Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
ПРЕДИСЛОВИЕ
ТАМ, ЗА ГОРИЗОНТОМ
1. На краю Ойкумены
2. Горизонт сегодня. Внеземные цивилизации
3. На горизонте - пришельцы!
4. Проблемы пределов знания
5. Внимание: по курсу — Горизонт!
6. Стратегия против стратегии
ЭКИПАЖИ УФО - ПОКАЗАНИЯ ОЧЕВИДЦА
КОД ЭКИПАЖЕЙ ГОРИЗОНТА
НЕТЛЕННОЕ В ТЛЕННОМ
Каталог
3. На горизонте - пришельцы!
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Проза » Д.Дёмин, В.Журавлев, В.Журавлев, Л.Штуден, ПО КУРСУ ГОРИЗОНТ » 3. На горизонте - пришельцы!

                                       3. На горизонте - пришельцы!

    В арсенале проблемы внеземных цивилизаций с 1946 г. числится—с легкой руки А.П. Казанцева — и всем известный Тунгусский метеорит. В перечне Ф. Ордвея, приведенном выше, он законно занимает пункт №3. Конечно, на правах научной гипотезы. В нашу задачу не входит обсуждать здесь законность этой гипотезы и сопоставлять её с другими вариантами объяснений этого феномена. Мы хотели бы лишь обратить внимание на психологический аспект восприятия идеи об искусственной природе Тунгусского тела профессиональными учеными, прежде всего - астрономами, которые изучали Тунгусскую катастрофу, рассматривая ее как падение известного космического тела. Попытки рассмотреть накопленные факты с позиций техногенной, инопланетной гипотезы расценивались только как очевидная нелепость, не заслуживавшая обсуждения.
    Любая, сколь угодно сложная модель Тунгусского метеорита, исходящая из его естественной природы, считалась и считается более приемлемой, чем любой намек на его искусственное происхождение. Работы с такими намёками безоговорочно отвергались редакциями научных журналов. В то же время даже самые авторитетные издания охотно публиковали чисто спекулятивные, умозрительные гипотезы, не смущаясь тем, что их авторы постулировали явления и эффекты, никогда не наблюдавшиеся в действительности: тепловой взрыв ледяного метеорита, комета из антивещества, «твердая рыхлая снежинка», и, наконец, пресловутая «черная микродыра». Не очень заботясь о сопоставлении своей конструкции с фактическим материалом, почти каждый из авторов таких моделей поспешно декларировал, что теперь-то, наконец, загадки Тунгусского феномена не существует. Следовательно, гипотеза о его техногенной природе становится излишней. Борьба с «лженаучной идеей» иногда приобретала комический оттенок: идея приравнивалась к вере в нечистую силу.
    Сходную психологическую реакцию научный мир обнаружил и в проблеме так называемых неопознанных летающих объектов. Та же эволюция взглядов, что и в истории Тунгусской проблемы, — от высокомерного нежелания вступать в какие бы то ни было обсуждения «этих обывательских сплетен» до нагромождения неестественно сложных моделей, единственной задачей которых является демонстрация естественной природы явления. Сходство с проблемой Тунгусского метеорита усиливается и тем обстоятельством, что если говорить не о накоплении данных, а о разгадке их смысла, то можно сказать, что «воз и ныне там».
    Специалистам по социальной психологии предстоит большая работа по выяснению причин подобных аномалий в деятельности мозговых центров нашей планеты. Иногда говорят, что они объясняются благородным стремлением ученых не нарушать психологический комфорт населения, уберечь людей (и, очевидно, самих себя) от страхов перед вторжением пришельцев из космоса.
    Однако в наши дни о «летающих тарелках» знают даже первоклассники. Предположение о «скрытом наблюдении» за Землей аппаратами загадочной внеземной цивилизации давно уже не производит шокового впечатления и постепенно приживается в самых рафинированных аудиториях. Широко известно, что данные о неопознанных объектах в небе Земли накапливаются специальными комиссиями, включая комитет ООН, сотнями любительских научных обществ. Результатом этой-уже более чем сорокалетней- деятельности пока что явилась не столько информация о внеземных цивилизациях, сколько портрет нашей собственной цивилизации, совершенно неготовой к встрече с иными мирами. Ясно высветились границы возможностей нашей науки и нашей техники, нашей методологии познания, ее информационных и психологических ресурсов.
    «Вызов науке» — так озаглавил свою первую монографию об НЛО один из классиков этой проблемы профессор Жак Балле, имея в виду «загадку галактических кораблей», почему-то не желающих вступать в контакт с жителями Земли. В своих более поздних работах он же пытается толковать сообщения о «видениях очевидцев» как доказательства существования мистического «параллельного мира», из которого неведомые силы воздействуют на психику людей.
    На наш взгляд, сам факт наличия сотен тысяч сообщений очевидцев о наблюдениях непонятных явлений или объектов на небе не представляет ничего сверхнеобычного. Как миражи, так и необычные облака, шаровые молнии и летательные аппараты земной или внеземной цивилизации ничего неестественного не представляют и могут с одинаковым успехом изучаться физическими приборами и научными методами. Конечно, в пределах возможностей техники сегодняшнего уровня нашей цивилизации.
    Однако 40-летняя история проблемы неопознанных явлений в атмосфере Земли свидетельствует, что наука оказалась не в состоянии разобраться в странной информации, которая с завидным постоянством поступает не с Альфы Центавра или Тау Кита, а непосредственно от сотен тысяч вполне разумных обитателей нашей собственной планеты. Не потому, что она сложна. Не потому, что она малоинформативна, непрофессиональна, эмоциональна... У гуманитарных наук накоплен богатейший опыт работы именно с такой информацией. Он не используется. Может быть, нужна специальная аппаратура? Да, но она не разрабатывается. Зато немало усилий тратится на словесные доказательства, что никакой проблемы вообще не существует. Высмеиваются и дискредитируются энтузиасты, среди которых есть и профессиональные ученые.    
    В чем дело? Что происходит? Дело в том, что небольшой процент сообщений очевидцев содержит жемчужное зерно - взрывчатую информацию, действительно представляющую «вызов науке». Она требует от ученых выхода за Горизонт сегодняшнего знания. Как ни удивительно, у типичного ученого наших дней (и у нас, и на Западе) это обстоятельство вызывает не воодушевление, а смесь отвращения и страха. Приведем конкретные примеры.
    В 1959 г. американский радиоастроном Дрейк разрабатывал в Национальной обсерватории в Грин Бэнк приемную аппаратуру для наблюдения искусственных инопланетных сигналов. Один из важнейших вопросов — выбор оптимальной частоты приема - был решен лишь с точностью до порядка величины. Анализ космического радиошума привел некоторых ученых к заключению, что цивилизация, заинтересованная в передаче радиосигнала «братьям по разуму», должна была бы работать в диапазоне 1000 — 10000 мегагерц. Регулярный поиск в столь широком частотном диапазоне представлял собой исключительно сложную техническую задачу, требующую больших затрат на создание уникальной аппаратуры. Дрэйк остановился на частоте излучения межзвездного водорода (1400 мегагерц) просто потому, что конкретных рекомендаций ждать было неоткуда, а аппаратура для этой частоты имелась. Вероятно, можно было бы выбрать и еще несколько вариантов частоты приема, но кто мог бы их подсказать?
    За два года до работ Дрэйка его соотечественник, офицер военно-воздушного флота США Мак-Клюр, пролетая на самолете В-47 над штатом Миссисипи, обнаружил прямо по курсу неизвестный источник света, «величиной, - как выразился летчик, — с амбар». Источник излучал радиоволны в виде импульсов сверхвысокой частоты, Мак-Клюр с помощью бортовой аппаратуры точно определил параметры радиоизлучения. Частота оказалась равной почти 3000 мегагерц, длительность импульсов — две микросекунды и т.д. Радиопеленгатор, имевшийся на самолете В-47, был не в состоянии запеленговать неизвестный радиопередатчик, что свидетельствовало о его исключительно быстром перемещении.
    Природа объекта, как уже догадался проницательный читатель, осталась неизвестной по сей день. Был ли он разновидностью необычной шаровой молнии или чем-то подобным? Не исключено. Галлюцинацией? Вряд ли. Обнаружив объект, лётчик связался с базой, получил предписание командования преследовать его, занимался этим в течение полутора часов, а Федеральное авиаагентство тем временем очистило район от других самолетов. Объект фиксировался не только локатором самолета, но и другой имевшейся на нем электронной аппаратурой. Кроме того, за ним наблюдали наземные локаторы. Все это мало похоже на галлюцинацию или мираж.
    Мог ли объект быть зондом внеземной цивилизации? Почему бы и нет? Частота излучения соответствовала диапазону, выделенному для ожидаемых сигналов внеземных передатчиков, импульсная модуляция была устойчивой, «летающий амбар» сопровождал В-47 и совершал маневры. Летчику нелегко было решить, кто кого преследует или сопровождает.
    Теперь произведем мысленный эксперимент. Предположим, что от одного из друзей из военного ведомства Дрэйк узнает об инциденте над штатом Миссисипи, к нему попадает отчет Мак-Клюра. Смог бы он воспользоваться содержащейся там информацией для решения важнейшей для него задачи - выбора вероятной частоты приема радиосигналов внеземных цивилизаций? Нет, этого не могло произойти и не произошло на самом деле. Дрэйк и Мак-Клюр, будучи, между прочим, современниками и согражданами, были, тем не менее, разделены серьезным барьером - они находились по разные стороны Горизонта: радиоастроном работал с «этой» стороны (которая, как вы помните, еще совсем недавно, до первого спутника, была «той стороной»), тогда как военный летчик имел дело с «потусторонним» объектом «из мира мифов и легенд».
   Совершенно очевидно, что, работая в серьезной научной лаборатории, выполняя серьезную тему, уважающий себя ученый не имеет права и не будет, даже в порядке хобби, интересоваться сомнительными слухами о так называемых неопознанных летающих объектах, которые, к тому же, вполне могут оказаться тайным оружием иностранных держав...  
    Событие, описанное выше, далеко не единично. Известны истории с трагическим концом, но чаще участники ближних встреч отделываются страхом. В мае 1975 г. в окрестностях Баку работала Всесоюзная математическая школа. Один из ее участников, научный работник А., вышел на улицу около 9 часов вечера. Его внимание привлекло яркое светящееся тело, которое медленно двигалось по небу, увеличиваясь в угловых размерах. Сравнявшись с полною Луной, тело двинулось по направлению к очевидцу, который испытал состояние оцепенения, потом упал. «Вся эта громадина прошла через меня. Я почувствовал, что во мне что-то разлилось. Показалось: так кончается мир». Очнулся минут через 15, диск к этому времени исчез. Со стороны диск наблюдали еще четыре очевидца, также испытавшие чувство страха.
    Описание психического состояния очевидца А. близко к описанию случая, имевшего место, по утверждению инженера X., в Новосибирской области в октябре 1958 г. «Меня как бы согнуло, я окаменел, стоять было невозможно, я со стоном упал на траву, товарищ тоже упал. Тело было сведено судорогой, как бы парализовано... Было страшно», - так описывал свое состояние очевидец. Причиной необычных ощущений был странный объект, который «больше всего походил на опрокинутую глубокую тарелку. Ощущалась вогнутость нижней поверхности, которая светилась. В центре было ярко светящееся пятно или шар, свечение борта было значительно слабее. Светящийся шар в центре «тарелки» испускал четко очерченный луч». Очевидцы попали в конус этого луча, испытав описанные выше ощущения, напоминавшие электрошок. Происшествие продолжалось минуты три и окончилось без последствий.
    Разумеется, и по эту сторону океана серьезная наука не обратила ни малейшего внимания на описанные феномены, списав их по ведомству безответственных слухов. В этом, вообще говоря, не было ничего нового - к слухам относили рассказы о встречах со «снежным человеком», об излечении наложением рук, о камнях, падавших с неба, наблюдения о связи фаз Луны со здоровьем...
   Мы-привели три примера сообщений о встречах с весьма различными объектами. Общим у них является, пожалуй, прежде всего, их необычность. Тем не менее все подобные случаи объединяют термином НЛО, косвенно признавая их право быть предметом обсуждения.
    Анализируя тысячи накопившихся за последние 40 лет наблюдений такого рода, нетрудно заметить одну очень важную их особенность: среди них трудно найти два достаточно сходных. Совпадение всех деталей - скорее исключение, чем правило. Так, в рассмотренных случаях в Баку и в Сибири близкими оказываются психические состояния очевидцев - оцепенение, страх, состояние психического шока, тогда как другие детали инцидентов совершенно не сходны. Наоборот, имеются сообщения, когда визуально сходные объекты, описываемые, например, как «светящиеся шары», в одних случаях оказывали сильнейшее психическое действие на наблюдателей, в других- были совершенно безобидны.
    В приведенном выше случае с американским лётчиком маневрирование светящегося объекта вокруг самолета в течение полутора часов не оказывало влияния на работу бортовой радиоаппаратуры, в то же время накопилось много аналогичных сообщений, согласно которым при сближении самолетов с непо­нятными светящимися дисками мгновенно отказывало все электронное обору­дование, имевшееся в распоряжении пилотов.
    Пестрота данных, невоспроизводимость феноменов даже в существенных деталях, непредсказуемость появлений, крайне мизерный объем объективной информации, тоже достаточно противоречивой, - эти и другие доказательства «второсортности» проблемы НЛО не следует ли на самом деле рассмотреть как свидетельства нашей неспособности - и нежелания научиться—работать с такой информацией, с так устроенными фактами, с так организованными элементами материального мира?

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт