Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
ПРЕДИСЛОВИЕ
ТАМ, ЗА ГОРИЗОНТОМ
1. На краю Ойкумены
2. Горизонт сегодня. Внеземные цивилизации
3. На горизонте - пришельцы!
4. Проблемы пределов знания
5. Внимание: по курсу — Горизонт!
6. Стратегия против стратегии
ЭКИПАЖИ УФО - ПОКАЗАНИЯ ОЧЕВИДЦА
КОД ЭКИПАЖЕЙ ГОРИЗОНТА
НЕТЛЕННОЕ В ТЛЕННОМ
Каталог
4. Проблемы пределов знания
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Проза » Д.Дёмин, В.Журавлев, В.Журавлев, Л.Штуден, ПО КУРСУ ГОРИЗОНТ » 4. Проблемы пределов знания

                                     4. Проблемы пределов знания

    Список проблем, связанных с проникновением за линию Горизонта, достаточно обширен и не исчерпывается космической тематикой. В энциклопедический словарь Академии Пределов Знания должны войти такие термины, как, например, антибиотики и ангел-эхо, Атлантида и аура, гомункулус и демон Максвелла, лазер и левитация, мировой эфир и мнимая единица, наскальные рисунки кроманьонцев и телекинез, парадокс близнецов и эффект Кирлиан. Приведенный список можно было бы без труда продолжить - как в прошлое, так и в будущее. Но чем внимательнее мы вглядываемся в него, тем очевиднее и удивительней становится факт: история науки не очень усердно хранит опыт своих неудач!
    Почему-то (неужели из-за полной ненадобности?) почти не издаются книги с названием «Великие заблуждения» в физике, астрономии, философии, политике... В силу не вполне понятных причин наука упорно не хочет учиться на своих так называемых ошибках — заблуждениях, смещениях акцентов, уродливого, гипертрофированного развития одних направлений и нищенского существования других, стихийности в развитии и т.д. Ошибки науки должным образом не систематизируются, их дидактические возможности осваиваются совершенно недостаточно, не существует методологии их анализа. Между тем история и анатомия заблуждений, порождающие их механизмы — все это могло бы стать предметом интересного и в высшей степени поучительного исследования. Отсутствие соответствующих фундаментальных разработок свидетельствует о пренебрежении наукой некоторой, весьма значительной, частью своего багажа. Между тем, жизнь идет. Смена поколений стирает накапливающийся психологический опыт. Общественное мнение группируется вокруг новых стереотипов, недавно считавшихся абсолютной ересью. Опыт психологического преодоления барьеров не накапливается, ошибки «списываются».
    Пережив за последние 400 — 500 лет не один десяток потрясений, человечество, как ни странно, не приобрело иммунитета к постулату «необычное — значит, ложное». Вместе с ростом темпов обновления научной идеологии возрастает и мощность сопротивления новому, следовательно, имеется необходимость изучения этого явления с целью выявить общие закономерности и дать рекомендации по минимизации потерь. Хотелось бы надеяться, что в таком процессе, как разрушение прошлых истин, имеется некоторая закономерность и, следовательно, объективно необходима и возможна наука о пределах знания. Процессы, происходящие на краю Ойкумены, заслушивают самого внимательного изучения. Такая наука, или точнее говоря, «метатеория», должна быть свободна от догм, должна иметь широкую логическую базу. По нашему убеждению, только на основе такой теории возможно обсуждение закономерностей движения Горизонта, поскольку средства не должны быть более рациональными, чем предмет, который изучается с их помощью. 
      Имеется ли объективная общественная потребность во взгляде на сегодняшний день и современную ему науку «из завтрашнего дня»? Нужно ли «заглядывать за Горизонт»? Нет ли тут схоластики? Позвольте, скажете вы, - а футурология, научная прогностика, долгосрочное планирование, экспертные системы? Научная фантастика, наконец? Разве не занимаются они денно и нощно разработкой моделей будущего, в том числе и с целью посмотреть на наше сегодня с вершин этих моделей? К сожалению, в большинстве этих моделей имеется органический порок: они не учитывают краевых эффектов, в них отсутствует, выражаясь языком известных советских фантастов, «запах серы»...
    Разумеется, любые предельные прогнозы имеют свои издержки. Их практически невозможно проверить, их ценность для современников сомнительна, могут возникать прогнозы, неприемлемые идеологически, т.е. противоречащие представлениям об определяющих тенденциях истории. Однако - и мы хотели бы быть понятыми - метод изучения прошлого и настоящего из будущего как самостоятельный методологический прием освоен совершенно недостаточно. Одна из возможных причин этого - наша неосведомленность в закономерностях процессов на краю Ойкумены.
    Для использования предельного прогноза нужно построить тот или иной вариант модели будущего. Эти модели могут существенно различаться в зависимости от того, как мы представляем себе структуру мира «по ту сторону». Можно, например, считать, что за чертой сегодняшнего знания действуют в основном те же законы и тенденции, что и «по эту сторону» (принцип экстраполяции). Можно допустить, что некоторые явления будут существенно отличаться от того, что мы знаем сегодня, так как будут открыты новые законы природы.
    Анализ некоторых проблем может потребовать и еще более смелых исходных постулатов. «По ту сторону» могут действовать не только иные законы природы, но и существенно иная логика, другие критерии истины, другие соотношения между веществом, энергией и информацией. Меняются представления о «здравом смысле», оказывается бессильной современная аппаратура. Нужно быть готовым и к анализу таких ситуаций, для которых правильнее всего исходить из допущения, что мы не располагаем и в принципе не можем располагать никакими данными об устройстве мира за чертой Горизонта. Несмотря на столь непривычные условия, научный анализ и вероятностный прогноз возможны и в таких случаях. Например, путем изучения «возможных» миров-вселенных, в которых законы природы существенно отличаются от известных нам, в которых действуют свои правила логики. Было бы недальновидным заранее объявлять, что подобные исследования всегда будут носить лишь характер интеллектуальной игры. Не нужно забывать, что существующий физический мир (подобно биологическому миру) сформировался в результате длительного естественного отбора. Можно предполагать, что отбор проходили не только материальные конфигурации, но и сами законы природы, в результате чего сложилась изучаемая современной наукой картина материального мира. Универсализм законов мира — бесспорно, одна из самых волнующих загадок природы.
    Нетрудно видеть, что скорость движения Горизонта науки для различных школ, дисциплин, различных этапов прогресса существеннейше различна: то, что для одних - едва различимая в тумане линия познания, для других -позавчерашний день, страсти которого давно улеглись и о проблемах которого знают лишь историки науки; концептуальный рубеж, давно осознанный и освоенный одними, представляется невообразимо далёким для других. Эта ситуация делает исключительно сложной и деликатной задачу обмена знаниями, выравнивания Горизонта.
    Уместно поставить вопрос: почему именно сегодня стали столь актуальными проблемы пограничного знания? Тому есть несколько причин, и не в последнюю очередь — фантастически возросшая стоимость научной деятельности для общества. Правильный выбор направления, использование перспективной, «краевой» идеи — это огромный материальный выигрыш, а ошибка (какими бы причинами она ни определялась), — столь же огромная потеря. К черте Горизонта подходят ряд научных и технических направлений, чье прямое или опосредствованное давление на природные системы возросло к настоящему времени настолько, что стало возможным появление совершенно непредвидимых эффектов, некоторые из которых могут иметь роковые последствия. Для решения глобальных проблем современности активно привлекаются научные дисциплины, опыт взаимодействия которых практически отсутствует. Возникающие при этом коллизии напоминают «краевые» ситуации, характерные для зоны Горизонта. Синтез научных знаний потребовал определённого пересмотра сложившихся концепций, разрушения стереотипов, формирования новых истин, преодоления психологических и иных барьеров, хорошего понимания «горизонтов» друг друга.
    Имеется ли сегодня рецепт, позволяющий прогнозировать перспективу того или иного конкретного научного направления? Каким путем можно определить, разовьется ли обнаруженное направление в новую «очевидную» картину мира (или его фрагментов) или ему суждено засохнуть, подобно отжившей ветви здорового дерева? Имеется ли здесь общий принцип, который служил бы ориентиром? Даже самый поверхностный обзор опубликованного на эту тему свидетельствует о существовании трех точек зрения, те или иные модификации которых обнаруживаются в любой работе, посвященной прогнозам науки.
    Первую точку зрения можно охарактеризовать формулой: «Такой принцип есть, и он мне известен»! Сторонники этой позиции полагают, что в их распоряжении имеется некий детектор лжи, с помощью которого они без труда в любой конкретной ситуации могут различить науку и лженауку.
    Вторая точка зрения состоит в том, что такого принципа нет и быть не может. Невозможно, говорят такие специалисты, заранее определить перспективы той или иной теории. Ее судьба сложится в зависимости от многих конкретных обстоятельств, предвидеть которые крайне затруднительно. Мы не пророки.
    Третья точка зрения настаивает на существовании объективных критериев отличия «науки и лженауки», которые, однако, нам неизвестны. Необходимо, утверждают сторонники такой концепции, развивать и оттачивать методы прогноза, критерии выявления кризисных ситуаций в науке, используя весь исторический опыт ее развития, искать эвристические приёмы, позволяющие, не пересекая еще линии Горизонта, высветлить «на той стороне» продолжение сегодняшних тенденций. На линии горизонта наука работать может, но этому ей нужно научиться.
    Только с осознанием этого вывода появляются действительно научные коллективы первопроходцев Горизонта. Их объединение рано или поздно становится неизбежным. И это уже происходит. Так рождается «Академия Пределов Знания». Противопоставлять ее «нормальной Академии наук» столь же несерьёзно, как доказывать «неполноценность» армейской разведки по сравнению с регулярными частями той же армии. Что можно сказать о стратеге, который не видит различий между ними в целях, методах, результатах и заявляет, что разведка не нужна?

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт