Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
НВ
ПОСЛЕДНИЕ ПАССИОНАРИИ РОССИИ
НВ И ГОСПОДЬ БОГ
НВ И ГОСБЕЗОПАСНОСТЬ
ВК И ПРОЧИЕ «ПСИХИ»
КАК СТАТЬ КОМАНДОРОМ
НВ И МУЗА ЕГО ИРОНИЯ
ВИЗБОР И САЛЬЕРИ
НЕ ДЛЯ ТОГО СОБРАЛИСЬ…
АВАРИЯ
ДРУГ МОЙ КОРМИЛ МЕНЯ ГЛУХАРЁМ
ВДОХНОВИЛ
КАТАСТРОФА
ЗАВЕЩАНИЕ
Каталог
АВАРИЯ
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Проза » ВОРОБЬЁВ В.А., СТРАСТИ ПО НИКОЛАЮ ВАСИЛЬЕВУ » АВАРИЯ

Как ни странно, аварии в таёжной жизни КСЭ случались крайне редко. За 40 лет ни один наш человек не погиб в тайге по вине своей или чужой халатности. Странно это потому, что в то же время в тунгусской тайге каждый год гибли члены геологических партий – матёрые мужики, бродяги и охотники. Причины аварий – самые разные: пьянство, неумение ориентироваться, травмы, трусость и просто глупость. Наши же девчонки, первый раз оказавшись в тайге, справлялись со всеми трудностями безаварийно, а на следующий год самостоятельно водили группы по тропе Кулика. Всё дело в высокой личной дисциплине и ответственности, высокой образованности участников КСЭ. Пассионарность и высшее образование – вот те силы, которые важнее мускулов и оружия в таёжной жизни. Утверждаю это категорически.  Все известные мне случаи, когда человек не мог самостоятельно выбраться из тайги, связаны в КСЭ с отсутствием интеллектуальной закалки.

В 1976‑м году Ольга Александрова и её спутник потерялись на тропе Кулика. Группа  была случайная и к таёжным маршрутам не готовая. Как это часто бывает, тропа была почти сразу потеряна и началось… Обычно заплутавшие группы выбираются сами. В данном случае обнаружилась редкая психологическая несовместимость и возник интеллектуальный ступор. Они не смогли договориться, принять и выполнить хоть какое-то разумное и общее решение. Бросить напарника в тайге немыслимо, бросить женщину – тем более. Так они и метались 10 дней по тайге и даже не дошли метров 300 до реки Чамбы, 40 км от Ванавары.

Спасать их, однако, никто не собирался. За долгие годы безаварийной работы маршрутная дисциплина в КСЭ пошатнулась. Даже нарушение контрольного срока уже не вызывало аварийных настроений. Ну, плутанули – разберутся и придут. (В 1979‑м году моя группа проплутала целых два дня сверх аварийного срока – никто и не вздрогнул. Что с ним, с Воробьёвым, будет?!) Беспокойство возникло у нас, сидевших в Ванаваре, когда пришедшие из Центра (базы экспедиции) заявили, что они на тропе никого не встречали. Поднялась тревога. Ванаварские лётчики сбросили на заимке Кулика «вымпел» с сообщением о потерянной группе и с просьбой зайти в «треугольник», если Александрова не пришла в Центр. («Треугольник» – это такой знак из белых берёзовых стволов, в который целились лётчики, сбрасывая продукты для КСЭ.) Всё так и произошло. Человек вошёл в треугольник…

Авария!?…

На следующий день вечером (поди докажи, что авария!) мы, все кто застрял в Ванаваре, вылетели на пожарном вертолёте на поиски пропавших. Приземлились на противоположном от Пристани берегу Хушмы. Навстречу, вброд через реку вышел НВ, в кедах на босу ногу, в трико и клетчатой рубахе, совершенно счастливый и беспечный…

-         Николай, привет! Александрова Ольга здесь?! Или она потерялась!?
-         Она, наверное, в Центре… Что ты панику поднял?
-         Нет её там!!!
-         Откуда ты взял?!
-         Оттуда!… (далее вы знаете)….!

НВ мгновенно состарился, стал усталым, больным и несчастным. Никогда я не видел такой метаморфозы с человеком. Сердце моё сжалось – показалось, что он сразу поседел.

   - АВАРИЯ!?!?!?…

Как был в мокрых кедах, он поплёлся к вертолёту и улетел в Ванавару для организации поисков. Рассказывали, что в этом виде он ночью вломился в жилище местного начальства с требованием выделить вертолёт для поисков. Рано утром поисковики вылетели и обнаружили драгоценную пропажу на причамбинском болоте. В Центре с облегчением вздохнули, но по тропе я рыскал с поисковой группой ещё два дня. Внутренне я был уверен, что пролетевший над нами вертолёт уже привёз незадачливых путешественников и злился от бессмысленности поисков. Но вот что главное... так это последующие события.

Вина за происшествие, естественно, легла на парнишку новичка. Если что не так, то мужчина всегда виноват, а суфражистки «виноваты» только в достижениях человечества. Ольга Александрова отсиживалась на Хушме под опёкой старых таёжниц. Когда мы вернулись после безуспешных поисков, она виновато встала передо мной на колени и получила в подарок мой ремень. Я снял его, изображая «гнев и намерения», а ударить рука не поднялась... А вот мальчишку мне долго не показывали, так что гнев мой перегорел без употребления. НВ немедленно увёл его в маршрут, подальше от недоумевающих глаз и не отпускал от себя до конца сезона. Так он спас его от возможного позора, укрыв своим авторитетом, вниманием, теплотой и заботой…

Не знаю, смог бы я проявить такое великодушие? А вы?…

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт