земле сушняк все горит и горит, олений мох горит, дым кругом.

Вдруг слышу, кто-то тихо стонет. Побежала я на голос и увидела Ивана. Лежал он на земле между сучьев большой лесины. Рука его сломалась на бревне, кость прорвала рубашку и торчала, на ней засохла кровь. Тут я упала и опять стала бучо. Но скоро опять живая стала. Иван "проснулся", громче стонать стал и плакать.

Учир бросил Ивана близко. Если поставить рядом десять чумов, то он упал за последним чумом, совсем близко от того места, где я сняла с сучка пушнину (т.е. 40 метров).

Обнял меня Иван за шею здоровой рукой, я подняла его, и мы пошли на Дилюшму к нашему чуму, где в лабазе были две шкуры сохатых, мешок муки и сети. Чум стоял на берегу Дилюшмы, лабаз был близко от чума на закат солнца. Вдруг послышалось, будто кто-то кричит. И тут мы увидели нашего Василия. Он залез под корень упавшей старой лиственницы и спрятался там. Вылез Василий из своей берлоги и пошел с нами к нашему чуму. Я устала, передала Ивана старику, а сама понесла только обгорелые шкурки.

Идти стало ещё тяжелее: очень много было сваленных лесин. Вдруг мы увидели на земле рубленные бревна и под ними сохатиные шкурки. Шерсть на шкурах обгорела, кожа сморщилась и подгорела. Вместо сетей мы увидели кучку камешков - грузила. Сети из конского волоса сгорели. Бревна сгорели, стали головешками. Вместо мешка муки - черный камень. Ткнула я в него палкой и камень-уголь разломался. В середине его я нашла немного муки и завернула в рубашку Василия. Так погиб наш лабаз. Отдохнули мы немного, и пошли искать наш чум.

Вот и место, где был наш чум. Шесты лежат на земле, на них упала большая лесина, она сильно обгорела. Разрубила я её топором и оттащила в сторону. Под ней мы нашли наш медный котел, в котором было много вчерашнего мяса.

Наступила светлая летняя ночь, пожар стал уменьшаться. Вместо жары стало холодно. Решили мы двигаться на Катангу. Когда мы вышли на реку ЧАМБУ, то были уже совсем слабыми, кругом мы видели диво, страшное диво. Лес-то был не наш. Я никогда не видела такого леса. Чужой он какой-то. У нас тут был густой лес, старый лес. А теперь во многих местах совсем не было леса. На горах все лесины лежали, и было светло, и далеко все видно. А под горами в болотах идти нельзя было: которые лесины стояли, которые лежали, которые наклонились, которые друг на друга упали. Многие лесины обгорели, сушняк, и мох ещё горели и дымились. Выйдя на Катангу, мы встретили Лючеткана».

Даунов Василий Павлович , эвенк, 1910 г. рождения, имеет образование, раньше работал председателем колхоза. Рассказывал, что говорил его отец и местные жители.

В момент падения метеорита его отец стоял в низовьях ХУШМЫ. «Взрыв был очень сильный, разорвало оленей, сносило чумы, люди были без сознания. Много оленей и собак погибло. А тайге начались сильные пожары. Небо несколько дней было красное. Те, что попали под катастрофу, потом болели».

Еще В.П. Даунов рассказывал, что в фактории Муторай жил эвенок, который однажды в тайге нашел необыкновенно блестящий большой камень, как олово. Где сейчас этот камень - никто не знает, а кто знал, того в живых нет. Камень найден в стороне Ванавары. Пожара вокруг него не было, вывала леса - тоже. Когда камень был найден, Даунов не знает, но не раньше, чем через год после падения метеорита.

Его жена после войны (она была тогда молодой), охотясь в тайге, обнаружила необычную яму диаметром в 50 м и вывал леса. Место расположения: пересечение тропы (дороги) Муторай-Ванавара с притоком реки Хушма Чавидой. По Чавиде вверх недалеко. На каком берегу - не помнит.

По утверждению некоторых эвенков посетивших район разрушений, вода, в болотах которой они умывались, жгла лицо. Факт более чем любопытный!

Очевидцы, наблюдавшие тунгусское явление за эпицентром взрыва

Дмитриева Мария Васильевна , эвенка, возрастом 96 лет, проживающая в Стрелке-Чуне, отчетливо помнит события, связанные с катастрофой. По её словам, в момент катастрофы стояли они стойбищем близко от устья Кимчу , но севернее самой реки. В стойбище было 6-7 больших берестяных чумов, в которых находилось около 50 человек. Погода в это утро было не дождливая, но утро серое, небо было затянуто высокими облаками, ветра не было. Было раннее утро, и многие ещё спали, но некоторые уже встали и находились вне чумов.

Был взрыв. Во время взрыва было как землетрясение. Некоторые чумы разнесло ветром и их приходилось удерживать руками, некоторые чумы устояли. Одновременно же раздалось несколько сильных звуков, отличавшихся от грома, более протяжных и звонких (бынн - бынн - бынн).

На вопрос: "Какое из явлений отметилось первым?", повторяет, что все было одновременно. Воздушной волной слегка оглушило людей, находившихся вне чума, и сорвало с нескольких чумов бересту, которую находившиеся снаружи люди пытались удержать руками. Однако некоторые из спавших в чумах не проснулись и ничего не слышали. После грома и вихря наступил тишина. Олени притихли у дымокуров и стояли, не шевелясь.

Звуки и ветер пришли с юго-востока. После взрыва появилась краснота, небо было долго красным, как бывает красной заря, и эта краснота постепенно ушла на запад, где ещё видна была некоторое время как зарево.

Взрывы были далеко. Их было, по звуку, несколько. Деревья не валило. Взрывы были очень протяжными и не походили на гром. Пожара поблизости не было, а взрыв был не на земле, а высоко. В направлении места взрыва не видели никакого столба огня или дыма, но все происходило высоко в небе, откуда шли звуки. (Старуха несколько раз показала под притолоку, градусов на 60).

После дополнительных вопросов И.В. Дмитриева повторила, что все произошло в стороне обеденного солнца, на высоте. Краснота в небе появилась после того, как они услышали звуки.

Что значит «краснота ушла на запад»? Вероятно, нечто (тело или облако вещества)   двигалось за факторию Муторай, т.е. за 100-200 км от эпицентра в западном направлении.

Писатель - фольклорист И.И.Суворов долгое время работавший в Якутии и Эвенкии сообщает об очевидце отметившим пролет Тунгусского болида далеко на севере, в районе реки Котуй (Это более 1200 км от места катастрофы). Якута звали Христофор Христафорович Чарду, сам он родом из фактории Ессей. В 1908 году ему было 34 года. Вот что он рассказал: "Тогда утро солнечным было. Мы еще спали. Вдруг какой-то далекий грохот раздался. А потом опять и опять... И ветер по тундре поднялся. Высунул я из-под одеяла голову, вижу чум кто-то от земли поднимает. Много раз. Быстро выскочил я на улицу. Смотрю, будто никого нет, а ветер кусты до земли гнет... испугался я и думаю: что бы это значило? Догомор (царь неба), наверное, обиделся... Говорят давным-давно так же было".

В заключение краткого обзора материала по очевидцам, хочется обратить внимание еще на один любопытный факт. Вблизи эпицентра взрыва многие наблюдатели отмечают красное свечение, как в момент взрыва, так и после него. Впрочем, о красном цвете летящего болида говорит и статистика наблюдений: 89 человек видели красноватый шар (восточная траектория). На реке Нижняя Тунгуска, где в 1962 и 1965 был проведен опрос, большая часть очевидцев указала на красный цвет болида по форме напоминающий сноп с искрами.   Мне кажется, в этом явлении есть определенные указания на природу Тунгусского тела и взрыва. Возможно,   красное свечение связано с ионизацией водорода или азота. Подобное явление мы наблюдаем в полярном сиянии. Ниже, я представляю подборку описаний красного свечения:

Кайначенок Максим Семенович (река Сегочамба) - Красное было здесь (показал рукой на Ванавару и в сторону Хушмо). Сначала появилось красное, а потом гром. Краснота была в сторону от Ванавары.

Андреева Екатерина Яковлевна , жительница фактории Стрелка-Чуня, 61-64 год, эвенка. Опрошена в 1964 году Ю.А. Львовым и Г.М. Ивановой.

Стояли они далеко в верховьях Северной Чуни . Рано-рано утром был большой взрыв, какого она никогда в жизни не слышала.

Гром появился ни с того, ни с сего, также тряслась земля. Ветра не было, но перед громом прошел ураган. После грома небо стало красным, (отец рассказывал) в сторону Ванавары. Красный цвет сразу же исчез с громом. Дыму никакого не было. Ещё до грома был ураган. Пришел вихрь, потом гром. Вихрь не ронял ни чумов, ни деревьев.

Дмитриева Мария Васильевна (устье реки Кимчу) - ...Звуки и ветер пришли с юго-востока. После этого краснота появилась после взрыва, небо было долго красным, как бывает после красной зари, и эта краснота ушла на запад, где еще видна была некоторое время как зарево. ...Все произошло в стороне обеденного Солнца, на высоте.

Елкина Анна Яковлевна (река Северная Чуня) - ...Все небо было красное и не только небо, все вокруг было красным - земля и небо. Затем сильный гром был... Когда гром начался, красное исчезло.

Аксенов Иван Иванович (в районе реки Макикты, на реке Чамбе) - ...когда работал, склонившись над тушей сохатого, "вдруг все стало красным". Испугался, вскинул голову - "а в этот момент ударило, и он потерял на какое-то время сознание...

К.Г.Новосельцев из деревни Данилово описывает: "...пролетел, снижаясь, сноп с искрами, спереди был белый, за ним как огонь - красный".

В.С.Фарков рассказывает о событиях 1908 года следующее: "Пролетел быстро как молния; сзади оставался оттенок огня - красная заря".

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт