Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
Н.В.ВАСИЛЬЕВ, ЗАГАДКА ВЕКА...
Б.Ю.ЛЕВИН, В.А.БРОНШТЭН, Тунгусский взрыв не уникум, а один из многих!?
Р. ФЕДОРОВ, Так хочется работать
Е.КАРДАШ, О вечности проблемы
Е.ДМИТРИЕВ, Снова тунгусская загадка?
Каталог
Е.КАРДАШ, О вечности проблемы
ЕЩЕ РАЗ О ТУНГУССКОМ МЕТЕОРИТЕ
"На вахте"
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Публикации » 1980-1989 » 1985 » Е.КАРДАШ, О вечности проблемы

30 июня исполнится 77 лет со дня падения Тунгусского метеорита. Этот день члены комплексной самодеятельной экспедиции (КСЭ) отмечают, как большой праздник. Под уютное потрескивание костра вспоминаются былые маршруты, идет обсуждение предстоящего полевого сезона. Звенят песни — старые песни КСЭ.

Наш корреспондент Екатерина Кардаш неоднократно принимала участие в поисках «метеорита», знакома с новейшими гипотезами ученых. О нескольких таких гипотезах, а также о трудностях, с какими сталкиваются участники экспедиции, рассказывается в предлагаемой статье.

В последние годы ученые все чаще и чаще задают себе вопрос: «А там ли мы ищем?..» Сбивает с толку радиальный повал леса, который был еще в З0-е годы обнаружен Л. Куликом в 65 км к северо-западу от Ванавары на Подкаменной Тунгуске. Лучшего свидетеля катастрофы трудно сыскать. И потому Кулик так уверенно штурмовал таежные завалы, намереваясь найти крупные куски астероида. С этой мечтой пришлось распрощаться. Тогда переключились на кометную гипотезу. Она завладела умами энтузиастов в 60-е годы. Многие и до сих пор пытаются убедить всех в правильности своих предположений. Если бы это удалось, то на тунгусской проблеме пришлось бы поставить крест. А ведь мы еще почти ничего не знаем. Знаем только энергию взрыва (оно в тысячу раз больше той, что опустошила Хиросиму), высоту взрыва — 5—7 км, высоту зажигания — 140—215 км, угловую высоту траектории — 10—27 градусов. Знаем также точное время катастрофы (красноярское) — 7 часов 5 минут 30 июня 1908 года. А вот что это было и куда оно исчезло — остается тайной.

Начиная с 1964 года, была сделана грандиозная работа по поиску космических шариков. В слое торфа 1908 года обнаружено их в 12 раз больше, чем в других слоях. Но кто может поручиться, что это вещество небесного пришельца? По программе С. Голенецкого (Москва) в эпицентре взрыва найдено также большое количество редкоземельных элементов, о чем тут же нетерпеливые москвичи сообщили в центральной печати. А найдены-то они лишь в одной точке, в других районах — для сравнения — не искали.

Вскоре найдены были алмазы. Находке очень обрадовались, но забыли о том, что район Подкаменной Тунгуски нефтегазо- и алмазоносный. Правда, в слое торфа 1908 года обнаружен мощный изотопный сдвиг по радиоуглероду. Этот факт установлен Евгением Колесниковым (Москва). Значит, здесь все же выпал космический углерод, что как бы доказывает кометную природу вещества? Ну, а вдруг это говорит о присутствии нефти? К несчастью, методика определения слоев неточна, ее надо еще совершенствовать и совершенствовать. Да и технология обработки торфа оставляет желать лучшего. Может быть, по этой причине мы потеряли и продолжаем терять множество шариков и других ценных компонентов. По мнению академика Н. В. Васильева, руководителя экспедиции, работу в этом направлении надо продолжать, чтобы убедиться, что вещества... нет (или есть).

Сколько тонн торфа перелопатили за эти годы! Искали не только шарики. Искали мутации у растений и муравьев. В районе эпицентра они оказались в 12 раз выше, чем в других местах. С 1978 года начали работу по определению термолюминесценции почв. Ее выполняют, главным образом, школьники, члены астрономической лаборатории КЮТа, под руководством ученого из новосибирского Академгородка Бориса Бидюкова. Анализируются данные не только по почвам, но и по горным траппам — для пущей убедительности. Совсем недавно они установили — взрыв был с жестоким излучением, он то и навел термолюминесценцию. Аналогичные результаты когда-то получил Дмитрий Демин. Работа эта была очень трудоемкой и скрупулезной. За эти годы обработано уже около 400 проб, но до победного конца далеко.

В последние годы началась программа «Лес». Ведут ее студенты Томского университета под руководством Николая Абрамова. Студенты-исследователи предположили, что тайга воспламенилась не от газа: возгорание было лучистое. Короче говоря, экспедиция собрала богатейший фактический материал, но на современном этапе, считают ученые, наука еще не доросла до разрешения труднейшей проблемы — проблемы тунгусского метеорита. Остается одно — упорно продолжать работу, тем более, что выполняется она на общественных началах.

Люди едут на Подкаменную Тунгуску, в этот комариный край, за свой счет. Чего стоит одна только дорога с тремя пересадками, да болотистая тропа, проложенная в 30-е годы Куликом. Но сердце каждый раз сладко замирает, едва нога касается ванаварской земли.

...Болотам, казалось, не будет конца. Вымокнув почти по пояс в холодной воде, ровно через сорок минут ходьбы, все уже выбивались из сил. Особенно новички. Еще 6 километров — и зи мовье. Этот остаток пути мужчины тащили по два рюкзака — свой и некоторых легкомысленных девчонок, что отправились в тайгу как на курорт, без подготовки. Сбросили рюкзаки, дожидаясь переправы, свалились без сил прямо на мокрую траву. Ноет сбитая рюкзаком спина, болят ноги. Но нужно срочно переодеться. Самые сильные уже бегают в сухом, разжигают костер, готовят ужин, хотя ни есть, ни пить не хочется. Единственное желание — спать.

Рано утром побудка. Все заспанные, опухшие от укусов таежного гнуса, еле выползают из палаток и зимовья. Лето, а на дворе — холод и сырость. Брюки, носки, кеды за ночь не успевают просохнуть. Как все это надевать? Пересиливаешь себя — надеваешь. Все равно опять — в болото. Эту зеленую, раскинувшуюся на много километров трясину, не объехать, ни пройти — только через нее.

Идем быстро (останавливаться нельзя) — по редким кустикам карликовой березки, по качающимся под ногою кочкам, проваливаясь по колено, а то и по пояс в воду. Осторожно обходим ярко-зеленые чаши топей — там смерть. Скорее, скорее, от этого неприятного места.

На привале, после сытного обеда, за кружкой ароматного чая из корешков шиповника, шикши, листьев черной смородины — отмякаем. Удивительное дело, но все уже успели адаптироваться к таежной жизни. И хотя ноги и спины по-прежнему ноют, но аппетит и настроение отменные. На погоду жалуемся чисто формально. Валерий Кувшинников (самый старший среди нас) иронизирует.

— По-вашему, это плохая погода? Да это благодать! Не жарко, не холодно, в меру дождик идет, ноша не тяжелая. А вот мы в 1959—1961 годах все продукты и снаряжение — тогда у нас не было вертолетов — тащили на себе. Рюкзаки весом под 50 кг переносили челночным способом: метров на 200—300 отнесешь, возвращаешься за остальным грузом. В 1961 году, помню, бежал в Ванавару в конце сентября. Один. Уже болота покрылись ледяной коркой. Наступаешь на нее кедом, она проламливается, а края, как стекла, врезаются в щиколотку. Останавливаться нельзя — моментально начинаешь замерзать. Считалось за счастье добежать до Чамбы, где избы еще не было — только пятачок голой земли, — разведешь костер и устраиваешься спать, закутавшись в тонкое одеяло. Палатки не было...

К центру (эпицентру взрыва) пришли на четвертый день. Здесь уже были москвичи и ашхабадцы, которые готовились работать по программе Евгения Колесникова. После ужина — летучка, обсуждаем программу полевых работ. Геннадий Федорович Плеханов (Томск) со всем своим семейством — женой и тремя сыновьями уходят за Южное болото. Их маршрут — рекогносцировочный. По мнению Плеханова, тунгусское тело в процессе движения имело переменную плотность и переменное сечение.

У Земли оно превратилось в «блин». На высоте 2—5 км раздробилось. Ударная волна не дала веществу проникнуть к эпицентру. Она, как гигантский насос, отсосала его, и куски, размером с табуретку, тарелку, сливу можно сейчас найти к востоку от эпицентра, говорил Плеханов. Но поскольку тугоплавкая часть метеорита составляет всего 1 процент — остальная рассеялась по всему земному шару, — то найти его будет очень и очень трудно.

Совершенно новую гипотезу выдвинули новосибирские ученые А. Дмитриев и В. Журавлев. На основании 700 показаний очевидцев, собранных в разное время, они составили алгоритм, обработали данные на ЭВМ и пришли к неожиданному выводу: в небе наблюдались не одно, а три тела, летевших с юга, юга-востока и юго-запада в одну точку. Эпицентр катастрофы совпал с кратером древнего вулкана.

А недавно, в конце 1984 года, с еще более ошеломляющей гипотезой выступили молодые ученые из Ташкента — физики Александр и Сергей Симоновы. Проведенный анализ (также на основании показаний очевидцев) позволяет утверждать, что эпицентр плазменного взрыва был в стороне от самого метеорита, который был отброшен ударной волной на юг, в район села Кежмы (это в 400 км от эпицентра взрыва). И эта вторичная траектория совпадает с прямой, расположенной между двумя древними вулканами. Один находится в эпицентре взрыва (о нем в статье уже говорилось), второй — в месте предполагаемого падения — у притока Ангары реки Ковы.

Возможно, он упал в том месте, где в 30-е годы местные жители обнаружили «Чертово кладбище» и где погибало все живое? («Техника молодежи», № 8, 1983 г.). Дух захватывает от такого предположения. Значит, впереди новые маршруты.

Е. КАРДАШ.
Ванавара—Новосибирск.


НА СНИМКЕ: на берегу этой реки Кимчу находится лаборатория экспедиции. Фото автора.

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт