Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
ПОСТАНОВКА ВОПРОСА
ФАКТЫ
ГИПОТЕЗЫ
ПАРАДОКСЫ
Словарь названий, терминов и сокращений
Каталог
ФАКТЫ
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Проза » Плеханов Г.Ф. Размышления о природе Тунгусского метеорита » ФАКТЫ

ПЕРЕЧЕНЬ ФАКТОВ

(по направлениям исследований ТМ различными авторами и их собственная первичная классификация)

Факты, относящиеся к моменту катастрофы

а) Достоверные, прямые и непосредственные:

– показания дальних очевидцев;
– показания ближних очевидцев;
– сейсмограммы Иркутска, Ташкента, Йены, Тифлиса;
– барограммы метеостанций Сибири и Европы;
– микробарограммы, зарегистрированные в Англии;
– геомагнитный эффект;
– свечение неба в ночь с 30 июня на 1июля 1908 г. в Европе.

б) Сомнительные, косвенные, опосредованные:

– показания очевидцев из Преображенки;
– показания очевидцев из Иркутска;
– аномальный ход кривых поляризации неба 1июля 1908г;
– помутнение атмосферы в Маунт-Вильсоне в августе 1908 г.;
– свечение неба 30 июня 1908г. и позже в Западном и Южном полушариях;
– предсвечение (свечение неба до 30 июня 1908г.) в Европе, Западном и Южном полушариях.

Факты, относящиеся к району катастрофы

а) Достоверные, прямые и непосредственные:

– локализация места и района катастрофы;
– отсутствие в районе катастрофы метеоритного кратера;
– отсутствие в районе катастрофы метеорита и его осколков;
– вывал леса со своей специфической структурой;
– пожар в районе катастрофы, начавшийся 30 июня 1908 г.;
– «лучистый ожог» или лентовидные повреждения верхушек стволов и ветвей деревьев, переживших катастрофу в центральной зоне.

б) Сомнительные, косвенные, опосредованные:

– физические:

  •  аномалии радиоактивности в этом районе;
  •  термолюминесценция;
  •  палеомагнетизм;

– химические (поиск вещества тм различными методами):

  • магнитометрия;
  • электрометрия;
  • индуктометрия;
  • металлометрия;
  • флорометрия;
  • магнетитовые и силикатные шарики в почве или слоях торфа;
  • геохимические и изотопные аномалии в почве и слоях торфа;
  • твердые частицы в засмолах 1908 г.;

– биологические:

  •  «мутанты» у сосен и муравьев;
  •  ускоренный прирост деревьев - молодых и старых;
  •  «рыхлое кольцо» 1908 г. у сохранившихся деревьев.

в) Не являющиеся следствием ТК:

  • – круглые мочажины в Северном торфянике;
  • – Южное болото как метеоритный кратер;
  • – геохимические аномалии района как следствие палеовулкана;
  • – геохимические аномалии, связанные с геологией района;
  • – естественные изменения ландшафта;
  • – термокарстовые воронки и карстовые провалы;
  • – «сухая речка»;
  • – Восточный, Западный, Кетский вывалы и т.д.;
  • – ямы в районе Чавидокона, Муторая;
  • – железные и железистые куски вещества («метеориты»), обнаруженные Ю.А. Лавбиным около Красноярска и Канска.

ОБОСНОВАНИЕ ФАКТОВ
(отнесенных автором к числу достоверных, прямых и непосредственных последствий ТК)

1. Показания дальних очевидцев:

  • – 30 июня 1908 г. около 7 часов утра сотни жителей Сибири наблюдали пролет по небу огненного тела, закончившийся его разрушением в северной стороне. Тысячи слышали громоподобные звуки, сопровождавшие полет.
  • – Зона видимости: радиусом около 400 км южный сектор, ограниченный азимутами из эпицентра 130 - 240 градусов.
  • – Зона слышимости: аналогичный сектор радиусом до 1000 км, с азимутами от 90 до 290 градусов.
  • – Параметры движения ТКТ: его размеры, скорость, величина наклона и земная проекция траектории указываются очевидцами разноречиво, и никаких обоснованных заключений по этому поводу сделать нельзя.
  • – Наличие мощного дымного следа ни один из очевидцев не подчеркивал, а большинство вообще не указывали на какой-либо след, оставленный летящим телом.
  • – Очевидцы наблюдали сначала пролет тела, затем взрыв, или его «расплывание». Некоторые отмечали, что вначале услышали звук, затем увидели летящее тело, потом пошли удары.
  • – Наблюдаемое место взрыва тела (его разрушение, исчезновение, «расплывание») соответствует, примерно, центру катастрофы.

2. Показания ближних очевидцев:

– В Ванаваре, на расстоянии 65 км от центра вывала, наблюдали вначале ожог (одному «прижгло уши», другому показалось, что у него загорелась рубашка), затем пришла ударная волна, сбросившая человека с крыльца.

– Эвенки, чьи стоянки находились на расстоянии 25 - 35 км от центра вывала, позднее рассказывали, что у них тогда разметало чумы и людей. Некоторые из них потеряли сознание. Другие наблюдали, как падали горящие деревья, загорался сухой мох, сухая трава, указывая следующую последовательность событий: звук и удар, свет и жар, затем еще удары и ветер.

– По описанию И.М. Суслова, некоторые эвенки отмечали обратную последовательность событий. «Вначале кто-то сильно толкнул чум, когда стали вылезать из чума, кто-то снова его сильно толкнул, и мы попадали. Вдруг стало очень светло, и подул сильный ветер».

3. Сейсмограммы:

  • – Зарегистрированы в Иркутске, Ташкенте, Тифлисе, Йене.
  • – Время катастрофы по сейсму (мировое) 00 ч 14,5 мин.
  • – Взрыв один, другие не выявляются.

4. Барограммы Сибири и Европы:

  • – На барографах многих сибирских метеостанций и части европейских, вплоть до Йены, имеется запись прихода воздушных волн.
  • – Время взрыва, отнесенное к его месту, по данным разных метеостанций отличается более чем на 30 мин.

5. Микробарограммы Англии:

  • – Запись воздушных колебаний, связываемых с ТМ, зарегистрирована шестью микробарографами на метеостанциях вблизи Лондона.
  • – По разности прихода прямой и обратной волны (с востока и запада) определено, что Тунгусская катастрофа произошла в 00 ч 23,5 мин мирового времени.

6. Геомагнитный эффект:

  • – При детальном и целенаправленном просмотре магнитограмм всех магнитометрических станций, функционировавших в 1908 г., установлено, что изменения кривой, связанные во времени с моментом Тунгусской катастрофы, имеются только на иркутской магнитограмме.
  • – Изменения на иркутской магнитограмме полностью совпадают с геомагнитными эффектами воздушных ядерных взрывов.
  • – Начало геомагнитного эффекта Иркутской обсерваторией зарегистрировано в 00 ч 20,5 мин по мировому времени.

7. Светлая ночь:

  • – В ночь с 30 июня 1908 г. на 1 июля 1908 г. многие очевидцы и специалисты (астрономы, метеорологи), располагавшиеся на территории от Енисея до Атлантики севернее линии Ташкент – Бордо, наблюдали аномальное свечение ночного неба, сопровождавшееся мощным развитием серебристых облаков, цветными зорями, гало и кольцами Бишопа.
  • – В ночь с 1 на 2 июля свечение ночного неба было выражено существенно слабее и полностью исчезло к 3 июля 1908 г.
  • – Отдельные наблюдатели в Европе указывали на то, что аномальные оптические явления начались 25-29 июня.
  • – Сведения о наличии ночных оптических аномалий 30 июня, а также раньше или позднее на Американском континенте и в Южном полушарии отсутствуют.

8. Вывал леса:

  • – Направление повала деревьев – радиальное, есть среднестатистический центр, куда направлены корнями вываленные деревья.
  • – Площадь вывала – 2150 квадратных километров.
  • – Форма площади вывала напоминает треугольник с закругленными углами или бабочку с осью симметрии по азимуту 115 - 295 градусов.
  • – Расстояние от центра вывала до его границ равно: 10 км на запад, и до 40 - 45 км на северо- и юго-восток.
  • – Границы почти сплошного вывала, когда число деревьев, переживших катастрофу на площади 0,25 га, не превышает 5, расположены от центра на расстоянии: север – 12 км, восток – 18 км, юг – 18 км, запад – 7 км, а также: восток – северо-восток – 26 км, юго-восток и юго – юго-восток – 30 км.
  • – Общая картина сплошного вывала однотипна вплоть до границ. Нет заметного ослабления его выраженности при удалении от центра.
  • – В восточной части вывала вдоль оси восток – запад имеются осесимметричные отклонения азимутов поваленных деревьев от строго радиального (развал). В северо-восточном квадранте они отклоняются к северу, а в юго-восточном к югу.
  • – Аналогичные осесимметричные отклонения, но менее выраженные, наблюдаются и в западной части вывала. В северо-западном квадранте вываленные деревья отклоняются к северу, а в юго-западном квадранте к югу (аналогичный «развал»).
  • – В общей картине азимутов поваленных деревьев наблюдается как бы их общий поворот по часовой стрелке на 2 – 8 градусов. (Жаргонное выражение – «ротор»).
  • – Минимальная дисперсия вывала отмечается от центра на расстоянии 6-13 км.
  • – В центральной части вывала, на расстоянии 2 - 3 км, отмечается «зона телеграфника», или территория, на которой имеется значительное количество сухих деревьев с обломанными ветками.
  • – На той же территории наблюдается «зона хаоса», когда полосовой вывал леса на одном участке не соотносится по радиальности с аналогичным полосовым вывалом на другом участке.
  • – Везде, включая центр вывала, имеются деревья, пережившие катастрофу. Особенно много их в складках местности.
  • – Во всех зонах сплошного вывала наблюдаются отдельные деревья, сломанные в том же направлении.

9. Пожар:

  • – У деревьев, переживших катастрофу, на расстоянии до 10 - 15 км от центра вывала наблюдаются пожарные подсушины, датированные 1908 г., примерно одинаковой выраженности.
  • – Они обнаруживаются также на изолированных островках в Южном болоте и на отдельных участках посреди курумников.
  • – Границы пожара, определяемые аэровизуально, примерно соответствуют границам, выявленным при наземном обследовании.
  • – На всей территории зоны пожара, включая центр, имеются участки, где при наличии деревьев, переживших катастрофу, следы пожара 1908 г. не обнаружены.
  • – У стоящих сухих деревьев отмечаются следы обгорания концов ветвей по типу «птичий коготок» (выражение Л.А. Кулика).
  • – На любом участке зоны пожара 1908 г., включая центр, имеются стоящие и вываленные деревья, прогоревшие насквозь, рядом с аналогичными деревьями, у которых сохранились тонкие веточки.
  • – У сухих вываленных деревьев имеются полностью перегоревшие ветви и корни толщиной до 3-5 см рядом с сохранившимися тонкими веточками и корешками.
  • – На сухих торфяниках имеются места, где слой, датируемый по приростам мха 1908 годом, расположен на слое золы толщиной 5-10 см (Л.А. Куликом отмечалось, что встречаются участки торфяника со слоем золы до 30 см).
  • – На торфяниках есть места, где рядом с 10 - 20-сантиметровым слоем золы расположен участок, не имеющий следов пожара.

10. Лентовидные поражения ветвей и верхушек стволов лиственниц, переживших катастрофу:

  • – В центральной зоне, исключая г. Стойкович и близлежащие высотки, имеется значительное количество деревьев, переживших катастрофу. Большинство их имеет лентовидные повреждения на верхушке ствола и на ветвях, датируемые 1908 г. – «лучистый ожог».
  • – Территория, на которой встречаются поражения такого типа, напоминает эллипс, или яйцо, ориентированное длинной осью почти с востока на запад (азимут 95 - 275 градусов).
  • – Относительно центра вывала область «лучистого ожога» смещена так, что ее восточная граница находится на расстоянии 13 км от центра, а западная – на расстоянии 5 км. Поперечный размер широкой части «яйца» составляет
    12 км.
  • – Если не проводить сглаживание границ поражений этого типа, то в северо-восточной части «яйца» имеется выемка, глубиной до 3-5 км, где поражения отсутствуют – «выеденное яйцо». В его западной части также имеются почти симметричные выемки на север и юг от осевой линии.
  • – Центр зоны максимальных диаметров пораженных ветвей (до 17 мм) смещен к В от центра по вывалу на 3-4 км.
  • – Часть аналогичных повреждений ветвей у деревьев, переживших катастрофу, датируется другими годами, а около половины их в 1908 направлены в стороны и вниз.

ЭМПИРИЧЕСКИЕ ОБОБЩЕНИЯ И СЛЕДСТВИЯ
(по достоверным, прямым, непосредственным фактам)

На основе анализа имеющихся фактов можно сделать следующие эмпирические обобщения первого уровня и их краткие обоснования, справедливые на сегодняшний день. Вначале будет приводиться само эмпирическое обобщение, а затем – его краткое обоснование.

1. Общие соображения о ТК:

а) Тунгусская катастрофа 1908 г. является объективной реальностью:

  • – показания очевидцев, дальних, ближних и ближайших;
  • – геофизическая регистрация катастрофы: сейсмограммы, барограммы, английские микробарограммы, иркутская магнитограмма;
  • – светлая ночь, совпадающая во времени с ТК;
  • – радиальный вывал леса в районе, указываемом очевидцами;
  • – наличие следов пожара, датируемого 1908 г., в том же районе;
  • – следы «лучистого ожога» в центральной зоне вывала.

б) Район катастрофы определен однозначно:

  • – показания очевидцев: дальних, ближних и ближайших;
  • – оценка по иркутской сейсмограмме, не противоречащая оценкам по другим сейсмограммам, барограммам и иркутской магнитограмме;
  • – наличие радиального вывала леса;
  • – наличие следов пожара 1908 г.;
  • – отрицательный результат проверки других предполагаемых мест, связываемых с ТК: Кетские вывалы (по Драверту), Восточный вывал Шишкова (по Астаповичу), «сухая речка» на Лакурском хребте (по Суслову), ямы на Чавидоконе и в районе Муторая (по указаниям эвенков) и т.д.

в) Время катастрофы (мировое):

  • – 00 ч 13,3 мин по сибирским барограммам (Астапович);
  • – 00 ч 14,5 мин по сейсмограммам (Пасечник);
  • – 00 ч 17,2 мин по сейсмограмме Иркутска (Вознесенский);
  • – 00 ч 18,6 мин по средним данным (Астапович);
  • – 00 ч 20,5 мин по магнитограмме (Ковалевский и др.);
  • – 00 ч 23,5 мин по микробарограммам Англии (Пасечник).

г) ТК - явление космическое, а не земное:

  • – показания очевидцев о последовательности событий: сначала пролет тела, затем его разрушение;
  • – равномерный характер вывала на расстояниях 3, 5, 10, 15 км;
  • – равномерный характер пожара на расстояниях от 0 до 10-15 км свидетельствует о расположении источника ударных волн и воспламеняющего фактора на значительной высоте;
  • – отсутствие наземного источника образования ударных волн и термического воздействия.

2. Механические последствия ТК:

а) Механические последствия ТК., включая вывал леса, сейсм, воздушные волны, могли быть вызваны только действием ударной волны, которая по своему происхождению является взрывной или баллистической.

б) Механическая энергия ударной волны составляет 1017  Дж:

  • – расчеты по сейсмограммам;
  • – оценки по барограммам;
  • – оценки по вывалу леса;
  • – сопоставление с ядерными взрывами.

в) Если причина ударной волны – взрыв, то его тротиловый эквивалент будет равен 30 - 50 мегатоннам. Это может быть следствием или ядерного взрыва (реакции деления, синтеза, аннигиляции) или химического (с массой взрывчатого вещества сотни миллионов тонн).

г) Если ударная волна является баллистической, то правомерно следующее соотношение между потерей скорости и массой ТКТ:
V
 ТКТ, км/с  0,2  1  10  20  30  40  50

M ТКТ, млн т  5000  200  2  0,5  0,22  0,12  0,08.

Учитывая, что при естественной природе ТКТ его наиболее вероятная скорость при влете в атмосферу будет 10 - 30 км/с, можно ориентировочную массу ТКТ принять за 1 млн т.

д) Источник ударных волн (независимо от его механизма: взрыв или баллистическая волна) был воздушным:

  • – отсутствие гигантского кратера или ряда более мелких;
  • – равномерный характер вывала на расстояниях 3 – 15 км:
  • – наличие в центре деревьев, переживших катастрофу;
  • – наличие в центральной части вывала «зоны телеграфника»;
  • – наличие в этой же зоне хаотического вывала леса.

е) Высота взрыва (или максимального выделения энергии при взрывоподобном разрушении) ТКТ – 8-10 км:

  • – Минимум дисперсии вывала на расстоянии 6 – 13 км позволяет считать, что на этом расстоянии от центра вывала (10 км) наблюдалось максимальное значение горизонтальной составляющей ударной волны. Это наблюдается при высотных взрывах, когда ударная волна приходит к поверхности земли под углом 39 градусов. Отсюда высота взрыва ТКТ будет около 8 – 10 км;
  • – Сплошной, однотипный по характеру, вывал леса наблюдается на расстояниях до 15 - 20 км, кроме западного направления, где его граница располагается на расстоянии 10 км. Зона хаоса имеет радиус 1,5 – 2 км. Полагая, что на этих расстояниях от центра горизонтальная составляющая ударной волны одинакова, высота источника ударных волн будет равна 9 км;
  • – Расчеты по сопоставлению параметров ТК с высотными ядерными взрывами, проведенные Е.В. Масловым, дали близкие к этим значения. Высота взрыва оценивается им в пределах 6,5 – 11,5 км (В среднем 9 км).

ж) Наличие в восточной части вывала осесимметричных отклонений от радиальности свидетельствует о протяженном источнике ударной волны. Из этого принципиального положения следует:

  • – доля кинетической энергии движущегося тела составляла не менее 0,1 всей энергии ТК, т.е. 1016 Дж. Это можно обосновать тем, что среднее значение осесимметричных отклонений составляет величину не менее 6 градусов, а тангенс 6 градусов примерно равен 1/10;
  • – на заключительном отрезке траектории ТКТ двигалось с востока на запад, имело большую массу, большую потерю скорости и большую площадь поперечного сечения.

з) Площадь поперечного сечения тела массой в 1 млн т, задержанного воздухом на высоте 9 км, можно оценить по равенству масс ТКТ и взаимодействовавшего с ним воздуха. На этой высоте давление примерно равно половине атмосферного, т.е. на каждый квадратный сантиметр давит 0,5 кг воздуха, тогда 1 млн т воздуха займет площадь не менее 200000 м2  или  круг диаметром приблизительно 500 м.

и) При этих размерах плотность ТКТ, если весь его объем представить в виде шара, будет равна 0,06 г/см3. Если  же  вместо идеальных значений взять более реальные, то рассчитанная на конечном участке траектории плотность ТКТ будет менее 0,01 г/см3. Подобные расчеты были приведены в нашей статье 1963 г. и, по-видимому, аналогичные рассуждения послужили основанием для Г.М. Петрова предложить гипотезу «снежинки».

к) Учитывая несколько осей симметрии по механическим и термическим последствиям в районе катастрофы, можно допустить, что на заключительном отрезке траектория движения ТКТ менялась в горизонтальной плоскости, образуя поворот против часовой стрелки:

  • – осесимметричные отклонения вывала от радиальности в его восточной части могут быть объяснены только баллистической волной тела, двигавшегося с В на З, т.е. по азимуту 90 – 2700;
  • – длинная ось эллипсовидной площади «лучистого ожога» направлена по азимуту 95 - 2750, т.е. смещена на 50 к югу;
  • – ось симметрии площади вывала проходит по линии 115 – 2950, т.е. смещена на 250 к югу;
  • – показания очевидцев, собранные А.В. Вознесенским, указывают на южный или юго-восточный вариант траектории. По оценке Е.Л. Кринова, его направление соответствует азимуту 155 – 3350. При этом восточный вариант полностью не стыкуется с отдельными показаниями очевидцев;
  • – если по карте В.Г. Фаста оценить величину отклонений от радиальности по четырем квадрантам, то оказывается, что они наиболее сильно выражены в юго-восточном направлении. Это можно объяснить только действием дополнительной силы, которая могла возникнуть за счет сложения скоростей резко замедлявшегося движения ТКТ и вращения Земли;
  • – так как ТКТ не упало на Землю, то его конечная скорость по отношению к центру Земли была равна нулю, а перед этим сопоставима со скоростью вращения Земли, составляющей на данной широте 220 м/с. Благодаря сложению двух сопоставимых по величине скоростей, движение ТКТ для земного наблюдателя стало поворачиваться в западную сторону. Точные расчеты его параметров могут провести специалисты, здесь же приводится только обоснование принципиальной возможности поворота траектории ТКТ.

л) Угол наклона траектории должен быть достаточно крутым, порядка 30 – 40о:

  • – осесимметричные отклонения в восточной части вывала величиной 6о будут только при наклоне траектории около 30 – 40о;
  • – модельные эксперименты с протяженным взрывом дали наибольшее соответствие с реальной картиной вывала при угле наклона взрывающегося шнура 30 – 35о;
  • – структура площади вывала, если он вызван баллистической волной, может быть следствием движения тела большого поперечного сечения по крутой траектории.

м) Часть ТКТ после прохождения центра вывала могла иметь восходящую ветвь траектории, т.е. рикошетировать:

  • – на это указывают осесимметричные отклонения в западной части вывала;
  • – возможно, что эффект «рикошета» вызван быстрым увеличением поперечника ТМ при скоростях разлета (по В.П.Коробейникову) 2 – 3 км/с.

н) Общая картина вывала допускает сочетание действия баллистической волны движущегося с большой скоростью тела и его взрыва на заключительном отрезке пути.

3. Термические последствия ТК:

а) ТК в центральной части вывала вызвала пожар:

  • – показания очевидцев из района катастрофы;
  • – наличие у деревьев, переживших катастрофу, пожарных подсушин, датируемых 1908 г.

б) Пожар был слабым, но распространенным по большой площади:

  • – в центральной зоне сохранились деревья, пережившие катастрофу;
  • – подавляющая часть вываленных деревьев полностью сохранилась и имеет только следы пожара, но не полное сгорание;
  • – следы сильного горения имеют только те стоящие и лежащие стволы, которые в 1908 г. уже были сухими;
  • – на торфяниках есть следы интенсивного торфяного пожара рядом с негорелым, по-видимому более влажным, торфом.

в) Пожар имел пятнистый характер:

  • – имеются участки, даже в центральном районе, где следы пожара 1908г. отсутствуют, хотя деревья, пережившие катастрофу, там имеются;
  • – в ряде случаев наблюдаются следы пожара 1908 г. на изолированных участках (остров окруженный водой, средняя часть курумника).

г) Пожар был не распространяющимся:

  • – в центральной зоне и на периферии имеются небольшие участки, где пожар 1908 г. не обнаруживается. Если бы он распространялся, то таких участков не должно было бы быть;
  • – при аэровизуальной оценке следов пожара отмечаются его плавные границы, без заметных «языков».

д) Пожар мог быть вызван только высоко расположенным источником, о чем свидетельствует его одинаковая выраженность на расстояниях от 0 до 10-15 км.

е) По аналогии с ядерными взрывами излучение, вызвавшее загорание только сухой подстилки, сухой древесины, можно оценить величиной не более 5 - 15 кал/см2с. На основе этого высота источника излучения, вызвавшего пожар, может быть оценена двояко: 7 км – если за границу пожара взять расстояние от центра 10 км, и 11 км – при границе пожара, удаленной на 15 км от центра.

4. «Лучистый ожог»:

а) Лентовидные повреждения стволов и ветвей деревьев, переживших катастрофу, в центре, вероятнее всего, не являются следствием теплового излучения взрыва ТКТ, или истинным лучистым ожогом:

  • – аналогичные по морфологическим характеристикам поражения ветвей, хотя и значительно реже, встречаются не только на слоях древесины, датируемых 1908 годом;
  • – поражения, датируемые 1908 г., направлены не только вверх и в сторону предполагаемого центра взрыва, но и вниз, в стороны, включая стороны противоположные центру вывала (предполагаемому центру взрыва);
  • – форма площади распространения таких повреждений с большим трудом и большими допущениями может быть представлена в форме эллипса или яйца, так как имеет выемки на севере и юге в западной части и большую выемку в северо-восточном направлении (жаргонное выражение – «выеденное яйцо»).

б) Возможная причина их образования в 1908 г. может быть связана с механическим действием ударной волны:

  • – один из возможных механизмов образования лентовидных повреждений может быть связан с резким изгибом ветвей (стволов) ударной волной, который привел к растрескиванию коры и камбия в местах наибольшего напряжения (верх, низ, стороны, перпендикулярные движению волны);
  • – другой возможный механизм образования лентовидных повреждений может быть связан с «ошмыгом», т.е. обдиранием коры у ниже расположенных ветвей обломанными и падающими вниз верхними ветвями;
  • – третий возможный механизм их образования может быть связан с пожаром, когда определенная часть сорванных ветвей зависла на ветвях расположенных ниже, образовав своеобразную «шубу», поднявшую пламя низового пожара вверх, что привело к образованию пожарных подсушин на ветвях средней и верхней части дерева.

РАССМОТРЕНИЕ И АНАЛИЗ АНТИФАКТОВ
 (не являющихся прямыми и непосредственными  следствиями ТК)

Поскольку фактический материал этого раздела почти не будет использоваться в дальнейших рассуждениях, по каждому факту приводятся обоснования – почему он исключен из дальнейшего рассмотрения.

1. Факты, относящиеся к моменту катастрофы

а) Показания очевидцев из Преображенки, вероятнее всего, относятся к другому болиду, выпавшему или прекратившему свое существование (по устному сообщению В.А. Коненкина) километрах в 30 к западу от Преображенки:

  • – преображенский болид дневной, а не утренний;
  • – из района Преображенки материалов в архиве А.В. Вознесенского нет, хотя население в этих местах было достаточно плотным;
  • – показания очевидцев из Преображенки и т.д. не стыкуются с аналогичными показаниями, собранными А.В. Вознесенским в 1908 г., по ряду причин. Если это один и тот же болид, то он должен был: во-первых, стать светящимся на высоте более 120 – 160 км; во-вторых, иметь очень пологую траекторию;
    в-третьих, даже при этих допущениях некоторые очевидцы, приславшие свои показания в 1908 г., его не могли видеть;
  • – опросы в районе Преображенки начались в 60 годы, т.е. через 50 лет после события, что не позволяет точно определить его дату и год.

б) То же относится к вечернему болиду, наблюдавшемуся в Иркутске. Благодаря работам Д.Ф. Анфиногенова, он уже идентифицирован как вечерний болид, пролетавший над Иркутском 08.08.1908.

в) Аномальный ход кривых поляризации неба 01.07.1908, возможно, имеет прямое отношение к ТМ, но пока абсолютно неясно, как его можно интерпретировать и использовать. Так что можно данный феномен пока исключить из дальнейшего анализа.

г) Помутнение атмосферы в Маунт-Вильсоне в августе 1908 г. вряд ли имеет отношение к ТМ, так как, по расчетам К.Я. Кондратьева, Г.А. Никольского и Э.О. Шульца, оно могло быть вызвано вторжением пыли в мае 1908 г., но не в конце июня. Кроме того, трудно обосновать связь двух явлений, разделенных 2 - 4-недельным сроком, при отсутствии прямых данных о направлении и скорости перемещения пыли, масса и состав которой тоже неизвестны.

2. Факты, относящиеся к району катастрофы:

Физические:

а) Повышенная радиоактивность поверхности почвы и золы деревьев в центральном районе катастрофы была обнаружена нами в 1959 г. Превышение над фоном полевых замеров составляло 1,5 - 2 раза, а по золе растений 3 - 5 раз. Однако происхождение ее, как показали последующие исследования, не связано с Тунгусской катастрофой 1908 г:

  • – повышенная радиоактивность в центре через год заметно снизилась и превышала фон по полевым замерам в 1,2-1,3 раза, а по золе растений – в 1,5-2 раза, что указывает на значительное содержание относительно короткоживущих изотопов. При аналогичных измерениях в 1964 г. повышения радиоактивности по полевым замерам зарегистрировать не удалось.
  • – анализ золы деревьев, произрастающих в этом районе, выполненный Курчатовским институтом показал, что здесь были выпадения радиоактивных осадков, происхождение которых было определено по соотношению изотопов как последствия наших испытаний 1958 г;
  • – масштабные многоплановые лабораторные анализы золы деревьев, переживших катастрофу, отобранные методом послойного озоления, показали отсутствие скачка повышения радиоактивности в слоях древесины после 1908 г.;
  • – аналогичный результат получен при послойном анализе мха и торфа на радиоактивность;
  • – разносторонние исследования почвы и древесных остатков, взятые из- под изб Л.А. Кулика, построенных заведомо до начала испытаний ядерного оружия, дали полностью негативный результат. Никакого повышения радиоактивности, изучаемой полевыми и лабораторными методами, не обнаружено;
  • – сообщения А.П. Казанцева о гибели там людей от лучевой болезни не подтвердились.

б) Анализ проб на термолюминесценцию показал, что, во-первых, свечение при нагревании отмечалось на периферии района, а в центре отсутствовало, а во-вторых, площадь термолюминесцентных аномалий имеет достаточно сложную форму, что также трудно связать с радиационным фактором.

в) Данные по изучению палеомагнитных свойств почвы имеют сложную площадную структуру, слабо совпадающую с другими аномалиями. Позднее было установлено, что пробы заметно меняют свои палеомагнитные свойства в зависимости от сроков и условий хранения. Поэтому дальнейшие исследования этого феномена пока прекращены.

Химические
(поиски вещества):

г) Магнитометрическая съемка, проводимая более совершенной аппаратурой, чем у Л.А. Кулика, дала полностью отрицательный результат. Каких-либо железных кусков не обнаружено.

д) Аналогичный результат получен при электрометрии. Кусков вещества с иной проводимостью не обнаружено.

е) Использование миноискателей также не привело к обнаружению каких-либо металлических кусков или осколков.

ж) Детальная металлометрическая съемка центральной территории по густой сетке не выявила никаких четких аномалий. Обнаруженные статистическими методами слабые аномалии по некоторым элементам, вероятнее всего, имеют отношение к палеовулкану, геологии района, но не к ТМ.

з) Аналогичный результат получен при флорометрических работах, когда для лабораторных спектральных анализов брались образцы растений разных видов, включая годичные слои деревьев, переживших катастрофу.

и) Многолетние масштабные поиски магнетитовых и силикатных шариков в почве и послойно отобранной дернине мха и торфа, как предполагаемого вещества ТМ, дали полностью отрицательный результат, поскольку все они идентифицированы не точно. Но даже если все их отнести к веществу ТМ, то его масса будет менее 1 т.

к) То же можно сказать о геохимических и изотопных аномалиях. Да, они есть, но чем вызваны – пока неизвестно, так как аналогичные аномальные образцы отбирались и в других районах. Однако хороших контрольных замеров по большой территории никто не делал. Поэтому относятся ли обнаруженные аномалии к веществу ТМ, являются ли они следствием обычных выпадений космической и вулканической пыли или же следствием деятельности имеющегося там палеовулкана – вопрос на сегодня открыт.

л) Та же ситуация складывается с работами по обнаружению частиц вещества ТМ в засмолах ветвей или стволов, переживших катастрофу. Не доказано однозначно, являются ли они истинным веществом ТМ или же представляют из себя продукты космической или вулканогенной пыли. Не исключено, что смола зафиксировала в 1908 г. часть пыли, поднятой взрывной волной и вывалом леса, возможно также, что какая-то часть этой пыли может относиться к веществу ТМ, но совершенно не ясно, как ее можно выделить и отличить.

Биологические

м) Под кодовым термином «Мутанты» подразумевалась серия биологических исследований, преследовавшая цель выяснить наличие в центре таких аномалий у растений и муравьев, которые можно было бы квалифицировать как последствия мутационного действия ТК. Однако обнаруженные морфометрические аномалии у сосен и муравьев нельзя однозначно интерпретировать таким образом:

  • – у молодых сосен, выращенных из семян, облученных рентгеновскими лучами, наблюдается до 30 аномальных признаков, а в районе центра ТК встречаются только 2: повышенная частота встречаемости трехвойных пучков и увеличение вариабельности ежегодных приростов по длине.
  • – аналогичные морфометрические аномалии наблюдаются у сосен, растущих на месте старых гарей или вырубок. Так, наиболее выраженные аномалии по трехвойности выявлены в районе старой гари на Нерюнде и на вырубках леса под Ванаварой;
  • – морфометрические аномалии, обнаруженные у муравьев, обитающих в районе Центра, могут быть следствием экологических условий этой территории и не относиться к числу мутаций. Кроме того, аналогичные исследования у муравьев в контрольных районах и доказательство их принадлежности к числу мутационных не проводились.

н) Ускоренный прирост леса может быть объяснен осветлением тайги и связанным с этим лучшим прогреванием почвы, а также ее дополнительным удобрением продуктами пожара. Аналогичное явление наблюдается на местах старых гарей и вырубок леса. Привлечь этот феномен к идентификации распыленного вещества ТМ, а тем более для объяснения всего явления в целом, не представляется возможным, даже если в структуре ускоренного прироста будут обнаружены какие-нибудь аномалии.

о) «Рыхлое кольцо» 1908 г., наблюдающееся на деревьях, переживших катастрофу, является, вероятнее всего, следствием механических (срыв кроны) или термических повреждений. Дополнительной информации о природе ТМ не несет.

3. Факты, не являющиеся следствием ТМ.

а) Мочажины Северного торфяника являются естественными образованиями, типичными для данного региона, и ТК никакого влияния на них не оказала.

б) Южное болото не является метеоритным кратером, а относится к числу естественных образований.

в) Район Великой котловины, как ее назвал Л.А. Кулик, является палеовулканом, и некоторые геохимические аномалии могут быть связаны с его деятельностью.

г) Определенная часть геохимических аномалий может быть следствием геологического строения данной территории.

д) Структура ландшафта всего района катастрофы не имеет каких-либо отличий от естественной для данных условий.

е) Воронки, ямы, верховые болота округлой формы на Лакуре, Чавидоконе и в районе Муторая имеют естественное происхождение.

ж) «Сухая речка» на Лакурском хребте, а также подобные образования в других местах, являются, как это установила группа
В.М. Кувшинникова в 1998 г., термокарстовыми образованиями и никакого отношения к Тунгусской катастрофе не имеют.

з) Многокилограммовые куски пористого железа, обнаруженные поблизости от Красноярска или Канска Ю.В. Лавбиным, являются остатками следов древней железорудной промышленности (встречающимися в разных районах Сибири) и никакого отношения к проблеме ТМ не имеют.

АНТИОБОБЩЕНИЯ
 (возражения против некорректных обобщений)

1. Анализ показаний отдельных очевидцев

При анализе показаний отдельных очевидцев явно бросается в глаза несоответствие между ними, а также между некоторыми показаниями и другими достоверными фактами. Это позволило ряду авторов высказать соображения о невозможности объяснить часть показаний пролетом обычного болида.

Во-первых, это касается последовательности и длительности событий, так как отдельные очевидцы сначала услышали звуки и удары, а только потом появилось летящее тело, причем продолжалось все в разных вариантах от секунд до десятков минут.

Во-вторых, «зигзаг» – или попытка обосновать существенные изменения земной проекции траектории летящего тела.

Здесь имеет смысл более детально остановиться на самом термине «очевидец». Насколько объективен весь этот пласт данных? Ведь не случайно существует выражение «врет, как очевидец».

Рассказывают такую историю. В аудиторию для чтения лекции юристам входит профессор. Подходит к столу, наливает из графина стакан воды, идет с ним к раковине, что-то мешает, возвращается к столу, делает несколько глотков, хватается за горло и с криком выбегает из аудитории.

Через минуту заходит доцент и говорит: «Профессор без сознания, вызвали врача, что здесь произошло? Расскажите подробно». Начинаются ответы, не вполне стыкующиеся между собой. Одни говорят, что профессор налил воду из графина, другие утверждают что вода налита из крана, кто-то говорит, что он воду выпил возле раковины, другие утверждают, что он пил возле стола. Подливает масла в огонь дополнительный вопрос доцента: «Не положил ли он в рот какую-нибудь таблетку?».

Всегда находятся лица, это наблюдавшие, другие отрицают. Минут 10-15 идет бурное обсуждение, каждый доказывает свою правоту. Когда все окончательно переругались, входит профессор и спрашивает: «Ну что, легко ли работать с очевидцами? Тема сегодняшней лекции - опрос очевидцев преступления».

Может быть это только досужая байка юристов, но она ярко показывает субъективность свидетельских показаний. Еще ряд подтверждений этому положению мне пришлось проверить самому. В 1981 году ряд участников тунгусских экспедиций выезжал в полосу полного солнечного затмения, находившуюся в Кемеровской области. Спустя лет десять спрашиваю у них поодиночке: когда это было, где и кто из наших знакомых там присутствовал. Ответы более чем противоречивы. Из почти десятка опрошенных половина не могла вспомнить год, только один правильно назвал дату и никто точное время. Разбросы были, соответственно, на годы, месяцы и часы. Такие же неопределенности были при уточнении места и состава группы.

Причем «очевидцами» были лица с высшим образованием, много лет занимавшиеся проблемой ТМ (а двое из них специально изучали показания очевидцев ТК). Но даже они через десяток лет совершенно забыли все точные привязки уникального события, наблюдавшегося ими единственный раз в жизни.

Еще более примечательная история произошла с Томским болидом
1984 года. Сразу после его пролета группа лиц, занимавшихся изучением НЛО, выехала в районы Томской области для опроса очевидцев. Эту же работу проводил наш коллега по КСЭ В.Г. Фаст. Результаты работы обеих групп оказались весьма любопытными. Вильгельм Генрихович рассказывал, с каким трудом и не сразу ему удалось получить точную информацию о проекции траектории. А результирующий доклад другой группы был посвящен доказательству того, что болидов было два, а по некоторым показаниям – три, и летели они с разных сторон.

Подробно привожу эти примеры, чтобы еще раз подчеркнуть субъективность показаний очевидцев и возможность совершения грубейших ошибок при их некритическом использовании.

В то же время каждый очевидец сообщает какую-то часть истины, но вычислить ее на основе статистической обработки массы показаний нельзя, так как разные очевидцы запомнили неискаженно разные детали в разной степени искаженности. Однако отдельные положения, рассказанные очевидцами, можно принимать за истину в последней инстанции.

Прежде всего это касается наличия самого факта, хотя и здесь могут быть весьма специфические погрешности. Существуют обманы зрения (слуха, обоняния, вкуса), бывают галлюцинации во сне и наяву, причем иногда встречаются массовые галлюцинации. Нередко у очевидцев наблюдается инверсия рассказываемых событий, особенно если более поздняя фаза оказалась более продолжительной.

Запоминаются хорошо и надолго также необычные, эмоционально насыщенные детали, особенно касающиеся личности самого очевидца. Все же остальные данные могут быть искажены в большей или меньшей степени.

Учитывая все сказанное, попытаемся рассмотреть основные аргументы оппонентов и показать их недостаточность:

а) Ряд очевидцев, особенно из числа близко находившихся, утверждает, что вначале были звуковые, затем световые явления, с ощутимым промежутком между ними, вслед за этим начался ветер, который валил горящие деревья. Так, эвенки рассказывали И.М. Суслову, что вначале они спали в чуме, затем услышали шум, почувствовали толчки, проснулись и вылезли из чума. Затем начался грохот, стали падать горящие деревья, и только после этого на небе возникло яркое свечение, как будто «взошло второе солнце», причем ветер и «удары» продолжались еще долго. Эта последовательность событий упоминается в целом ряде сообщений, собранных и опубликованных И.М. Сусловым в нашем втором сборнике.

Вскоре после этого мне пришлось быть в Ленинграде и, по обыкновению, зайти к Иннокентию Михайловичу, с которым у нас установились еще с 1960 г. достаточно теплые, доверительные отношения. Однако на просьбу показать мне дневниковые записи этих показаний он ответил отказом, сославшись на то, что их нужно разыскивать.

Через некоторое время я снова зашел к нему и опять обратился с той же просьбой. Ответ был почти такой же. Он охотно показывал схему трех точек падения метеорита, начерченную на листочке бумаги эвенками (опубликованную в его статье 1927 г.), некоторые этнографические записи, но первичных дневниковых записей так и не показал. При более настойчивых расспросах он признался, что многое в этих материалах приводил по памяти, но утверждал, что последовательность событий описывал так, как указывали ему эвенки.

Отдельные показания дальних очевидцев также дают неопределенную картину. Сначала были звуки, затем на небе появилось движущееся тело, пролет которого сопровождался «орудийной канонадой». Все явление продолжалось 10-20 минут. Вероятнее всего, здесь имеется смещение событий по времени, на которое наложились распределенные во времени звуковые эффекты.

Действительные события могли происходить следующим образом.

Вначале летело тело. Считая скорость его движения около 20 км/с и ориентировочную длину пути видимого движения порядка 100 – 200 км, продолжительность этой фазы явления могла составлять 5 – 10 с.

Затем послышались звуки в виде отдельных ударов, канонады и т.д. Эта фаза продолжалась 10 – 20 мин, так как приход звуковой волны с расстояния около 200 км требует примерно 10 мин, а учитывая многократные отражения звука, это время нужно существенно увеличить.

Поэтому вполне допустимым представляется ситуация, когда очевидцы описывают более детально звуковые и ударные феномены, распространяя их и на время, предшествовавшее пролету тела. Эти рассуждения позволяют считать, что показания очевидцев могут уложиться в стандартную схему движения болида. Сказанное об очевидцах, возможно, относится и к памяти И.М. Суслова. Не исключено также, что опережающее восприятие звуков могло быть вызвано электрофонными явлениями.

б) Более сложным является вопрос о «зигзаге». Как известно, опубликовано минимум восемь вариантов проекции траектории полета ТМ на поверхность Земли.

  Автор  Основания  Азимут

1. И.М. Суслов  Показания ближних очевидцев  240о

2. И.С.Астапович  Показания дальних очевидцев  195о

3. Е.Л.Кринов  То же  135о

4. Н.Н.Сытинская  То же  Среднее между 2 и 3

5. В.И.Коваль  По сломам деревьев  126о

6. В.Г.Фаст  По оси симметрии площади вывала  115о

7.А.Г.Ильин  По оси симметрии площади «ожога»  95о

8. А.А.Явнель  По показаниям очевидцев  70 - 130о

9.  По средней линии осесимметричных отклонений  90о

Есть, наконец, публикация Ф.Ю. Зигеля, где он объясняет противоречивость вариантов тем, что вначале ТКТ двигалось с юга на север, затем повернуло на восток, снова развернулось на запад и, долетев до района ТК, взорвалось.

Попробуем рассмотреть их более детально. Проекция траектории Астаповичем, Криновым и Сытинской приводилась только на основе показаний очевидцев. Но очевидцы ТК наблюдали ее только с южной стороны, что неизбежно привело к повороту ее исходной точки в южную сторону.

Кстати, большинство очевидцев, наблюдавших пролет Томского болида, четко разделились на ряд групп: в зависимости от своего местоположения. Очевидцы, наблюдавшие пролет Томского болида южнее его траектории, разворачивали ее в южную сторону, а наблюдавшие с севера – в северную. Различия в их оценках проекции траектории достигали в отдельных случаях почти 180о.

Детальный анализ показаний очевидцев, проведенный А.А. Явнелем, позволяет считать, что чисто восточная проекция траектории является допустимой и не требует привлечения «зигзага» для согласования разрушений в Центре с показаниями очевидцев.

Что касается нестыковки объективных осей симметрии самих разрушений в районе ТК, то они детально рассмотрены при анализе достоверных фактов и могут быть объяснены сложением скоростей затормозившего внеземного тела и вращения Земли.

В заключение этого раздела хотелось бы снова вернуться к вопросу о дымном следе. У Е.Л. Кринова по этому поводу сказано: «По пути движения болида остался очень мощный пылевой след, наблюдавшийся в пунктах, расположенных вдоль проекции траектории, в виде гигантского столба...». Однако в самих показаниях очевидцев таких упоминаний почти нет. В некоторых сообщениях говорится о светлых радужных полосах, «радуге-дуге» и только в нескольких – о дымном следе. Так, Т.И. Брюханов, опрошенный Е.Л. Криновым в 1930 г. в
с. Кежма (200 км на юг от центра), говорил: «Мы лежали в лодке и, не доехав до берега сажен 200, увидели перед собой на северо-западе лучи косиком, широким концом книзу, летевшие к северу. Долетев до земли, они скрылись за лесом, а на их месте, на той полосе по небу, по которой летели лучи, образовалось много отдельных клубов дыма... После этого мы пристали к берегу, привязали лодку и пошли в деревню Заимскую. Только что мы успели войти в дом и поздороваться, как раздались сильные звуки, наподобие выстрелов, которые продолжались недолго. ...Когда и как исчез дым, я не проследил».

С ним в лодке был И.А. Кокорин, также опрошенный Е.Л. Криновым, но его рассказ не во всем сходится с предыдущим: «...Около деревни Заимской мы подъехали к берегу и, укрепив у берега лодку, пошли ... в село.. Отойдя несколько шагов от лодки, мы увидели справа от себя (прямо на западе) летящее наклонно к земле на север огненно-красное пламя ... раза в три больше солнца, но не ярче его. Пламя мы заметили, когда оно уже появилось на небе. Как только пламя коснулось земли, послышались звуки наподобие беспрерывной стрельбы из пушек. Звуки продолжались не более получаса».

Показания второго очевидца вроде бы более точны, но о дымном следе он не говорит. Еще одно упоминание встречается в показаниях С.В.Шестакова: «Темная полоса на север, сверху вниз. Полоса более дымнее, чернее, чем от реактивного самолета. Широкая, шире солнца раз в 10». Это сообщение было получено уже в шестидесятые годы.

Для сопоставления приведу еще одну цитату из книги Е.Л. Кринова о падении Сихотэ-Алинского метеорита. «Болид, имевший яркий огненный хвост и рассыпавший искры, оставил по пути своего движения мощный след в виде широкой, как бы клубящейся дымной полосы ... След, оставшийся после болида, был виден в течение нескольких часов ...». Здесь уместно подчеркнуть, что все очевидцы, наблюдавшие пролет Сихотэ-Алинского метеорита, отмечали прежде всего дымный след и только потом уже пролет светящегося тела.

Все сказанное позволяет считать, что мощный дымный след при пролете ТМ отсутствовал. Вопрос этот может иметь принципиальное значение при обсуждении вопроса о природе ТКТ.

2. Рассуждения о ядерном взрыве и его возможных следствиях

Ядерный взрыв аналогичной мощности вполне реален даже для земных технологий. Его целесообразно рассматривать в трех вариантах: реакция распада, синтеза и аннигиляции.

При реакции деления образуется две группы более легких элементов. Одна из них находится около стронция-90, другая – в районе редкоземельных элементов и цезия-137. Кстати, именно по этой причине обнаружение повышенного содержания лантана и церия в пробах почвы, отобранных еще в 1959 г., вызвало тогда повышенный интерес. Создать прообраз атомного взрыва с такой энергией, пусть даже при аварии космического корабля, достаточно сложно, но вообще-то возможно. После такого взрыва должны были бы остаться его радиоактивные осколки, по соотношению изотопов которых можно было бы датировать взрыв 1908 годом. Кроме того, радиационное воздействие могло вызвать определенные мутации у обитавших там биосистем. Сейчас, после множественных ядерных взрывов, произведенных человеком, локальные и глобальные последствия их хорошо известны.

Высотный атомный взрыв образует радиоактивное облако, распространяющееся на сотни километров в направлении ветра. Максимальная радиоактивность на поверхности должна быть зарегистрирована в том же направлении, как это показано в работах Л.В. Кириченко, на расстоянии около ста километров. При этом из-за высотного характера взрыва наведенная активность будет весьма слабой или вообще будет отсутствовать.

Если это реакция синтеза, доля наведенной активности будет выше, появится иное соотношение изотопов в продуктах взрыва, но примерно такой же эллипс их рассеивания. Однако ничего подобного в районе ТК и по шлейфу рассеивания нет, о чем уже говорилось в соответствующем месте. Поэтому считать допустимой гипотезу, что все разрушения произведены атомным, водородным или еще каким-то ядерным взрывом, оснований нет.

В случае аннигиляционной природы взрыва, как это допускали Либби с соавторами, Ла-Паз или Б.П. Константинов, вещество как таковое исчезнет полностью (очень хорошая концепция для объяснения причин отсутствия вещества ТМ!), но будет выделена огромная энергия. Чтобы произвести все механические последствия ТК за счет аннигиляции, нужно, чтобы масса антивещества была около килограмма. Это сразу же дает основание отвергнуть подобное допущение.

– Вся наша солнечная система состоит из вещества, поэтому вторжение в нее антивещественного тела должно было привести к началу реакций аннигиляции еще в космическом пространстве, что было бы невозможно не заметить,
с Земли, особенно когда это тело появилось в ближайших окрестностях Земли.

– При движении в верхних слоях атмосферы тело из антивещества должно было бы сразу же отбрасываться назад, так как именно в направлении движения оно встречает наибольшее количество вещества.

– Даже если допустить, что это тело двигалось в атмосфере Земли, то его траектория, учитывая мизерность массы и значительные величины выделяемой энергии, должна бы быть не прямой линией, а хаотическим движением, наподобие броуновского.

Обоснования антивещественной природы ТМ, приведенные Либби, Коуеном, Эттли в своей работе, также не являются однозначными. Если все их рассуждения о появлении большого количества углерода-14 и его распределении по поверхности земного шара справедливы, то их экспериментальные данные говорят против исходного допущения. Зарегистрированное ими повышение содержания углерода-14 в послекатастрофных слоях калифорнийских деревьев не является уникальным, так как наблюдается в другие периоды и, вероятно, является следствием изменений солнечной активности. Таким образом, допущение об антивещественной природе ТМ как естественного объекта мироздания является несостоятельным.

Естественные «ядерные» метеориты, в которых возможны реакции распада или синтеза, никогда не наблюдались и, вероятно, не существуют. Отсюда следует, что если ТК вызвана ядерным взрывом, то резко возрастает вероятность его техногенной природы. Именно поэтому вопрос об изучении радиоактивности, связанной с ТМ, является наиважнейшим.

Прямые и опосредованные доказательства отсутствия повышенной радиоактивности в районе катастрофы были приведены в предыдущем разделе. Поэтому здесь на уровне эмпирических обобщений имеет смысл рассмотреть доказательства или опровержения возможности того, что ТК вызвана ядерным (или не ядерным) взрывом.

а) Обоснования неядерной природы ТК:

  • – отрицательные результаты всех работ по прямому измерению радиоактивности, которую можно было бы связать с ТМ;
  • – отсутствие данных, однозначно свидетельствующих о прямых мутационных последствиях ТК;
  • – невозможность однозначно связать результаты работ по термолюминесценции с последствиями ядерного взрыва;
  • – отсутствие или недостаточность косвенных признаков, которые могли бы однозначно свидетельствовать о последствиях ядерного взрыва.

б) Возможность объяснения всех достоверных фактов о ТК без привлечения гипотезы о ядерном взрыве:

  • – механические последствия ТК могут быть вызваны баллистической волной тела, движущегося по крутой траектории, или сочетанием баллистической волны с воздушным химическим взрывом;
  • – термические последствия или возникновение пожара на большой территории могут быть объяснены теми же причинами.

В качестве резюме к этому разделу уместно вообще рассмотреть вопрос о возможности техногенной природы ТК.

Искусственная природа ТМ означает, что его кто-то сделал и этот кто-то стоит существенно выше нас по всем параметрам. Отсюда с неизбежностью следует, что никакие косвенные данные, факты, явления не могут считаться достаточными для доказательства искусственной природы ТМ, так как все это может быть следствием их технологий.

Прямыми доказательствами искусственности ТМ может быть только обнаружение явно неземных предметов, объектов, материалов, однозначно связанных с ним самим. Однако ничего такого пока никто не нашел, поэтому говорить о возможности искусственной природы ТМ бессмысленно или по крайней мере преждевременно.

В заключение этих рассуждений хотелось бы напомнить основной принцип научной работы: любое непонятное явление сначала нужно попытаться объяснить наиболее простым способом. Если оно не проходит, следует взять другое, чуть более сложное, и так постепенно двигаться к наиболее правильному объяснению.

Очень хорошо по этому поводу высказался Л.А. Арцимович, почти постоянно участвовавший в дискуссиях о ТМ: «Если вечером ко мне в дверь кто-то позвонит, я могу полагать, что это или зашел мой знакомый, или почтальон принес телеграмму. Но почему я должен думать, что это королева Английская, хотя, в принципе, это не является невозможным».

3. Возможности биоиндикации для выяснения природы ТК

Ряд авторов, особенно в последних публикациях, подчеркивают особую роль биологических последствий для выяснения природы ТК. Уместно поэтому более детально остановится на принципах и возможностях биоиндикации антропогенных и природных катастроф (к числу которых и относится ТМ).

Существует три метода экологической оценки состояния определенной территории: прямые физические и химические измерения, биоиндикация и состояние здоровья проживающего там населения. Нетрудно видеть, что медико-санитарный метод является также разновидностью биоиндикации, проводимой на одном объекте – человеке. Его преимущества заключаются в том, что здесь не требуется проводить дополнительные исследования по принципам переноса данных на человека с других биообъектов. Но этот метод имеет ряд ограничений:

  • – он должен быть щадящим, так как далеко не все методики, применяемые при работе с животными или другими биообъектами, допустимо использовать при обследовании человека;
  • – является запоздалым, так как ухудшение здоровья уже наступило;
  • – не позволяет определить отдаленные изменения, в том числе генетические, наблюдающиеся в ряду поколений.

Метод прямых физических или химических измерений наиболее научно обоснованный, наиболее точный, наиболее правильный, но лишь тогда, когда, во-первых, известно что нужно мерить, а во-вторых, есть соответствующие методы измерений и сами измерительные приборы. Кроме того, это метод достаточно дорогой, он не всегда позволяет получить результат оценки непосредственно, без сложных, иногда длительных, лабораторных исследований и анализов.

Поэтому в экологии получила распространение биоиндикация или методы оценки экологического состояния окружающей среды по реакциям обитающих там биосистем. Преимущества биоиндикационных методов заключаются прежде всего в неспецифичности, так как они одинаково допустимы для выявления неблагоприятного действия на биосистемы любых физических, химических, биологических факторов или суммарного действия нескольких факторов.

Во-вторых, биоиндикационные методы весьма чувствительны, оперативны, относительно дешевы. Но их применение требует достаточно высокой квалификации нескольких, а иногда и многих исполнителей. Это первый недостаток биоиндикации. Второй соответствует основному преимуществу – это неспецифичность. Биоиндикация есть типичный случай обратной задачи, когда по реакции системы нужно определить параметры вызвавшего ее стимула. Но один и тот же эффект может быть вызван разными причинами. Отсюда с неизбежностью следует, что биоиндикация хороша, когда нужно выявить какую-либо «вредность» на данной территории, но существенно уступает прямым методам измерений, когда необходимо вычленить вредоносный фактор.

Пишу об этом со знанием дела, так как в течение последних двух десятилетий пришлось много заниматься именно биоиндикацией, хотя названия тем были несколько иными. В первой из них изучалось влияние электромагнитных полей на различные биосистемы. Это по сути дела прямая задача, так как по известному стимулу нужно было выявить реакцию биообъекта. Однако ни сам объект, ни его реакции заданы не были, что привело к необходимости проводить разносторонние исследования.

В другой работе методами биоиндикации изучалась экологическая ситуация в районе Северного промузла г. Томска, где сосредоточено более двух десятков промышленных предприятий (типичная обратная задача).

Еще в одной работе, которая продолжается по настоящее время, выясняются экологические последствия длительной работы серии атомных реакторов по реакциям биосистем, обитающих в тридцатикилометровой зоне.

Нетрудно видеть, что все эти исследования полностью совпадают с теми, которые ведутся по биологическим последствиям ТК. И здесь и там изучается один вопрос – чем отличаются биосистемы, обитающие в зоне влияния (ЛЭП, химпредприятий, атомных реакторов, ТК), от аналогичных биосистем, обитающих в контрольных районах. Более того, рискну утверждать, что все достоверно установленные последствия ТК, относящиеся к ее району, являются только биологическими: вывал леса, пожар, «лучистый ожог». К ним же относятся многие косвенные и недостоверные. Конечно, правильнее назвать их «псевдобиологическими», так как вывал, пожар и «лучистый ожог» имеют в своей основе чисто физические свойства деревьев.

Соответственно этому, здесь принципиально важным является вопрос
контроля. Выбор района, участка, конкретной «точки», времени исследования, наличие сопутствующих факторов могут иметь решающее значение.

Приведу пример. Изучая влияние линий электропередач на биосистемы, один из наших сотрудников обнаружил, что под ЛЭП два вида растений имеют явно аномальные цветки. Доля их по сопоставлению с выбранным контролем достигала сотен процентов. Как говорят в таких случаях, эффект виден и без статистики. Решили на следующий год провести более детальные исследования обнаруженного феномена. Но они дали противоположный результат. Аномальные уродливые цветки в два-три раза реже встречались под ЛЭП, чем в контроле. Причина такой ситуации было связана с тем, что первый год был сравнительно сухой и для растений, находящихся на хорошо продуваемой просеке ЛЭП, было слишком жарко и сухо, а в контроле была более оптимальная экологическая ситуация. На следующий год погода была более сырой и холодной. Поэтому экологическая обстановка на просеке под ЛЭП была оптимальнее, чем на более влажном контрольном участке.

Этот пример здесь приводится весьма подробно потому, что далеко не всегда контрольные районы при работах по ТМ выбирались достаточно тщательно, и это может быть одним из источников ошибочного объяснения наблюдаемых феноменов.

Другой вопрос, тесно связанный с предыдущим, касается интерпретации различных математических зависимостей, обнаруживаемых при работе с накопленными массивами данных. Когда-то, излагая математические методы обработки рядов наблюдений, В.Н. Тутубалин все исследования делил на три группы. Первая – «хорошая», где зависимости ясно видны и не требуют какой-либо статистической обработки. Вторая – «плохая», когда в ходе исследования допущены методические погрешности, и здесь математическая (статистическая) обработка может дать все что угодно. Наконец, третья группа, где исследования проведены методически грамотно, но зависимости явно не видны, здесь статистика может помочь.

К сожалению, заметная часть исследований, в том числе и по проблеме ТМ, относится ко второму типу, а это значит, что никакие методы обработки извлечь полезную информацию из явной или скрытой дезинформации не в состоянии. Более того, чем сложнее и тоньше используемый математический аппарат, тем труднее выявить дезинформацию, обнаружить ошибочность заключений, ложную интерпретацию фактов.

Это достаточно длинное отступление привязано к биологическим последствиям ТК и предваряет раздел, посвященный поиску вещества, потому что именно в этих направлениях работы было допущено (опять же по мнению автора) наибольшее число различных погрешностей.

4. Поиски вещества ТМ

Этот раздел является наиболее простым и наиболее сложным одновременно. Простым – так как вещества нет, а сложным – потому что требуется аргументированно обосновать причины его отсутствия. По сути дела вся драматическая история изучения ТМ сводилась, в основном, к поиску самого метеорита или по крайней мере вещества, из которого он состоит (или состоял).

Первое сообщение на эту тему – аэролит, упавший недалеко от Канска, к которому пассажиры поезда не могли подойти из-за его высокой температуры. Публикацию эту проверил Л.А. Кулик в начале двадцатых годов и показал ее полную несостоятельность.

Затем начались работы самого Леонида Алексеевича. Он был убежден, что ТМ является гигантским железным метеоритом, и нужно только достать его из воронок Северного торфяника, затем Южного болота, которые он считал метеоритными кратерами. Но гигантский железный метеорит не был найден.

В 1957-1958 гг. произошла уже изложенная здесь история с обнаружением и потерей вещества ТМ. В 1959-1960 г.г. наши работы по металлометрии и флорометрии, включая послойное озоление деревьев, переживших катастрофу, дали вначале неопределенный, а затем явно отрицательный результат. В 1961-1962 гг. проводились масштабные и многоплановые работы экспедиций КМЕТа под руководством К.П. Флоренского. Их главной целью было обнаружение мелкодисперсного вещества ТМ, представленного магнетитовыми шариками, выпавшими на большой территории после его взрыва.

Результаты первой экспедиции КМЕТа позволили вначале К.П. Флоренскому, а затем В.Г. Фесенкову практически объявить о закрытии проблемы. Все ясно. «Это была комета». Вещество найдено, общая картина катастрофы понятна, остались лишь несущественные мелочи, которые можно будет доработать в следующем году.

Однако в 1962 г. закрыть проблему не удалось. Существенную роль здесь сыграла одна архибогатейшая проба почвы, взятая нами (в том числе и мной лично) годом раньше на р. Чуне (около 150 км к северо – северо-западу от центра). По принятой методике проба почвы отбиралась с 10 м2 на глубину 5 см. В связи с тем, что в запланированном месте ровной площадки не нашлось, проба была взята с двух участков, расстояние между которыми составляло около двух метров.

Для получения пространственного распределения магнетитовых шариков в почве пробы отбирались на расстоянии 10-20 км друг от друга по сетке. При этом «фоновые» пробы имели по 3-8 магнетитовых шариков на 1 дм2, богатые от 8 до 20, а более 20 считались ураганными. Наша проба дала абсолютно рекордное значение – 200 шариков! Но обработана она была в самом конце, поэтому детальное обследование этой точки было перенесено на 1962 г.

Первая попытка повторить данные предыдущего года дала нулевой результат. Шарики практически отсутствовали. Тогда взяли почву с другого участка. Прошлогодний результат повторился с лихвой. Пробы оказались еще более богатыми. Поневоле встал вопрос о репрезентативности самой методики. Как можно говорить о распределении магнетитовых шариков на площади в тысячи квадратных километров, если на расстоянии в метры результаты отличаются на порядки!

Этот пример рассмотрен достаточно подробно потому, что аналогичные погрешности в методике поисков вещества ТМ повторялись неоднократно и в разных вариантах. Нельзя по отдельным замеренным точкам делать далеко идущие заключения, если общая картина пространственного распределения какой-либо аномалии неизвестна.

Следующая крупная серия исследований по поиску вещества ТМ была предпринята КСЭ по инициативе Н.В. Васильева с использованием методики определения возраста аэрозольных выпадений по слоям моховой дернины, разработанной Ю.А. Львовым для решения экологических проблем. Вначале по редкой сетке в центральной зоне, затем по более густой и на обширной территории послойно отбирались пробы торфа. Затем они анализировались в лаборатории и делались определенные заключения. Методика и результаты этой серии работ неоднократно публиковались Н.В. Васильевым, поэтому вряд ли стоит их еще раз пересказывать. Лучше сразу остановиться на погрешностях, которые эту работу сделали мало результативной.

а) Недостаточная точность датировки. Происходит из-за того, что:

  • – в точке отбора пробы не всегда на протяжении всех 60-80 лет рос только один вид мха – Sfagnum fuskum, по которому проводилась вся датировка;
  • – трехсантиметровый слой дернины в верхней части содержит 3 года, а на глубине 30 – 40 см такой же слой включает более 30 лет, по оценкам ботаников, и порядка 6 – 8 лет по весу золы. Причем степень уплотнения мха с возрастом требует специального квалифицированного исследования в каждом случае, что делалось крайне редко. В результате 1908 г. обнаруживался в 8 – 11-м трехсантиметровых слоях, по ботаническим оценкам, и в 16 – 18-м – по оценке И.К. Дорошина. Кстати, если его заключения верны, то подавляющее количество отобранных колонок торфа вообще не содержали слой, датируемый 1908 годом;
  • – при определении слоя, в который входит 1908 г. (катастрофный слой), применялось доказательство по следствию. Суть его заключалась в том, что катастрофный слой определялся по наличию запыленности, следам пожара, а затем принималось, что слой 1908 г. определен методом стратификации. Но предельная временная разница между 8-м и 11-м слоями составляет около 100 лет! Поэтому в «катастрофном слое» может оказаться вулканическая пыль от взрыва Кракатау, извержения Катмая, других более мелких катаклизмов.
  • – значительная часть проб отбиралась и обрабатывалась не специалистами, а лицами, прошедшими только краткий инструктаж, поэтому пробы, отобранные или обработанные разными людьми могут быть не сопоставимы между собой и привести к ошибочным выводам.

б) Мох болот центрального района и даже за его пределами был загрязнен местными аэрозолями. Вывал и ударная волна подняли пыль, дополнивший их пожар добавил продукты горения, включая силикатные шарики. Поэтому в слое 1908 г. обязана быть и есть запыленность, не связанная с веществом ТМ. При этом определенная часть космической пыли, выпадавшей в течение десятилетий на поверхность почвы, могла попасть на моховую поверхность вместе с обычной земной пылью и сейчас диагносцироваться как космическое вещество.

в) Проведено недостаточное количество аналогичных исследований в контрольных районах, особенно в экологически сопоставимых местах.

г) Самое главное, отсутствуют доказательства принадлежности обнаруженных шариков и остроугольной фракции к веществу ТМ. Даже прямые доказательства космогенности обнаруженных силикатных шариков не позволяют трактовать их как «вещество ТМ», так как космическая пыль, в заметном количестве и повсеместно, оседает на поверхность Земли.

д) Даже если часть обнаруженного вещества относится к ТМ, то суммарная масса его не будет превышать сотен килограммов, что абсолютно не соответствует физической картине явления.

Подробный разбор работ по «шарикам» позволяет остальные направления поисков мелкодисперсного вещества ТМ и его изотопных аномалий не рассматривать, так как высказанные замечания полностью или частично относятся ко всем остальным, а главное, никто и нигде однозначно не доказал, что выявленные им аномалии или частицы вещества достоверно относятся к ТМ и что этого вещества достаточно для объяснения всей картины явления.

РАССУЖДЕНИЯ НА ТЕМУ «КАК ЭТО БЫЛО»
(наиболее вероятное описание Тунгусской катастрофы)

Совокупность эмпирических обобщений позволяет описать наиболее вероятную картину того, КАК происходила Тунгусская катастрофа 1908 г., следующим образом.

Естественное твердое космическое тело, имевшее плотность около единицы и массу, измеряемую миллионами тонн, около 0 ч 15 мин по мировому времени 30 июня 1908 г. столкнулось с Землей со скоростью порядка
10 – 30 км/с.

На заключительном участке пути тело двигалось под углом 30 – 400 к поверхности Земли, в западном – северо-западном направлении по азимуту 115 – 2950.

При входе в более плотные слои атмосферы, когда лобовое сопротивление стало больше сил сцепления, тело начало интенсивно дробиться, и его поперечные размеры увеличились на порядок. Скорость радиального разлета кусков тела составляла величину 2-3 км/с, и за доли секунды тело превратилось в «блин», диаметром около 1 км, скорость которого уменьшилась до нуля. Это привело за счет сложения со скоростью вращения Земли к повороту проекции траектории до азимута 90 – 2700.

Интенсивное дробление тела на заключительном участке и резкое увеличение его поперечника за счет разлета кусков привело к образованию мощной баллистической волны, вызвавшей сейсм, воздушные волны, радиальный вывал леса с осесимметричными отклонениями в его восточной половине.

Верхняя часть «блина», за счет движения его кусков вверх, что может рассматриваться как рикошет, образовала осесимметричные отклонения в западной стороне вывала.

Резкое торможение ТКТ с выделением энергии 30 – 50 Мт привело к воздействию теплового излучения на поверхность Земли и возникновению пожара, границы которого удалены от Центра на расстояние до 15 км. Пожар начался сразу на всей территории и был не распространяющимся.

Вещество ТКТ, в каком бы то ни было виде, не обнаружено. Поэтому можно допустить, что состояло оно из застывших газов и жидкостей, представленных первыми элементами периодической системы и их элементарными соединениями.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт