Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
Начало второй экспедиции
КТО ЕСТЬ КТО (Юрий Львов)
Кошелев и его команда
Случайный боксер
Дела текущие. Серьезные и не очень
Герцогиня Фаррингтонская
КТО ЕСТЬ КТО
КСЭ и КГБ (Шнитке) – начало
КГБ и КСЭ (Ковалевский) – продолжение
Завершение КСЭ-2
КТО ЕСТЬ КТО (Олег Максимов) и вторая часть "Бесконечной песни" Алены Бояркиной
Каталог
22. Дела текущие. Серьезные и не очень
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Проза » Плеханов Г.Ф. Тунгусский метеорит. Воспоминания и размышления » КСЭ-2 » Дела текущие. Серьезные и не очень

Теперь о направлениях работы экспедиции 1960 года. Их было тоже несколько. Основной целью было выяснение причин повышения радиоактивности в центральной части района катастрофы (в Великой котловине). Для этого проводилась повторная полевая радиометрия центральной части района приборами ПГР-«Застава» (более точными, чем РП-2) с их калибровкой по хлористому калию. (Запас его был большой, поэтому иногда следующие экспедиции принимали этот белый порошок за поваренную соль, пытались использовать его в пищу и возмущались горьким вкусом.)

Затем отбирались образцы различных растений, там же озолялись и производился их промер на полевой установке «Тобол». Кроме того, для лабораторных анализов, съемки бета – и гамма-спектров отбирались пробы золы деревьев, переживших катастрофу, по пяти группам слоев: до 1900 года, 1900 – 1920, 1921 – 1940, 1940 – 1960 годов и кора. Таким же послойным методом отбирались, а затем озолялись слои торфа, предназначенные для тех же целей. Учитывая, что в каждой группе «озолистов» было занято по 8-10 человек да еще три человека радиометристов, да плюс к этому радиометрические работы в радиальных группах, можно сказать, что из нашего основного состава в 51 человек почти половина занималась именно радиоактивностью.

Была затем большая группа лесотаксаторов. Точнее, не группа, а четыре группы по четыре человека. Их задача заключалась в том, чтобы по направлениям С - Ю и В - З проложить визиры, разметить их, создав основу для территориальной привязки разных полевых групп. Затем через каждый километр на четверти гектара провести замеры вывала, а через каждые три километра заложить лесотаксационную площадь. На такой площади, в четверть гектара, спиливалось две сосны и две лиственницы, из которых выпиливалась «пирамида», т.е. делались спилы через каждые два метра для определения прироста дерева в длину и ширину.

К сожалению, проложенные для привязки к местности просеки, размеченные через каждые 200 метров, практически не были потом использованы, так как каждый работающий применял свою систему координат и сейчас приходится тратить определенные усилия, чтобы привести все к единому знаменателю.

Кроме этого, работали группы радиальные, проводившие замеры направлений повала деревьев в промежутках между лесотаксационным крестом. Работали магнитометристы, болотоведы, отбирались донные пробы на озере Чеко, велось картирование деревьев, переживших катастрофу, в центральной зоне и замерялись на их вершинах азимуты пожарных подсушин. И это еще не все направления исследований лета 1960 года.

Рассказывая о научных работах КСЭ-2, нельзя не вспомнить множество околонаучных проблем, ситуаций, просто рабочих эпизодов. Многие из них достаточно выпукло показаны в максимовском фильме, но кое-что все же стоит рассказать.

Во-первых, зарождение рукописного журнала «Курумник». Началось это на Фаррингтоне, где работала команда «озолистов».

Работа велась напряженно, на подъеме, постоянно было ощущение, что «еще немного, еще чуть-чуть» – и мы схватим волшебную жар-птицу за хвост. Это состояние приподнятости продолжалось весь сезон. Однако ни дюзы марсианского корабля, ни повышенной радиоактивности, однозначно связанной с ТМ, мы не нашли. Правда, окончательный вывод о ее отсутствии был сделан после лабораторных анализов, но и то, что было замерено в поле, уже давало основание для сомнений. Тем не менее:

А на вершине Фаррингтона,
Где собралась толпа зевак,
При свете альфы Ориона,
За чурбаком горел чурбак.

А про себя они пели:

Мы озолисты, дух наш молод.
Хотим золу мы получить,
Вздымайся выше, наш тяжкий молот,
По топору стучи, стучи, стучи.
От всех напастей и болезней
Хранит нас добрый бог Огды.
Но было б лучше, и полезней
Чтоб в чурках не было воды, воды, воды.
Когда пойдем навстречу людям,
С тобой простимся мы без слов,
Но никогда не позабудем
Наш Фаррингтон - страну орлов, орлов, орлов.

Группа «озолистов» на Фаррингтоне работала круглосуточно. Пилили деревья, пережившие катастрофу, и каждый спил делили по слоям на четыре части. Затем все это, по отдельности, озолялось на металлических листах, под которыми круглосуточно горели сухие дрова. Поддержание огня не требовало много времени.

Так вот: среди курумов Фаррингтона,
Где каждый жег, рубил, и сочинял.
Родился наш «Курумник» многотомный.
Всемирно всеми признанный журнал.

Так впоследствии о нем написала Алена Бояркина. Это был юмористический рукописный журнал, издававшийся тиражом в один экземпляр. Вначале очень скромный, 5-10 тетрадных страниц, превратившийся затем в целый том до 100-200 страниц или альбом формата А-3 страниц на 50.

В 1960 г. на Фаррингтоне было выпущено 5 или 6 «Курумников», затем они стали издаваться по поводу общих сборов, проводившихся на майские и ноябрьские праздники, а также в начале и в конце экспедиций, по различным торжественным датам. К настоящему времени число «Курумников» перевалило за сотню. Общая толщина их превышает метр. Избранные стихи из них, с частичными дополнениями, были в 1997 г. изданы отдельной книгой «Синильга», а 99% содержания, включая все прозаические произведения, изумительные рисунки и шаржи, многочисленные фотографии, юмористические словари, приказы, поэмы, так и остались в единственном экземпляре.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт