Главная Архивные документы Исследования КСЭ
Лирика
Вернуться
Н.В.ВАСИЛЬЕВ, ЗАГАДКА ВЕКА...
Б.Ю.ЛЕВИН, В.А.БРОНШТЭН, Тунгусский взрыв не уникум, а один из многих!?
Р. ФЕДОРОВ, Так хочется работать
Е.КАРДАШ, О вечности проблемы
Е.ДМИТРИЕВ, Снова тунгусская загадка?
Каталог
Н.В.ВАСИЛЬЕВ, ЗАГАДКА ВЕКА...
"Наука в СССР", № 1, 1985
Карта сайта Версия для печати
Тунгусский феномен » Лирика » Публикации » 1980-1989 » 1985 » Н.В.ВАСИЛЬЕВ, ЗАГАДКА ВЕКА...

ВОЗВРАЩАЯСЬ К НАПЕЧАТАННОМУ ЗАГАДКА ВЕКА... НОВЫЕ ФАКТЫ, МНЕНИЯ, КОММЕНТАРИИ НОВЫЕ ДАННЫЕ ПОКАЗАЛИ: В РАЙОНЕ ТУНГУССКОЙ КАТАСТРОФЫ КРОМЕ МЕТЕОРИТА ПРОЛЕТАЛ ЕЩЕ ОДИН КРУПНЫЙ ДНЕВНОЙ БОЛИД НАРУШЕНИЕ ОЗОНОВОГО СЛОЯ ЗЕМЛИ -ЕЩЕ ОДНО СЛЕДСТВИЕ ТУНГУССКОЙ КАТАСТРОФЫ

Более 75 лет ученые пытаются найти объяснение Тунгусскому феномену. О современном состоянии проблемы журнал подробно рассказал в № 3 за 1983 год. Публикация вызвала немало откликов из разных стран мира. В письмах из Англии, Новой Зеландии, Португалии и других стран содержатся просьбы продолжить повествование о Тунгусской катастрофе, прокомментировать новые данные о природе уникального явления, ставшие известными в последнее время.
Такое пожелание высказывает и И. Еремин из Одессы, письмо которого послужило поводом для публикации статьи "Фантастические гипотезы без покрова ... фантастики". Он благодарит редакцию за "ценное сообщение о Тунгусской катастрофе", за "лаконичную и исчерпывающую информацию".
Редакция связалась с автором материала академиком АМН СССР, профессором Н.В. Васильевым. Он познакомился с отзывами, согласился ответить на вопросы читателей и высказать свое мнение по поводу новых фактов и некоторых публикаций по Тунгусской проблеме, появившихся в последнее время на страницах прессы. Но прежде чем о них пойдет речь, воспроизведем вкратце основную канву происшедшего.
30 июня 1908 года жители одного из районов Центральной Сибири стали свидетелями уникального события: в междуречье Нижней Тунгуски и Лены в направлении восток—юго-восток на запад—северо-запад пролетело яркое небесное тело. Полет закончился взрывом огромной мощности на высоте около пяти километров от поверхности Земли. При этом за несколько десятых долей секунды выделилась энергия 1023 —1024 эрг. Разрушаясь, тело преодолело расстояние в 20 километров.
В результате катастрофы повален лес на площади 2150 квадратных километров, произошли землетрясения, пожар, несколько дней наблюдались аномальные атмосферные явления — светлые ночи, серебристые облака...
За долгие годы кропотливой работы ученые сумели воссоздать реальную картину события. Большинство из них склонны думать, что небесное тело, известное всем как Тунгусский метеорит, — вовсе не метеорит, а ядро небольшой кометы. И все-таки это только версия, хотя и выглядит она наиболее убедительно.
Публикации последних лет на страницах советской и зарубежной прессы лишний раз убеждают в том, насколько осторожно надо подходить к оценке тех или иных данных. Именно с этих позиций исходит Н.В. Васильев.

За последние два года заметно возрос интерес мировой научной общественности к проблеме Тунгусского метеорита, что вполне понятно и закономерно. Было бы странно, если бы крупнейшее космическое событие изо всех, когда-либо происходивших на нашей планете в историческое время, осталось вне поля зрения. Более 75 лет ученые занимаются этим феноменом, но окончательной точки зрения пока нет.

До сих пор не дан ответ на главный вопрос: каков же химический и изотопный состав Тунгусского метеорита и к какому классу космических объектов он относится. Я хотел бы поделиться с читателями некоторыми новыми фактами и высказать свою точку зрения по поводу недавно появившихся публикаций по Тунгусской проблеме.

Все материалы, которые получают советские ученые, систематизирует и анализирует Комиссия по метеоритам и космической пыли Сибирского отделения АН СССР — ныне головная организация, координирующая исследования Тунгусского метеорита в СССР. В последнее время обнаружены новые свидетельства того, что в районе эпицентра катастрофы, по-видимому, намечается зона, отличающаяся от других изотопным составом углерода, водорода и, по некоторым данным, свинца. Аномалии наблюдаются в слоях торфа, которые датированы тем же годом, что и само событие. Работы в этом направлении в течение многих лет проводятся под руководством советского космохимика Е.М. Колесникова. Собранные факты подтверждают одну из высказанных ранее гипотез: Тунгусский метеорит близок по составу к углистым хондритам (разновидность каменных метеоритов) .

На поверхность Земли при его разрушении в воздухе выпало много космического вещества, богатого легкими элементами, прежде всего углеродом и водородом, чем, возможно, и объясняется обнаружение в районе взрыва микроскопических алмазграфитовых сростков, космическая природа которых более чем вероятна. Интересная находка сделана украинскими космохимиками под руководством профессора Э.В. Соботовича.

Ежегодно на Землю выпадает большое количество метеорной "фоновой" пыли. Но советские ученые доказали, что найденное ими вещество в определенной части принадлежит именно Тунгусскому метеориту. Доцент Томского университета Ю.А. Львов разработал специальный способ датировки аэрозольных осадков различного происхождения.

10 июня 1983 года в журнале "Science" опубликована статья американского космохимика Р. Ганапати. На нее откликнулись не только научные, но и популярные издания. Касалась она также вещества Тунгусского тела. Ганапати исследовал микроскопические металлические "шарики" — капли застывшего расплава, выделенные из почв в районе катастрофы.

Впервые такие частицы были обнаружены здесь советскими космохимиками А.А. Явнелем и К.П. Флоренским в конце 50-х — начале 60-х годов, Флоренский установил: зона максимального обогащения этим материалом находится в 80—100 километрах к северо-западу от места взрыва и совпадает с расчетным районом выпадения космического аэрозоля. Вопрос о природе и происхождении частиц стал предметом оживленной научной дискуссии на страницах советской печати, но до конца он так и не был решен: космическая природа вещества не вызывала сомнений, но его связь с Тунгусским метеоритом доказать не удалось.

Результаты анализов, проведенных Ганапати (материал для работы передал ему Комитет по метеоритам АН СССР), свидетельствуют, по его мнению, о том, что "шарики" относятся именно к Тунгусскому метеориту, а не к ежегодным фоновым выпадениям. Основанием для заключения послужили особенности содержания и соотношения в сферических частицах некоторых элементов — иридия, никеля, кобальта, платины, рения...

Вывод принципиальный, но подойти к нему надо осторожно. Дело в том, что Ганапати сравнивал сферулы, выделенные из разных природных объектов и из почв разных географических зон. В качестве "фона" для ученого служили частицы, найденные в красных глинах Тихого океана, которые, имеют совершенно иной возраст и условия сохранения космического вещества. Это не отрицает данных американского специалиста, но рассматривать их можно только как сугубо ориентировочные. Чтобы делать какие-то выводы, надо сопоставить характеристики сферул из почв в районе катастрофы и за его пределами. Важно также сравнить свойства металлических шариков, найденных в различных слоях торфяного болота того же района.

Интерпретация данных Ганапати вызывает, на мой взгляд, сомнение еще по одной причине: на основании анализа архивных и опросных документов советские ученые установили интересный факт, о котором американский исследователь не мог знать. Примерно в тот же год, когда произошла катастрофа, в районе междуречья Подкаменной и Нижней Тунгуски пролетал другой крупный дневной болид. При его разрушении должно было образоваться облако метеорного аэрозоля. Это лишний раз доказывает, что к оценке фактического материала о Тунгусском метеорите надо подходить очень осторожно.

Вторая часть работы Ганапати посвящена "иридиевой аномалии". В Антарктиде обнаружен слой льда, сильно обогащенный иридием. Он ориентировочно датируется десятыми годами нашего столетия. Американский ученый уверен: его появление связано с оседанием облака метеорной пыли в результате пролета и разрушения Тунгусского метеорита.

Как следует из статьи Ганапати, слой, в котором зафиксирована аномалия, относится не точно к 1908 году, а к 1912-4 годам. Иными словами, в восьмилетний период 1908 год входит, как говорится, на пределе допуска. Наиболее же вероятная дата образования— 1912 год, когда произошло грандиозное извержение вулкана Катмай. В атмосферу Земли было выброшено колоссальное количество вулканической пыли, оседавшей на поверхность на протяжении по крайней мере двух лет. Эффекты, связанные с этим событием, носили глобальный характер. Именно с 1912 по 1914 год наблюдалось самое интенсивное понижение прозрачности атмосферы Земли из-за вулканической пыли за период с 1883 по начало 30-х годов. Несомненно, катмайская пыль должна лежать по всей поверхности Земли, в том числе и в Антарктиде. Не могло ли извержение вулкана каким-то образом отразиться и на содержании иридия в атмосферных аэрозолях, да и достаточно ли изучен состав вулканических аэрозолей?

Хотя обилие иридия считается признаком метеоритов, не надо забывать: наша планета — космическое тело, возникшее так же, как и многие тела Солнечной системы. Поэтому абсолютное противопоставление "земных" и "космических" объектов условно, и, следовательно, условны критерии их различия.

Ганапати ставит вопрос, но не решает его. Окончательные выводы делать рано. Если американский ученый прав, то "иридиевая аномалия", относящаяся к 1908 году, присутствует и в слое мхов торфяных болот Сибири и Дальнего Востока, а ее максимум — тяготеет к междуречью Подкаменной и Нижней Тунгуски. Раз повышенное содержание иридия зафиксировано в Антарктиде, то, скорее всего, оно должно быть в Гренландии и на островах северного побережья Канады. Желательно и в этих районах выполнить аналогичные работы.

Впервые идея о проведении исследований в Антарктиде была высказана в 1960 году советским гляциологом профессором Томского университета М.В. Троновым и руководителем Томской комплексной экспедиции по изучению Тунгусского метеорита Г.Ф. Плехановым. К сожалению, в статьях американского ученого нет никаких ссылок на труды советских коллег, хотя по Тунгусской проблеме только Сибирским отделением АН СССР и Томским университетом издано семь тематических сборников. В них содержится огромный фактический материал, не учитывать который при изучении Тунгусского феномена нельзя. Отсутствуют у Ганапати и ссылки на работу английского ученого Б.П. Глэсс, опубликованную в журнале "Nature" и посвященную элементному составу металлических шариков, найденных в почвах района катастрофы (материал предоставлен также Комитетом по метеоритам АН СССР). Сопоставление результатов этих исследований, безусловно, вызвало бы большой интерес.

Неискушенному читателю при знакомстве с работами Ганапати, тем более с их популярными переложениями, может показаться, что в них подведены окончательные итоги, все расставлено на свои места. Это совсем не так. Работа еще далеко не завершена, и неизвестно, какому поколению ученых удастся разрешить "загадку века".

О том, насколько далеки мы от полного понимания научной истины, свидетельствует и работа группы американских специалистов, опубликованная в журнале "Icarus" в 1982 году. В ней предпринята попытка анализа явления в целом. В частности, здесь описан еще один мощный глобальный эффект, вызванный Тунгусским взрывом — нарушение состава озонового слоя Земли. Оно наблюдалось вплоть до 1911 (!) года. По мнению специалистов — это следствие образования в момент катастрофы примерно 30 миллионов тонн окисла азота. С таких позиций они рассматривают весь комплекс аномальных оптических явлений, наблюдавшихся летом 1908 года, и высказывают предположение о далеко идущих экологических последствиях Тунгусского взрыва. Пока трудно сказать, соответствуют ли предоставленные в статье данные результатам исследований Ганапати. Несомненно одно: обе работы "бьют в одну точку" — подтверждают глобальный характер уникального космического явления.

О спорности многих фактов свидетельствуют не только научные работы и их популярные переложения, но и письма читателей. В частности, Е. Крю из Англии спрашивает: "Неясно, как Тунгусская катастрофа вызвала явление обратного магнетизма в почве на территории па крайней мере 3500 квадратных километров". Прежде всего, следует внести некоторые терминологические уточнения: речь идет не об "обратном магнетизме", а о "перемагничивании почв". Вопрос о его природе действительно сложный и дискуссионный.

Остаточная намагниченность горных пород определяется магнитным полем Земли в момент образования породы, а также последующими изменениями поля под действием мощных магнитных возмущений. Такое возмущение зафиксировала Иркутская обсерватория в момент взрыва Тунгусского метеорита.

Сотрудники комплексных экспедиций Томского университета, Комиссии по метеоритам и космической пыли СО АН СССР и Томского отделения Всесоюзного астрономо-геодезического общества в 1969—1976 годах провели палеомагнитную съемку 15 тысяч квадратных километров почв в районе катастрофы. Ученые отобрали около 900 кубиков, ориентированных относительно частей света на различной удаленности и во всех направлениях от эпицентра взрыва. В лабораториях у каждой пробы были замерены магнитная восприимчивость, модуль, составляющие (вертикальная и горизонтальная) вектора остаточной намагниченности. В результате накопилось большое количество данных, но вопрос о том, оставил ли Тунгусский метеорит магнитный след в почвах, по-прежнему не решен.

Тем читателям, кого интересуют нюансы этой сложной, довольно специальной проблемы, могу порекомендовать некоторую литературу:

Проблемы метеоритики. Новосибирск: Наука, 1976;
Космическое вещество на Земле. Новосибирск: Наука, 1976;
Взаимодействие метеоритного вещества с Землей. Новосибирск: Наука, 1980;
Метеоритные и метеорные исследования. Новосибирск: Наука, 1983.

Среди откликов, полученных редакцией журнала, особое внимание заслуживает письмо П. Сноу из Новой Зеландии. Оно содержит исключительно интересную научную информацию о метеоритных кратерах в этой стране, образовавшихся, по мнению автора, в 1178 году. Судя по присланным материалам – от анализа этнографических источников до геологических и географических данных,— над территорией Новой Зеландии произошло явление, запечатленное в сказаниях и легендах аборигенов. Вероятно, речь идет о крупном космическом катаклизме, подобном вызванному Сихотэ-Алиньским метеоритом, но существенно превосходящем его по масштабам. Падение кратерообразующего метеорита, что, видимо, имеется в виду, — событие редкое, представляющее огромный научный интерес. Но соотносить его с Тунгусским феноменом надо осторожно. Тунгусская катастрофа, как мы уже сказали, уникальная по масштабам, по последствиям и по самому характеру явления.

Н.В. ВАСИЛЬЕВ,
академик АМН СССР,
заместитель председателя Комиссии по метеоритам и космической пыли СО АН СССР

© Томский научный центр СО РАН
Государственный архив Томской области
Институт систем информатики СО РАН
грант РГНФ №05-03-12324в
Главная | Архивные документы | Исследования | КСЭ | Лирика | Ссылки | Новости | Карта сайта | Паспорт